Гиро П. Частная и общественная жизнь римлян

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава III. ВОСПИТАНИЕ

2. Воспитание во времена Плавта

Лид. Ты вот горячо защищаешь своего испорченного сына, а разве тебя самого так воспитывали? Я уверен, что в двадцать лет тебе еще не позволяли выходить без сопровождающего, от которого ты не смел удалиться ни на шаг. Если ты являлся в палестру позже, чем на рассвете, префект гимназии не ограничивался легким выговором; за этим наказанием следовало другое: ученик, а вместе с ним и его провожатый подвергались всеобщему порицанию. В этой школе упражнялись в борьбе, метании диска, дротика, мяча, в прыгании, в кулачном бою, а не в поцелуях и тому подобных вещах. По возвращении с ипподрома или из палестры ты надевал рабочую тунику и садился на скамейку около своего наставника читать книгу. И если ты ошибался хоть в одном слоге, то он делал твою кожу такой же пестрой, как плащ кормилицы...

Филоксен. Времена переменились, Лид.

Лид. Знаю очень хорошо. Прежде, бывало, человек уж получает должность по народному решению и все-таки не выходит еще из повиновения своего наставника. А теперь мальчишка, которому нет еще семи лет, разбивает голову учителю своими табличками, если

91

тот осмелится тронуть его рукой! А пойдешь жаловаться родителям, отец скажет своему сынку: «Молодец! Я узнаю свою кровь. Следует уметь защищаться от оскорблений». Зовут учителя. «Не смей, ничтожный старикашка, трогать моего сына за то, что он немножко порезвился!» И учитель уходит после такого суда с головой, обернутой масляным полотенцем, похожий на фонарь. Может ли он при этом иметь какой-нибудь авторитет, если он сам первый подвергается побоям?

(Плавт. Сестры Бакхиды 420 и след.).