[скачать книгу ( формат .chm - 341 Kb)]
Ваш комментарий о книге

Содержание книги

7. АРИАНСТВО. НИКЕЙСКИЙ СОБОР

из книги БЕНГТ ХЕГГЛУНД - ИСТОРИЯ ТЕОЛОГИИ

Проблема монархианства возвращается в еще более обострен- ной форме в напряженных спорах в церкви IV века, в ходе которых было побеждено арианство, а учение церкви о Троице получило подтверждение на Вселенских Соборах в Никее в 325 году и в Кон- стантинополе в 381 году. Существует также чисто историческая связь между АРИЕМ, еретиком, с которым велись самые ожесточенные споры в IV веке, и динамическим монархианством. Арий, который был пресвитером в Александрии в IV веке, был учеником Лукиана Антиохий-ского, а тот, в свою очередь, — учеником Павла Самосатского. Как и монархиане, Арий исходит из философского понятия о Боге, согласно которому невозможно вообразить, что Бог сообщает Свою сущность кому-либо, поскольку Он является единым и неделимым. Также невозможно представить себе, что Логос, Сын, произошел каким-то иным образом, кроме акта сотворения. Таким образом, Христос, по словам Ария, не может быть Богом в собственном смысле слова, но должен относиться к творению. Вследствие этого, Христос воспринимается как промежуточное существо между Богом и человеком, сотворенное во времени или до времени. Итак, Арий отрицает вечность Сына и Его предсуществование и приписывает Ему божественные свойства лишь как почетные наименования, причиной которых была Его сопричастность особой благодати и проявленная Им праведность. «Не всегда был Сын. Поелику все произошло из ничего, и все происшедшее есть тварь и произведение, то и само Божие Слово произошло из несущего; и было, когда не было Слова; Его не было, пока не произошло; и Оно имело начало создания. Один был Бог, и не было еще Слова и Премудрости. Потом, восхотев создать нас, сотворил Единого некоего и наименовал Его Словом, Премудростью и Сыном, чтобы посредством Его создать нас» (Афанасий, Orat. contra arianos, 1,5).15 Против Ария выступил его епископ, АЛЕКСАНДР, И за свое лже- учение Арий был отлучен от Церкви около 320 года. Но очень скоро противостояние распространилось по всему Востоку, и Арий получил поддержку ЕВСЕВИЯ НИКОМИДИЙСКОГО. Поскольку эти споры угрожали единству всей Церкви и тем самым внутренней силе Империи, император Константин решил вмешаться в конфликт, 15 «На ариан слово первое». Цит. по: Св. Афанасий Великий, «Творения», т. 2, стр. 181, М., 1994. - Прим. перев. 56 чтобы погасить его. Сначала он послал своего придворного епис- копа, Осию, в Александрию, чтобы служить посредником, но когда это не удалось, он созвал всеобщий собор епископов всей империи в Никее в 325 году. На этом соборе выступили три различных направления: убеж- денные ариане, которых было немного (ЕВСЕВИЙ НИКОМИДИЙСКИЙ), промежуточное направление, представителем которого был ЕВСЕВИЙ КЕСАРИЙСКИЙ, И противники Ария, прежде всего АЛЕКСАНДР АЛЕКСАНДРИЙСКИЙ при поддержке своего диакона АФАНАСИЯ. К этому же направлению принадлежал вышеупомянутый Осия КОРДОВСКИЙ. Объединяющая формула, которая была принята Собором, была предложена Евсевием Кесарийским, но после принятия она была изменена в арианском направлении. Тогда благодаря вмешательству Осии было вставлено выражение «оцоожпсх;», «consub-stantialis», для того чтобы подчеркнуть различие с арианством. Никейская формула была составлена главным образом из символа веры того времени, возможно, из крещального символа веры, используемого в Кесарии, в который были внесены новые формулировки, обусловленные ситуацией полемики. В конце была добавлена анафема арианского вероучения. Так называемый «Никейский Символ Веры» (Nicenum) не идентичен формуле Ни-кейского Собора, но сформировался в окончательном виде в IV веке и был принят Константинопольским Собором 381 года и Халкидонским Собором 451 года. Он также построен на основании древнего крещального Символа Веры и воспринял некоторые антиарианские формулировки решения Никейского Собора. Осуждение Ария отчасти было вызвано его учением о Боге, а отчасти связанным с ним его учением о Христе. В частности, против него было выдвинуто два обвинения: он вводит веру во многих богов и поклонение творению; он разрушает основание спа- сения, отрицая божественность Христа. Арий относит Логос к творению. Поскольку он также считает, что Логосу следует поклоняться как божественному существу, Ария могли обвинить во введении идолопоклонства. Творение ставится на один уровень с Творцом и ему оказывают божественное поклонение. Если Христос есть некто другой, нежели Бог, но все же является Богом, это приводит к поклонению двум Богам. Арий даже говорит о втором божественном промежуточном существе. Для Ария Христос становится сотворенным существом с нача- лом во времени или до времени. Тем самым отвергается учение о божественности Христа и Его вечном рождении. Христос, которого проповедует Арий, не мог сотворить мир и также не мог быть 57 Господом творения. Самое важное возражение против взглядов Ария состоит в том, что его учение о Христе уничтожает спаси- тельное деяние Христа. Христос, не имеющий сущности Самого Бога, не может также иметь или сообщить полное знание о Боге. А спасение среди прочего состоит в том, что Христос дарует ис- тинное знание о Боге. Он не может сделать этого, если Он не есть одно с Богом. Если Христос не является Господом творения, Он также не может осуществить спасение. Если Он не Бог, Он не может сде- лать человека божественным. Содержание спасения заключается в том, чтобы даровать человеку жизнь и бессмертие. Только если Сын Божий произошел из сущности Самого Бога, Он мог, воче- ловечившись, победить смерть, примирить человека и восстано- вить его жизнь и бессмертие. Христология, сформировавшаяся в борьбе против арианства, обобщенно выражена в формуле Никейского Собора, прежде всего в следующих положениях о Христе: «единородного, рожденного от Отца, т.е. из сущности Отца, Бога от Бога, Свет от Света, Бога истинного от Бога истинного, рожденного, не сотворенного, Отцу единосущного», а также в присоединенных анафемах: «Говорящих же, что было время, когда не было (Сына), что Он не существовал до рождения и произошел из несущего, или ут- верждающих, что Сын Божий имеет бытие от иного существа или сущности; или что Сын создан, или изменяем, или преложим, таковых предает анафеме кафолическая и апостольская Церковь».16 Впавшим в крайности защитником никейской точки зрения был МАРКЕЛЛ АНКИРСКИЙ (ум. 374). Он считал, что Логос, который по Своей сущности един с Богом, только при воплощении мог назы- ваться «Сыном». Однажды сыновство Христа прекратится и Логос вновь взойдет к Отцу. Вставленные в Символ Веры слова «цар- ствию Его не будет конца» направлены против мнения Маркелла. Он предпочитал «икономическое» понимание Троицы с представ- лением о «расширении» Божества на Сына и Духа. Его противники, ариане, обвинили его в савеллианстве, но, в отличие от мо- далистов, он проводил решительное различие между Логосом и Тем, от Кого произошел Логос. Ученик Маркелла, Фотин СИРМИЙСКИЙ (ум. 376) сделал из его теологии выводы, позволяющие отнести его христологию к адоп- цианской (или динамической) точке зрения. Поэтому в старой 16 Цит. по: «Деяния Вселенских Соборов», т. 1, стр. 69-70, СПб 1996. — Прим. перев. 58 полемической литературе часто говорили о «фотинианстве», обо- значая подобное учение. Фотин считал Логос идентичным Отцу, в то время как Христа он считал лишь сыном Марии. Во время долгих споров, последовавших за Никейским Собором 325 года, его решение сначала встретило сильное сопротивление. Первоначально чисто арианская партия, сформировавшаяся вокруг Евсевия Никомидийского, которая затем заняла промежуточную позицию, присвоила себе власть. Даже император перешел к этой точке зрения: Афанасий был изгнан с епископского престола. К середине IV века (поместный Анкирский собор 358 года) появилась новая посредническая партия, так называемые «омиуси-ане» («одогоислсх;», «подобосущный»). Ряд богословов конца столетия, прежде всего так называемые три каппадокийца (о которых подробнее сказано ниже), решительно выступили в поддержку ни- кейского понимания и развили его далее (никейская ортодоксия). Часть омиусиан перешли к этой точке зрения, так как еще раньше они были довольно близки к ней. Тем самым была подготовлена почва для ее окончательной победы на Константинопольском Со- боре 381 года (втором Вселенском Соборе), на котором были вновь подтверждены решения Никейского Собора.

<<назад Содержание