Гельман М. Русский способ. Терроризм и масс-медиа в третьем тысячелетии

ОГЛАВЛЕНИЕ

Часть третья

Глава вторая. Антитеррористическая Конвенция. Комментарии.

Ниже следует полный текст Антитеррористической конвенции (правил поведения СМИ в случаях террористического акта и контртеррористической операции), который я счел необходимым дополнить краткими комментариями.

Дискуссию вызывало само название документа: должны это быть правила поведения журналиста или средств массовой информации в целом? Выбрали второе - это связано с организацией системы ответственности. Ответственность начинается не в момент сбора информации, а в момент ее распространения.

Добывать информацию журналист обязан любую: он не имеет возможности - особенно в экстремальной ситуации - фильтровать информацию на "полезную" и "вредную". Его дело собрать факты, а уже на СМИ лежит решение, давать их в эфир или нет. Кроме того, СМИ как субъект документа, должны были быть заявлены сразу для урегулирования механизма реализации Конвенции: те СМИ, которые ее не подписали, могут быть не аккредитованы на место событий. А задача аккредитованных СМИ - дать своему журналисту такие указания, разработать такую внутреннюю инструкцию, чтобы поведение корреспондента соответствовало Конвенции.

В целях обеспечения общества достоверной информацией СМИ имеют право и обязаны содействовать открытому обсуждению проблемы терроризма, информировать общество о ходе контртеррористических операций, проводить расследования, сообщать людям информацию о реальных проблемах и конфликтах.

Мы уверены, что угроза терроризма не должна использоваться как повод и оправдание для введения ограничений в отношении прав на свободу мнений и средств массовой информации.

Прежде чем брать на себя ограничения, мы подчеркиваем в преамбуле, что угроза терроризма не должна быть использована для введения лишних ограничений. Мы слишком хорошо знаем, как умеют поворачивать в свою пользу чиновники любых рангов любые запретительные механизмы. Мы хорошо осознаем угрозу терроризма, но и угрозу покушения на свободу слова мы также осознаем, и считаем ее столь же опасной.

Вместе с тем, осознавая опасность, связанную с терроризмом, а также ответственность работы с информацией в этих условиях, мы считаем необходимым добровольно принять следующие правила поведения СМИ и обязуемся руководствоваться ими в своей работе:

1. Работники СМИ обязаны понимать, что в период теракта и контртеррористической операции спасение людей и право человека на жизнь первичны по отношению к любым другим правам и свободам.

Любые ограничения в распространении информации - это ограничения свободы слова. Мы отмечаем, что СМИ сознательно идет на ограничение свободы слова в кризисной ситуации, но подчеркиваем, что они не отказываются от свободы как фундаментального принципа. Трагические ситуации всегда будут использовать для атак на прессу, всегда можно сказать - вот вы написали, а человек прочел и застрелился, вы виноваты в его смерти. Ответственность журналиста - честно информировать людей, журналист не может отвечать за дальнейшее поведение всякого получателя его сообщения. Но в момент теракта и это становится зоной нашей ответственности.

2. В случае получения информации о готовящемся теракте или о его начале до обнародования данной информации журналист обязан сообщить ее руководству своего СМИ.

Здесь тоже были споры - кому сообщить. Многие полагали, что журналист должен сообщить ее органам правопорядка, спецслужбам, и выступали за это именно руководители СМИ, и их было достаточно много. Решили, однако, что руководство СМИ само определится, как поступить с информацией. Мы выбрали наиболее мягкую формулировку, которая больше устраивает средства массовой информации.

3. Журналисты должны иметь при себе и по первому требованию предъявлять редакционное удостоверение или иной документ, удостоверяющий личность и профессиональную принадлежность.

Казалось бы, элементарный пункт. Но мы сочли необходимым остановится на этой теме отдельно. Известно, что от спецслужб можно ожидать всякого, в том числе и провокаций. Выдавать своих людей за журналистов и дискредитировать какими-то их действиями прессы как таковой - такую тактику спецслужб вполне можно себе представить. И, конечно, если мы настаиваем на правах, их делегирование должно быть адресным: конкретному журналисту, с которого потом можно спросить.

4. Руководство СМИ обязано незамедлительно передавать в распоряжение Оперативного Штаба или официальных органов ставшую им известной информацию, которая могла бы быть использована для спасения жизни людей.

5. Исходя из того, что доступ к СМИ с целью изложения своей позиции в большинстве случаев является одной из главных целей террористов, СМИ не должны:

- брать у террористов интервью по своей инициативе во время теракта кроме как по просьбе или с санкции Оперативного Штаба;

Конечно, СМИ стремится заполучить читателя, тиражи, эксклюзивную информацию - это соответствует самой природе журналисткой профессии. Но это стремление не должно превалировать над основной задачей: не пропагандировать террористов, не распространять их мнение.

- предоставлять террористам возможности выйти в прямой эфир без предварительных консультаций с Оперативным Штабом;

Мы ничего не контролируем в прямом эфире. Террористы могут напугать людей, воздействовать не только на своих сторонников, но и на родственников заложников и т.д.

- самостоятельно брать на себя роль посредника (за исключением случаев, когда это санкционировано и сделано по просьбе Оперативного Штаба); если представитель СМИ оказался в числе переговорщиков, он должен воздерживаться от собственных публикаций до разрешения кризиса;

- брать в руки оружие и надевать камуфляжную или иную униформу; понимать, что взяв в руки оружие, работник СМИ перестает быть таковым;

Или ты журналист, или ты воин. Нашумевший случай произошел недавно в Латинской Америке, когда журналист шел в строю, был одет в камуфляж, нес оружие - словом, ничем не отличался от солдата. Его убили, и страховая компания отказалась выплачивать страховку. Она доказала, что в момент, когда он взял оружие, он перестал быть журналистом.

- предлагать террористам, заложникам, другим вовлеченным в конфликт лицам предпринимать какие - либо действия для получения удачных видео - или фотокадров;

Мало того, что это мешает процессу освобождения, это еще может оказаться и ложным месседжем, который не может входить в планы честного СМИ. Вспомните историю с "мертвецами Темишоара", которых сигуранца перевозила с места на место: этот фальшивый репортаж в результате оказал серьезное воздействие на развитие событий.

- оскорблять и унижать террористов, в руках которых жизнь заложников.

Как бы ты не относился к террористам, нужно помнить, что мстить они станут не тебе, а заложникам. Одна из главных ошибок журналистики - и это все признают, стали оскорбления, которыми осыпал захватчиков популярный ведущий ОРТ. Но важно: если всерьез проанализировать все проколы прессы, все это ошибки. Не было сделано ни одного злонамеренного шага, не было ни одного СМИ, которое пыталось бы использовать трагедию, чтобы сыграть свою игру. Ответственность была у всех, и можно говорить только об ошибках. Конечно, нельзя было злить террористов. Я знаю, что ведущий это понимает, что он просто недодумал.

6. СМИ должны:
- помнить, что прямой теле- и радиоэфир может использоваться террористами для передачи условных сигналов сообщникам в других местах;

- избегать детальных подробностей о действиях профессионалов, занятых спасением людей;

- быть тактичными и внимательными к чувствам родных и близких жертв терроризма; проявлять особую чуткость к очевидцам событий как к источникам информации;

Собственно говоря, это призыв быть людьми. Ты пришел, выполняешь профессиональный долг, на тебе как бы защитный панцирь, ты отчужден от процесса. Но человек, которого ты интервьюируешь, совсем в другой ситуации: стресса, горя, и очень легко вывести его из равновесия. Представь себя на его месте. Кроме того, этот призыв - "быть людьми" - нужно адресовать и тем политикам и другим публичным людям, которые использовали "Норд-Ост" для засвечивания своей персоны, для пи-ара на крови. С одной стороны, многих звезд террористы звали сами - Кобзона, Политковскую, подайте нам того-то, того-то... Не исключено, что их появление сработало в лучшую сторону - успокаивания террористов... Но, конечно, не хочется оправдывать тех, кто пытался решить на фоне театрального центра со страдающими людьми свои политические проблемы. Например, обвинять во всем Лужкова. Конечно, на московских властях вина лежит, и огромная, но делать на этом основании из Лужкова злодея, использовать трагедию для сведения счетов - вряд ли красиво. И СМИ должно много раз подумать, прежде чем озвучить такого рода пи-ар.

- избегать излишнего натурализма при показе места события и его участников, с уважением относиться к нравственным, национальным и религиозным чувствам своей аудитории;

Обсуждая этот пункт, мы вспоминали обошедшие экраны всех каналов кадры с трупами террористов в зале "Норд-Оста", когда могло создаться ощущение, что камера просто смакует кровавое зрелище. Информировать, а не впечатлять: вот задача. Слова в такой ситуации сами по себе достаточно впечатляющи.

- быть внимательным к употреблению тех или иных терминов в освещении событий; нельзя идти на поводу у террористов, использующих выгодные для себя самоназвания;

- отдавать себе отчет в том, что заложники террористов являются и заложниками ситуации, в определенный момент превращающимися в инструмент давления на общественное мнение;

Существует феномен - "шведский синдром", когда заложник через некоторое время становится на сторону террориста. И когда ты передаешь в эфир просьбы заложника, ты должен помнить, что он может находиться под влиянием террориста, говорит его устами, причем искренне, под влиянием ситуации. На какое-то время интерес заложника может совпадать с интересом террориста: "выполните их условия, и нас отпустят". Следует помнить, что в большинстве случаев такая логика не решает, а лишь усугубляет ситуацию.

- избегать идентификации родственников и друзей заложников и потенциальных жертв без их согласия.

Иногда очень важно, чтобы террористы не знали, кто у них находится. А вдруг там дочь Президента?

7. Освещая теракты и антитеррористические операции нужно также:

- помнить о своей обязанности информировать общественность, а не сеять панику; следить не только за смыслом сказанного, но и за тоном;

Пункт, который невозможно включить ни в какой Закон. Пункт, доказывающий, что конвенция может больше, чем Закон. Законы предупреждают преступления. Они говорят: ты, наверное, хочешь украсть, так вот - мы тебя предупреждаем. А Конвенция дает информацию журналистам - людям, о которых заранее известно, что они желают только хорошего.

- помнить, что сообщение в СМИ являются общедоступными, в том числе и для тех, кто намеренно создает критическую ситуацию;

- учитывать, что мировое сообщество отвергает связь терроризма с какой - либо конкретной религией, расой или национальностью;

Ситуативные связи, разумеется, могут быть. В разные времена терроризм может концентрироваться в разных точках земли: сейчас он развит в арабском мире, а было время, когда было иначе. Теракт - локальное событие, а национальная рознь имеет более масштабный характер, и потому не следует фиксироваться на национальности преступников.

Вообще, мы готовили свою Конвенцию как международную в том смысле, что ею могут воспользоваться и другие государства. Здесь, однако, необходимым вернуться к русской специфике. Три фактора - религиозный (у двух религий в стране огромное количество сторонников), националистический (на бытовом, но массовом уровне) и сепаратистский - склеились в России вместе, породили взрывоопасную ситуацию. Фундаментальность одного помноженная на массовость другого и остроту третьего - ключевая проблема России. Потому одна из обязанностей наших СМИ - расклеивать эти факторы. Не смешивать национальное с религиозным, религиозное с сепаратистским - из чувства элементарного самосохранения страны.

- понимать, что информационные сообщения не должны содержать сведений, которые могли бы способствовать усилению позиций террористов, например, выступления в поддержку их требований. Подобные жесткие требования могут распространятся исключительно на ситуации, связанные с непосредственной угрозой для жизни людей, и не могут распространятся на события политической, экономической или социальной борьбы, укладывающейся в рамки Конституции.

Этим пунктом мы еще раз подчеркиваем локальность действия Конвенции и невозможность ее применения к более широким ситуациям.

8. СМИ могут сообщать своей аудитории, что часть информации закрыта Оперативным Штабом на время проведения контртеррористической операции по соображениям безопасности для сохранения жизни людей.

* Исключение из данных правил возможны только во имя сохранения жизни людей по согласованию с Оперативным Штабом.

После утверждения этого документа "Индустриальным комитетом" активно начался, при посредничестве "Медиасоюза", процесс подписания документа центральными и региональными СМИ. Теперь мы надеемся на ответное движение со стороны властей. СМИ берут на себя обязательства - и ждут ответных обязательств. Вкратце повторю наши требования:

- Четкое обозначение временных и территориальных границ ситуации, требующей ограничения свободы слова.
- Безусловная аккредитация в горячей точке СМИ, подписавших Конвенцию.
- Исчерпывающей регулярной информации о происходящем.
- Содействие после операции объективному журналистскому расследованию ее обстоятельств, в том числе действий властей и спецслужб.
- Включение представителей СМИ в оперативные штабы.

Мы уверены, что этот комплекс мер может и будет способствовать защите общества как от терроризма, так и от посягательств на свободу слова и другие гражданские права.