[скачать книгу ( формат .chm - 341 Kb)]
Ваш комментарий о книге

Содержание книги

8. АФАНАСИЙ. ФОРМИРОВАНИЕ УЧЕНИЯ О ТРОИЦЕ

из книги БЕНГТ ХЕГГЛУНД - ИСТОРИЯ ТЕОЛОГИИ

АФАНАСИЙ Самым видным защитником исповедания Церкви от арианства и от императорской власти (на протяжении длительного периода поддерживавшей еретиков) был Афанасий, имя которого уже упо- миналось в связи с Никейским Собором. После смерти Александ- ра в 328 году он стал александрийским патриархом. Из-за своей стойкой преданности никейской вере он неоднократно подвергался гонениям. Не менее пяти раз ему приходилось оставлять престол епископа и около двадцати лет он провел в ссылке. Когда Афанасий умер в 373 году, борьба с арианами еще продолжалась, но его вклад подготовил окончательную победу никейского бого- словия на Константинопольском Соборе 381 года. Среди трудов Афанасия прежде всего нужно отметить следую- щие: «Oratio contra gentes»17 и «Oratio de incamatione Verbi»,18 на- писанные около 318 года, а также его самое большое произведе- 17 «Слово на язычников». — Прим. перев. 18 «Слово о воплощении Бога Слова». — Прим. перев. 59 ние, «Orationes contra arianos»,19 написанные около 355 года, или, согласно другой теории, после 356 года. Его «Epistolae»20 также важны как богословские документы, прежде всего Послания к Се- рапиону. В отличие от более ранних александрийских теологов (Климент, Ориген) Афанасий не помещает христианскую веру в рамки замк- нутой философской системы. Скорее, он отвергает помощь фило- софии при формулировании христианского учения для того, чтобы вместо этого выдвигать аргументы только из Писания. Для него, как и для Климента, правило веры совпадает с содержанием Пи- сания. Предание обладает авторитетом лишь в той мере, посколь- ку оно соответствует Писанию. Канон Нового Завета для Афана- сия окончательно определен, что видно среди прочего из его пасхального послания 367 года. Как видно из вышесказанного, Афанасий последовательно при- держивается принципа Писания. В то же время он подчеркивает, что Писание не следует толковать законнически, но его нужно понимать исходя из его центра, который есть Христос и обретае- мое через Него спасение. Слова Лютера «Was Christum treibt ist Gottes Wort»21 можно было бы также отнести к пониманию Писа- ния Афанасием. В борьбе против арианства Афанасий разработал учение Церкви о Троице и о Логосе. Он выдвигает среди прочих следующие основные аргументы: 1) Если бы было истинно учение Ария о том, что Христос есть лишь сотворенное существо и не единосущен Отцу, спасение было бы невозможно. Ибо один Бог спасает, и Он сошел к человечеству для того, чтобы обожить человека. 2) Из учения Ария вытекает поклонение творению или вера во многих богов. Как показывает первый аргумент, Афанасий стремится соче- тать учение о Троице с тем, что он считает центром богословия, со спасением, даруемым во Христе. Тем самым он желает показать, что арианские ереси не просто затрагивают отдельные положения вероучения, но разрушают всю веру. В его рассуждениях отсутствуют атомистические или доктринальные черты, характер- ные для теологической полемики тех дней. Вышесказанное не следует воспринимать (по аналогии с совре- менным пониманием) так, будто учение о Логосе у Афанасия об- 19 «Слова на ариан». — Прим. перев. 20 «Послания». — Прим. перев. 21 «То, что провозглашает Христа есть Слово Божие». — Прим. перев. 60 ретает смысл лишь через установление связи с концепцией спасе- ния. Для него спасение, без сомнения, относится к основам веры, и поэтому само по себе относится к изначальным критериям истины, которые ведут его к защите никейского учения о Троице против арианства. На это указывает второй вышеупомянутый аргумент. Как и у Иринея, у Афанасия есть учение о порядке спасения, в котором он описывает этот порядок от сотворения до завершения. Это также создает основание для его полемики против Ария, так же, как Ириней строил свою полемику против гностиков на подобных рассуждениях. Для Афанасия спасение связано с сотворением. Всемогущий Творец Сам совершает спасение, которое заключается в том, что впавшее в грех творение восстанавливается до своего изначального предназначения. Это значит, что осуществляется цель Божия сотворения и появляется новое творение. В особенности это относится к человеку. Он был сотворен «по образу Божию», но через грехопадение утратил свою сопричастность Богу и стал подвержен смерти и тлению. Спасение совершается, когда Сын Божий, Логос, входит в человечество и тем самым восстанавливает в человеке богоподобие. «Не совершилось бы это, если бы не были уничтожены смерть и тление. Посему то, Слову нужно было принять на Себя смертное тело, чтобы Им, наконец, могла быть уничтожена смерть, и люди опять обновились по образу. Итак, для дела сего не довлел никто другой, кроме Отчего Образа» (Or. de incarn. 13).22 Содержание спасительного деяния Христа в первую очередь со- стоит в том, что снимается проклятие греха и смерти. Это происхо- дит, когда Логос, Который есть единородный Сын Божий, прини- мает на Себя условия жизни человека, несет его грех и подчиняется смерти. Тем самым эти силы побеждены, ибо, поскольку Христос имеет сущность Бога, они не могут победить Его. Он освобождает Самого Себя и тем самым всю человеческую природу от оков греха и смерти. В этом цель вочеловечения Сына Божия. Если бы Логос не стал истинным человеком, Он бы не смог освободить человека, победить грех и смерть, господствовавшие в человеческой природе. Во-вторых, спасение означает, что Христос обновляет человека и делает его божественным, когда Он освобождает его от гос- подства греха и смерти. Тот же Христос, Который победил смерть, посылает Своего Духа и тем самым вновь создает человека и делает его причастником божественной жизни, которую он из- 22 Цит. по: Св. Афанасий Великий, «Творения», т. 1, стр. 208, М., 1994. — Прим. перев. 61 начально имел, но утратил. Человек обретает бессмертие и вновь становится образом Божиим. Это обожение является целью спасе- ния. В том, что эта сторона спасения подчеркивается сильнее, чем прощение грехов, заключается общая черта древних отцов Церкви. Скорее можно сказать, что Афанасий более других уделяет внимание также идее прощения, поскольку он говорит о грехе как о виновности и о деянии Христа как о примирении и жертве за грех. Но спасение прежде всего связано с бессмертием. Ибо грех и смерть также связаны между собой. Если бы грех не повлек за собой смерть, его можно было бы легко победить через покаяние, говорит Афанасий. Но поскольку грех приводит к состоянию смерти, спасение можно обрести лишь если смерть будет побеждена. Поэтому действие Духа состоит в том, чтобы человек после снятия греха обрел жизнь и стал подобен Богу («8ecmoir|aiQ>). Это возможно только если Христос действительно имеет сущность Божию. Поскольку Он есть Сам Бог, Он сначала обожил собственную человеческую природу и затем может обожить человека в той мере, насколько человек причастен Ему, в Своей смерти и воскресении. Поэтому учение Ария уничтожает всю весть о спасении, когда он представляет Логос как сотво- ренное существо, а не как Самого Бога. «Истина показывает, что Слово не из числа созданных, а паче — Само есть их Зиждитель. Для того и восприняло на Себя тело созданное и человеческое, чтобы Ему, как Зиждителю, обновив это тело, обожить в Себе и таким образом всех нас по подобию Своего тела, ввести в небесное царство. Но опять не обожился бы человек, сочетавшись с тварью, если бы Сын не был истинный Бог... И как не освободились бы мы от греха и проклятия, если бы плоть, в какую облеклось Слово, не была по естеству человеческая... Так не обожился бы человек, если бы сделавшийся плотью не был по естеству сущее от Отца, истинное и собственное Отчее Слово» (Or. contra arianos 2,70).23 Афанасий также подчеркивает другую сторону спасительного деяния Христа: Христос пришел для того, чтобы открыть, что Он есть Сын Божий, царствующий над всем творением, и тем самым установить истинное поклонение Богу, от которого человек укло- нился по слепоте и невежеству. Афанасий так обобщает содержа- ние деяния Христа: «Ибо Спаситель вочеловечением явил сугубое человеколюбие и тем, что уничтожил в нас смерть и обновил нас, и тем, что 23 Там же, т. 2, стр. 353. — Прим. перев. 62 будучи не познан и не видим явил Себя в делах и показал, что Он — Отчее Слово, Вождь и Царь вселенной» (Or. de incarn. 16).24 Деяние Христа есть проявление Его власти, доказательство того, что Он — Господь всего, тогда как идолы и бесы — ничто. Учение о том, что Христос устанавливает истинное поклонение Богу через откровение о том, что Он Сам есть истинный Бог, как уже упоминалось, также является одним из основных аргументов в борьбе против Ария. Арий вводит языческое поклонение с верой во многих богов и с поклонением твари вместо Творца, когда он отрицает божественность Христа и считает Логос сотворенным существом. В своем учении о Троице, направленном против арианства, Афанасий явно подчеркивает единство сущности Сына с Отцом. При этом он исходит не из самого слова «homoousios» (он считает, что можно также пользоваться другими терминами, даже подозри- тельным в иных случаях «homoios»), но основывается на сути воп- роса. Логос не относится к творению, но сопричастен тому же Божеству, что и Отец. Афанасий также преодолевает ранние су- бординационные идеи. Логос — не второй Бог, Он не ниже Отца, как духовное существо, произошедшее в процессе эманации. Отец и Сын составляют одно Божество. Отец есть тот, кто определяет Сам Себя и рождает, Сын есть тот, кто рождается. Отец есть божественная сущность в Самом Себе. Сын есть Бог во внешней деятельности, так как Он проявляет Себя в деянии Божием. «Сын есть не другой Бог. Если Сын есть иное, как рождение, то Он то же самое, как Бог. Он и отец суть едино, как сказано, по свойствен- ности и сродственности естества, и по тождеству единого Божества» (Or. contra arianos 3,4).25 Афанасий не говорит о различии между Лицами, но иначе вы- ражает отношение между Отцом и Сыном. Он рассматривает по- нятия «Отец» и «Сын» или говорит о различии, обусловленном деяниями Бога. Отец есть источник, Сын есть Бог в Его внешней деятельности. При этом Дух выполняет деяние Божие в отдельном человеке. Афанасий также учит о единстве сущности Духа. Дух относится к той же единой божественной сущности, а не является сотворенным Духом. Через духа человек обожается. Обновление не было бы подлинным спасением, если бы Дух не имел единой сущности Бога. Деяния Троицы вовне неделимы, то есть Отец, Сын и Дух действуют одновременно. Прежде всего в посланиях к Серапиону, Афанасий впервые развивает идею о единстве сущ- ности Духа с отцом и Сыном. Здесь имеет место его важнейший и наиболее самостоятельный вклад в богословие. 24 Там же, т. 1, стр. 211. — Прим. перев. 25 Там же, т. 2, стр. 374. — Прим. перев. 63

<<назад Содержание