Монархи Европы. Судьбы династий

ОГЛАВЛЕНИЕ

ГЕРМАНИЯ. ДИНАСТИЯ ГОГЕНЦОЛЛЕРНОВ

Правители маркграфства Бранденбург уже в середине XIV в. входили в число семи наиболее значительных князей-курфюрстов, участвовавших в избрании императора Священной Римской империи германской нации. Столицей маркграфства стал Берлин, основанный в 1240 г. на р. Шпрее. С начала XV в. здесь обосновался швабский дом Гогенцоллернов.
По преданию, Гогенцоллерны вышли из Швейцарии в период раннего средневековья. Два брата - рыцари, промышлявшие разбоем на больших дорогах, - осели в Швабии, соорудив на скале Цоллер в горах Швабиш Альбкрепость (бург). От названия этой скалы высотой 855 метров, господствующей над равнинными по существу окрестностями, и произошло наименование этих рыцарей и их потомков - Гогенцоллерны (от южнонемецкого "хоэнцоллер" - высокая скала).
Франконская линия Гогенцоллернов, которой суждено было править в государстве Бранденбург-Пруссия, выделилась в 1227 г. и владела бургграфством Нюрнберг.
Примерно в это же время созданный в конце XII в. духовно-рыцарский "Орден дома святой девы Марии Тевтонской", так называемый Тевтонский, или Немецкий, орден, завладев частью польских земель, развернул экспансию против язычников-пруссов в Прибалтике. Подчинив себе Орден меченосцев, Тевтонский орден распространил свои владения по южному и восточному побережью Балтийского моря.
В 1415 г. бургграф Нюрнбергский Фридрих VI (1371-1440) из рода Гогенцоллернов получил марку Бранденбург, став курфюрстом Фридрихом I (правил в 1415-1440 гг.). Своего признания в качестве суверена он добился в упорной борьбе, устранив феодальную анархию в интересах дворянства, а также городов, которые оказали ему поддержку. Это не помешало его преемнику курфюрсту Фридриху II(1440-1470) отплатить городам черной неблагодарностью. Воспользовавшись внутренними противоречиями, Фридрих II в 1442 г. подчинил себе Берлин, лишив его городской автономии *.
К концу XV в. Германия становилась все более раздробленной, в то время как Испания, Франция и Англия уже сложились в национально оформленные государства. Германия не являлась национальным комплексом, так как включала в свой состав французские и славянские территории и считала Рим своим центром. Образование национального государства стало в Германии невозможным из-за римского императорского титула и связанных с ним стремлений к мировому господству. К тому же, и это было самым главным, отдельные германские княжества и группы провинций оставались изолированными друг от друга. Ганза, Рейнский и Швабский союзы городов также были разобщенными.
Вместе с тем естественное развитие торговли, - а основные международные торговые пути проходили через германские земли, - насильственная германизация покоренных славянских земель, а также утрата Италии и французских областей создавали предпосылки для образования централизованного национального государства в Германии.

*Kathe Н. Die Hohenzollernlegende. Berlin, 1978.S. l0-ll.

"Счастливые" браки Гогенцоллернов

Когда Гогенцоллерны появились в Бранденбурге, государство Тевтонского ордена уже покорило или истребило литовское племя пруссов. В 1455 г. Фридрих II приобрел у ордена Ней-Марк. По Торуньскому миру (1466), западная часть Пруссии была присоединена к Польше, а у великого магистра ордена, утратившего свою резиденцию в Мальборке (Мариенбурге), осталась восточная часть, называвшаяся "герцогской Пруссией" со столицей в Кёнигсберге.
Между тем великий магистр Тевтонского ордена Альбрехт фон Ансбах из рода Гогенцоллернов перешел в лютеранство и произвел секуляризацию владений ордена. В 1525 г. он подписал с Польшей мирный договор в Кракове, в соответствии с которым становился ее вассалом уже в качестве светского герцога Пруссии.
Курфюрст Иоахим I (1499-1535),будучи противником Реформации, с такой яростью выступал против протестантизма, что его жена Елизавета, не выдержав фанатизма супруга, в 1528 г. бежала в Саксонию. Его старший сын Иоахим II, став курфюрстом (правил в 1535-1571 гг.), наследовал две трети территории Бранденбурга. В 1539 г., вопреки завещанию отца, Иоахим II перешел в протестантизм. Это не помешало ему в 1550 г. вместе с императором и некоторыми другими владетельными князьями принять участие в осаде Магдебурга, являвшегося оплотом протестантизма.
Объединение Бранденбурга и Пруссии произошло при следующих обстоятельствах. Герцог Альбрехт Фридрих Прусский (1553-1618, правил с 1568 г.), имевший весьма нелестную кличку Слабоумный, женился на Марии Элеопоре, старшей дочери герцога Иоганна Вильгельма фон Клеве. Она родила ему много детей, из которых в живых остались только дочери. Умер Альбрехт Фридрих в 1618 г. от "помрачения рассудка", наступившего вследствие злоупотребления алкоголем. Еще в 1594 г. его старшая дочь Анна вышла замуж за будущего курфюрста Бранденбургского Иоганна Сигизмунда (1572-1619, курфюрст с 1608 г.). Хотя в их семье и было шестеро детей, этот брак отнюдь нельзя назвать счастливым не только из-за того, что кальвинистские взгляды Иоганна Сигизмунда не уживались со строго лютеранской верой Анны, но главным образом потому, что курфюрст был запойным пьяницей. Постоянное обжорство и пьянство подрывали его здоровье: он настолько потолстел, что больше не мог ходить. В 1615 г. Иоганна Сигизмунда "хватил" апоплексический удар, однако умер он лишь четыре года спустя. Как и брак ее матери, несчастное замужество Анны оказалось выгодным для династии. По существовавшему соглашению, в случае прекращения прусской линии Гогенцоллернов территория герцогства Прусского переходила к бранденбургской линии. В 1618 г., после смерти последнего прусского Гогенцоллерна герцога Альбрехта Фридриха, Восточная Пруссия была объединена с Бранденбургом. Зять покойного герцога Иоганн Сигизмунд (курфюрст Бранденбургский в 1608-1619 гг.) принес клятву верности польскому королю и стал герцогом Прусским, оставаясь в этом качестве вассалом Польши. Тевтонские рыцари превратились в крупных феодалов, родоначальников прусского юнкерства.
Когда в 1609 г. дядя Анны по материнской линии Иоганн Вильгельм, последний герцог Клеве, "отдал Богу душу" также от "помрачения рассудка", началась длительная тяжба из-за его наследства, состоявшего из пяти небольших герцогств и графств, довольно развитых в промышленном отношении. Несмотря на незначительные размеры, они имели серьезное значение в трудносохраняемом равновесии между католическими и протестантскими государствами Европы. В ходе затянувшейся борьбы Иоганн Сигизмунд открыто перешел в кальвинизм, в то время как его семья и подданные оставались лютеранами. Благодаря этому маневру он прочнее связал себя с нидерландскими кальвинистами и французскими гугенотами. В 1614 г. был все же достигнут компромисс, в результате которого Клеве, Марк и Равенсберг перешли к курфюрсту, распространив его владения до Рейна.
Таким образом, к марке Бранденбург в течение четырех лет были сделаны значительные территориальные приращения на востоке и западе. Однако вновь приобретенные земли были весьма слабо связаны друг с другом не только географически. У них не было ни общих традиций, ни религии. В эпоху войн такая разбросанность владений таила в себе большую опасность.
Перед Гогенцоллернами стояла задача "заполнить" географические бреши, отделявшие Бранденбург на западе от Клеве и на востоке - от Восточной Пруссии, т. е. создать государство, влияние которого должно было далеко выйти за его границы.

"Великий курфюрст", или "самая хитрая лиса Европы"

Сын курфюрста Георга Вильгельма, Фридрих Вильгельм (1620-1688, правил с 1640 г.), вошел в историю как "Великий курфюрст". Опираясь на дворянское землевладение, он урезал политические права сословий и создал централизованную государственную систему с сильной бюрократией и постоянную армию. Курфюрст, чиновничество и военный аппарат осуществляли политику в интересах юнкерства. В 1653 г. Фридрих Вильгельм подтвердил права бранденбургских юнкеров на крепостных и объявил, что крестьянин, который не сможет доказать обоснованность своей жалобы на господина, подлежит строгому наказанию. Обнищание крестьянства и упадок городов только усиливали экономическую, социальную и политическую власть юнкерства.
От других государств Пруссию отличала доминирующая роль армии, которая с неизбежностью должна была привести к милитаризации всего общества. Однажды курфюрст заявил, что "на мече и науке должно быть основано значение этого государства без прошлого, с одним будущим", и приступил к реализации своих "державных" замыслов.
Своего прадеда Фридриха Вильгельма "великим" назвал Фридрих II. Открыв гроб своего истлевшего предка, он коснулся рукой его головы и сказал: "Господа, он совершил здесь великие дела". Однако из своих главных устремлений - добиться суверенитета в Пруссии, приобрести Переднюю Померанию и гавань на Балтийском море- он сумел осуществить лишь первое.
Когда Фридрих Вильгельм в 1640 г. в 20-летнем возрасте стал курфюрстом, его земли были опустошены Тридцатилетней войной, заняты иностранными войсками или разорены своими. Значительного успеха он достиг при заключении Вестфальского мира (1648). Воспользовавшись своей 8-тысячнойармией в качестве средства давления, он приобрел секуляризованные епископства Минден и Хальберштадт и право на присоединение Магдебурга после смерти его архиепископа. Он получил также Заднюю Померанию, в то время как Передняя Померания осталась у шведов.
В 1651 г. Фридрих Вильгельм попытался силой оружия решить вопрос о герцогствах Юлих и Берг, расположенных по обоим берегам Рейна, что ему не только не удалось, но и заставило просить помощи у императора. Кроме сомнительной славы "нарушителя мира", эта авантюра ему ничего не принесла.
Фридрих Вильгельм всегда следовал основному жизненному правилу, что "никакой союз не должен дальше сохраняться, если он достиг своей цели, и никакой договор не обязательно соблюдать вечно". Когда в 1655 г. началась война между Швецией и Польшей, бранденбургский курфюрст сначала выступил на стороне Швеции. Действия союзных войск привели к серьезному успеху - падению Варшавы. В соответствии с Велявско-Быдгощским договором (1657), курфюрст был освобожден от ленной зависимости в отношении Польши и признан сувереном в Восточной Пруссии. Однако, когда Фридрих Вильгельм перешел на сторону своего недавнего противника, надеясь завладеть Передней Померанией, ни Польша, ни империя не поддержали его притязаний. Оливский мирный договор (1660), завершивший Северную войну (1655-1660), закрепил права бранденбургского курфюрста в Восточной Пруссии.
В 70-х гг. Фридрих Вильгельм неоднократно менял союзника в войне между Францией и Голландией. В конце концов Людовик XIV отомстил своему неверному партнеру, подтолкнув Швецию к вторжению в Бранденбург. В 1675 г. шведские войска выступили из Померании и заняли часть владений Бранденбурга, однако в сражении при Фербеллине небольшая прусская армия численностью в 8 тыс. человек разбила превосходящие силы шведских войск. Эта победа привела к небывалому взлету международного престижа Бранденбурга-Пруссии, а курфюрст был прославлен в одной балладе как "великий" *.

*Frey L. и М. Friedrich I. Preussens erster Konig.Graz-Wien-Koln, 1984. S. 25.

Фридриху Вильгельму удалось изгнать шведов из Бранденбурга и завладеть Передней Померацией и Штеттином, однако, по Нимвегенскому мирному договору (1679), он вынужден был возвратить Швеции Переднюю Померацию и часть устья р. Одер.
В 1670 г. был составлен план захвата Силезии. С надеждой на территориальные приобретения Фридрих Вильгельм в 80-х гг. выразил молчаливое согласие с присвоением Людовиком XIV некоторых имперских территорий, однако это ему не помогло. Передняя Померания так и осталась в шведских руках.
Перед своей смертью он вознамерился вновь сменить союзников и вместе с императором, англичанами и голландцами выступить против Франции, хотя незадолго до того был готов поддержать французскую кандидатуру на императорский престол. Примечательно, что пароль для караула в день его смерти звучал: "Лондон и Амстердам". Из-за постоянных нарушений им своих союзнических обязательств Людовик XIV назвал его "самым вероломным из всех неверных вассалов", а один из французских дипломатов - "самой хитрой лисой Европы"*.
Основную ставку "Великий курфюрст" делал на армию. В своем завещании он писал: "Хотя союзы и могут быть достаточно хороши для обеспечения безопасности, однако собственная армия - лучше". К концу его правления небольшое наемное войско численностью в 2,5 тыс. человек превратилось в 30-тысячную дисциплинированную армию, составлявшую примерно 3% населения. Вся военная система подверглась радикальной реформе. Рекрутирование проводилось на "свободном рынке" в его землях от имени курфюрста. Полки комплектовались из солдат, завербованных в разных провинциях, что нанесло сильный удар по "регионализму" Унификации армии содействовали учреждение своего рода генерального штаба и назначение генерального военного комиссара, выполнявшего интендантские функции. Создание офицерских школ и введение строгой регламентации службы содействовали превращению армии в профессиональную.

* Augstein R. Preussells Friedrich und die Deutschen. Frankfurt a. M., 1968. S. 27; Hinrichs С. Friedrich Wilhelm I. Konig in Preussen. Hamburg, 1941. S. 7.

Как постоянная армия, так и флот оплачивались в значительной степени за счет налогов, выжимаемых курфюрстом из своих подданных. Этой цели служили поступления из доменов, от пошлин, чеканки монет, прямых и косвенных налогов, акциза, военных налогов и т. д. Примерно половина всех поступлений шла на армию.
Так как дворяне весьма успешно противостояли сбору акциза, он, по существу, взимался лишь в городах. Особенно активную оппозицию курфюрст встретил в Восточной Пруссии, где руководителем "аристократического" сопротивления стал Альберт фон Калькштайн, а вождем оппозиции в Кёнигсберге - член магистрата и купеческой гильдии Иеронимус Рот. Взбешенный курфюрст решил их сурово наказать. Рот всю оставшуюся жизнь провел в заключении, а Калькштайна, бежавшего под защиту польского короля, по распоряжению Фридриха Вильгельма похитили, что и в те времена считалось грубым нарушением международных норм. Завернутым в ковер его перевезли через границу, предали суду как изменника и после пыток казнили. На этом с оппозицией в Восточной Пруссии было покончено.
Вместе с тем Фридрих Вильгельм проявлял большую веротерпимость. При нем в страну переселились тысячи иммигрантов из разных стран, в том числе около 20 тыс. гугенотов из Франции, много лютеран и кальвинистов из католических княжеств Германии, а также католиков и евреев. Они создавали бумажные, шелковые и другие мануфактуры. Это соответствовало представлениям Фридриха Вильгельма, что "промышленность и торговля суть главные опоры государства".
Уделяя большое внимание вопросам образования, курфюрст носился с фантастическим проектом строительства небывалого университетского города, который он рассчитывал с помощью международных соглашений сделать неприкосновенным в случае военных действий. Основные направления деятельности курфюрста позволяли современникам утверждать, что сила его государства опирается на оружие и просвещение.
Главное достижение Фридриха Вильгельма - создание из слабо связанных между собой владений достаточно сплоченной территории с четко функционирующим государственным аппаратом. При этом курфюрсте сложилась абсолютистская система правления. Его постоянная армия не только усилила позиции Бранденбурга-Пруссии в Европе, но и играла роль объединяющего фактора для далеко отстоявших друг от друга земель. Возникли предпосылки для формирования так называемого служилого дворянства, которое должно было стать существенной опорой абсолютного монарха.
Любопытно, что в своем завещании Фридрих Вильгельм высказал пожелание разделить свою страну между сыном от первого брака (с Луизой Генриеттой Нассау-арапской) и его братьями от второго брака (с Доротеей Гольштейн-Глюксбургской). Это завещание, однако, никогда не было исполнено, что и позволяет считать "Великого курфюрста" основателем прусского государства, бюрократической системы управления и прусской армии.

Приобретение королевской короны

По иронии судьбы преемником Фридриха Вильгельма стал его сын Фридрих, не отличавшийся "богатырским" здоровьем. Потомки обычно рассматривали его правление как интермедию между правлением "Великого курфюрста" и Фридриха Вильгельма I, а его единственное выдающееся политическое достижение - приобретение королевской короны - как плод его непомерного тщеславия. По мнению Фридриха II, его дед был "велик в малом и мал в великом".
Третий сын "Великого курфюрста"* родился 11 июля 1657 г. в Кёнигсберге и при крещении в лютеранской церкви был наречен Фридрихом. Из-за травмы позвоночника, полученной в детстве, он приобрел кличку Горбатый, что в общем-то не соответствовало действительности, так как для сокрытия этого физического дефекта вполне хватало парика. Однако на формирование таких его личных качеств, как пессимизм и недоверчивость, большое влияние оказали страдания, перенесенные им при лечении врачами-ортопедами, использовавшими всевозможные корсеты и костыли. По специальной программе, подготовленной курфюрстом, его обучали не только немецкому, но и иностранным языкам, географии и истории, игре на флейте и клавикордах. После кончины матери отношения Фридриха с отцом быстро ухудшились, а курфюрстом он стал в 1688 г. лишь благодаря смерти своего старшего брата.

* Старшие сыновья "Великого курфюрста "Вильгельм Генрих и Карл Эмиль умерли: первый- младенцем, а второй - в 18-летнем возрасте.

Подчинявшийся обычно воле отца, Фридрих проявил удивительное упорство и добился его согласия на брак с Елизаветой Генриеттой Гессен-Кассельской, который был заключен в 1679 г. Впоследствии он женился еще два раза: на Софии Шарлотте Ганноверской, сестре будущего английского короля Георга I, и Софии Луизе Мекленбургской. Когда здоровье отца серьезно ухудшилось, Фридрих стал принимать все большее участие в государственных делах и присутствовал на заседаниях правительственного совета **.
Так как владения Фридриха III простирались от Балтики до Рейна, он был вовлечен в международные конфликты и на Востоке, и на Западе. Его экспансионистские устремления неизбежно велик усилению напряженности в отношениях со Швецией из-за Передней Померании, с Польшей и Россией - из-за Западной Пруссии и Эрмланда, а владения на Рейне побуждали его противостоять территориальным притязаниям Франции.

**Frey L. и. М. Ор. cit. S. 33-34, 36, 41.

Примерно в то же время, когда принц Оранский завладел короной Англии, а курфюрст Фридрих Август Саксонский проложил себе путь к польскому трону, Фридрих III энергично приступил к осуществлению своего плана восшествия на королевский престол. Однако то, что в своих истоках воспринималось современниками как проблема престижа, оказалось "шедевром государственного искусства".
Само географическое положение Бранденбурга-Пруссии и сила армии Фридриха III могли превратить его для соседей или в важного союзника, или в опасного противника. Исходя из этого, он пришел к выводу, что если Фридрих I сделал Гогенцоллернов династией курфюрстов, то он, Фридрих III, должен добыть для них королевскую корону. Однако, несмотря на поддержку некоторых имперских министров, получивших от него взятки на общую сумму в 300 тыс. талеров, император упорно уклонялся от положительного ответа на его демарши, опасаясь дальнейшего усиления курфюрста Бранденбурга-Пруссии и считая, что Вена все равно ничего не выиграет от появления нового "короля вандалов на Балтике".
В конце концов согласия кайзера на получение им королевского титула Фридрих III добился в связи с вопросом об испанском наследстве. Кайзер не только принял обязательство признать Фридриха королем в Пруссии, но и убедить другие державы поддержать это решение. Однако королями не в Пруссии, а Пруссии Гогенцоллерны стали лишь в 1772 г., когда при разделе Польши приобрели Западную Пруссию. Правда, по-французски Фридриха I уже называли королем Пруссии. В свою очередь Фридрих обещал в случае войны предоставить кайзеру 8-тысячное войско и поддержать Габсбургов при следующих выборах императора.
Коронация Фридриха состоялась 18 января 1701 г. в Кёнигсберге, в Восточной Пруссии, т. е. вне пределов Священной Римской империи. Здесь Фридрих родился, здесь же и стал королем, собственноручно увенчав себя королевской короной. Лишь один из преемников Фридриха I, Вильгельм I, был коронован там же в 1861 г. Всего на всю процедуру коронации ушло около 6 мин талеров, причем для покрытия этих расходов был введен специальный коронационный налог. Королевское достоинство, без сомнения, усилило позиции Фридриха I и внутри и вне пределов империи. О значении этого события говорит хотя бы само продолжительное сопротивление императора притязаниям Фридриха на королевский трон и тот факт, что Ватикан до 1788 г. отказывался признать Прусское королевство.
Так как Пруссия не входила в состав Священной Римской империи, Фридрих I имел возможность предоставлять прусские контингенты как в распоряжение кайзера, так и его противников. Королевский титул наконец-то принес Пруссии полную независимость от Польши. Однако Западная Пруссия оставалась под польским суверенитетом и разделяла владения Фридриха I на две части, что служило "основанием" для грядущих экспансионистских устремлений Пруссии в отношении Польши.
Приверженность Фридриха I протестантизму играла в его, внешней политике особую роль, что не мешало ему выступать вместе с католиком-кайзером против лютеран-шведов. За получение королевского титула Фридрих дорого заплатил австрийскому дому. Фридрих II справедливо упрекал своего деда в том, что он пожертвовал 30 тыс. своих подданных в войнах кайзера и его союзников. Кровью своего народа он расплачивался с англичанами и голландцами. Правда, когда Англия вышла из воины за испанское наследство, Фридрих продолжал военные действия, так как Франция угрожала интересам его государства. В то же время участие в Северной войне не дало ему ничего, так как после 1709 г. воюющие державы уже не хотели идти на какие-либо существенные уступки Пруссии.
Не будучи по своей сущности военным, Фридрих I увеличил численность армии до 40 тыс. человек. Регулярно заседал Тайный военный совет. Огромные расходы на содержание войск и невероятная роскошь королевского двора нанесли колоссальный урон государственным финансами Однако в тех пределах, которые ему позволяли бедность и разбросанность его владений, Фридрих I сделал много для развития искусства, науки и образования. Так, по его замыслу были основаны университет в Галле и Берлинская Академия наук, а построенные при нем здания определяли архитектурный облик Берлина вплоть до конца второй мировой войны. Умер он в 55-летнемвозрасте в феврале 1713 г. *

* Koch W. Hof-und Regierungsverfassung KonigFriedrichs I von Preussen (1687-1713). Breslau, 1926.

"Фельдфебель на троне"

Его сын Фридрих Вильгельм I(1688-1740, правил с 1713 г.) принял решительные меры по укреплению в Бранденбурге-Пруссии государственного механизма абсолютной монархии с его важной составной частью - милитаризмом. Гогенцоллерны по-прежнему стремились к дальнейшему округлению своих владений всеми возможными средствами, прибегая к взяткам, покупке территорий, мошенничеству с наследствами и вероломным договорам о разделе чужих земель. Территориальная раздробленность и экономическая отсталость государства Гогенцоллернов усиливали их стремление к присоединению более развитых областей. В стране происходило заметное развитие лишь тех отраслей промышленности, которые были связаны с военными поставками - производством оружия и сукна для обмундирования.
Фридриху Вильгельму I приписывалось изречение, что Пруссия может быть или слишком большой, или слишком маленькой. Он, разумеется, считал, что она не должна быть "слишком маленькой", и прилагал все усилия к ее расширению. Так, едва став королем, Фридрих Вильгельм договорился со шведами о том, что до конца Северной войны Штеттин будет занят прусскими войсками, так как сами шведы уже были не в состоянии противостоять русской армии. Однако, как бы оказав шведам дружескую услугу, Фридрих Вильгельм I не только не собирался уходить оттуда, но и был полон решимости даже с помощью оружия присвоить еще большую часть Передней Померании. 13 июня 1714 г. Фридрих Вильгельм I подписал секретный договор с русским царем Петром I, в соответствии с которым мог завладеть Передней Номерацией до Песне. В 1720 г. под давлением Англии Пруссия заключила договор со Швецией и разорвала союз с Россией. От Швеции к Бранденбургу-Пруссии перешла часть так называемой Старой Передней Померании.
Фридрих Вильгельм I по своему облику и темпераменту был прямой противоположностью отцу. Насколько охотно он пускался в детстве в потасовки с более слабыми сверстниками, настолько тяжело переживал, когда доставалось ему самому, как это было в случае с его двоюродным братом, будущим английским королем Георгом II. С ним он примирился лишь на смертном одре, попросив свою жену, сестру Георга, сообщить ему о том, что он его простил.
В отличие от отца Фридрих Вильгельм был экономным до скаредности, ненавидел пышность и мотовство, процветавшие при дворе, считая, что они ведут к разрушению государства. Король невероятно гордился тем, что он "настоящий немец", хотя его язык изобиловал французскими словами. По его мнению, "настоящий немец" не нуждается в образовании. Он любил говорить, что все ученые - дураки, а позднее неоднократно угрожал закрыть Берлинскую Академию наук. "Фельдфебель на троне", Фридрих Вильгельм с презрением относился к ученым, поэтам и писателям. Лейбница он считал совершенно бесполезным человеком, непригодным даже для того, чтобы "стоять на часах". Известный философ-просветитель Кристиан Вольф, профессор Галльского университета, был по распоряжению кабинета в 1723 г. выслан из страны, так как в детерминизме его философии монарх усматривал... оправдание дезертирства!
Фридрих Вильгельм I был страстным охотником, но особенно любил все, что было связано с армией. После назначения его командиром пехотного полка он все свободное время занимался муштровкой своих солдат. Даже во время болезни он для повышения жизненного тонуса рисовал солдатиков. И в дальнейшем армия оставалась в центре его помыслов, являясь тем орудием, с помощью которого он добывал себе новые земли и подданных. Недаром для его современников Пруссия была не государством, владевшим армией, а армией, которая владела государством. В историю он вошел как "солдатский король". Позже Фридрих II весьма метко сказал, что если при Фридрихе I Берлин стал Афинами Севера, то при Фридрихе Вильгельме I - Спартой. К концу его правления прусская армия насчитывала почти 90 тыс. человек (при населении в 2,5 млн) и занимала по своей численности четвертoe место в Европе. Для выжимания из населения средств, шедших в основном на военные нужды, Фридрих Вильгельм создал "Высшее управление финансов, военных дел и доменов".
Военная сила применялась внутри страны для борьбы с выступлениями крестьян, ремесленников, подмастерьев и т.д. Когда в 1717 г. в Котбусском округе около 4 тыс. сербских крестьян отказались отрабатывать барщину на своих помещиков, по приказу короля войска жестоко подавили восстание. По его же распоряжению в 1731 г. несколько рот солдат сносили старые дома в Берлине, чтобы принудить жителей к строительству новых зданий, соответствующих облику большого города - резиденции короля.
Отличительными особенностями прусского милитаризма были реакционная военная идеология, бесчеловечная муштра и система варварских наказаний, практиковавшихся не только в армии, но и среди других слоев населения, когда порке подвергались даже придворные. Жестко, до мелочей регламентируя жизнь своих подданных, монарх, будучи в плохом настроении, наносил прохожим палочные удары или бил их ногами.

Отец и сын

Пропасть между Фридрихом I и его сыном Фридрихом Вильгельмом была, пожалуй, непреодолимое, чем у других Гогенцоллернов, для которых вообще был характерен конфликт поколений. Однако, глубоко веря в необходимость подчинения установленной Богом власти, кронпринц всегда сохранял послушание в отношении отца. 24 января1712 г. он обрадовал больного Фридриха известием, что родился горячо желаемый им внук, который по предложению деда был при крещении также назван Фридрихом. Отныне будущее дома Гогенцоллернов было связано с этим ребенком, третьим сыном Фридриха Вильгельма I, сыгравшим выдающуюся роль в германской истории.
В 1718 г. Фридрих Вильгельм I пригласил в качестве воспитателей своего сына прусских офицеров и в соответствии с модой того времени - французов. На формирование личности Фридриха большое влияние оказали постоянная натянутость в отношениях между его родителями и жизнь при наполненном интригами дворе. Ни любви, ни доверия Фридрих Вильгельм от него таки не дождался. Фридрих ненавидел отца и по возможности старался его избегать, испытывая перед ним лишь "дикий страх, рабское почтение и покорность". Королева София Доротея, воспитанная во французском духе дочь курфюрста Ганноверского, ставшего в 1714 г. королем Англии Георгом I, поощряла как хорошие, так и менее привлекательные наклонности сына, сознательно противодействуя во всем своему мужу. Жизнь королевской семьи (у Фридриха Вильгельма I было 14 детей*), по свидетельствам очевидцев, проходила в ненависти, страхе, притворстве и лжи. В связи с дальнейшим ухудшением отношений между отцом и сыном король даже обдумывал возможность лишить его права наследования престола.
Тогда, воспользовавшись путешествием, которое они совершали вместе с королем по различным германским "столицам", Фридрих договорился с лейтенантом Катте, с которым имел дружеские отношения, об организации побега. Однако "заговор" раскрыли. Фридрих был взят под стражу, а военный трибунал, заявив, что осуждение кронпринца не входит в его компетенцию, приговорил Катте к пожизненному тюремному заключению. Недовольный этим, король настоял на смертном приговоре, который и привели в исполнение под окнами его сына. По приказу короля два капитана подвели Фридриха к окну, чтобы он увидел казнь собственными глазами.
С находившегося в Кюстрине Фридриха посланная королем специальная комиссия взяла клятву, что он будет следовать воле отца, в противном же случае лишится права на наследование короны. В мае 1731 г. Фридрих Вильгельм I писал гофмаршалу фон Вольдену в Кюстрин о Фридрихе: "...он должен только выполнять мою волю, выбросить из головы все французское и английское, сохранив в себе лишь прусское, быть верным своему господину и отцу, иметь немецкое сердце, выбросить из него все франтовство, проклятую французскую политическую фальшивость и усердно просить у Бога милости..." **
В следующем году, после возвращения Фридриха в Берлин, Фридрих Вильгельм I, не особенно интересуясь его мнением, женил кронпринца на принцессе Елизавете Христине Брауншвейг-Вольфенбюттельской (брак оказался бездетным). После свадьбы Фридрих отправился в свой "любимый гарнизон" в Руппин, в который ранее был назначен командиром полка. Однако вскоре монотонное течение его жизни прекратилось. В связи с форсированием французскими войсками Рейна кронпринц летом 1734 г. "как волонтер" отправился в главную квартиру принца Евгения, самого крупного полководца своего времени. Хотя военные действия велись вяло, все же пребывание в армии оказалось для него "школой, в которой из путаницы и беспорядка, царивших в этой армии, можно было извлечь уроки". Теперь он знал, "какой должна быть обувь мушкетеров, как долго солдат может ее носить и сколь долго он должен обходиться ею во время кампании, а также все мелочи, относящиеся к солдатской жизни, вплоть до стофунтовой пушки и в конечном счете вплоть до высших должностей..." ***

* Дочери Фридриха Вильгельма I Филиппина Шарлотта и Луиза Ульрика (Ловиза) были замужем соответственно за герцогом Карлом I Брауншвейгским (братом Елизаветы Христины, на которой был женат Фридрих II) и шведским королем Адольфом Фредриком. Примеч. сост.
** Der Konig Friedrich der Grosse in Briefen,Berichten, Anekdoten. Mit lebensgeschichtlichenVerbilldungen. 13. Aufl. Ebenhausen bei Munchen,1941. S. 29.
*** lbid. S. 48, 49, 54, 55.

Отец приобрел для него возле Руппина замок Райнсберг, причем кронпринц лично руководил его перестройкой. По его замыслу замок должен был стать "святилищем дружбы". Основными его занятиями были служба, чтение и музыка.
В 1738г. вышла под псевдонимом первая политическая "прокламация" Фридриха "Соображения о современном политическом состоянии Европы", в которой он излагал "просветительские" взгляды на проблемы международных отношений. "Вместо того чтобы беспрестанно вынашивать планы завоеваний, - писал он о князьях, - пусть эти земные боги приложат все старания к тому, чтобы обеспечить счастье своего народа... Пусть они поймут, что подлинная слава князя состоит не в подавлении своих соседей, не в увеличении числа своих рабов, но в том, чтобы выполнять обязанности своего предназначения и во всем соответствовать намерениям тех, которые наделили его властью и от которых он получил высшее могущество"*. Правда, став королем, он отбросил эти благие пожелания.
В отношении интеллектуальных интересов Фридрих был на порядок выше других европейских монархов, профессионально занимаясь литературой, философией и музыкой. Он написал огромное количество специальных исследований ("Генеральные принципы ведения войны", "О немецкой литературе", "Критика "Системы природы" (Гольбаха), "История Семилетней войны" и др.). Его политическая и личная переписка охватывает десятки томов. Проявляя большую веротерпимость и даже приближаясь к атеизму, он в 1736 г. вступил в переписку с Вольтером, продолжавшуюся всю жизнь. С 1750 по1753 г. Вольтер жил в Потсдаме в качестве гостя короля Фридриха II.В 1745-1747 гг. по рисунку короля архитектор Георг Кнобельсдорф построил в Потсдаме дворец Сан-Суси, ставший любимой резиденцией Фридриха. Король прекрасно играл на флейте и сочинил много музыкальных произведений разнообразных жанров. Он не скрывал симпатий к французскому Просвещению. Современники и потомки считали его представителем "просвещенного абсолютизма".
Ко времени последней болезни Фридриха Вильгельма I отношения между ним и сыном значительно смягчились. Король заявил окружавшим его придворным: "...я оставляю после себя своего сына, который имеет все способности к тому, чтобы хорошо править; он мне обещал, что сохранит армию. Я знаю, что он любит войска и храбр, я знаю, что он сдержит свое слово, оно бладает разумом, и все будет идти хорошо" **.

* Der Konig Friedrich der Grosse in Briefen...S. 77.
** Der Konig Friedrich der Grosse in Briefen...S. 82.

Фридрих II Великий

Став в 1740 г. королем, Фридрих II получил в наследство сильную армию и безотказно функционирующий бюрократический государственный аппарат.
Еще будучи кронпринцем, Фридрих в своем труде "Антимакиавелли" изложил свои взгляды на различные виды войн, между прочим всецело оправдывая развязывание превентивных войн. Он считал, что если монарх видит приближение военной грозы, молнии, которые ее возвещают, но не может один предотвратить ее, то, если он достаточно умен, "объединится со всеми, интересы которых оказались в столь же угрожающем положении... Таким образом, будет лучше, если князь, если он еще располагает возможностью выбирать между оливковой ветвью и лавровым венком, решится предпринять наступательную войну, чем если бы он дождался того безнадежного времени, когда объявление войны может отсрочить лишь на несколько мгновений его рабство и его гибель. Лучше опередить самому, чем позволить опередить себя..." *.
Тогда эти слова кронпринца не привлекли к себе особого внимания. Но, едва став королем, Фридрих II немедленно взялся за дальнейшее усиление армии. Вольтеру он написал о том, что "увеличил силу государства на 16 батальонов, 5 эскадронов гусар и один гвардейский эскадрон и заложил основу для нашей новой академии". Он создает департамент торговли и мануфактуры, приглашает художников и скульпторов. "Наибольшие хлопоты, - сообщал он Вольтеру, - я имею от закладки новых складов во всех провинциях, которые должны быть столь значительны, чтобы содержать для всей страны зерно на полтора года вперед" **. Таким образом, рассказ о его "просветительских" и реформаторских намерениях и деяниях даже в послании к Вольтеру переплетается с повествованием о чисто военных мероприятиях.
Поводом для реализации вызревавших у Фридриха II экспансионистских замыслов послужила смерть императора Карла VI, "последнего габсбургского правителя". Узнав об этом, писал Фридрих II в "Истории моего времени", "я тотчас принял решение выдвинуть притязания на княжества Силезии, на которые мой дом имел очень обоснованные права, и принял меры, чтобы осуществить свои притязания вооруженным путем. Это было безошибочным средством увеличить власть моего дома и добыть себе славу, если счастье придет на помощь моему предприятию" ***.
В обмен за признание "прагматической санкции" 1713 г., в соответствии с которой в случае отсутствия у императора сыновей престол переходил к его дочери Марии Терезии, Фридрих II потребовал уступки ему Силезии, предъявив необоснованные притязания на герцогства Егерндорф, Лигниц. Бриг и Воляу. Когда Мария Терезия отвергла его домогательства, прусские войска вторглись в Силезию. Так началась война за австрийское наследство - первая Силезская война1740-1742 гг.
Уже в этой войне, развязанной Фридрихом II с целью захвата плодородной и промышленно развитой Силезии, проявился его авантюризм, ибо Мария Терезия не имела тогда недостатка в союзниках. Король Англии, Голландия, другие европейские государства и сама империя гарантировали выполнение "прагматической санкции". Как признавал Фридрих II, опасности, из-за которых приходилось рисковать, "были велики как в отношении числа, таки характера врагов, которых надо было победить. Я не имел союзников, изменчивое военное счастье или несчастье проигранного сражения могло поставить меня в тяжелое положение", да и противостоявшие ему войска состояли из опытных "старых солдат кайзера, поседевших в боях" ****.
Однако в этой войне Фридрих II не был так уж одинок, как он это пытался позднее изобразить. Если на австрийской стороне выступали Англия, Голландия и Россия, то на стороне Пруссии - Франция. В войне принял участие и ряд германских государств, в том числе Саксония и Бавария. В ходе боевых действий особенно пострадало население Силезии, Богемии, Моравии, Пфальца и Саксонии. Первоначальные военные успехи прусской армии сменились контрнаступлением австрийских войск. Тогда, забыв о своих союзниках, Фридрих II заключил сепаратный мир с Австрией, удержав за собой большую часть Силезии.

*Der Konig Friedrich der Grosse in Briefen...S. 87.
** Ibid. S. 95-96.
***Der Konig Friedrich der Grosse in Briefen...S. 108.
**** Ibidem.

Однако в 1744 г. прусские войска возобновили военные действия, начав вторую Силезскую войну. В следующем году Пруссия подписала новый сепаратный мир с Австрией и Саксониейв Дрездене. Война за австрийское наследство завершилась Ахенским миром(1748). Дрезденский и Ахенский мирные договоры подтвердили переход значительной части Силезии к Пруссии. Государство Фридриха II настолько усилилось в политическом и экономическом отношении, что стало в ряды великих европейских держав.
После войны за австрийское наследство соотношение политических сил между германскими государствами стало определяться вновь сложившимся австро-прусским "дуализмом", соперничеством между Габсбургами и Гогенцоллернами. Разразившаяся между Австрией и Пруссией таможенная война препятствовала складыванию в германских землях внутреннего рынка и отрицательно сказывалась на развитии немецкой торговой буржуазии.
Милитаризация общественной жизни в Пруссии вела к дальнейшему укреплению господствующих позиций юнкерства. Офицеры нередко пополняли ряды высших государственных служащих, пересаживая военный образ мышления и действий в сферу гражданской администрации. Осуществляя политику "просвещенного абсолютизма", Фридрих II истолковывал буржуазные государственно-правовые теории в феодальном духе и использовал их для идеологического обоснования своего господства. Проводимые им реформы ограничивались в основном сферами юстиции и культуры.
Так как почти все государственные средства уходили на содержание армии и ведение войн, на школы денег в Пруссии никогда не хватало. В королевском школьном регламенте 1763 г., как бы оправдывавшем "чрезвычайный упадок" школьного дела в стране, говорилось о том, что "из-за неопытности большинства церковных служащих и учителей молодые люди в деревнях растут в невежестве и глупости". По его собственному признанию, Фридрих по-немецки говорил, "как кучер". Он так и не понял значения Гете и Канта для культурного развития страны. Поклонник французской литературы, он на закате своих дней о немецкой литературе высказывался с пренебрежением. Сама конфессиональная терпимость Фридриха II объяснялась стремлением увеличить население страны с фискальными целями, в интересах ее промышленного развития и расширения возможностей рекрутирования солдат.
Противоречия феодального общества со всей остротой проявлялись в армии, где дворянин, выступавший в роли офицера, поддерживал свое господствующее положение с помощью палочной дисциплины, а позднее требовал безусловного послушания крестьянина в своем поместье. Фридрих II считал, что "солдат должен бояться своего офицера больше, чем противника", и нередко лично присутствовал при телесных наказаниях в армии. По уставу, в прусской армии палку имели все, кроме солдат. В своем Политическом завещании 1752 г. Фридрих II писал, что "о военных следует говорить с таким же священным благоговением, с каким священники говорят о божественном откровении".
Известному итальянскому поэту Альфьери, посетившему Пруссию, Берлин представился "омерзительной огромной казармой, а вся Пруссия с ее тысячами наемных солдат - одной колоссальной гауптвахтой". На крестьян и другие недворянские классы и слои народа были возложены расходы на содержание военного и гражданского аппарата управления. Чтобы увеличить поступление акциза, в сельской местности было почти повсеместно запрещено занятие ремеслом. Горожане несли тяготы по расквартированию солдат и выплачивали налоги. Все это позволяло содержать армию, считавшуюся одной из самых сильных в Европе.
Все, с кем Фридрих II воевал, узнавали "философа на троне" со всем с другой стороны. Он вынашивал планы захватов в Польше, аннексии Богемии, а Курляндию рассчитывал превратить в зависимое от Пруссии княжество со своим братом Генрихом на престоле. Но особенно притягивало его к себе одно из наиболее промышленно развитых немецких государств - Саксония.
В августе 1756 г. прусские войска вторглись в Саксонию и заняли ее территорию, положив тем самым начало Семилетней войне. В ней столкнулись две коалиции, окончательно сложившиеся уже в ходе военных действий. Если от Англии Фридрих II получал лишь субсидии (основные военные действия между Англией и Францией велись в Северной Америке), впрочем крайне ему необходимые, то ему противостояла так называемая "коалиция Кауница" (по имени австрийского канцлера),в которую входили, кроме Австрии и Франции, Россия, Польша, а позднее и Швеция. В конфликт было вовлечено большинство немецких государств.
В течение семи лет Фридрих II совершил три наступательных и четыре оборонительных похода, что свидетельствует о том, что время работало против него. На начальном этапе война была для него успешной. В ноябре 1757 г. пруссаки нанесли французским войскам тяжелое поражение у Россбаха, а в декабре того же года одержали победу над австрийцами при Лейтене. Однако еще в июне 1757 г. пруссаки проиграли австрийцам сражение при Калине, что заставило их уйти из Богемии. Почти одновременно русская армия под командованием фельдмаршала С. Ф. Апраксина вступила в Восточную Пруссию, нанеся противнику поражение при Гросс-Егерсдорфе.
В августе 1758 г. произошло кровопролитное сражение между прусской и русской армиями под Цорндорфом. Потери прусских войск составили 12тыс. и русских - 19 тыс. убитыми, но решающего успеха ни одна из сторон не добилась. Самое крупное поражение войска Фридриха II (48 тыс. человек, 200 орудий) потерпели от соединенной русско-австрийской армии генерал-аншефа П. С. Салтыкова (41 тыс. русских, 18,5 тыс. австрийцев, 248 орудий) при Кунерсдорфе I (12) августа 1759 г. Прусская армия потеряла 19 тыс. человек и 172 орудия. Потери союзников составили около 15 тыс. человек. О разгромленном при Кунерсдорфе прусском короле А. В. Суворов, участвовавший тогда впервые в крупном сражении, позже писал как о "повергнутом в ничтожество Фридрихе". Гусарский конвой чудом уберег его от плена. Потерянная Фридрихом II при бегстве шляпа до сих пор хранится в Эрмитаже. Прусская армия, снискавшая своему полководцу прозвище "Великого", не выдержала столкновения с русской армией. "Русского солдата мало убить, его нужно еще и повалить", - говорил Фридрих II *.

*См. Суворов А. В. Письма. М., 1987.С. 414-415, 651; Семилетняя война. М., 1948.С. 482-489.

Осенью 1760 г. русские войска вступили в Берлин, но оставались там недолго. Спасла положение Фридриха II смерть императрицы Елизаветы 25 декабря 1761 (5 января 1762) г. и воцарение на российском престоле Петра III, прекратившего войну против своего кумира. Семилетняя война завершилась в 1763 г. подписанием мира между Англией и Францией в Париже и в замке Губертсбург (под Лейпцигом) - между Австрией и Саксонией, с одной стороны, и Пруссией - с другой. Фридрих II признавал, что в ходе Семилетней войны он потерял 120 своих генералов *. Эта война, стоившая жизни полумиллиону человек и повлекшая за собой страшные разрушения, не привела к существенным изменениям в расстановке сил в Европе. Пруссия сохранила за собой завоеванную ранее Силезию и графство Глац. Произошло как бы закрепление прусско-австрийского равновесия среди немецких государств. Однако противоречия между обеими странами отступили на второй план, когда в 1772 г. они совместно с Россией произвели первый раздел Польши. Увязнув в очередной войне с Турцией, Россия была вынуждена уступить настояниям Фридриха II. Пруссия завладела землями в нижнем течении Вислы, что привело к соединению Восточной Пруссии с остальной территорией государства. За Польшей сохранились Гданьск и Торунь.
Фридрих II внес большой вклад в развитие военного искусства. В общем оставаясь в пределах тогдашнего способа ведения войны, он преобразовал и усовершенствовал старую тактику применительно к новым видам оружия.
К концу правления Фридриха II его армия выросла до 195-200 тыс. человек, а на ее содержание уходило 2/3 государственного бюджета. Однако отказаться от устаревшей линейной тактики, позволявшей поддерживать боевой порядок, пользуясь методами палочной дисциплины, он не мог.
Фридрих II добился превращения своей страны в великую европейскую державу, оспаривавшую пальму первенства у Австрии за преобладание среди германских государств. Вместе с тем в условиях усилившегося развития капитализма его "просвещенный абсолютизм" был специфической защитной реакцией на постепенно возраставшуюугрозу безраздельному господству юнкерства.

* Schieder Th. Friedrich der Grosse. Ein Konigtum der Widerepruche. Frankfurt a. M.; Berlin;Wien, 1983. S. 232-239.

Период "упущенных возможностей"

Непродолжительное правление Фридриха Вильгельма II (1786-1797), ставшего королем в 42-летнем возрасте и обладавшего, как не без ехидства отмечал позднее Бисмарк, "сильным сексуальным развитием" и "известной восприимчивостью к мистическим явлениям", отличалось крайней реакционностью во внутренней политике. Ограниченность реформ, осуществлявшихся "просвещенным абсолютизмом", вызвала в конце 80-х гг. серьезную критику со стороны прогрессивных буржуазных сил и части угнетенного крестьянства, недовольство которого доходило вплоть до вооруженных антифеодальных выступлений. Правящие круги Пруссии пошли на отмену некоторых из уже проведенных реформ. До того как прусское юнкерство было смертельно напугано Великой французской революцией, оно, по существу, стало отходить от своей политики приспособления к изменяющимся социально-экономическим условиям. В 1788г. в Пруссии подвергались преследованиям даже умеренные просветители.
Войска Гогенцоллернов не только подавляли революционные выступления в собственной стране, но сыграли ведущую роль и в ликвидации Майнцской республики, в свирепых преследованиях местных якобинцев в 1793 г. Только в 1796 г. Пруссия ввела подготовленное еще при Фридрихе II Всеобщее земельное право, которое в интересах абсолютизма унифицировало до тех пор раздробленные в территориальном и сословном отношениях правовые представления и создавало возможность для освобождения наследственно зависимых государственных крестьян от феодальных пут.
Реакционной внутренней политике Фридриха Вильгельма II соответствовала экспансионистская внешняя политика. Так, в 1787 г. он направил в Голландию 20-тысячное войско с целью восстановления власти Виллема V, мужа своей сестры, что дало повод современникам говорить об этом эпизоде как о "семейной войне". Однако для подобных действий Фридрих Вильгельм II имел более серьезные основания, так как отстранение от власти Виллома V вело к резкому возрастанию влияния Франции и Англии в Голландии, что ставило под угрозу интересы Пруссии.
Еще в 1785 г., незадолго до своей кончины, Фридрих II создал под прусской эгидой союз немецких князей для противодействия имперским амбициям Австрии в Германии. Однако в 1792 г. Австрия и Пруссия совместно выступили в авангарде военной интервенции против революционной Франции, потерпев неудачу уже в первом крупном сражении с французскими войсками при Вальми.
Чтобы компенсировать себя за это поражение, Фридрих Вильгельм II продолжил аннексию польских земель, совершив в 1793 г. совместно с Россией второй раздел Польши. К провинции Западная Пруссия, с образованием которой еще "король в Пруссии" Фридрих Великий смог завладеть титулом "короля Пруссии", были присоединены Гданьск и Торунь с их округами. Из аннексированных Пруссией при втором разделе Польши земель была создана провинция Южная Пруссия. В 1794 г. Пруссия, Австрия и Россия жестоко подавили национальное восстание под руководством Тадеуша Костюшко, а в 1795 г. произвели окончательный раздел польской территории и ликвидацию польского государства.
В 1795 г. Фридрих Вильгельм II вполне в традициях Гогенцоллернов заключил сепаратный мирный договор с Францией в Базеле, что ознаменовало начало распада первой антифранцузской коалиции.
Придавая решающее значение "национально-немецкой" идее, т. е. борьбе за объединение Германии под главенством Пруссии, Бисмарк позднее подверг резкой критике весь период правления Фридриха Вильгельма II. "После смерти Фридриха Великого, - писал он, - ясно осознанные цели в нашей политике либо вовсе отсутствовали, либо неуклюже выбирались или осуществлялись; это имело место с 1786 по1806 г., когда наша политика, лишенная с самого начала определенного плана, привела к печальному концу" *.Он считал эти годы периодом "упущенных возможностей", который включал в себя и первое десятилетие правления Фридриха Вильгельма III (1797-1840).
На рубеже XVIII-XIX вв. Германия продолжала пребывать в состоянии политической раздробленности. Она состояла более чем из 300 феодальных владений - королевств, герцогств, княжеств, епископств и других государств. Франция аннексировала все германские территории на левом берегу Рейна и ликвидировала расположенные там светские и клерикальные государственные образования. Устранение на этих землях феодализма путем проведения глубоких реформ фактически являлось началом буржуазного переворота на территории, которая в 1815 г. снова отошла к германским государствам. По инициативе Наполеона было упразднено 112 германских феодальных государств, что привело к значительному уменьшению территориальной раздробленности Германии.

* Бисмарк О. Мысли и воспоминания: В 3 т.М., 1940-1941. Т. 1. С. 196.

Во власти страхов

Основание в 1806 г. Рейнского союза, когда включенные в него немецкие князья заявили о своем отделении от империи, в том же году повлекло за собой ликвидацию Священной Римской империи.
Напав в 1806 г. "в качестве наемника Англии и России на воплощенную в лице Наполеона французскую революцию" *, Фридрих Вильгельм III Справедливый (как его назвала дворянская историография) потерпел сокрушительное поражение в сражениях при Йене и Ауэрштедте. До той поры преемники Фридриха II, по словам Бисмарка, "тешили себя преувеличенной оценкой своих военных и политических дарований. Лишь катастрофа, последовавшая в ближайшие за Йеной недели, заставила двор и народ осознать, что управление государством было преисполнено промахов и ошибок" **. Окостенелое прусское феодальное государство разваливалось под натиском войск наполеоновской Франции.
По Тильзитскому мирному договору(1807), Пруссия лишилась почти половины своей территории (земли, расположенные между Эльбой и Рейном, и часть польских территорий, аннексированных ею при разделах Польши), должна была выплатить 100 млн франков контрибуции и, оказавшись в зависимости от Франции, превратилась во второстепенное государство.

* Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 6. С.
** Бисмарк О. Указ. соч. Т. 1. С. 202.

Реформы, проводившиеся в Пруссии в 1807-1813 гг., были плодом усилий не Фридриха Вильгельма III, а немецких патриотических сил, группировавшихся вокруг Штейна и Гарденберга. Они создали предпосылки для освободительной борьбы против иностранных угнетателей. Стремясь к консервации феодально-абсолютистского строя, король уступал давлению народных масс, находившихся под влиянием идей французской революции, лишь в той мере, в какой это соответствовало интересам прусского юнкерского государства.
В 1807 г. при активном участии главы гражданской администрации Штейна был принят закон об отмене крепостного права. Однако содержавшиеся в самом эдикте ограничения и оговорки, а также последующие правительственные указы и распоряжения позволили юнкерам спасти многие из своих привилегий. Так, эдикт 1811 г. предусматривал отмену феодальных повинностей и податей, но принуждал крестьян передать феодалам в качестве "вознаграждения" до половины своей земли. Развитие капиталистических отношений в деревне происходило медленным, мучительным путем, получившим название "прусского".
Далеко идущие планы Штейна ограничить политическую власть дворян в деревне и принять конституцию потерпели неудачу уже в конце 1808 г. из-за консервативной позиции короля и сопротивления юнкерства.
Когда 30 декабря 1812 г. после поражения наполеоновской армии в России генерал Йорк фон Вартенбург, командир прусского вспомогательного корпуса, без разрешения короля подписал так называемую Таурогенскую конвенцию с русским генералом о своем нейтралитете, что послужило своего рода сигналом к освободительной войне немцев против французских захватчиков, Фридрих Вильгельм III поспешил послать гонца, чтобы отстранить Йорка от должности. Патриотические, но самостоятельные действия генерала были им причислены к категории наказуемых.
Фридрих Вильгельм III постоянно испытывал страх: сначала перед французской революцией, потом перед Наполеоном, а затем и перед русским царем, оказывавшим решающее влияние на деятельность реакционного Священного Союза. Бисмарк довольно категорически утверждал, что "самостоятельной прусской политики с 1806 г. и вплоть до 40-х гг. вообще не существовало: наша политика делалась тогда попеременно то в Петербурге, то в Вене" *. Значительную роль играли династические связи Гогенцоллернов с домом Романовых. Император Николай I был женат на дочери Фридриха Вильгельма III и королевы Луизы (урожд. принцессы Мекленбургской) ** Шарлотте, ставшей в России Александрой Федоровной.
После Венского конгресса 1815 г. количество германских государств сократилось до 39. Из них самым крупным была Пруссия, вместе с Австрией превратившаяся в оплот реакции в Центральной Европе.
Заигрывая с народом, поверившим в собственные силы в ходе недавней успешной борьбы против чужеземного господства, прусский король 22 мая1815 г. торжественно обещал созвать всеобщий прусский ландтаг и принять конституцию. При этом Фридрих Вильгельм III был намерен сохранить в своих руках всю полноту власти и придать ландтагу такой статус, чтобы он не стал прусским парламентом, как-то ограничивающим прерогативы короля, а оставался лишь совещательным органом. Последовательно собрав, а затем распустив четыре комиссии, на которые была возложена подготовка проекта конституции, Фридрих Вильгельм III ограничился в 1823 г. учреждением местных ландтагов в каждой из восьми прусских провинций.
Во время Июльской революции во Франции Гогенцоллерн сконцентрировал свои войска на границе, принял решительные меры не только против возможных выступлений собственного народа, но и для подавления революционных волнений в ряде мелких немецких государств.
В годы правления Фридриха Вильгельма III в Пруссии пышным цветом расцвели полицейский деспотизм, произвол бюрократии, цензура, вмешательство властей в судопроизводство, преследования демократов и финансовая расточительность. Все усилия этого представителя дома Гогенцоллернов были в соответствии с целями Священного Союза направлены на укрепление господства дворянства, бюрократии и военщины.

* Бисмарк О. Указ. соч. Т. 1. С. 201.
** Королева Луиза (умерла в 1810 г.), дочь Карла II, с 1815 г. великого герцога Мекленбург-Стрелицкого, приходилась племянницей английской королеве Софии Шарлотте, жене Георга III. Овдовев, Фридрих Вильгельм III вступил в морганатический брак с графиней Августой фон Гаррах. Примеч .сост.

"Романтик на троне"

Периодом "упущенных возможностей", прежде всего с точки зрения достижения германского единства, Бисмарк считал и 1842-1862 гг., т. е. в основном время правления Фридриха Вильгельма IV (1840-1861). Об этом "лично обаятельном" короле он писал, что у него немецкое, или "тевтонское", национальное чувство было "сердечнее и живее, чем у его отца, но его проявление тормозилось из-за пристрастия короля к средневековым формам и из-за того, что он не любил принимать ясные и твердые решения в своей практической деятельности" *.
Действительно, этот "романтик на троне", как его называл младогегельянец Давид Штраус, придерживался прямо-таки средневековых взглядов на священную неприкосновенность христианско-феодальной монархии. Именно он придумал новый "романтизированный" военный головной убор - остроконечную каску, ставшую символом прусского милитаризма.
"Я помню, что получил свою корону от всевышнего Господа, и перед ним я ответствен за каждый день и каждый час своего правления, - сказал Фридрих Вильгельм IV в своей речи 10 сентября 1840 г. - Кто требует от меня гарантий на будущее время, тому я адресую эти слова... Эта гарантия прочнее, чем все присяги, чем все обещания, закрепленные на пергаменте... Кто хочет довольствоваться простым, отеческим древнегерманским и христианским правлением, тот пусть с доверием взирает на меня" **. Являясь вполне законченным типом монарха "милостью Божьей", Фридрих Вильгельм IV свысока относился к своим советниками министрам, которых считал своими слугами, не имеющими собственной воли и существующими лишь для выполнения его желаний.
Фридрих Вильгельм IV своей высокопарной риторикой оживил в стране националистические настроения и романтический культ германской старины. После кратковременного увлечения либерализмом он перешел к крайне реакционным методам управления, применяя "драконовские" репрессии против любых проявлений демократического мышления в печати, в том числе против так называемых политических поэтов, не говоря уже о каких-либо манифестациях массового недовольства; преподавание в университетах подвергалось педантичной регламентации. В либерально-демократических кругах сама личность короля вызывала нарастающую враждебность. Дело дошло даже до покушения на его жизнь.
В 1847 г. Фридрих Вильгельм IV созвал в Берлине провинциальные ландтаги в качестве Соединенного ландтага, на котором отверг саму идею конституции. Он заявил, что никогда не допустит ее введения, ибо этот исписанный лист бумаги (вспомним уже упоминавшийся в его речи 1840 г. пергамент) "вторгается словно второе провидение" между страной и "нашим Господом Богом на небе" ***.
Когда в Берлине произошло восстание, явившееся началом революции1848 г. в Пруссии, в ночь с 18 на 19марта Фридрих Вильгельм IV подписал обращение "К моим дорогим берлинцам", в котором возлагал ответственность за репрессии против восставших на "шайку злодеев, по большей части иностранцев", подталкивающих население к бунту. "Ради всего святого" он просил берлинцев разобрать баррикады и разойтись по домам, обещая немедленно убрать все войска с улиц и площадей. Дрожавший от страха Гогенцоллерн был вынужден оказать почести павшим революционерам во дворе замка.
По мнению Бисмарка, в промежутке между революциями в южногерманских государствах и в Австрии и событиями 18 марта в Берлине было очевидно, что в революционной буре устояла только Пруссия и "германские князья готовы были явиться в Берлин и искать там защиты" на условиях, которые можно было использовать в интересах объединения Германии.

* Бисмарк О. Указ. соч. Т. 1. С. 29.
** Там же. С. 283-284 (примеч.).
*** Klassenkampf, Tradition, Sozialismus.Grundriss. Berlin, 1974. S. 239; Kathe H. Op. cit. S. 19.

Однако уход Гогенцоллернов с исторической арены удалось тогда предотвратить не только военной силой, но и с помощью буржуазии, ставшей "щитом династии". Через три дня после начала мартовских событий Фридрих Вильгельм IV с черно-красно-золотой лентой (эти цвета служили символом объединенной Германии) "под знаменами студенческих корпораций" предпринял театрализованную поездку по Берлину, чтобы продемонстрировать свое "единение с народом". Перед городской ратушей и университетом он провозгласил, что Пруссия отныне "растворяется" в Германии, что он желает спасти немецкое единство и свободу и стать во главе конституционного государства. Даже всегда лояльный в отношении своего монарха Бисмарк, выступавший в то же время за решительное подавление народных волнений, назвал эту поездку "недостойным шествием", когда "король оказался уже во главе не своих войск, а во главе... техне покорных масс, перед угрозами которых [германские] князья несколько дней назад искали у него защиты". По мнению Бисмарка, излишняя "мягкость" Фридриха Вильгельма IV нанесла вред политике Пруссии тем, что "была упущена благоприятная возможность" для объединения *.
Франкфуртское Национальное собрание, созванное во время революции1848-1849 гг., в подавляющем большинстве состояло из представителей либеральной и мелкой буржуазии, неспособных к решению коренных вопросов революции. Франкфуртский парламент ограничился обсуждением проекта конституции будущей объединенной Германии, которая так и не была признана правительствами германских государств.
Франкфуртское Национальное собрание от имени немецкого народа 28 марта1849 г. предложило императорскую корону Фридриху Вильгельму IV. Однако уже 3 апреля он отверг эту корону под предлогом ее "незаконного происхождения". В личной беседе прусский король назвал ее слепленной из грязи и слов "булыжной короной", пораженной "тлетворным запахом революции" ** Это, правда, не помешало ему заявить, что решение Франкфуртского парламента "дает ему "право притязания", значение которого он умеет ценить" ***.
5 декабря 1848г., в тот день, когда было распущено прусское Национальное собрание, Фридрих Вильгельм IV октроировал более чем умеренную конституцию Пруссии. Для того чтобы придать ей вполне "законный" характер, на основе трехклассной избирательной системы были избраны две палаты, подготовившие пересмотренный текст конституции 1850 г., действовавшей в стране вплоть до Ноябрьской революции1918 г. Пруссия стала конституционной монархией. Сохранялась доминирующая роль короны, а "исписанный лист", как еще в начале своего правления Фридрих Вильгельм IV назвал конституцию, служил орудием господства консервативных сил. В соответствии с трехклассной избирательной системой все избиратели делились на три группы, объединявшие налогоплательщиков, вносивших 1/3 от общей суммы налога(третья группа включала и лиц, не плативших налога по бедности), каждая из которых избирала одинаковое число выборщиков. Таким образом, преобладание первых двух групп наиболее крупных налогоплательщиков обеспечивало господство юнкерства и крупной буржуазии.

* См.: Бисмарк О. Указ. соч. Т. 1. С. 30-31.
** Лихтенбержэ А. Современная Германия. М.,1914. С. 111-112, 121, 124.
*** Бисмарк О. Указ. соч. Т. 1. С. 41.

Важным событием периода революции явилась война из-за приэльбских герцогств Шлезвига и Гольштейна, находившихся под сюзеренитетом датского короля. 24 марта 1848 г. ландтаги обоих герцогств порвали с Данией и обратились за поддержкой к Германскому союзу. 10 апреля прусские войска вступили на территорию герцогств, а затем оказались и на исконно датской земле в Ютландии. Однако под давлением Англии, России и Швеции Фридрих Вильгельм IV заключил с Данией перемирие в Мальмё, и оба герцогства так и остались за Данией. В мае 1849 г. было разогнано Франкфуртское Национальное собрание.
В последние годы жизни у Фридриха Вильгельма IV резко усилились антипатия к конституционным порядками стремление обеспечить королевской власти большую свободу действий, чем это ей полагалось согласно прусской конституции, которая, хотя и незначительно, все же ограничивала власть короля. Уже будучи больным, он носился с мыслью о замене конституции "королевской хартией".
Неизлечимое психическое заболевание Фридриха Вильгельма IV привело в 1858 г. к установлению регентства его брата Вильгельма, который в 1861 г. стал королем.

"Картечный принц"

Будущий король Пруссии и германский император Вильгельм I родился 22марта 1797 г. и был вторым сыном прусского короля Фридриха Вильгельма III. При нем лишь кронпринцу было дано воспитание, соответствующее положению наследника престола. Вильгельм же получил исключительно военное образование. Военные в течение всей его жизни оказывали на него более сильное влияние, чем гражданские лица. Среди людей, влиявших на него, особое место занимал его адъютант генерал фон Горлах. В 1807 г., в 10-летнем возрасте, Вильгельм стал лейтенантом, в 1814 г. участвовал в военных действиях против Франции*, а в 1818 г. был уже генерал-майором и командиром гвардейской пехотной бригады. В 1838г. он был назначен командующим гвардии. В 1829 г. Вильгельм женился на принцессе Августе Саксен-Веймарской **.
После того как на престол вступил его бездетный брат Фридрих Вильгельм IV, Вильгельм стал играть весьма заметную роль в придворной реакционно-милитаристской камарилье.
Во время революции 1848 г. Вильгельм выступал за ее решительное подавление, однако скоро был вынужден, сбрив усы и выдавая себя за некоего "почтальона Леманна", бежать через Гамбург в Англию. Собравшееся между тем прусское Национальное собрание с удивлением узнало, что государственная казна пуста, хотя было известно, что в начале года в ней хранились миллионы талеров. На прямой вопрос о судьбе этих денег министр финансов Ганземан, отец директора берлинского банка "Дисконте-Гезельшафт", получившего дворянство одновременно с банкиром Блейхрёдером, заявил, что не может говорить об этом. Позднее стало известно, что эти деньги были ночью вынесены из подвала берлинского замка, погружены на судно на р. Шпрее и тайно, опять-таки через Гамбург, доставлены в Лондон. Судя по всему, Фридрих Вильгельм IV надежно упрятал их в Английском банке.

* 15 февраля 1814 г. в сражении при Бар-сюр-Об семнадцатилетний капитан принц Вильгельм Прусский увлек за собой Калужский пехотный полк, за что был награжден русским боевым орденом св. Георгия IV степени и железным крестом. Примеч. сост.
** Матерью принцессы Августы была великая герцогиня Саксен-Веймарская Мария Павловна, дочь Павла I. Примеч. сост.

В июне 1848 г. Вильгельм вернулся в Берлин, посвятив свою деятельность сплочению сил реакции. Через год, в июне 1849 г., Вильгельм возглавил войска, расправившиеся с повстанцами в Бадене и Пфальце. После сдачи крепости Раштатт принц Прусский объявил договор о ее капитуляции недействительным, и многие ее защитники были расстреляны. Этот "подвиг" Вильгельма закрепил за ним кличку "картечного принца", которую он приобрел еще вовремя баррикадных боев в Берлине.
Бисмарк как-то отметил, что его "поразила неосведомленность принца о наших государственных учреждениях и о политической ситуации" *. В разговоре с ним Вильгельм пустился в рассуждения о том, что он не враг дворянству, но и не может согласиться с тем, "чтобы дворяне жестоко обращались с крестьянами". Бисмарк был вынужден представить ему "краткую записку о том, как создался нынешний аграрный уклад, как возникли нынешние взаимоотношения между помещиками и крестьянами" **.
С назначением его регентом Вильгельм, как писал Бисмарк, "так живо почувствовал недостатки своего образования, что работал день и ночь, только бы восполнить этот пробел. "Занимаясь государственными делами", он работал, действительно, в высшей степени серьезно и добросовестно... Не было такого развлечения, которое отвлекло бы его от государственных дел". Он никогда не читал книг, не имевших отношения к его королевским обязанностям, не курил и не играл в карты. Его единственным отдыхом было вечернее посещение театрам ***.
Так как Вильгельм в основном послушно следовал проводимой Бисмарком политике, последний в своих воспоминаниях не жалел красок на описание достоинства монарха. Бисмарк называл Вильгельма I "бесстрашным офицером на троне", которого "испугать... было невозможно". "Он был джентльменом на троне, человеком благородным в лучшем смысле этого слова... Он соблюдал верность и честь по отношению не только к монархам, но и к своим слугам до камердинера включительно" ****.
Вместе с тем кайзер Вильгельм "чрезвычайно боялся справедливой критики современников и потомства. В этом смысле он был типичным прусским офицером, который по приказу свыше без колебания пойдет на верную смерть, но страх перед порицанием начальства или общественного мнения повергает его в отчаянную нерешительность..." *****. К тому же он находился под прямо-таки могучим влиянием своей супруги. "...Его чувствительность к нарушению домашнего уклада и привычек повседневной жизни создавали мне такие помехи, которые порой труднее было преодолеть, чем препятствия, чинимые мне иностранными державами или враждебными партиями", - писал Бисмарк ******.

* Бисмарк О. Указ. соч. Т. 2. С. 252.
** Там же. С. 253.
*** Бисмарк О. Указ. соч. Т. 2. С. 253, 254, 270.
****Там же. С. 255, 258-259.
*****Там же. С. 259.
******Там же. С. 258.

"Железом и кровью"

Взойдя на трон в 1861 г., Вильгельм I стал добиваться реорганизации прусской армии, чтобы устранить демократические черты, сохранившиеся со времен военной реформы 1808 г. Новая военная реформа проводилась без вотирования парламентом необходимых для этого средств, плело дошло доконституционного конфликта с палатой депутатов. Будучи в 1862 г. назначен прусским министром-президентом, Бисмарк осуществлял военную реформу вопреки позиции палаты депутатов и проводил активную политику, направленную на достижение объединения Германии.
Еще в те дни, когда принц Прусский уже в ближайшее время "считался с возможностью" занять королевский трон, он во время длительной прогулки с Бисмарком спросил его, следует ли ему в этом случае признать конституцию (изданную в 1850 г. и считавшуюся "демократической") или потребовать ее пересмотра. Бисмарк посоветовал ему не затрагивать этого вопроса и не нарушать спокойствия в стране, хотя бы ее условным отклонением. "Значение Пруссии в Германии и ее дееспособность на европейском поприще уменьшились бы в результате разлада между правительством и ландтагом; несомненно, вся либеральная Германия будет против этого шага... - сказал Бисмарк, - конституционные вопросы имеют второстепенное значение сравнительно с нуждами страны и с ее политическим положением в Германии... теперь важнее всего проблема силы и наша внутренняя сплоченность" *. В этом взгляды Вильгельма и Бисмарка, судя по всему, совпадали.
В годы правления Вильгельма I войны Пруссии с Данией (1864), с Австрией (1866) и с Францией (1870-1871) привели к объединению Германии "сверху" "железом и кровью", причем прусские правящие круги готовы были использовать для их развязывания любые поводы. Так, газета "Социал-демократ" писала позже о том, что, когда Дания захотела стать единым государством, в Шлезвиг-Гольштейне была отменена старая феодальная конституция и введена демократическая датская. Разумеется, король Вильгельм Прусский и его министр-президент Бисмарк не могли спокойно взирать на то, как датский король "не соблюдает" конституцию своей страны. В ответ на их ультимативное требование восстановить конституцию Шлезвиг-Гольштейна, или иначе - война, датчане ответили отказом, и кровь действительно пролилась. После того как 50 тыс. человек были убиты или искалечены, Вильгельм I благополучно забыл о мотивах этой войны. Территория Шлезвиг-Гольштейна в 1866 г. была аннексирована и "осчастливлена" прусской конституцией. Вильгельм завладел (за "свои" деньги) и небольшим доходным герцогством Лауенбург, расположенного возле Любека, также принадлежавшим датскому королю.

* Бисмарк О. Указ. соч. Т. 1. С. 143, 144.

18 января 1871 г. в Зеркальном зале Версальского дворца состоялась официальная церемония провозглашения Германской империи. После проповеди священника прусского королевского двора Рогге, краткого обращения Вильгельма I к немецким князьям, в котором он заявил о принятии предложенной ему императорской короны, и оглашения Бисмарком воззвания к немецкому народу с обещанием добиваться процветания Германской империи непутем завоеваний, а мирными средствами в области благосостояния, свободы и культуры великий герцог Баденский Фридрих I провозгласил здравицу в честь кайзера Вильгельма.
Для проведения церемонии день18 января был выбран не случайно. Ровно 170 лет назад бранденбургский курфюрст Фридрих III овладел прусской короной. такжемонстрировалось господство Пруссии во вновь созданной Германской империи. Пруссия была страной юнкерства, считавшего свое государство находящимся под особым Божьим покровительством. Олицетворяя политическую реакцию, этот класс являлся главной опорой прусского государства, задавал тон и в административно-бюрократическом аппарате, и в дипломатии, и - прежде всего- в армии, определяя антидемократический характер объединенной Германии. Во внутренней политике правящие круги действовали по принципу: "Против демократов помогают лишь солдаты". Хотя в экономическом отношении крупная буржуазия уже теснила позиции юнкерства, оно всегда могло рассчитывать на поддержку со стороны монархии, гарантировавшей его преобладание в сфере политики.
В Версальском дворце во время провозглашения Германской империи присутствовали короли и герцоги, министры и генералы, но, разумеется, не было представителей народа. Даже состоявшая из преданных прусской монархии буржуазных депутатов ландтага делегация, направленная в Версаль для того, чтобы просить прусского короля о принятии императорской короны, должна была ждать, пока Вильгельм не получил сочиненное Бисмарком письмо от баварского короля, содержавшее такую же просьбу.
В последующие годы Вильгельм I в еще большей степени, чем прежде, подчинялся политическому курсу Бисмарка, в наиболее ответственные моменты уступая воле "железного канцлера", который, в сущности, всегда и во всем отстаивал коренные интересы прусской монархии и Германской империи.
После покушения Гёделя на Вильгельма I 11 мая 1878 г. Бисмарк внес в рейхстаг проект исключительного закона против социал-демократии, однако лишь после второго покушения на кайзера 2 июня 1878 г., совершенного Нобилингом, ему удалось добиться одобрения законопроекта рейхстагом. Этот закон послужил основанием для широких репрессий против участников рабочего движения. Наряду с Берлинским конгрессом 1878 г. Вильгельм считал принятие "Закона против общественно опасных стремлений социал-демократии" всемирно-историческим событием. По его мнению, этот акт позволил "законным путем выступить против врага, который угрожал гибелью всему государственному порядку".
В конце своей жизни, в день 70-летняБисмарка, Вильгельм послал канцлеру картину Антона Вернера "Провозглашение империи в Версале", на которой центральной фигурой был Бисмарк. Выражая ему чувства признательности, кайзер писал Бисмарку, что эта картина "изображает один из величайших моментов в истории дома Гогенцоллернов, о котором нельзя и думать, не вспомнив одновременно и о Ваших заслугах" *.
Все правление Вильгельма I, по существу не обладавшего четко выраженной политической позицией, прошло как бы в лучах славы такого крупного государственного деятеля, каким являлся князь Отто фон Бисмарк, в решающей мере благодаря деятельности которого кайзер слыл символом верного своему долгу, истинно "солдатского" пруссачества.

99 дней

Сын Вильгельма I, Фридрих Вильгельм, ставший новым германским кайзером и прусским королем под именем Фридриха III, родился 18 октября1831 г. и по традиции Гогенцоллернов пошел по военной линии, что, однако, не помешало ему в 1849-1851 гг. учиться в Боннском университете. В 1858 г. он вступил в брак с принцессой Викторией Адельгейдой, старшей дочерью английской королевы Виктории, что оказало большое влияние на формирование его политических взглядов.
С принцем Фридрихом Вильгельмом Бисмарк впервые встретился летом 1848 г., когда тому было всего 17 лет. Во время войны с Данией (1864), а затем с Австрией и Францией он занимал высокие командные должности в армии. В частности, в ходе военных действий против Франции он командовал З-й армией, принимавшей участиев сражении при Седане.

* Бисмарк О. Указ. соч. Т. 2. С. 266.

Между Бисмарком и кронпринцем установились весьма напряженные отношения, что современники считали следствием их различного подхода к существовавшей в Пруссии и Германии политической системе. Бисмарк объяснял либеральные взгляды Фридриха Вильгельма влиянием жены и ее матери, которые, по его мнению, "не признавали своеобразия прусского государства и невозможности управлять им при помощи сменяющихся парламентских групп" *. Выступая в ратуше Данцига в июне 1863 г., кронпринц открыто осудил политику Бисмарка, преследовавшего оппозиционную прессу. В письме к министру-президенту Пруссии он писал о том, что его политика "лишена доброжелательства и внимания к народу, опирается на весьма сомнительное толкование конституции, обесценивает конституцию в глазах народа и толкает его на внеконституционный путь" **. Правда, кронпринц был вынужден просить у отца прощения за свое выступление и предлагал освободить его от всех занимаемых должностей.
Хотя мир между отцом и сыном был восстановлен, с 60-х гг. кронпринц оказался почти полностью вытесненным из прусской и имперской политической жизни, по существу ограничиваясь вместе с женой выполнением представительских функций.
Несмотря на враждебность, проявленную в отношении правительства Бисмарка в 60-х гг., в 1885 г., когда здоровье Вильгельма I пошатнулось, кронпринц пригласил Бисмарка в Потсдам и спросил его, останется ли он на службе в случае смены монарха. Бисмарк ответил, что согласится на это при двух условиях: "Никакого парламентского правительства и никаких иностранных влияний в политике". "Об этом не может быть и речи!" - воскликнул кронпринц, сопровождая эти слова выразительным жестом. Так что "либерализм" Фридриха Вильгельма к этому времени заметно поубавился.
Бисмарк категорически опроверг легенду, согласно которой кронпринц в 1887 г. будто бы подписал документ, отказываясь в случае смерти отца отправления в пользу принца Вильгельма. Однако еще при жизни Вильгельма I у Фридриха Вильгельма началось серьезное заболевание, оказавшееся раком горла. Вокруг вопроса о диагнозе и возможной операции в правящих кругах развернулась скрытая борьба, связанная со стремлением определенных сил не допустить его прихода к власти.
Уже смертельно больным вступив на престол 9 марта 1888 г., 67-летний Фридрих III заверил своих недоброжелателей в том, что в управлении страной будет следовать отцовской линии, и предложил Бисмарку остаться на посту рейхсканцлера и министра-президента Пруссии.
Как писала газета "Социал-демократ" миллионы людей облегченно вздохнули, когда пришло известие о смерти Вильгельма I, так как его правление было для них господством беспримерного подавления и преследований, а в самой природе человека заложено - ожидать от наступивших изменений улучшения своего положения.
Однако во время продолжавшегося всего 99 дней правления Фридриха III его либерализм не пошел дальше известных разногласий с канцлером и отстранения от должности махрового реакционера министра внутренних дел Р. фон Путтоамера. Смерть Фридриха III последовала 15 июня 1888 г.

* Бисмарк О. Указ. соч. Т. 1. С. 234.
** Там же. С. 233.

Последний Гогенцоллерн на троне

Вступление Германии в новую стадию развития сопровождалось глубокими сдвигами в классовой структуре общества. Интенсивное капиталистическое развитие не только в промышленной сфере, но и в сельском хозяйстве оказало значительное влияние на положение юнкерства, все шире прибегавшего к методам капиталистического хозяйствования. Связи юнкерства с буржуазией становились все более тесными. Занимаясь промышленной деятельностью, крупные аграрии все чаще прибегали к посредничеству и услугам банковского, торгового и промышленного капитала. Проникновение буржуазных элементов в офицерскую касту и заключение браков между представителями юнкерства и буржуазии также способствовало сближению обоих господствующих классов.
В условиях классового компромисса между крупными аграриями и буржуазией Вильгельм II, последний Гогенцоллерн на императорском троне, являлся высшим представителем монархической системы господства германского юнкерства и монополистической буржуазии.
Будущий король Пруссии и германский кайзер Вильгельм II родился 27января 1859 г. в Потсдаме и был старшим сыном Фридриха Вильгельма (позднее - кайзера Фридриха III). С рождения он не мог пользоваться левой рукой, которая была на 15 см короче правой. И вообще левая половина его тела была развита слабее правой. Камердинеры, помогавшие ему не менее пяти раз в день переодеваться, постоянно опасались, что он упадет во время этой процедуры. Воспитатель-кальвинист держал его в строгости. Вильгельм ненавидел свою либерально настроенную мать и презирал отца, находившегося под ее влиянием. Внутренне неуверенный в себе, Вильгельм всегда держался вызывающе не только при обсуждении военных и политических вопросов, но и в разговорах о живописи, музыке, театре и даже кораблестроении.
После окончания университета в Бонне в 1879 г. Вильгельм проходил военную службу в Потсдаме. В июне 1885 г. он стал полковником гусарского полка, а в 1888 г. был произведен в бригадные генерал-майоры. В 1881 г. он женился на шлезвиг-гольштейнской принцессе Августе Виктории.
Мировоззрение Вильгельма складывалось под сильным воздействием феодально-аристократических взглядов прусского офицерства. Его мышление было пронизано грубым, неприкрытым расизмом. X. Чемберлена с его расовой теорией он считал "союзником в борьбе за германцев против Рима, Иерусалима и т.д".
Еще в 1886 г. Вильгельм впервые встретился с графом Филиппом Эйленбургом, который в течение многих лет оказывал на него, как никто другой, очень большое влияние. Эйленбург был доктором права и дипломатом, неплохим музыкантом и довольно известным поэтом-романтиком. Слыл он также антисемитом и сторонником спиритизма. Молва утверждала, что он был гомосексуалистом, но это осталось недоказанным.
Между прочим, в своих "Мыслях и воспоминаниях" Бисмарк отмечал, что Вильгельм II "не остался чужд наследию Фридриха Вильгельма II" в двух направлениях. "Одним из них является сильное сексуальное развитие, а другим - известная Восприимчивость к мистическим влияниям" *.
Одним из ближайших друзей Вильгельма был махровый реакционер генерал-квартирмейстер граф Альфредфон Вальдерзее. Всегда благосклонно относившийся к флоту, Вильгельм, еще будучи принцем Прусским, постоянно вращался в военно-морских кругах, был завсегдатаем морского казино.

* Бисмарк О. Указ. соч. Т. 3. С. 100.

Рекрутам Вильгельм однажды заявил, что они должны будут стрелять в своих отцов и братьев, если он им прикажет. Весной 1884 г., после учений в районе Потсдама, принц Прусский обратился к присутствующим резервистам с призывом "всегда, в том числе и в гражданском состоянии, противостоять всем социалистическим и анархистским проискам. Если вы когда-либо услышите социалистические высказывания, то должны будете донести на соответствующих лиц, но как солдаты - можете сами принять против подобных людей энергичные меры". Известившая об этом своих читателей газета "Социал-демократ" не преминула воспользоваться слухами о том, что будущий властитель Германии берет весьма обстоятельные уроки соблюдения шестой заповеди у дочери некоего булочника в Потсдаме... *
В июне 1888 г. 29-летний Вильгельму наследовал трон своего отца. Однако молодой монарх не обладал к тому времени ни соответствующими знаниями, ни личными качествами. Его отец отмечал "его склонность к слишком поспешным и скороспелым суждениям". "В его знаниях еще много пробелов, - писал он Бисмарку, - до сих пор ему не хватает необходимых основ. Поэтому совершенно необходимо пополнить и усовершенствовать его знания". Бисмарк, в свою очередь, считал, что Вильгельм не проявляет "склонности к усидчивому труду" ** Все это объясняло дилетантизм его действии у о многих областях государственной жизни, когда его весьма неоправданное самомнение причудливо сочеталось с неопределенностью оценок и суждений.

* Der Sozialdemokrat, 8.V.1884.
** Бисмарк О. Указ. соч. Т. 3.С. 4, 5.

Тем не менее Вильгельм II воспринимал себя как нового, "еще более великого", Фридриха II. Еще до восшествия на престол, поздравляя рейхсканцлера с Новым годом, он писал ему: "...если суждено разразиться войне, не забывайте, что всегда наготове рука и мечу того, чьим предком был Фридрих Великий, один боровшийся с втрое большим количеством врагов, чем их имеется в настоящее время у нас, и что 10 лет упорной военной подготовки не пропали для него даром!
В остальном - "Цольре зовет на бой!" *** (старинный клич Гогенцоллернов, первоначально именовавшихся Цольре).
Во всяком случае, от Фридриха Вильгельма I он, несомненно, усвоил пристрастие к "длинным парням". Почти все флигель-адъютанты кайзера были необычайного роста - около 6 футов и выше.
Вильгельм II окружил себя поклонниками и советчиками, пытавшимися - прямо или косвенно - противодействовать внутренней и внешней политике рейхсканцлера Бисмарка. Свои особенно тесные связи с офицерским корпусом сам Вильгельм II объяснял той значительной ролью, которую сыграл "в подборе окружения" монарха его бывший начальник генерал фон Ферзей. К ближайшим "соратникам" кайзера принадлежали, в частности, Г. фон Луканус - новый шеф гражданского кабинета- и генерал В. фон Ханке - шеф военного кабинета. Своего друга Вальдерзее Вильгельм уже 14 августа 1 888 г. назначил начальником генерального штаба.
Верхушка немецкого бюргерства, особенно разбогатевшие промышленники, в своем образе жизни подражали офицерам-дворянам и стремились сами стать дворянами. Бисмарк и в еще большей степени Вильгельм II поддерживали эти устремления. Кайзер приближал ко двору магнатов индустрии, банковского и торгового капитала. В его окружение входили такие крупные промышленники, как Крупп, Карл Фердинанд фон Штумм-Хальберг, Гвидо Хенкель-Доннерсмарк, банкиры Артур фон Гвиннер и Карл Хельферих от "Дойче банк", и происходившие обычно из прусских юнкерских фамилий офицеры и представители высшей бюрократии. К ним относилось и значительное число богатых еврейских семей, большей частью перешедших в христианство до получения дворянства. Хотя были и исключения. Так, банкир Герсон Блейхрёдер был возведен во дворянство, сохранив свое иудейское вероисповедание.

***Бисмарк О. Указ. соч. Т. 3. С. 11.

Однако положение этих еврейских семей в консервативном высшем обществе Германской империи оставалось весьма неустойчивым. Тот факт, что кайзер принимал и прислушивался к советам Баллина, Эмиля и Вальтера Ратенау, Карла Фюрстенберга, Артура Заломонзона или Макса Варбурга, отнюдь не исключал того, что в придворных кругах, среди министров, высшего чиновничества и офицерства процветал скрытый антисемитизм. Вместе с тем, занимая во внутриполитических вопросах либерально-консервативные или даже частично - леволиберальные позиции, эти ассимилированные еврейские семьи активно поддерживали программу германской империалистической "мировой политики".
Как никакой другой конституционный монарх того времени, Вильгельм II верил в то, что он - государь "милостью Божьей". Для него было поистине невыносимо, что Бисмарк как бы "препятствовал" неограниченному осуществлению им своих императорских прерогатив. Уважая старого канцлера, кайзер с самого начала собирался в будущем править единолично. Еще в 1887 г. он дал понять одному из особенно близких к рейхсканцлеру министров, что князь Бисмарк еще будет нужен на своем посту некоторое время, но позднее монарх "возложит" бремя власти на себя. Как некоторые статссекретари, так и прусские министры поддерживали план Вильгельма лишить Бисмарка власти постепенно. Усиление господства крупного капитала, рост экспансионистских устремлений монополистической буржуазии, безуспешность политики подавления революционного рабочего движения сделали правительственный курс Бисмарка неустойчивым и в конечном счете привели к его отставке в 1890 г.
Отходя еще со времени стачки рурских горняков 1889 г. от бисмарковской политики открытых репрессий против рабочего класса, кайзер после ряда безуспешных попыток "поймать на удочку" рабочее движение мнимо либеральными и социально-политическими уступками, стал занимать в отношении него все более жесткую позицию. В значительной мере личную волю кайзера отражали законопроекты об усилении армии (1892-1893), о государственном перевороте (1894-1895), направленном против социал-демократии, проект закона о каторжных тюрьмах(1898-1899). Его заявление на банкете в мае 1891 г.: "В стране лишь один господин - это я, и другого я не потерплю" или сделанная им в сентябре того же года в "Золотой книге" ратуши в Мюнхене запись: "Воля монарха- высший закон" - в условиях обострения противоречий внутри господствующих классов отражали стремление Вильгельма II установить в стране систему "личного правления". Одно время он подумывал даже об упразднении поста имперского канцлера вообще.
В своих многочисленных выступлениях, как бы "обосновывая" и оправдывая свою абсолютистски-монархическую миссию, Вильгельм II поначалу наводил подлинный страх на всю Европу, которая постоянно ожидала то государственного переворота в Германии, то ее нападения на кого-либо из соседей.
В феврале 1894 г. на банкете в Бранденбурге он говорил об убежденности династии Гогенцоллернов в том, что сам Бог возвел ее на престол и что только перед Богом и своей совестью она отчитывается о деяниях, совершаемых ею исключительно для блага отечества. В августе 1897 г. о своем деде, первом германском императоре, он заявил в Кобленце: "Нам всем, а особенно нам, правящим государям, он оставил в наследство жемчужину, которую мы обязаны хранить и считать священной, а .именно - монархию милостью Божьей, монархию с ее тяжелыми обязанностями, работой, нескончаемыми трудами и страшной ответственностью перед Создателем... В сознании этой ответственности и сознании того, что он является орудием Господа, этот великий император шел по своему пути, исполненный смирения" *.
Кайзер "славился" сомнительным пристрастием к разного рода непристойным и грубым шуткам. Так, однажды в библиотеке он так долго щипал и пинал молодого герцога Саксен-Кобургского, что тот разразился слезами **. Выходка кайзера на борту королевской яхты в июле 1897 г. привела к трагедии. Официально сообщили о том, что лейтенант Ханке погиб вовремя прогулки на велосипеде, свалившись в бурную реку. В действительности же по какому-то случаю кайзер напустился на лейтенанта, а тот, защищаясь, попытался ударить своего обидчика. В результате Ханке был "изолирован", и с него взяли обещание после освобождения покончить с собой, что тот и сделал.

* Цит. по: Ротштейн Ф. А. Международные отношения в конце XIX века. М.; Л., 1960. С. 18.
** Речь идет о герцоге Карле Эдуарде, который наследовал престол в 1900 г. после смерти своего дяди Альфреда. Примеч. сост.

Будучи болтливым, напыщенными тщеславным, весьма неустойчивым в своих настроениях, Вильгельм II прикрывал свою посредственность помпезностью императорского двора, причем "солдатская" грубость и крайняя нетактичность сочетались в нем с утонченной любезностью и доброжелательностью, если этого требовали обстоятельства. С особым удовольствием Вильгельм II использовал "сочные" выражения по адресу депутатов рейхстага, называя их "отребьем без отечества" или утверждая, что "немецкий парламентарий со временем становится свиньей". "Пусть скорее придет тот день, - заклинал кайзер, - когда гренадеры-гвардейцы со штыком и барабаном очистят помещение (рейхстага)".
Своего мнения о депутатах он не скрывал и от русского царя, с которым годами обменивался родственными посланиями. "Мой рейхстаг ведет себя настолько скверно, насколько это вообще возможно, он постоянно колеблется между социалистами, подталкиваемыми евреями, и ультрамонтанами-католиками; обе партии, насколько я понимаю, скоро созреют для того, чтобы всем вместе быть повешенными" ***.
Для так называемого "личного правления" Вильгельма известные трудности возникли в период канцлерства Леофон Каприви, однако с приходом на пост главы правительства находившегося в преклонных годах и лишенного всякой инициативы Хлодвига Гогенлоэ-Шиллингсфюрста вмешательство кайзера в имперскую политику достигло наивысшей точки.

*** Rohl J. С. G. Deutschland ohne Bismarck. Die Regierungskrise im zweiten Kaiserreich, 1890-1900.Tubingen, 1969. S. 31-32.

В поведении кайзера современность вполне закономерно уживалась со средневековыми традициями. Поддерживая развитие новых отраслей промышленности и новой технологии, являясь энтузиастом строительства грандиозного военно-морского флота и проведения "мировой политики", Вильгельм II оставался приверженцем прусско-монархической политической концепции. Это было обусловлено тесной взаимосвязью консервативно-юнкерских интересов с развитием монополистического капитализма и империалистических тенденций в стране.
На руководящие посты в империи пришли люди, тесно сотрудничавшие с Вильгельмом II. Так, в 1897 г. Бернхард фон Бюлов стал статс-секретарем ведомства иностранных дел, а в 1900 г. - рейхсканцлером; в 1897 г. статс-секретарем военно-морского ведомства (морским министром) становится адмирал Альфред Тирпиц. Происходила консолидация сил, выполнявших волю господствующих классов, официальными представителями которых выступали кайзер, канцлер и имперское правительство.
Характерной для экспансионистской линии кайзера, борца против "желтой опасности", была пресловутая "гуннская речь", с которой он обратился 27июля 1900 г. к немецким войскам, отправлявшимся на подавление народного восстания в Китае: "Никому не давать пощады! Пленных не брать!.. Как тысячу лет назад гунны под предводительством своего короля Этцеля создали себе имя, которое еще и сегодня в преданиях и сказках свидетельствует об их могуществе, так и само слово "немцы" на тысячу лет вперед должно быть представлено вами в Китае таким образом, чтобы китаец никогда даже не осмелился косо посмотреть на немца! "Позднее из Китая стали приходить письма немецких солдат, в которых сообщалось о зверствах, совершаемых там с благословения кайзера германским милитаризмом.
Резкое усиление влияния монополистической буржуазии в структуре государственной власти в Германии сочеталось со стремлением правящих кругов в интересах обоих эксплуататорских классов ограничить непредсказуемое вмешательство кайзера в проведение политического курса и приспособить монархию к парламентским формам правления.
В новых исторических условиях Вильгельм II по существу активно поддерживал правительственную линию, внося весомый вклад как в осуществление "политики сплочения" господствующих классов внутри страны, таки в развертывание германской экспансии на мировой арене. Так, кайзер, слывший большим любителем морских путешествий, содействовал развязыванию первого марокканского кризиса, высадившись по настоянию Бюлова в Танжере, где произнес вызывающую речь, потребовав для Германии равных с другими державами прав в Марокко.
Это, однако, не исключало и самовольных выходок монарха в духе его "личного правления". Например, в 1908 г. английская "Дейли телеграф" опубликовала интервью Вильгельма II, в котором содержались лицемерные попытки втереться в доверие к Англии, рисовалась фантастическая картина будущего развития международных отношений, содержались выпады против Японии, России и Франции. Это интервью вызвало такой взрыв возмущения в политических сферах страны, что даже буржуазные партии потребовали принятия каких-то мер для исключения впредь подобных инцидентов.
За аферой с "Дейли телеграф" последовал весьма характерный эпизод в ближайшем окружении кайзера. Стремясь развеять его дурное настроение, шеф военного кабинета, генерал фон Хюльзен-Хэзелер, изображая из себя балерину, скончался от сердечного приступа.
Вильгельм II нес большую личную ответственность за экспансионистский внешнеполитический курс, связанный с риском развязывания мировой воины и прямой подготовкой к ней, хотя временами у него и возникали сомнения относительно возможных последствий "мировой политики" для Германии и династии Гогенцоллернов.
Своим главным союзником кайзер считал Австро-Венгрию, многонациональное государство, фактически уже обреченное на распад. Он то вел переговоры с Англией, надеясь сделать ее союзницей Германии в борьбе против России, то с Россией о союзе против Англии. Предметом его особой ненависти была Франция. Натравливая державы друг на друга, кайзер стремился с помощью шантажа добиться от них политических уступок или территориальных "компенсаций". В конечном счете кайзеровская Германия, восстановив против себя все великие державы, за исключением Дунайской монархии, по существу оказалась в международной изоляции.
В декабре 1912 г. кайзер собрал военный совет, на котором было принято решение об осуществлении военным путем германских экспансионистских устремлений в течение ближайших полутора лет. На следующий день кайзер отдал распоряжение - с помощью прессы объяснить народу, насколько велики национальные интересы Германии, которые будут поставлены на карту в случае войны из-за австро-сербского конфликта.
После убийства в Сараево эрцгерцога Франца Фердинанда Вильгельм II выступил в .роли одного из главных поджигателей войны, оказывая Австро-Венгрии всемерную поддержку против Сербии и России. В то же время, продолжая разыгрывать роль "кайзера мира", в конце июля 1914 г. Вильгельм II неожиданно выступил с заявлением, что после ответа Сербии на ультиматум больше нет никакой причины для начала военных действий. 4 августа, сразу же после развязывания войны, инициатором которой стал германский империализм, он провозгласил: "Я не знаю больше никаких партий, я знаю только немцев". Изображая из себя якобы стоящего над классами высшего представителя государственной власти, он выступал под лозунгом националистического "единства народа".
В годы первой мировой войны Германия потерпела сокрушительное поражение. Монарх безоговорочно следовал решениям и рекомендациям генерального штаба и имперского кабинета. Еще летом 1914 г. Вильгельм II был уверен, что через каких-нибудь восемь недель война завершится победой Германии. Но его надежды на "блицкриг" не оправдались. Война продолжалась более четырех лет, приведя страну к полному истощению.
Ноябрьская революция 1918 г. свергла династию Гогенцоллернов и других немецких князей. Революционные события заставили Вильгельма II срочно покинуть Берлин. Он отправился в находившуюся на бельгийской территории ставку, надеясь опереться на армию. Однако и германский генералитет, и рейхсканцлер принц Макс Баденский сознавали неизбежность его отречения. На состоявшемся в ставке совещании генералов и старших офицеров большинство присутствовавших заявило, что за кайзером не пойдет. 8 ноября Макс Баденский имел длительный телефонный разговор с кайзером, убеждая его принести "добровольную жертву" и отречься от престола. Однако Вильгельм II продолжал колебаться, еще надеясь сохранить прусскую корону. В ночь на 10 ноября Вильгельм II бежал в Нидерланды. Формальный акт об отречении он подписал лишь 28 ноября 1918 г.
В ходе революционных боев1918-1919 гг. звучало требование о "создании революционного трибунала для суда над Гогенцоллернами и другими виновниками войны". Однако державы-победительницы не стали настаивать на выполнении положений Версальского мирного договора, предусматривавших привлечение к судебной ответственности бывшего германского кайзера, виновного, как говорилось в тексте договора, "в высшем оскорблении международной морали и священной силы договоров".
Имущество бывшего кайзера было перевезено в Нидерланды в 58 железнодорожных вагонах. В Нидерландах Вильгельм приобрел старинный замок XIV в., бывшую собственность епископа Утрехтского, в котором и прожил два десятка лет. Вывезенного из Германии имущества ему хватило на оплату и приведение в порядок замка и парка, на организацию археологического фонда, основание клуба теологических исследований. Вильгельма обслуживало 60 человек прислуги и садовников.
В серебряном зале замка было размещено фамильное серебро. Здесь находилась великолепная коллекция старинных картин, редкой мебели, в том числе два стула с золотыми гвоздями. На одном из них любила сидеть жена Вильгельма II Августа Виктория. После ее смерти в 1921 г. бывший кайзер женился на принцессе Гермине фон Рейсе, вдове принца Шёнайх-Каролата (умерла в советской зоне оккупации в 1947 г.).
Вильгельм II скончался 4 июня1941 г. и похоронен в мавзолее, расположенном возле замка *.

* Сведения о пребывании Вильгельма II в Нидерландах любезно сообщила А. С. Намазова.

Гогенцоллерны и нацизм

В Германии продолжала сохраняться угроза реставрации монархии. Сторонниками Готенцоллернов оставались юнкеры и другие представители высшей аристократии, многие промышленные магнаты, высокопоставленные чины гражданской администрации, реакционное офицерство и генералитет, "кондотьеры" добровольческого корпуса. Даже среди руководителей германской социал-демократии были деятели, выступавшие за установление в стране конституционной монархии британского типа. Ф. Эберт, например, считал, что власть можно было бы передать одному из сыновей Вильгельма II, за исключением разве что распутного кронпринца. Однако военно-монархический путч Каппа - Лютвица, происшедший в марте 1920 г., окончился полным поражением заговорщиков.
На судебном процессе 1924 г. в Мюнхене главарь германского фашизма Гитлер заявил: "Судьба Германии - не в республике или в монархии, а в содержании этой республики или монархии. То, против чего я борюсь, - это не государственная форма, как таковая, а ее позорное содержание". Позднее Гитлер заверил, что не собирается трогать юнкерство, стоящее "на службе отечеству", и добивается "сплочения всего немецкого народа - от кайзеровского сына до последнего пролетария" *.
Еще в 1925-1926 гг. Гитлер убеждал экс-кронпринца Вильгельма (1882-1951), что усматривает "в восстановлении монархии венец своих стремлений". Но это заявление не произвело тогда особого впечатления, так как фюрер, как считала супруга кронпринца, казался еще слишком "жалким". Правда, в 1929 г. вторая жена бывшего кайзера, Гермина, уже сочла нужным приехать на съезд нацистской партии.

* Цит. по: Руге В. Как Гитлер пришел к власти. Германский фашизм и монополии. М., 1985. С. 170.

Посланный Гитлером в Нидерланды Геринг, считавший себя "аристократом", затронул в беседе с Вильгельмом и его супругой вопрос о возможности возвращения престола Гогенцоллернам. Гитлер, несомненно, был заинтересован в поддержании связей и с экс-кронпринцем, придававшим нацистской партии все большее значение по мере роста ее популярности среди избирателей. Два младших брата кронпринца уже несколько лет носили форму штурмовиков.
Летом 1931 г. германский министр оккупированных территорий Г. Тревиранус в течение нескольких часов беседовал с Гитлером, Герингом и четвертым сыном Вильгельма II, принцем Августом Вильгельмом, что явилось началом серии подобных встреч. Август Вильгельм вообще довольно часто появлялся в обществе фюрера, который использовал этого представителя рода Гогенцоллернов для усиления своих позиций в консервативно-юнкерских кругах. После того как Августу Вильгельму однажды досталось в драке, затеянной нацистами со своими политическими противниками, экс-кайзер направил сыну ободряющее послание: "Ты можешь гордиться тем, что стал мучеником этого великого движения" **.
В октябре 1931 г. среди участников Гарцбургской конференции, сыгравшей особую роль в подготовке прихода Гитлера к власти, были и сыновья бывшего кайзера - принцы Эйтель Фридрих и Август Вильгельм.

** Гинцберг Л. И. На пути в имперскую канцелярию. Германский фашизм рвется к власти. М.,1972.C.206-207,253-254.

Потерпев неудачу с попыткой выдвижения собственной кандидатуры на выборах в рейхстаг 1932 г., экс-кронпринц призвал избирателей отдать голоса Гитлеру, неоднократно выступал в поддержку национал-социалистов и побуждал отца заявить о своих симпатиях к фюреру.
В своем "сочинении" "Пруссия должна снова стать прусской" (1932) Геббельс писал, что нацисты преследуют в обновленном виде те же идеалы, к осуществлению которых стремились Фридрих Вильгельм I, Фридрих II и Бисмарк. Монархические организации со своей стороны поддержали установление нацистской диктатуры.
Символичным стало само открытие рейхстага, избранного уже после захвата власти гитлеровцами, 21 марта 1933 г., в гарнизонной церкви Потсдама, у гробниц Фридриха Вильгельма I и Фридриха II. Для проведения церемонии Гитлер и Геббельс выбрали эту дату, потому что именно 21 марта1871 г. Бисмарк открыл заседание рейхстага Германской империи. "День Потсдама", как бы освященный "величием" Гогенцоллернов, означал официальное признание Гитлера германским генералитетом.
27 января 1934г. потсдамский регирунгспрезидент санкционировал проведение торжеств по случаю 75-летня Вильгельма II. Когда же двумя неделями позже, 11 февраля, шеф гестапо принял решение о запрете монархических объединений, оно мотивировалось отнюдь не характером этих организаций, а лишь возможностью их использования "в антигосударственных целях". При выполнении этого решения было предписано избегать даже "видимости ненужной строгости".
Развязав мировую войну, Гитлер оправдывал свою агрессию ссылками на Фридриха II. "Я должен выбирать между победой и уничтожением, - заявил он своим приближенным 23 ноября1939 г. - Я выбираю победу. Величайшее историческое решение, сравнимое с решением Фридриха Великого перед первой Силезской войной. Пруссия обязана своим возвышением героизму одного человека. Тогда ближайшие советчики также были склонны к капитуляции. Все зависело от Фридриха Великого" *.
О том, насколько большое значение в гитлеровской Германии придавалось традициям прусско-германского милитаризма и легенде о Гогенцоллернах как важному компоненту реакционного пруссачества, ярко свидетельствует тот факт, что во время второй мировой войны, в 1943 г., в связи с усилением бомбардировок Берлина и его окрестностей саркофаги с останками Фридриха Вильгельма I и Фридриха II перевезли в более безопасное место. В конце войны они были спрятаны на руднике в Тюрингии, откуда американцы вывезли их в Марбург **.
Семья Гогенцоллернов извлекла из экспансионистской политики гитлеровцев колоссальные прибыли. Значительная часть ее капиталов . была инвестирована в военные отрасли промышленности. По официальным данным, состояние Гогенцоллернов составляло в 1933 г. 18 млн, в 1939 г. - 28 млн и в 1942 г. - 37 млн марок.
Это отнюдь не помешало участникам заговора против Гитлера активно обсуждать вопрос о возможности передачи власти Гогенцоллернам. Так, Попитц, один из главных заговорщиков из числа гражданских лиц, желал видеть на германском престоле кронпринца, но его кандидатуру отвергло большинство заговорщиков. Тогда все участники заговора были убеждены, что из круга вероятных кандидатов на престол, безусловно, должен быть исключен четвертый сын кайзера, принц Август Вильгельм, фанатичный приверженец Гитлера, группенфюрер Сеноеде смерти Вильгельма, старшего сына кронпринца, последовавшей 26 мая1940 г. от ран, полученных в бою во Франции, большинство заговорщиков к лету 1941 г. признало наиболее подходящей кандидатурой на германский трон Лун Фердинанда. Он родился 9 ноября1907 г. в Потсдаме в семье кронпринца Прусского Вильгельма и кронпринцессы Цецилии, урожденной принцессы Мекленбургской. В 1931 г. Лун Фердинанд защитил философскую докторскую диссертацию, а затем несколько лет работал на автомобильных заводах Форда в Дирборне (вблизи Детройта, США), являлся служащим немецкой авиакомпании "Люфтганза". В 1933 г. его старший брат принц Вильгельм за "женитьбу, недостойную его звания" был лишен наследственных прав, в связи с чем Лун Фердинанд в будущем должен был возглавить дом Гогенцоллернов. В 1938 г. он женился на великой княжне Кире, дочери великого князя Кирилла Владимировича.

* Kathe Н. Ор. cit. S. 121, 123.
** В 1952 г. внук Вильгельма II Луи Фердинанд перевез саркофаги в часовню замка Гогенцоллернов вблизи Хёхингена (Баден-Вюртемберг). 17 августа1991 г. останки Фридриха Вильгельма I и Фридриха II были торжественно возвращены в Потсдам.

Луи Фердинанд из всех Гогенцоллернов выделялся своей демократичностью и интеллигентностью. Он сочувствовал оппозиционерам и считался личным другом Рузвельта, поскольку во время свадебного путешествия в 1938 г. по приглашению президента США останавливался в Белом доме *.С началом второй мировой войны Луи Фердинанд служил в германских военно-воздушных силах в чине обер-лейтенанта, однако в 1940 г. после гитлеровского указа "О принцах" ушел в отставку.

* См.: Ширер У. Взлет и падение третьего рейха. М., 1991. Т. 2. С. 298.

После смерти отца 20 июля 1951 г. Луи Фердинанд стал главой дома Гогенцоллернов с резиденцией в Хёхингене, в родовом замке Гогенцоллернбург. В 1952 г. он написал первую автобиографическую книгу "Внук кайзера, путешествующий вокруг света", а в 1969 г. - "Историю моей жизни". Он не был лишен и музыкального дарования, сочинив, между прочим, колокольный перезвон для церкви кайзера Вильгельма в Берлине.
С великой княжной Кирой Лун Фердинанд прожил в счастливом браке, принесшем ему семерых детей, тридцать лет. После ее кончины в 1967 г. Луи Фердинанд велел установить саркофаг с ее останками в русской православной часовне, построенной близ замка Гогенцоллернбург. Он частенько приезжал в эту часовню, чтобы, по его словам, "пообщаться со своей бывшей супругой".
Члены дома Гогенцоллернов считали Лун Фердинанда достойным претендентом на германский престол. "Я воспользуюсь таким правом, однако моерешение целиком и полностью будет зависеть от воли немецкого народа", - заявлял он неоднократно.

Гогенцоллерны в наши дни

В конце 1968 г., спустя 50 лет после свержения Вильгельма II, шпрингеровская "Бильд-Цайтунг" выступила за избрание Лун Фердинанда новым президентом ФРГ. Западногерманский историк В. Гёрлиц в статье, помещенной в газете "Ди Вельт" (февраль 1967 г.),отмечал, что "династия Гогенцоллернов уже однажды была символом имперского единства...".
Собравшийся в 1947 г. Совет министров иностранных дел СССР, США, Великобритании и Франции утвердил закон Союзного Контрольного Совета в Германии о ликвидации Прусскогого сударства, изданный 25 февраля того же года. "Прусское государство, - говорилось в законе, - являющееся с давних времен носителем милитаризма и реакции в Германии, фактически перестало существовать". Предпосылкой принятия этого закона являлась полная и безоговорочная капитуляция фашистской Германии, государственно-политическим ядром которой была Пруссия.
С момента утверждения этого закона державами антигитлеровской коалиции Прусское государство прекратило свое существование и в государственно-правовом отношении. Этот юридический акт поставил последнюю точку и на исторических "перспективах" династии Гогенцоллернов. Однако Луи Фердинанд так не считал. Незадолго до переноса останков Фридриха Вильгельма I и Фридриха II из Хёхингена в Потсдам он заявил, что после урегулирования проблем, связанных с объединением Германии, немецкому народу должна быть предоставлена возможность на референдуме решить вопрос об установлении в стране парламентской монархии. Это, по его мнению, могло бы привести к возвращению на престол династии Гогенцоллернов.
Ныне в ФРГ о монархии вспоминают лишь в связи с кончиной того или иного из наследников последнего германского императора. Так, осенью1994 г. пресса ФРГ сообщила о смерти в своем доме в Бремене 86-летнего внука Вильгельма II, главы дома Гогенцоллернов, Лун Фердинанда, принца Прусского. 8 октября 1994 г. в Берлине состоялась официальная церемония его похорон.
Много лет назад Луи Фердинанд избрал своим преемником сына, носившего такое же имя *. Однако после его гибели в 1977 г., во время военно-морских учений, он назначил наследником своего внука Георга Фридриха Фердинанда (род, в 1976 г.). Обычно он живет в местечке Сиверсхаген вблизи Пейзана (земля Шлезвиг-Гольштейн), но в настоящее время находится в интернате в Шотландии, где учится в школе. Он мечтает отслужить положенный срок в бундесвере, а затем окончить университет. По словам его матери, герцогини Донаты, вышедшей замуж после смерти первого мужа за герцога Ольденбургского, Луи Фердинанд поощрял стремление внука учиться за границей. В завещании было сказано, что принц Георг Фридрих Фердинанд имеет право официально возглавить дом Гогенцоллернов в 30-летнем возрасте, непременно женившись до этого срока на дворянке. Всеми делами династии временно вершит его дядя, принц Кристиан Сигизмунд Прусский (род, в 1946 г.),младший сын Лун Фердинанда.

* Принц Луи Фердинанд (1944-1977) - третий сын главы дома Гогенцодлернов - был женат на принцессе Лопате Кастель-Рюденмузен (род. в 1950 г.). Его старшие братья - Фридрих Вильгельм (род, в 1939 г.) и Михаил (род, в 1940 г.). Примеч. сост.