Майбурд Е.М. Введение в историю экономической мысли. От пророков до профессоров

ОГЛАВЛЕНИЕ

ГЛАВА 25. АНГЛИЙСКИЙ ГАЗОН

Сделать его просто. Сажаете обычную газонную траву.

Поливаете. По мере вырастания травы подстригаете ее.

И так триста лет.

Из английского руководства для садоводов

Английская школа маржинализма имела не меньше двух причин для того, чтобы идти своим путем без оглядки на континент. Во-первых, у нее был свой, британский, основатель — УИЛЬЯМ Стенли Джевонс. Во-вторых, та классическая школа, от которой стремились откреститься в Австрии и Швейцарии, была по преимуществу тоже английской. И новое поколение экономистов не собиралось отказываться от наследства своих учителей только по той причине, что возникла предельная полезность. Англичане стали спокойно разбираться в унаследованном добре: вот это совсем устарело, это тоже, а это, пожалуй, вовсе не утратило еще первоначальной ценности... если тут чуть-чуть подновить, тут слегка повернуть, глядишь, вполне современная вещь получается... Англичане не вытаптывали свой газон, они его сохраняли, обновляя.

Вклад Уикстида

Одним из первых новое направление приветствовал Филипп УИКСТИД (1844—1927). Священник, специалист по средневековой истории, знаток Аристотеля, Данте и математики, УИКСТИД самостоятельно изучил политическую экономию и вышел на уровень передовых проблем науки. Свое понимание вопросов, свои трактовки и решения он изложил в книгах "Азбука экономической науки" (1888), "Согласование законов распределения" (1894) и "Здравый смысл в политической экономии" (1919).

УИКСТИД подчеркивал, что сам ничего нового не придумал, что он просто излагает по-своему результаты, вытекающие из сделанного до него другими. В каком-то смысле это, возможно, и так. Однако глубокий и блестящий ум не мог остаться простым пересказчиком. Конечно, УИКСТИД многое переосмыслил и углубил. Ведь Джевонс сделал только первые шаги и, как отмечают последующие исследователи, не довел до конца ряд своих мыслей и догадок. УИКСТИД ввел в английскую науку термин "предельная полезность" вместо употребленного Джевонсом выражения "конечная степень полезности". Он разъяснил, что предельная полезность — это не собственная характеристика последней единицы. Суть этого понятия — в идее приращения очередной единицы к однородному запасу благ. То есть предельное означает дополнительное, УИКСТИД также размышлял о философских основаниях нового направления и экономической науки вообще. Он отчетливо высказался о том, что экономическая наука не предписывает, а описывает. Другими словами, политическая экономия есть наука не нормативная, а позитивная. В частности, она не говорит потребителю: мол, ты должен руководствоваться принципом убывающей полезности, если хочешь достичь максимума удовлетворения. Она говорит, что разумный потребитель сам руководствуется таким принципом.

УИКСТИД впервые в Англии сформулировал правило оптимального распределения продукта, согласно которому вознаграждения факторов соответствуют предельному продукту каждого из них. И он понимал, что это правило справедливо при допущении о взаимозаменяемости факторов. Он показал также, что если расход каждого фактора производства умножить на предельный продукт этого фактора, то сумма таких величин по всем факторам даст совокупный продукт.

Вклад Эджуорта

Фрэнсис Эджуорт (1845—1926) писал в основном статьи. Единственная его книга по экономическим вопросам называется "Математическая психика" 1 (1881) . Из занимающих нас вопросов Эджуорт разбирал проблемы измерения полезности и математического определения равновесия. Эджуорт считал, что проблема равновесия может быть решена только сопоставлением полезностей (utilities) и вредностей, или тягостей (disutilities), и потому отвергал решение УИКСТИДОМ проблемы распределения. Он развил мысль Джевонса об уравнивании предельной полезности продукта труда с предельной тягостью труда в состоянии равновесия.

Понятно, что подобный подход не совпадает с австрийским, — ведь с такой позиции издержки из величины вторичной и несколько эфемерной снова превращались в нечто осязаемое и реальное. Двигаясь в этом направлении, Эджуорт установил закон роста производства фирмы. Этот рост выгодно продолжать до тех пор, пока предельная выручка не сравняется с предельными издержками..

Речь идет о том, что фирма наращивает выпуск продукта равными порциями. И каждое такое приращение требует дополнительных издержек производства. Такое рассуждение ведет к возможности изобразить обе переменные величины в виде кривых в координатных осях, где по оси абсцисс отложен выпуск продукции, а ось ординат выражает одновременно и предельный доход, и предельные издержки. Пересечение кривых дает точку, абсцисса которой выражает оптимальный объем производства. До этой точки наращивать объем выгодно, а за этой точкой — невыгодно.

Отсюда Эджуорт делает следующий шаг — к проблеме рыночного равновесия, когда с одной стороны имеется множество продавцов — каждый со своей предельной выручкой, а с другой стороны находится множество покупателей — каждый со своими предельными затратами. Об этой теореме мы токе вспоминали в главе 21 в связи с капустным рынком точка, в которой рынок находит цену равновесия спроса и предложения, есть, по сути дела, тоже точка пересечения двух кривых (если множества продавцов и покупателей настолько велики, что промежутки между оценками становятся бесконечно малыми).

Эджуорту наука обязана еще одним понятием, сыгравшим и продолжающим играть в ней важную роль. Это так называемые кривые безразличия.

' В некоторых изданиях по-русски она упоминается под названием "Математическая психология".

Кривые безразличия

Пятеро молодых шалопаев — Ё, К, Л, М и Н, — перепробовав на пляже все доступные им виды развлечений, придумали себе наконец новую забаву: состязание по киданию камушков по воде с отскоками. Каждый кидает по пять раз, отскок — очко. Кто наберет минимум очков, тот проиграл. Каждый из выигравших получает право или угоститься бутылкой пива за счет проигравшего, или дать ему две оплеухи. Вид наказания выбирает проигравший. Играются пять туров, после каждого из которых выбранная проигравшим комбинация наказаний только записывается. Когда будут сыграны все пять туров, между проигравшими делается взаимозачет наказаний, и что остается в результате — то исполняется.

В первом туре проиграл К. Ему предложили выбирать себе комбинацию наказаний, пока другие будут искать камушки для второго тура. Перед К набор из пяти возможных комбинаций (см. "Таблицу наказаний"). Какую из них выбрать? Он соображает: впереди еще четыре тура, что там будет — неизвестно. А пока вроде особой разницы между комбинациями нет. Все равно, что выбрать. И он говорит- Но нам уже это неинтересно. Важно сейчас, что все комбинации для него равноценны.

Таблица наказаний

Номер комбинации

Купить пива (бутылок)

Получать оплеух

1

4

0

2

3

2

3

2

4

4

1

6

5

0

8

Набор комбинаций из "Таблицы наказаний" можно изобразить на графике следующим образом:

Количество бутылок пива

0 1 2 3 4 5 6 7 8 Количество оплеух

Рис. 25-1

Линия типа BS и есть кривая безразличия. Она выражает эквивалентность для нашего героя К любой из указанных комбинаций (заметим, что речь идет только о комбинациях, эта кривая не выражает собой эквивалентность, скажем, между покупкой одной бутылки пива и получением двух оплеух).

Строго говоря, мы не имели права соединять линией точки (0; 4), (3; 2) и т.д. Бессмысленно ведь говорить о четверти оплеухи или полутора оплеухах; пиво, правда, допускает деление на полбутылки, четверть бутылки и т.д., но кто в нашей жизни этим занимается? Подлинная ("научная") кривая, безразличия предполагает возможность сколь угодно малых приращений обоих видов благ. Соответственно предполагается наличие комбинаций, отличающихся сколь угодно малыми приращениями одного и другого блага. Подлинная кривая безразличия относится к потребительским наборам благ, потому что она является инструментом анализа потребительских предпочтений. Поэтому подлинная кривая безразличия предполагает убывающую предельную полезность и одного, и другого блага. И, учитывая все сказанное, подлинная кривая безразличия будет действительно кривой (а не прямой). Кроме того, как мы уже догадываемся, форма этой кривой будет напоминать (только напоминать!) форму кривой спроса. Стало быть, кривая безразличия выглядит так, как показано на рис. 25-2.

Количество блага А

0 b 2 b 1 Количество блага В

Рис. 25-2. Форма кривой безразличия

A

B

Рис. 25-3. Частичная карта безразличия (кривые безразличия для трех семейств комбинаций двух благ А и В)

Каждая точка на этой кривой (а, Ъ) означает определенный набор из двух видов благ.

Но ничто не мешает нам рассмотреть другое семейство наборов. Представим, что парней на пляже было не пятеро, а шестеро, семеро и т.д. Нетрудно увидеть, что с каждым дополнительным шалопаем наша кривая на рис. 25-1 будет сдвигаться вправо. При этом через каждую точку плоскости будет проходить только одна такая линия. А теперь снова перейдем к малым приращениям. И сообразим, что для изучения потребительских предпочтений мы располагаем картой безразличия, которую невозможно изобразить целиком, так как кривые будут занимать все пространство в осях АОВ. Но можно выбирать те или иные кривые из этой карты для целей исследования, как показано на рис. 25-3.

Кривые безразличия Эджуорта появились на свет из размышлений о том, поддается ли измерению та величина, которую ученые стали называть полезностью. Действительно, можно много рассуждать об убывающей полезности, о втором законе Госсена и т.д., но все это остается теорией — самой для себя. А ведь бизнес хочет изучать потребительские запросы и законы их изменения. Бизнес хочет знать, что и в каких случаях предпочитает потребитель.

Полезность количественная и порядковая

То, что придумал Эджуорт, стало основой теории порядковой ("ординальной") полезности. Это понятие было выдвинуто в противовес понятию количественной ("кардинальной") полезности. Последняя лежит в основе всех рассуждений о предельной полезности. Вспомним "шведский стол" из главы 21. Едва ли кто-то в такой ситуации занимается подсчетами предельной полезности каждого куска, хотя интуитивно многие понимают, что ведут себя по второму закону Госсена. Вспомним из той же главы, как мы приписываем ведрам с водой какие-то баллы и насколько условными эти оценки были на самом деле. Для примера это годилось, но для изучения поведения реального потребителя так поступать нельзя. А как можно?

Тут и предлагается теория порядковой полезности. Она отказывается измерять полезность в каких-то абсолютных единицах и оперирует показателями предпочтения, или ранжирования. Потребителю требуется указать, какому набору он отдает предпочтение. От него не требуют оценить степень предпочтения ("во столько-то раз", "настолько - то выше" и т.д.) — только указать: вот этот набор предпочтительнее. Другими словами: вот этот набор для меня имеет большую полезность, чем иной. И все. Если потребителю все равно, какой из наборов выбрать, значит, эти наборы лежат на одной кривой безразличия.

Если же потребитель выбирает один набор как более предпочтительный, значит, комбинации, предложенные на выбор, находятся на разных кривых. Притом более предпочтительный находится на более высокой кривой. Кривая безразличия — это линия изополезности.

Предельная норма замещения

Вернемся к нашей первой кривой безразличия (рис. 25-1). Мы видим (если двигаться по кривой слева сверху и вправо вниз), как выбывание из набора одной бутылки пива компенсируется прибавлением в наборе двух оплеух. Если взять любую точку на этой кривой и приращения обеих ее координат при переходе к этой точке от предыдущей точки, а затем разделить приращение ординаты (1) на приращение абсциссы (2), то мы получим величину, которая носит название предельной нормы замещения пива оплеухами. В данном случае такая норма равна 0,5. Это означает, что получение одной оплеухи психологически возмещает необходимость тратиться на полбутылки пива.

Можно догадаться, что, если мы имеем дело с подлинной кривой безразличия (рис. 25-2), ничего принципиально не изменится. Предельная норма замещения А на В при переходе от точки 1 к точке 2 будет выражаться соотношением ( a 2 -a 1 ) / (b 1- b 2 ). Уже понятно, что, сближая точки 1 и 2, мы получаем в качестве предельной нормы замещения тангенс угла, образуемого касательной к этой кривой в данной точке и осью абсцисс (абсолютный наклон кривой).

Доказано, что предельная норма замещения одного блага другим равна отношению предельных полезностей этих благ. То есть чем больше для потребителя значимость блага А, тем меньшее количество его он согласится отдать за единичное приращение блага В. Ничего не зная о том, каково абсолютное значение предельной полезности обоих благ для нашего потребителя, мы тем не менее получаем соотношение этих предельных полезностей.

Свойства кривых безразличия

    1. Кривая безразличия, лежащая выше и правее другой кривой, представляет более предпочтительные наборы благ.
    2. Кривые безразличия никогда не пересекаются.
    3. Кривая безразличия всегда имеет отрицательный наклон (идет слева сверху и вправо вниз).
    4. Абсолютный наклон кривой безразличия уменьшается при движении по ней вправо (кривая вогнута относительно начала координат).

Все эти теоремы доказаны строго математически. Многие свойства и особенности кривых безразличия были изучены детально уже преемниками Эджуорта, но основу этой теории заложил именно он.

Маршалл: восстановить связь времен

Его часто упрекали биографы и историки экономической мысли за то, что он чересчур скрупулезно выверял свои идеи и чрезмерно отшлифовывал их изложение. Отнимая много драгоценных лет, такая манера, мол, не пошла ему на пользу.

Доказано, что Альфред Маршалл (1842—1924) пришел к идеям предельного анализа самостоятельно и одновременно с Джевонсом, вдохновляясь трудами Курно и Тюнена. К 1870 г. основные принципы его теории уже были разработаны. Но он не спешил публиковать свои взгляды. Он хотел выстроить целостную систему экономической теории, в которой новые подходы и понятия органически сплавлялись бы с тем ценным, что дала науке классическая теория.

Нельзя не отметить благородства этой позиции Маршалла. Отвергать все сделанное классиками он считал неприличным и неразумным. Он отчетливо сознавал, что его поколение никому так не обязано, как именно Рикардо и Миллю. В особенности он хотел воздать должное Рикардо . Ради этого он дал свое толкование теории последнего — с точки зрения достижений нового направления, и своих в том числе. ставить себе, что мы взяли кривые спроса всех потребителей (для одного вида товара) и суммировали их алгебраически, получив таким образом рыночную кривую спроса (на данный товар!). Она-то и представлена кривой DD.

Теперь взглянем на эту кривую, так сказать, с изнанки. Чем ниже цена, тем больше товара готов купить совокупный потребитель, это понятно. Но ведь одновременно: чем ниже цена, тем менее привлекательным будет производство этого товара. Одни производители будут сокращать его производство как малодоходное” другие вовсе переключатся на что-то другое. И наоборот: если цена будет очень высокой, очень многие производители начнут производить этот товар. Зато все меньшее количество его будет продаваться, так что может наступить затоваривание рынка данным продуктом.

Если каждому количеству товара соответствует определенная цена, устраивающая совокупного потребителя (цена спроса), тогда этому же количеству товара соответствует тоже определенная цена, устраивающая совокупного производителя (цена предложения). Но во втором случае закон будет иным: чем выше цена предложения, тем больше количество товара. Поэтому кривая предложения пойдет так, как линия 5S на рис. 25-5.

Точка пересечения обеих кривых означает ту цену р, при которой будет продано количество q. Это та цена, при которой готовность производителей изготовить определенное количество товара совпадает с готовностью потребителей купить это же самое количество. Это точка рыночного равновесия — точка равновесия спроса и предложения. Казалось бы, ну что такое равновесие спроса и предложения? Ведь каждая точка кривой спроса означает лишь одно: при данной цене товара продано столько, сколько куплено. Кажется, будто спрос и предложение равны всегда, в любой точке кривой спроса. Это ошибочное рассуждение. Оно ведет к большой путанице и само основано на путанице в понятиях. Ведь мы договорились, что

слово "спрос" означает не определенное количество денег, предлагаемое за товары на рынке, а всю кривую спроса. Иначе нам не понять ничего в законах рынка. И вот пример: если мы будем считать, что в любой точке кривой спроса имеет место равновесие спроса и предложения, мы не сможем понять, что такое это равновесие на самом деле, не сможем получить строгое определение понятия равновесия.

Когда мы говорим, что равновесие спроса и предложения отвечает лишь одной точке кривой DD — той именно точке, где ее пересекает кривая 55, мы имеем в виду нечто более точное, чем то первоначальное поверхностное суждение. А именно:

    • при более низкой цене (р 1 ) покупателям будет выгодно увеличивать объем покупок, но продавцам
    • невыгодно наращивать объем продаж; они будут повышать цену от р 1 в сторону р;
    • при более высокой цене (р 2 ) продавцы готовы были бы продать больше товара, но покупатели не купят этого количества; продавцам придется снижать свою цену от р 2 в сторону р.

И только при цене р желания одних и готовность других сходятся на количестве q.

Кривая DD выражает закон убывания предельной полезности данного товара для потребителей.

Кривая SS точно так же выражает закон возрастания предельных издержек для производителей.

Рыночная ценность товара определяется равновесием предельной полезности и предельных издержек. Обе величины взаимно регулируют друг друга. "Крест" Маршалла и в самом деле похож на ножницы. А точка пересечения кривых есть самый настоящий гвоздь решения проблемы одновременного определения издержек и полезности. Именно для того чтобы вставить этот "гвоздик", Маршалл и поменял местами оси абсцисс и ординат при изображении кривой спроса.

Эластичность спрос

Размышляя над законом убывающей полезности, Маршалл обратил внимание на то, что само это убывание может иметь различные степени. Иногда предельная полезность изменяется быстро, иногда медленно. Как раз по этой причине кривая спроса, в общем виде, — именно кривая (вогнутая относительно начала координат), а не прямая 1

Как выяснить степень, в которой изменение цены влияет на спрос? '

1 В некоторых особенных случаях она может быть и прямой. Пример I. Некто ежедневно покупает батон хлеба и съедает его со своей женой. Так они привыкли питаться и так будут, как бы ни менялась цена на хлеб. Кривая спроса этого г-на на хлеб будет прямой, параллельной оси ординат.

Напрашивается такой ответ" нужно на кривой спроса взять две точки. Одна имеет координаты р 1 q 1 , другая — координаты р 2 q 2 (см. рис. 25-6).

Взяли две такие точки? Теперь вычислим соотношение

(q 2 – q 1 ) / (p 1 – p 2 )

Вычислили? Хорошо. Мы с вами — продавцы в коммерческом киоске. Мы хотим узнать, чего заказывать побольше — жевательных резинок или видеокассет. Вот кривая спроса на резинку. Мы выяснили, что при снижении йены на жевательную резинку на 10 руб. спрос на нее возрастает на 200 штук (допустим, речь идет о спросе одного среднего потребителя жвачки в месяц).

Затем мы берем кривую спроса на видеокассеты. И точно так же выясняем, что при снижении цены этого товара на 10 руб. спрос возрастает на 1 штуку в месяц. Много ли мы узнали, если хотим сравнить влияние цены на спрос по двум этим видам товаров? Очевидно, что принятый нами показатель (рост спроса при снижении цены на 10 руб.) не очень-то хорош.

Пример II. В одном городе много чистильщиков обуви, хотя не все они сидят одинаково удачно. Один, сидящий у вокзала, постоянно загружен работой. Сидящие же на ближайших перекрестках часто скучают без клиентов. Но цена услуги у всех одна. Если бы привокзальный чистильщик повысил ее, его клиенты проходили бы мимо и пользовались услугами тех, кто сидит чуть подальше. Он не может влиять на цену. Кривая спроса на его услуги — это прямая, параллельная оси абсцисс.

Очевидно, что в иных случаях прямая спроса может занимать любое положение между двумя описанными крайними случаями.

Понимая все это, Маршалл предложил задавать изменение цены не в единицах денег, а в процентах. Как меняется спрос при изменении цены на 1%? Этот показатель Маршалл назвал эластичностью спроса.

Теперь мы можем сравнивать. Например, при снижении обеих цен на 1% спрос на жвачку увеличивается на 8%, а спрос на видеокассеты — на 2%. Спрос на жевательную резинку более эластичен. Чего будем заказывать больше? Правильно: жвачки.

Заметим, что для вычисления эластичности изменения обеих величин нужно брать по модулю, т.е. считая их обе положительными числами. Если этого не делать, тогда числитель дроби будет отрицательным при положительном знаменателе (при снижении цены) или наоборот (при повышении цены) и показатель эластичности окажется со знаком минус, что лишено экономического смысла. Формула эластичности такова:

где e — эластичность спроса на товар икс по цене.

Когда мы говорим об эластичности какого-то показателя, мы всегда должны указывать, по какому другому показателю дается эта эластичность. К примеру, мы можем представить себе кривую спроса на мороженое в зависимости от того, насколько жаркая погода на дворе. По оси абсцисс у нас опять будет количество покупок, но по оси ординат уже будет не цена одного "эскимо", а температура воздуха. И когда мы будем говорить о том, как изменение одного влияет на изменение другого, мы должны сказать: "эластичность спроса по температуре воздуха".

Показатель эластичности может использоваться, конечно, при изучении не только спроса, но и многих других показателей. Например, эластичность рыночного предложения по издержкам. Можно было бы вычислить эластичность уличных травм по степени гололедицы. Если бы мы умели представить последнюю в виде переменной величины с однородной единицей измерения, мы могли бы получить и соответствующую кривую, а значит, и узнать показатель эластичности: насколько растет число травм при увеличении гололедицы на 1%. Маршалл и его продолжатели выяснили несколько интересных свойств показателя эластичности и вывели из них ряд практических следствий. Но сперва постараемся дать более точное определение эластичности. Рассмотрим числитель дроби (2). Изменение количества в процентах можно алгебраически записать так:

где Q= q 2 - q 1 (см формулу (1)).

Точно таким же образом знаменатель дроби (2)

записывается алгебраически:

Теперь мы готовы к маленьким хитростям, которые скрывает от нас такой простенький показатель, как эластичность.

Для начала возьмем кривую спроса в виде прямой, как указано на рис 25-7.

Не кажется ли вам, что эластичность спроса по цене у такой кривой одинакова по всей ее длине? Если кажется, немедленно проверьте себя по формуле (5). Введите по обеим осям масштаб единиц и возьмите пару соседних точек поближе к оси ординат. А затем — другую пару соседних точек поближе к оси абсцисс. Если результат покажется вам странным, возьмите пару соседних точек где-то по \ середине. Вы убедитесь, что эластичность такой прямой спроса все время меняется. Возле оси абсцисс она приближается к 0, а по мере приближения к оси ординат эластичность может быть больше, чем сколь угодно большое число (стремится к бесконечности). Вот вам и прямая кривая спроса!

Из характера показателя эластичности ученые делают выводы, которые можно применять в бизнесе. Например: 1. Если на каком-то участке кривой спроса эластичность спроса по цене равна единице, то ни снижение цены, ни повышение цены в пределах этого участка не окажет влияния на сбыт данного товара.

Существует одна форма кривой, которая по всей своей длине будет иметь одинаковую эластичность, равную единице. Такова хорошо известная нам равнобокая гипербола, асимптотами которой служат координатные оси. Этот факт установил сам Маршалл.

2. Если эластичность спроса по цене меньше единицы, то цену товара можно повысить в пределах данного участка кривой, не опасаясь существенного снижения объема продаж и выручая этим дополнительную прибыль. Такая кривая называется неэластичной.

3. Если эластичность больше единицы (кривая эластична), то небольшое снижение цены может значительно увеличить объем продаж, так что убыток от снижения цены будет перекрыт ростом дохода от массы продаваемого товара.

Показатель эластичности и его свойства находят самое различное применение в экономической практике: при определении рыночной стратегии фирмы (повышать цену, понижать цену...), при изучении влияния налогов на цены и спрос и т.п.

Лонг ран и Шорт ран

Маршаллу удалось также ввести одно крайне важное уточнение в рассуждения экономистов всех времен. Объясним это на знакомом примере.

Мы помним концепцию ценности Рикардо (см. главу 16): относительная ценность двух товаров пропорциональна соотношению затрат труда на их производство. И мы кое-что выяснили о том, сколь уязвима такая концепция (мы рассмотрели далеко не всю критику, какая была высказана против нее).

А Маршалл как бы говорит критикам: "Постойте-ка! Вы-то сами знаете, о чем толкуете?" И объясняет, что Рикардо не так-то просто было бы ловить на слове, если бы он сказал то же самое, но с уточнениями. Некоторые из этих уточнений Рикардо, правда, и сам высказывал, только в других местах своей работы и не очень внятно. Например, что его определение ценности справедливо при одинаковых капиталах и равных нормах прибыли. Это можно у него найти.

Маршалл очень сожалеет, что одного уточнения у Рикардо не хватает, а именно: речь идет о длительном промежутке времени. Вот что должен был отметить Рикардо: он вовсе не имел в виду, что его правило пропорциональности соблюдается ежедневно. В коротких промежутках времени трудно отметить зависимость цен от затрат труда. Но в долговременном аспекте (при прочих равных условиях) соотношение цен двух товаров стремится к величине, равной соотношению трудовых затрат. Так должен был сказать Рикардо, по мнению Маршалла. Маршалл как раз ввел эти понятия: короткий период и долгий период, или кратковременный аспект и долговременный аспект (по-английски short run и long run). Этим он действительно устранил много путаницы как в трактовке прошлых теорий, так и в теориях настоящего и будущего.

Например, увеличение объема спроса на рыбу обычно повышает цену предложения рыбы. Но это можно говорить, только уточнив: в короткий период (год-два). Со временем рыболовов становится больше (так как их привлекает высокая цена на этот товар), возрастает рыночное предложение и цена возвращается к уровню, близкому к первоначальному. Перед нами картина: при кратковременных колебаниях цены она в долговременном аспекте держится на одном уровне.

Введение Маршаллом понятий о кратковременных и долговременных периодах помогло более точно анализировать влияние одних показателей на другие. Кроме того, это внесло ясность в различие между статическими и динамическими задачами (см. главу 22).

Теперь мы можем уточнить то, что говорилось в предыдущей главе относительно понятия прибыли. В долгом периоде чистый доход на капитал действительно стремится к величине, соответствующей ставке процента. Но в коротком периоде возможно получение капиталистом еще какой-то надбавки к указанной величине процента. И эту надбавку можно назвать "прибылью". Например, капиталист применяет новое изобретение, понижающее одну из статей издержек производства. Пока он один такой умный, он и получает ту самую "прибыль". Но постепенно (и довольно быстро) его конкуренты тоже начинают применять такое изобретение, рыночная цена несколько снижается, а чистый доход на капитал возвращается к величине , определяемой процентом.

Кстати, подобного характера "прибыль" (получаемую за счет использования какого-то особенного или даже уникального искусственного (не природного явления) Маршалл предложил называть квазирентой (мы уже упоминали о ней в главе 1б). Аналогия с рентой возникает оттого, что предприниматель использует особое преимущество, недоступное другим. Но "квази" ("как будто", "как бы") добавляется потому, что преимущество это не естественное, а искусственное.

А в главе 23 мы уже упоминали о понятии потребительского излишка, которое Маршалл изобрел вслед за Дюпюи. В отличие от первопроходца, однако, Маршалл всесторонне развил и само это понятие, и графический метод его применения. Вообще, благодаря Маршаллу в экономической науке получил право гражданства графический метод анализа, который до того был еще непривычен, а графики применялись редко и скорее в качестве иллюстрации.

Подобно Адаму Смиту до того Маршалл создал систему науки. Правда, масштаб его деяния был более скромным. Адам Смит строил свою систему хотя и используя множество готовых деталей, но все-таки, можно сказать, на голом месте, потому что это была первая попытка такого рода. Маршалл строил, конечно, не на голом месте. Более того, большая его заслуга в том и состоит, что он не стал разрушать сделанного ранее "до основанья...". Однако ему пришлось многое перестраивать, и часто — радикальным образом. Здание неоклассической науки, которое стало вырисовываться после Маршалла и благодаря ему, получало облик, значительно отличающийся от прежнего, но зато в нем можно было жить сообразно потребностям и стилю новой эпохи.

Понимая все это, Маршалл и предложил называть новую экономическую науку иначе, чем прежде. Вместо "политическая экономия" — "экономика" (economics).