Ерасов Б.С. Сравнительное изучение цивилизаций: Хрестоматия: Учеб. пособие для студентов вузов

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава IV. Цивилизация и государство

Ф. Энгельс. О ПРОИСХОЖДЕНИИ ГОСУДАРСТВА

Печатается по изд.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. М-, 1961. Т. 21. С. 170-171.

Государство есть продукт общества на известной ступени развития; государство есть признание, что это общество запуталось в неразрешимое противоречие с самим собой, раскололось на непримиримые противоположности, избавиться от которых оно бессильно. А чтобы эти противоположности, классы с противоречивыми экономическими интересами, не пожрали друг друга и общество в бесплодной борьбе, для этого стала необходимой сила, стоящая, по-видимому, над обществом, сила, которая бы умеряла столкновение, держала его в границах «порядка». И эта сила, происшедшая из общества, но ставящая себя над ним, все более и более отчуждающая себя от него, есть государство.
По сравнению со старой родовой организацией государство отличается, во-первых, разделением подданных государства по территориальным делениям. Старые родовые объединения, возникшие и державшиеся в силу кровных уз, сделались, как мы видели, недостаточными большей частью потому, что их предпосылка, связь членов рода с определенной территорией, давно перестала существовать. Территория осталась, но люди сделались подвижными. Поэтому исходным пунктом было принято территориальное деление, и гражданам предоставили осуществлять свои общественные

150

права и обязанности там, где они поселялись, безотносительно к роду и племени. Такая организация граждан по месту жительства общепринята во всех государствах. Она поэтому нам кажется естественной; но мы видели, какая потребовалась упорная и длительная борьба, пока она могла утвердиться в Афинах и Риме на место старой организации по родам.
Вторая отличительная черта — учреждение публичной власти, которая уже не совпадает непосредственно с населением, организующим самое себя как вооруженная сила. Эта особая публичная власть необходима потому, что самодействующая вооруженная организация населения сделалась невозможной со времени раскола общества на классы... <•..>
Обладая публичной властью и правом взыскания налогов, чиновники становятся, как органы общества, над обществом. Свободного, добровольного уважения, с которым относились к органам родового общества, им уже недостаточно, даже если бы они могли завоевать его; носители отчуждающейся от общества власти, они должны добывать уважение к себе путем исключительных законов, в силу которых они приобретают особую святость и неприкосновенность. Самый жалкий полицейский служитель цивилизованного государства имеет больше «авторитета», чем все органы родового общества, вместе взятые; но самый могущественный монарх и крупнейший государственный деятель или полководец эпохи цивилизации мог бы позавидовать тому не из-под палки приобретенному и бесспорному уважению, которое оказывают самому незначительному родовому старейшине. Последний стоит внутри общества, тогда как первые вынуждены пытаться представлять собой нечто вне его и над ним.
Так как государство возникло из потребности держать в узде противоположность классов; так как оно в то же время возникло в самих столкновениях этих классов, то оно по общему правилу является государством самого могущественного, экономически господствующего класса, который при помощи государства становится также политически господствующим классом и приобретает, таким образом, новые средства для подавления и эксплуатации угнетенного класса.

Комментарии

В работе Ф. Энгельса сформулированы взгляды на государство, в том или ином виде распространенные в западной социальной науке. Это относится прежде всего к пониманию государства как органа, в той или иной степени стоящего над обществом и способного прибегать к насилию при утверждении своей власти, но необходимого в силу неспособности самого общества справиться

151

иначе с присущими ему внутренними противоречиями. Для Ф. Энгельса и последующей марксистской школы эти противоречил были прежде всего классовыми. Не принимая большей частью положения о классовой борьбе, многие ученые тем не менее видели в государстве важнейшее средство утверждения порядка. Ф. Энгельс вводил и собственно цивилизационнные критерии организации общества через государство, усматривая их в степени преодоления первобытности как состояния раздробленности, локальности и подчинения человека природе. Однако эти положения, еще не выходившие за рамки просветительства, дополнялись жесткой критикой противоречий буржуазного общества.
Как известно, марксистская постановка вопроса о государстве содержала в себе внутреннее противоречие, снимавшееся, как предполагалось, в преобразованном обществе будущего, в котором государство должно «отмереть». Но это противоречие постоянно возникало и перед цивилизационной мыслью.