Тараторин В. История боевого фехтования: Развитие тактики ближнего боя от древности до начала XIX века.

ОГЛАВЛЕНИЕ

ГЛАВА 4. НОВОЕ ВРЕМЯ

25. ПОЛЯКИ

В XVII в. заслуженной славой пользовалась польская армия, особенно
кавалерия. Реорганизованная по европейским стандартам королем Стефаном
Баторием (правившим Польшей с 1576 по 1586 г.), она, тем не менее, не
утратила восточных традиций. Польские части представляли собой пеструю
смесь национальных формирований и наемных подразделений: немцев, венг-
ров, украинцев, сербов, литовцев, молдаван, турок, татар...
Весь XVII век Польша провела в непрерывных войнах:
1600 - II гг. - польско-шведская;
1609 - 19 гг. - русско-польская;
1614-21 гг. - польско-турецкая;
1617- 29 гг. - польско-шведская;
1632 - 34 гг. - русско-польская;
1648 - 54 гг. - войны с Украиной;
1654 - 67 гг. - русско-польская;
1655 - 60 гг. - польско-шведская;
1671 - 99 гг. - польско-турецкие.
Тактика польских пехотинцев - гайдуков - мало чем отличалась от обще-
европейской. Они также делились на мушкетеров и пикинеров. Частые войны
с турками и русскими послужили причиной того, что польская пехота была
склонна, чаще всего, к использованию в бою именно русских или турецких
тактических методов, о которых речь впереди. Наряду с национальными пе-
хотными формированиями в Польше широко использовалась наемная немецкая
пехота. В составе гвардейских полков были и венгерские пехотинцы. В бою
они действовали так же, как поляки.
Красой и гордостью польской армии, бесспорно, были гусарские полки.
Именно они составляли ударную силу кавалерии. Нам достаточно хорошо из-
вестно их вооружение и снаряжение, но об их тактике информации мало. В
качестве версии можно предположить следующее. После реформы Стефана Ба-
тория, который ввел единообразное вооружение в гусарских полках, они
прочно заняли место тяжелой кавалерии. Баторий сразу отказался от расп-
ространившегося в Европе метода караколирования, понимая, что бессмыс-
ленная стрельба не может принести значимых результатов и лишает конницу
ее главного козыря - подвижности и маневренности. Поэтому основной прин-
цип тактики сводился к мощному удару холодным оружием.
На картине "Битва при Кирхольме" (161, ч. 1) (происходила в 1605 г.
со шведами) изображена формирующаяся колонна польских гусар, состоящая
из двух щеренг всадников, вооруженных копьями. По-видимому, это передние
ряды кавалеристов, кавалерия в XVII веке строилась, как минимум, в четы-
ре шеренги (конечно, в расчет не берутся случаи, когда большая убыль в
личном составе не позволяла выстроить колонну целиком).
Копьями в четырехшереножной колонне были вооружены только первые две
шеренги. Хотя длина копий была от 4,5 до 5,5 метров, у третьего и чет-
вертого рядов не было возможности достать ими неприятеля. Можно, конеч-
но, предположить, что третий и четвертый ряды держали оружие поднятым
вверх, но тогда возникает вопрос: а зачем им вообще нужны громоздкие
копья, если использовать их гусары все равно не могли? Не проще ли при-
менить имеющиеся у них кончары или палаши, более длинные, чем сабли и
более удобные, чем копья? Можно допустить, что копья нужны были третьей
и четвертой шеренге на тот случай, если придется заменить в первых рядах
погибших или раненых гусар. Но проделать такой маневр в коннице практи-
чески невозможно. В кавалерийском строю происходила не замена задними
передних, а смыкание рядов, то есть в случае гибели лошади или всадника,
кавалеристы на ходу справа и слева сближались друг с другом, закрывая
брешь.
Копья у гусар для удобства балансировки были полыми, с наложенными
вдоль древка металлическими полосками, предохраняющими от перерубания, и
снабжались шаром-фиксатором на уровне захвата, чтобы оружие не прос-
кальзывало при ударе. Удивляет непомерная длина прапорцев на копьях-до 4
метров. Считается, что они прикрывали фигуры всадников от прицельных
выстрелов во время атаки. Эта версия вполне правдоподобна, но такая дли-
на флажка была приемлема только для всадников первой шеренги, потому что
их копья были выдвинуты далеко вперед от колонны и прапорцы не мешали
движению лошадей и не закрывали обзор кавалеристам. Для второй шеренги
копейщиков длинные прапорцы были бы только помехой, так как непременно
спутывались бы в тесном строю первого ряда и мешали во время атаки. Да и
сами гусары второй шеренги не смогли бы свободно манипулировать и нано-
сить удары копьями. Поэтому вполне логично допустить, что у второго ряда
копейщиков длина прапорцев была намного короче.
Выдержать атаку гусарской колонны было тяжело не только иррегулярной
коннице, но и регулярной, умеющей биться строем. Знаменитые крылья гусар
во время скачки издавали своеобразный звук, который сильно пугал непод-
готовленных лошадей, и они начинали беситься, отказывались подчиняться
всадникам и расстраивали боевой порядок. Мощный кавалерийский удар до-
вершал разгром.
Запорожские казаки и татары старались не принимать лобовую атаку та-
ких отрядов, понимая, что схватка обречена напревал, и вились вокруг гу-
сар, стараясь достать их стрелами и пулями, поражая в первую очередь ло-
шадей. Если у тяжелой кавалерии в этот момент не было прикрытия из лег-
ких всадников, то ей приходилось туго. Но, даже рассеявшись, гусары были
способны вести индивидуальные поединки. Их вооружение: два седельных
пистолета, сабля, кончар или палаш и чекан вполне позволяли это.
Слава польских шляхтичей, как отличных рубак распространилась далеко
за пределы страны.
Кроме гусар у поляков существовали другие виды средней и легкой кава-
лерии. Прежде всего, это казаки, набираемые как в самой Польше, так и
среди литовцев, украинцев, молдаван... Тактика этих всадников была расс-
читана на рассыпной бой с активным использованием луков и огнестрельного
оружия. Но иногда они атаковали и строем. На той же картине "Битва при
Кирхольме" ясно видно, как польская казачья конница атакует в плотном
строю с пиками на перевес - "батованием". В этом случае первые шеренги
строя состояли из всадников, защищенных кольчугами.
Были в польской армии и драгунские полки, укомплектованные казаками с
подвластных Польше территорий, но их боевая выучка и дисциплина были не
столь высоки. Например, в бою у Желтых вод (1648 г.) драгуны перешли на
сторону запорожцев, а под Корсунем (1648 г.) в урочище Кривая Балка, да-
же не приняв сражения, бросились под прикрытие обоза.
Наемную конницу составляли немецкие рейтарские полки и легкие татарс-
кие, молдавские, трансильванские, литовские всадники.