Ратьковский И.С., Ходяков М.В. История Советской России

ОГЛАВЛЕНИЕ

ГЛАВА 6. СССР в ПЕРИОД "ЗАСТОЯ" и "ПЕРЕСТРОЙКИ"

II. СОВЕТСКАЯ ЭКОНОМИКА в ГОДЫ ЗАСТОЯ и РЕФОРМ

Экономические преобразования 1965-1973 гг.

Падение темпов роста производства, связанное с низкой отдачей капиталовложений, продовольственный кризис 1962-1964 гг., усугубленные реформационной лихорадкой последних лет правления Н. С. Хрущева, привели экономику СССР в предкризисное состояние. Было свернуто начавшееся в 1962 г. обсуждение в печати основ новых экономических реформ, разработанных группой экономистов под руководством Либермана. Административные реформы заменили необходимые экономические преобразования. В этих условиях против экономического волюнтаризма Хрущева выступили хозяйственники-технократы, сплотившиеся вокруг своего лидера А. Н. Косыгина, поддержавшего решение октябрьского пленума ЦК КПСС 1964 г. об отставке Хрущева.

С 1965 г. стала проводиться хозяйственная реформа, задуманная еще в хрущевский период, но затем свернутая. Перед экономической реформой 1965 г. стояли те же задачи, что и перед хрущевскими преобразованиями: разрешение кризисных явлений советской плановой экономики. В первую очередь имелись в виду малая отдача капиталовложений и незавершенное строительство (долгострой), низкая производительность труда, отстававшая от роста зарплаты, плохое качество товаров и их недостаточный ассортимент, проблема трудовых ресурсов. Однако, в отличие от преобразований Хрущева, реформы, задуманные новым руководством, не должны были затрагивать политических основ общества, без крайностей предыдущего десятилетия. Не подвергались сомнению основные принципы советской социалистической экономики: государственный контроль над собственностью, централизованное планирование, контроль над показателями производства и т. д. Стержнем нового политического курса и хозяйственной реформы 1965 г. была идея долгосрочного и постепенного совершенствования социализма и курс на стабильность управленческих структур. Коренные экономические реформы не затрагивали социальную и политическую систему общества и не ставили под сомнение механизм партийного руководства.

Начало экономическим преобразованиям положили реформы в сельском хозяйстве - наиболее кризисном участке советской экономики. На мартовском пленуме ЦК КПСС 1965 г. поборником реформ в сельском хозяйстве выступил Л. И. Брежнев. Он предложил увеличить капиталовложения в сельское хозяйство с одновременным стимулированием производительности труда. Фактически это была попытка интенсификации сельского хозяйства. Аграрный сектор советской экономики должен был получить дополнительное количество машин, удобрений и электроэнергии. Общая сумма капиталовложений в сельское хозяйство в 1966-1980 гг. составила. 383 млрд рублей, что превышало более чем в три раза все предыдущие инвестиции в аграрный сектор. Была принята новая долгосрочная система планирования производства. С совхозов и колхозов списывались долги, повышались закупочные цены и устанавливались надбавки до 50% за сверхплановую продажу продукции государству, а также за ее качество. За 1965-1977 гг. закупочные цены на сельскохозяйственную продукцию возросли примерно в полтора раза почти без изменения розничных цен. С 1965 г. менялась система кредитования колхозов, получавших возможность прямого банковского кредитования в отличие от прежней системы кредитов через заготовительные организации.

Был понижен и подоходный налог с колхозов, взимаемый теперь с чистого дохода.

В 60-70-х гг. были провозглашены широкомасштабные программы мелиорации и строительства ирригационных каналов. стабилизации эксплуатации целинных земель и особый план возрождения нечерноземных земель центра России. В строй были введены Большой Ставропольский, Северо-Крымский, Каракумский и другие каналы. С целью повышения жизненного уровня крестьян большую экономическую самостоятельность получили колхозы и совхозы, где вводились элементы хозрасчета.

В 1969 г., через 35 лет после предыдущего съезда, состоялся III съезд колхозников. Был одобрен новый типовой устав, который отменял старую систему оплаты по трудодням и вводил гарантированную помесячную оплату, при этом денежная часть доходов выросла по отношению к натуральной оплате. В уставе закреплялись пенсионное обеспечение колхозников и система отпусков. Жизненный уровень сельского населения в 70-е гг. значительно вырос, хотя ликвидировать разницу между городом и деревней так и не удалось, ежегодно деревню покидало до 700 тыс. человек. Новые программы, делавшие ставку на рост капиталовложений, вступали в противоречие с прежним курсом интенсивного развития. К середине 70-х гг. экономические преобразования в сельском хозяйстве приобретали все более дотационный и экстенсивный характер.

Параллельно с преобразованиями в сельском хозяйстве развивалась реформа промышленности. Активную роль в ее разработке и осуществлении сыграл А. Н. Косыгин, ставший 15 октября 1964 г. председателем Совета Министров. Начало преобразованиям положил сентябрьский 1965 г. пленум ЦК КПСС. Решения пленума определяли три главных направления реформы: изменение плановых показателей и отчетности, расширение хозяйственной самостоятельности предприятий и усиление материальной заинтересованности рабочих в результатах их труда.

Число плановых показателей для предприятий снижалось с 30 до 9. В дополнение к валовому показателю (т. е. стоимости произведенной продукции), определяющему ранее эффективность производства, вводился отчетный показатель стоимости реализованной продукции. Предприятие теперь было заинтересовано не только произвести, но и продать продукцию. При этом показатель рентабельности предприятия исчислялся как отношение прибыли к сумме основных фондов и оборотных средств. Провозглашалась недопустимость изменения плана без согласования с предприятием, в свою очередь, само предприятие могло самостоятельно распределять выпуск продукции в рамках заданного плана, Таким образом, предприятие получало относительную производственную самостоятельность в вопросах внутреннего планирования выпуска продукции. В целях материального стимулирования производства часть прибыли предприятия оставалась в его распоряжении. На предприятиях создавались фонды стимулирования, которые использовались для нужд развития предприятия, материального поощрения работников, проведения социально-культурных мероприятий, жилищного строительства и т. д. Предусматривалось увеличение премий в случае запланированного перевыполнения плана.

В 1966 г. начался перевод промышленных предприятий на новые условия работы. К концу 1970 г. из 49 тыс. предприятий реформа затронула в той или иной степени 41 тыс. предприятий. Между тем уже в самом начале реформ наблюдалось охлаждение к ним со стороны партийной элиты. На состоявшемся в апреле 1966 г. XXIII съезде КПСС ход экономических преобразований был лишь вскользь затронут в отчетном докладе Брежнева. Определенная оппозиция преобразованиям исходила и со стороны министерств, не желавших отказаться от контроля над предприятиями даже в тех рамках, которые предусматривались реформами. При этом, несмотря на большую самостоятельность предприятий, количество министерств в конце 60-х - 70-е гг. неуклонно увеличивалось. Только в машиностроительной промышленности в 1965 г. дополнительно было создано 8 общесоюзных ведомств, а к концу 1975 г. насчитывалось уже 35 промышленных министерств. 10 июля 1967 г. было принято "Общее положение о министерствах СССР", расширившее права центральных органов власти.

Многие позитивные реформы при формальном подходе министерств становились препятствием для развития производства. Примером может служить введение твердой платы за используемые производственные фонды, не пересматривавшейся в зависимости от размера прибыли. Эта мера должна была стимулировать предприятия более эффективно использовать свое оборудование, снижая себестоимость продукции. Вместе с тем министерство финансов требовало вносить плату за все имеющееся (используемое и неиспользуемое) оборудование на момент последней ревизии. Если предприятие избавлялось от ненужного оборудования, оно все равно платило за него до следующей ревизии. В результате за 1965-1985 гг. доля оборудования, заменяемого из-за технологической отсталости и изношенности, сократилась почти в два раза. Серьезные недостатки крылись и в спускаемой сверху норме прибыли. Министерства и предприятия по-прежнему сами определяли цены выпускаемой продукции, искусственно их завышая. Только в машиностроении за 1966-1970 гг. оптовые цены увеличились на 25-30%. Эффективность образованного в 1965 г. Госкомитета цен, боровшегося скатим явлением, оказалась низкой. Созданный одновременно другой комитет (Госснаб) директивно определял поставщиков и потребителей для предприятий, сужая рамки их самостоятельности.

Главной причиной постоянных сбоев в экономике оставалась "ведомственность". Не существовало практически никакой серьезной прямой связи между соседними предприятиями и организациями, если они принадлежали разным министерствам. Таким образом, расширение допущенной самостоятельности предприятий плохо сочеталось с усилением административных и экономических полномочий ведомств. Все сильнее давало себя знать отсутствие простора для продвижения вперед. Накопившиеся к концу восьмой пятилетки нерешенные проблемы образовали серьезные завалы и препоны на пути внедрения новых методов планирования и хозяйствования, что привело к кризисной ситуации в ведущих отраслях народного хозяйства, к постепенному свертыванию реформ. Хотя первые два года хозяйственной реформы дали значительный результат, в дальнейшем ее эффективность снизилась. Реформа коснулась, в первую очередь, предприятий, не затрагивая верх экономической пирамиды: министерства, централизацию управления и административно-командный аппарат. Постепенно ограничивались права предприятий, возрастало количество плановых показателей, участились корректировки планов. Реформа затухала.

Советская экономика в период "застоя"

Реформы А. Н. Косыгина не были формально прекращены, но уже во второй половине 70-х гг. мало что в экономике СССР соответствовало провозглашенным в сентябре 1965 г. принципам социалистического хозрасчета. Хотя Косыгин по-прежнему оставался вплоть до октября 1980 г. председателем Совмина, он уже не определял направление экономического развития СССР. Ряд внешнеполитических и внутриэкономических обстоятельств позволил консервативному большинству в Политбюро отказаться от реформ, которые к этому времени буксовали в силу отсутствия политических преобразований.

В 1960 г. на таежной реке Конде, недалеко от деревни Ушья была обнаружена нефть. 22 июня 1960 г. мощный фонтан обозначил появление Шаимского месторождения. В 1964 г. было принято решение о его эксплуатации, что стало отправной точкой в промышленной добыче нефти в Тюменской области. В 1980 г. она составила в Западной Сибири уже 315 млн т, т.е. более 50% от всего производства нефти в СССР. Эксплуатация новых богатейших нефтяных месторождений в СССР совпала с мировым энергетическим кризисом 70-х гг. Обострившаяся обстановка на Ближнем Востоке вследствие арабо-израильской войны 1973 г. привела к скачку цен на нефть. Советский Союз получил возможность увеличить экспорт своей нефти в обмен на твердую валюту. Если в 1960 г. доля нефти и нефтепродуктов в советском экспорте составляла 11-12%, то в 1975 г. уже 24,6%, а в 1981 г. - 37,9%. Нефтедоллары позволяли решить многие из социальных проблем, стоявших перед страной, не прибегая к радикальным экономическим и политическим реформам.

В указанный период определенное значение также имел экспорт якутских алмазов, месторождения которых были разведаны еще в 50-е гг., а промышленная добыча началась на рубеже 60-70-х гг.

События в Чехословакии в 1968 г. побудили советское руководство усилить контроль над проводившимися экономическими реформами в СССР. В невых условиях возможным становился и сам отказ от реформ.

В промышленности в 70-е гг. акцент переносится на освоение и развитие территориально-производственных комплексов (ТПК): Западно-Сибирского по добыче и переработке нефти, Павлодарско-Экибастузского и Канско-Ачинского по добыче угля, Саяно-Шушенского и Братско-Усть-Илимского по обработке алюминия и цветных металлов и др. Летом 1974 г. ЦК КПСС принял постановление "О строительстве Байкало-Амурской железнодорожной магистрали". Трасса БАМа протяженностью около 3200 км связала в 1974-1984 гг. ТПК Восточной Сибири и Дальнего Востока.

Ускоренными темпами развивалась энергетика СССР. В строй были введены новые мощности Чернобыльской, Курской, Белоярской, Армянской, Билибинской АЭС, построено несколько новых атомных станций. За десятую пятилетку выработка электроэнергии атомными электростанциями увеличилась в 3,6 раза. При этом ввод новых реакторов опережал разработку защитных систем (Чернобыль), а решение о строительстве АЭС принималось без учета сейсмологических особенностей местности (Армения, позднее Крым). Значительное увеличение производства электроэнергии пришлось на гидроэлектростанции. Единая энергетическая система объединила каскады гидроэлектростанций на Днепре, Волге, Каме, Ангаре и Енисее. В энергетике, как и в топливно-сырьевом комплексе, была сделана ставка на экстенсивный путь развития. Доля топливно-сырьево-го экспорта из СССР поднялась за 1960-1985 гг. с 16,2 до 54,4%.

Валютные поступления позволяли снизить социальную напряженность в обществе, сгладить последствия кризиса в легкой промышленности. В 1976 г. XXV съезд КПСС окончательно закрепил приоритетное положение оборонной промышленности, энергетики и сельского хозяйства в дотационных программах экономического развития страны. На долю остальных отраслей приходилось значительно меньше инвестиции, и выход из кризиса предполагался с помощью отраслевых реформ. В 1973 г. была произведена реорганизация "среднего звена" управления промышленности. Согласно постановлению 2 марта 1973 г. СМ СССР и ЦК КПСС "О некоторых мероприятиях по дальнейшему совершенствованию управления промышленности" основным звеном управления стали производственные и научно-производственные объединения (НПО), а средним звеном - промышленные объединения. К 1980 г. в промышленности действовало около 4 тыс. НПО. Они выпускали 46% всей продукции и объединяли 18 тыс. производств и предприятий. В рамках НПО реализовалась техническая цепочка "исследование-освоение-производство".

Наиболее успешно эта программа была реализована в Ленинграде. Первый секретарь Ленинградского обкома КПСС Г. В. Романов в 1970-х гг. даже назывался в качестве возможного "наследника" перенесшего инсульт Л. И. Брежнева. Ленинградская область стала образцово-показательной также и в других реализовавшихся в это время реформах отраслевого управления. В первую очередь следует упомянуть реформы в сельском хозяйстве, где по примеру промышленности стали формироваться аграрно-промышленные объединения (АЛО). В результате к началу 1980-х гг. Ленинградская область полностью обеспечивала себя куриным мясом, молоком и молочными продуктами, яйцами, при этом уровень производительности труда (надои молока и т. д.) был сопоставим с западноевропейским. Также в этот период в Ленинграде была реализована программа реформы профессионально-технического обучения, согласно которой формировалась устойчивая цепочка ПТУ-завод, обеспечивающая постоянный приток квалифицированных кадров в ленинградскую промышленность. К сожалению, опыт наиболее последовательных преобразований в Ленинградской области не был реализован в масштабах всей страны, а сам Г. В. Романов скоро увяз в партийно-номенклатурной борьбе за руководящее положение в партии.

Вместе с тем в СССР в 70-е гг. были сделаны еще несколько попыток отраслевых реформ. В строительной промышленности наибольшую известность получили новые формы организации труда, предложенные Николаем Злобиньш. Его бригада внедрила в практику хозяйственный расчет, получивший название бригадного расчета в строительстве. Он заключался в сокращении сроков строительства, что уменьшало себестоимость работ и повышало прибыль, которая частично распределялась строителям. В конце 70-х гг. около 1/3 строительных и монтажных работ производилось на основе бригадного расчета. Схожие варианты хозрасчета и бригадного подряда были реализованы в других отраслях народного хозяйства. Вместе с тем рост производительности, наблюдавшийся в тех отраслях, где осуществлялся эксперимент, тормозился из-за несоответствия между высокой зарплатой и реальной покупательной способностью заработанных средств. Зачастую возросшие денежные доходы оседали на счетах сберегательных касс, не воплощаясь в реализованные потребности. Возможности приобретения индивидуальной машины на трудовые доходы или же кооперативной квартиры, мебели и других продуктов потребления были ограничены. Это приводило в конечном счете к падению заинтересованности в результатах труда и, следовательно, к снижению темпов роста уровня производительности труда. Застойные явления в промышленности становятся преобладающими.

Сложная ситуация сложилась в сельском хозяйстве, которое становилось все более дотационным. За исключением ряда черноземных районов, Белоруссии и отчасти территорий, примыкавших к городам-гигантам, для сельского хозяйства было характерным кризисное состояние. В конце 60-х - начале 80-х гг. в СССР было 8 неурожаев (1969, 1972, 1974, 1975, 1979, 1980, 1981 и 1984), усугубленных потерями при перевозке и хранении. Кадровые перемены и частичные реформы не решали стоявших перед аграрным сектором проблем. При курировавшем сельское хозяйство с 1978 г. М. С. Горбачеве производство зерна уменьшилось с 237 млн т до 173 млн т в 1984 г.

Эффективность сельского хозяйства неуклонно падала, и правительство шло на увеличение импорта. В 1979 - 1984 гг. в страну ввозилось около 40 млн т продовольствия ежегодно. Ситуацию усугубляли претенциозные программы выращивания риса на Кубани (секретарь обкома КПСС Медунов) и хлопка в Узбекистане (секретарь узбекской компартии Рашидов), ликвидации неперспективных деревень. Увеличение капиталовложений в сельское хозяйство в 70-е гг. не давало видимого эффекта. Большинство дотаций были безадресны и доставались часто по протекции, как это произошло со Свердловской областью, зачисленной благодаря первому секретарю Свердловского обкома Б. Н. Ельцину в зону Нечерноземья России.

Многочисленные провозглашенные реформы и программы так и остались лишь декларативными документами. Не смогла изменить ситуацию и широко освещавшаяся "Продовольственная программа-82", принятая в 1982 г. Все, как и раньше, сводилось к увеличению дотаций, списыванию долгов, к поставкам машин и тракторов.

Кризисное состояние сельского хозяйства и большинства отраслей легкой промышленности вело к усилению теневой экономики. Этому же способствовало увеличение потока импортных товаров в условиях сохранения централизованной распределительной системы. Магазины "Березка", "Внешпосылторг" стали символами конца 70-х гг. При этом значительная часть товаров проходила мимо этих и других, спецмагазинов, так как товары првышенного спроса являлись предметом злоупотреблений и спекуляций.

Широкомасштабная спекуляция требовала определенных гарантий, прикрытия нелегальной деятельности, что приводило к сращиванию государственных структур и спекулятивного капитала, к коррупции. Одновременно значительная часть населения по-прежнему довольствовалась товарами отечественного производства, зачастую при покупке отстаивая значительные очереди или же приезжая из-за них в Москву и другие крупные города. Символом продовольственного дефицита в конце 70-х гп стали так называемые "колбасные поезда". Люди из соседних с Москвой областей для покупки колбасы и других мясопродуктов были вынуждены выезжать в столицу, переполняя вагоны пригородных электричек. Подобная ситуация наглядно демонстрировала состояние как сельского хозяйства, так и в целом советской экономики (в том числе торговой сети) на рубеже 70-80-х гг.

Попытки реформирования советской плановой экономики в 80-е гг.

Кризисные явления, характерные для советской экономики в 70-е гг., были хорошо известны руководству страны, но решиться на радикальные реформы длительное время оно не могло, тем более что нефтепоставки на Запад позволяли отложить этот вопрос. Между тем кризис в экономике постепенно распространялся на социальную систему и даже оказывал влияние на государственные органы власти в виде коррупционных процессов. Таким образом, застой в экономике угрожал в начале 80-х гг. уже государственному функционированию СССР.

Приход к власти в 1982 г. Ю. В. Андропова обусловил переоценку прежнего подхода к экономическим проблемам. Не ставя под сомнение основы политического устройства СССР, новое руководство взяло курс на борьбу с коррупцией, спекуляцией и другими негативными проявлениями теневой экономики. Было проведено несколько показательных процессов над руководителями московской торговли, при этом руководители ряда крупнейших московских магазинов (ЦУМа, Елисеевского гастронома) были приговорены за хищения к высшей мере наказания. В дальнейшем похожие процессы произошли и в республиках. От власти были отстранены наиболее одиозные фигуры местного управления: Медунов в Краснодарском крае, Рашидов в Узбекистане. В Грузии, где чисткой местного аппарата руководил первый секретарь компартии Грузии Э. А. Шеварднадзе, от должностей было отстранено около 300 ответственных лиц. Одновременно производилась чистка органов власти от коррумпированных чиновников. Сняли с должности и исключили из партии министра внутренних дел Н. А. Щелокова, в преддверии ареста покончившего жизнь самоубийством. Его заместитель Ю. Чурбанов (зять Брежнева) за выявленные случаи злоупотреблений был приговорен к длительному тюремному заключению. Проходила активная чистка и партийных кадров, где за два года лишились своих постов около 50 членов ЦК. Усилились санкции в случаях коррупции, хищений, взяточничества и семейственности. Предпринимаемые меры преследовали своей целью снизить социальную напряженность в обществе, возникшую в связи с многочисленными злоупотреблениями, прежде всего в торгово-распределительной сети.

На декабрьском пленуме ЦК КПСС 1982 г. Андропов обозначил программу реформ, призванных повысить эффективность советской плановой экономики. Главным, в свете принимаемых решений, становилось повышение производительности труда, в первую очередь путем повышения трудовой дисциплины и снижения материальных и людских затрат. Была поставлена и выполнена конкретная цель: повысить производительность труда дополнительно на 1% (повысилась в течение года более чем на 3%). Четкие формулировки, резко-контрастирующие с прежними лозунгами типа "экономика должна быть экономной", давали гораздо больший эффект: снизились потери сырья при производстве товаров, уменьшилась энергоемкость процессов. Определенное значение имел жесткий контроль над рабочим временем: приходом и уходом с предприятия. Были введены строгие меры наказания за пьянство и другие дисциплинарные нарушения на производстве. В целом указанные меры укрепили управляемость экономическими процессами и должны были послужить основой для более широкомасштабных реформ в ближайшем будущем.

В начале 1983 г. Ю. В. Андропов поручил группе ответственных работников ЦК"КПСС, в том числе М. С. Горбачеву и Н. И. Рыжкову, подготовку принципиальных предложений по экономической реформе. Среди рассматриваемых вопросов, по свидетельству Н. И. Рыжкова, были проблемы хозрасчета и самостоятельности предприятий, концессий и кооперативов, совместных предприятий и акционерных обществ. В 1984 г. должен был состояться пленум ЦК по вопросам научно-технической политики, который обозначил бы переход от экстенсивной к интенсивной политике. Также предусматривалось и введение новых хозрасчетных и хозяйственных форм, при которых увеличилась бы самостоятельность предприятий, а также права рабочих коллективов. Смерть Андропова и приход к власти Черненко заморозили имеющиеся планы реформ. Вместо пленума, посвященного внедрению новой техники, совершенствованию научно-производственных связей, состоялся пленум по мелиорации.

Возобновление экономических преобразований в СССР произошло после очередной смены руководства страны. Выдвиженец Ю. В. Андропова, генеральный секретарь ЦК КПСС М. С. Горбачев возобновил прерванные экономические реформы. На апрельском 1985 г. пленуме ЦК КПСС было впервые открыто заявлено об имеющихся в СССР экономических и социальных проблемах. Согласно М. С. Горбачеву, страна находилась в предкризисном состоянии. Только д России 200 млн кв. м жилья нуждались в неотложном ремонте или подлежали сносу. Водопроводные и канализационные сети городов были перегружены. Более 300 городов их вообще не имели. Почти половина улиц в России была без твердого покрытия. Предприятия технически плохо оснащены, при этом ручной труд в пищевой промышленности составлял 60%. В среднем производительность труда в СССР была в 2,5-3 раза ниже, чем в развитых капиталистических странах. Многие предприятия не имели очистных сооружений. Особенно тяжелая ситуация сложилась в сельском хозяйстве, где потери продукции составляли около 30%. При заготовке и транспортировке скота ежегодно терялось 100 тыс. т продукции, рыбы - 1 млн т, картофеля - 1 млн т, свеклы - 1,5 млн т. Отсутствие тары и емкостей по хранению приводило к еще большим потерям. Выход виделся Горбачеву только в немедленных реформах, прерванных ранее в период правления Черненко.

Первые два года перестройки были периодом возврата к прежним андроповским планам экономических реформ с определенными коррективами, вносимыми Горбачевым. Уже на апрельском пленуме был сделан упор на техническое перевооружение и модернизацию производства, ускоренное развитие прежде всего машиностроения как основы перевооружения всего народного хозяйства.

Принятая в 1986 г. программа "Интенсификация-90" предусматривала опережающее развитие в 1,7 раза по сравнению с другими отраслями машиностроения и в определенной степени была продолжением прежних реформ. Вместе с тем явно завышенные цели, призванные за пять лет вывести промышленность по технической оснащенности на уровень ведущих стран мира, заставляли вспоминать опыт не только андроповских, но и хрущевских реформ. Диспропорции инвестиционной политики приводили к подрыву неприоритетных отраслей промышленности.

В дополнение к этому в начальный период перестройки было принято несколько скороспелых решений. В мае 1985 г. публикуется известное постановление ЦК КПСС "О мерах по преодолению пьянства и алкоголизма". Данное решение ставило своей целью разрешение как социальных, так и экономических задач, в первую очередь дисциплины труда, и должно было способствовать росту производительности труда, его качеству. Предусматривалось сокращение производства водки и других ликеро-водочных продуктов на 10% в год. К 1988 г. должно было быть прекращено производство плодово-ягодных вин. Несмотря на определенные достижения, экономический эффект этой реформы был отрицательным и выразился в более чем 20-миллиардных потерях поступлений в бюджет. Более того, упущенные средства теперь находились в обращении теневой экономики, которая быстро удовлетворила спрос на алкогольные напитки. К этому следует добавить вырубленные элитные виноградники и сотни загубленных жизней в результате употребления низкокачественной продукции. Не очень удачными были и другие меры, направленные на повышение качества продукции, в том числе закон о госприемке. Отчасти это было обусловлено становлением команды реформаторов, которой приходилось в начале перестройки преодолевать сопротивление консервативного большинства и использовать командные методы руководства экономикой. Лишь с сентября 1985 г., когда Совет Министров возглавил Н. И. Рыжков, постепенно удалось проводить более последовательную политику экономических преобразований.

В начале 1986 г. состоялся XXVII съезд КПСС, на котором был принят целый ряд экономических и социальных программ, предусматривающих новую инвестиционную и структурную политику. Помимо "Интенсификации-90" предусматривалось выполнение таких долгосрочных программ, как "Жилище-2000" и др. Однако события 26 апреля 1986 г. на Чернобыльской АЭС и экономические потери, вызванные взрывом, значительно сузили возможности выполнения долгосрочных программ. Сказывалось и продолжение афганской войны, на прекращение которой в данный период руководство страны еще не решалось. Также имело место сокращение экспортных поступлений от продажи нефти и оружия, вследствие падения цен на нефтепродукты и введения эмбарго на поставки вооружений в ряд стран - импортеров советского оружия. Поступления в бюджет от экспорта нефти сократились в 1985-1986 гг. на 30%. Серьезные препятствия проводившиеся преобразования встретили на местах. Даже в Москве, где в декабре 1985 г. на посту первого секретаря Московского горкома КПСС Гришина сменил Ельцин, имело место сопротивление реформам. Малоэффективными оказались и утвержденные на съезде законы о трудовых коллективах, которые получали такие права, как выборы руководящих работников, регулирование зарплаты и даже определение цены выпускаемой продукции. Зависимость директоров предприятий от решений трудовых коллективов, не всегда оправданное повышение отпускных цен и зарплаты явились результатом этих законов. Вместе с тем наметившаяся децентрализация производства дала определенные положительные итоги. В 1986 г. показатели советской экономики несколько возросли, в том числе в сельском хозяйстве на 5%. В значительной степени это определялось ростом инвестиций и одновременно сопровождалось увеличением бюджетного дефицита, который в 1985 г. составил 17-18 млрд рублей, а в 1986 г. увеличился почти втрое. Дефицит отчасти был вызван сокращением валютных поступлений, продолжавшейся афганской войной, чернобыльской трагедией и потерями от антиалкогольной кампании.

Сложившаяся предкризисная ситуация в советской экономике и уже проявляющийся финансовый кризис привели Горбачева к пониманию необходимости более радикальных экономических реформ. В 1987 г. был принят закон о государственном предприятии, перераспределивший полномочия между министерством и предприятием в пользу последнего. Продукция, произведенная после выполнения госзаказа, могла реализовываться производителем по свободным ценам. Сокращалось количество министерств и ведомств, хозрасчет внедрялся во все отрасли народного хозяйства. В сельском хозяйстве было признано равенство пяти форм хозяйствования: совхозов, колхозов, агрокомбинатов, арендных коллективов и крестьянских хозяйств. Принятым 19 ноября 1986 г. и дополненным 26 мая 1988 г. законом была легализована частная деятельность более чем в 30 видах производства. В оборот вводились средства теневой экономики. В кооперативном движении и других видах частной деятельности участвовало около 7 млн человек.

Еще более радикальные реформы предусматривалось провести в период после XIX партийной конференции 1988 г. В 1989 г. было сформировано новое правительство во главе с Н. И. Рыжковым. В его составе было 8 академиков и членов-корреспондентов АН СССР, около 20 докторов и кандидатов наук. Новое правительство изначально ориентировалось на осуществление экономических реформ и принципиально другие методы управления. В связи с этим существенно изменилась структура правительства и значительно сократилось число отраслевых министерств: с 52 до 32, т. е. почти на 40%. Вместе с тем с самого начала правительство не обладало необходимыми полномочиями, ограниченное контролем партийных органов и ВС СССР.

Программа, подготовленная весной 1990 г. правительством Н. И. Рыжкова, вступила в противоречия с позицией ВС РСФСР (поддержал 4 сентября 1990 г. программу радикальных реформ Г. Явлинского и С. Шаталина "500 дней") и была отвергнута в результате непоследовательной позиции Горбачева и ВС СССР. Предложенные правительством Рыжкова сроки реформ (5-7 лет) не удовлетворили народных депутатов, которые выступали за немедленные преобразования. В июне 1990 г. ВС СССР было принято постановление "О концепции перехода к рыночной экономике", а в октябре 1990 г. "Основные направления по стабилизации народного хозяйства и перехода к рыночной экономике". Документы предусматривали постепенную демонополизацию, децентрализацию и разгосударствление собственности, учреждение акционерных обществ и банков, развитие частного предпринимательства и т. д. Однако эти реформы практически не выполнялись в связи с массовым (с 1989 г.) забастовочным движением, из-за противостояния центра и субъектов федерации. Компромиссный характер реформ не мог быть взят за основу реальной экономической политики. Умеренным реформам Рыжкова был положен конец в декабре 1990 г., когда правительство было отправлено Горбачевым в отставку.

Совет Министров был преобразован в Кабинет Министров во главе с премьер-министром В. С. Павловым. Новое правительство становилось подотчетно президенту СССР М. С. Горбачеву и должно было проводить более последовательную политику реформ. Но деятельность Кабинета Министров в 1991 г. свелась к обмену денег и апрельской денежной реформе, в результате которой произошло двукратное повышение цен. Реформа Павлова, нацеленная на подрыв финансовой системы теневой экономики, подорвала окончательно доверие населения к центральной власти. Этому же способствовали инфляционные процессы, перебои со снабжением продовольствием и другими товарами. Экономика СССР в 1991 г. переживала глубокий кризис, который выражался в 11%-м спаде производства, в 20-30%-м дефиците бюджета, в громадном внешнем долге в 103,9 млрд долларов. Кризисный процесс грозил стать нерегулируемым. Распад СССР ставил на повестку дня проведение реформ уже в российском масштабе.