Общество анонимных алкоголиков. Жить трезвыми

ОГЛАВЛЕНИЕ

27. Отказаться от прежних представлений

Представления, которые так глубоко укоренились в нашей жизни в течение того времени, когда мы пили, не исчезнут словно по волшебству, в тот же момент, когда мы решили оставить в покое неоткупоренные бутылки. Наши дни, полные вина и бравурных звуков "Прекрасной Аделины", возможно, миновали, хотя болезнь не спешит уходить. Поэтому мы поняли, что в лечебных целях надо пресечь в корне многие старые представления, которые начинают давать новые отростки. А отростки появляются снова и снова. Мы стараемся достичь ощущения легкости и свободы от оков нашего прежнего образа мышления. Многие из наших бывших умственных построений, а также идеи, которые они произвели на свет, ограничивают пашу свободу. Как выясняется, если переосмыслить все заново - это лишь бесполезными вериги, висящие на нас. И если после дополнительного изучения мы не убедимся в их действенности и полезности, то нам не стоит в дальнейшем цеплялись за них. Ныне мы можем соотнести сегодняшнюю полезность и достоверность мышления с весьма специфическим стандартом. Можно сказать себе: "Смотри-ка - ведь именно так я думал, когда пил! Помогут ли мне подобные мысли жить трезвым? Подходят ли они мне сегодня?" Многие из наших прежних представлений, особенно об алкоголе, о выпивке, о том, чтобы напиться, и об алкоголизме (или о том состоянии, когда употребление алкоголя превращается в проблему, если вы предпочитаете такое название) - оказываются никчемными или фактически разрушительными для нас, поэтому испытываешь огромное облегчение, избавляясь от них. Может быть, будет достаточно нескольких примеров, чтобы показать нашу готовность отбросить эти старые бесполезные представления. Для многих из нас в юношеском возрасте выпивка была способом доказать другим, что мы больше не дети, а мужественные или искушенные и умудренные люди, что у нас достаточно характера, чтобы бросить вызов родителям или другим руководящим особам. В сознании многих выпивка была тесно связана с любовными приключениями, сексом и музыкой или с деловыми успехами, снобизмом в выборе марок вин и роскошными интерьерами частных самолетов. Если кого и учили чему-нибудь в школе о выпивке - то это обычно сводилось к тому, что алкоголь представляет вред для здоровья, а злоупотребление им может привести к потере водительских прав - и не более того. А многие люди до сих пор убеждены, что любая выпивка является безнравственной, что она прямиком ведет к преступлению, страданию, бесчестию и смерти. Какими бы ни были наши чувства по отношению к выпивке (позитивны- ми или негативными), они почти всегда были сильными, и в Целом наше восприятие алкоголя скорее опиралось на именин, нежели на разум. Наше отношение к выпивке может быть чисто автоматическим, бездумным принятием чужого мнения. Для многих выпивка является существенной частью общественных празднеств -безобидное, веселое времяпрепровождение среди своих друзей в определенный срок в определенном месте. Другие считают, что еда обязательно должна сопровождаться выпивкой. Но теперь мы задаем себе вопрос: "Действительно ли невозможно наслаждаться дружбой или едой без спиртного? Действительно ли то, как мы пили, улучшало наши отношения с другими людьми? Или, может, помогало по достоинству оценить хорошую еду?" Представление о пьянстве вызывает еще более крайние эмоциональные реакции "за" и "против". "Наклюкаться" обычно расценивается или как нечто забавное, или исключительно как нечто постыдное. Для многих даже сама мысль об этом, по разным причинам, может показаться отвратительной. Для некоторых из нас это состояние было желанным, не только потому, что этого от нас ждали другие или нам это нравилось, но также и потом, что обаятельные знаменитости представляли нам его как нечто весьма привлекательное. Одни люди не выносят тех, кто никогда не напивается; другие презирают тех, кто слишком много пьет. Современные медицинские исследования пока что не повлияли на подобное отношение к пьянству. Когда мы впервые услышали слово "алкоголик", то многие при этом связывали его исключительно с пожилыми, оборванными, трясущимися и неопрятными людьми, которых мы видели просящими подаяние или валяющимися в беспамятстве где-нибудь в районе притонов и трущоб. Хорошо осведомленные люди теперь понимают, что такое представление - просто чепуха. Тем не менее, остатки этих древних, путаных общепринятых мнений продолжают давлеть над нами, когда мы делаем первые попытки стать трезвыми. Они затуманивают нашу способность видеть истину, и ее становится трудно отыскать. Но все же в конце концов мы были го- товы допустить - всего лишь как некую возможность - что некоторые из наших старых представлении слегка не соответствуют действительности или, по крайней мере, неточно отражают наш личный опыт. Когда мы смогли убедить себя посмотреть на весь этот свой опыт непредубежденно и прислушаться к чужим идеям, мы стали способны к восприятию большого объема информации, к которой раньше отнеслись без должного внимания. Например, мы можем ознакомиться с научным описанием: алкоголь - это не просто приятный на вкус утолитель жажды, но и наркотик, изменяющий состояние сознания. Этот наркотик, как мы узнали, содержится не только в спиртных напитках, но в некоторых продуктах и лекарствах. И теперь почти каждый день мы читаем или слышим о новых открытиях, что этот самый наркотик может вызывать еще какие-нибудь заболевания (сердца, крови, желудка, печени, полости рта, мозга и т.д.), о подлинном происхождении которых мы раньше не подозревали. Фармакологи и наркологи сегодня утверждают, что нельзя считать алкоголь совершенно безопасным и безвредным, вне зависимости от того, используется ли он как напиток, или как стимулирующее, успокаивающее, тонизирующее средство, или как транквилизатор. Однако сам по себе он необязательно приводит в каждом случае к ощутимому физическому ущербу или умственной деградации. Вероятно, очень многие могут употреблять его с удовольствием и без вреда для себя и окружающих. Мы поняли, что выпивку, с медицинской точки зрения, можно рассматривать как введение наркотика, а пьяное состояние - как получение избыточной дозы. Неправильное употребление наркотика, прямо или косвенно, мо- жет привести к всевозможным проблемам - психологическим семейным, общественным, финансовым, профессиональным, связанным с физическим состоянием. Вместо того, чтобы рассуждать о том, что выпивка сделала с нами, мы начинаем понимать, что она делает с другими. Мы узнали, что каждый, кто сталкивается с какими- нибудь трудностями, связанными с собственной выпивкой. возможно, находится в состоянии, называемом "алкоголизмом". Эта болезнь поражает невзирая на возраст, вероис- поведание, пол, интеллект, этническую принадлежность, эмоциональное здоровье, профессию, семейное положение, крепкое телосложение, привычки питания, социальное или экономическое положение или характер человека. Неважно как или сколько вы пьете, или когда и почему. Важно лишь, как это влияет на вашу жизнь, другими словами, что происходит, когда вы пьете. Перед тем, как мы сможем распознать эту болезнь в себе, мы должны избавиться от следующего заезженного, старого предрассудка: "Было бы признаком позорной слабости признать, что мы не можем больше контролировать потребление спиртного (если вообще было такое время, когда мы могли)." Слабости? На самом деле требуется большое мужество, чтобы не моргнув, посмотреть суровой правде в глаза, не щадя себя, не пытаясь навести глянец на неприглядные дела, не оправдываясь и не обманывая себя. (Неприлично хвастать, но, честно говоря, многие из нас считают, что в искусстве дурачить самих себя мы были чемпионами мира.) Процесс излечения от алкоголизма также затуманен различными неверными представлениями. Как и миллионы других людей, которые видели, как кто-то спивался до смерти, мы задавались вопросом, почему этот пьяница не воспользовался своею силой воли, чтобы бросить пить. Это еще одна застарелая идея, но она укоренилась, поскольку многим из нас в детстве рассказывали о ком - нибудь, проявившем неслыханную силу воли. Может, это была семейная или уличная легенда о добром старом дядюшке Джоне. Годами слывший распутником и забиякой, он вдруг бросил вино, женщин и разгул, и в возрасте пятидесяти лет стал образчиком порядочности и незыблемой нравственности, и уж больше в своей жизни не взял в рот ни капли. Детские представления о том, что если потребуется, то мы сможем поступить так же - являются опасным заблуждением. Мы не такие, как другие. Мы - это только мы сами. (Мы также не тот Дедушка, который выпивал по три четверти литра каждый день и дожил до девяноста лет.) Теперь хорошо известно, что сила воли, сама по себе, является столь же эффективным средством для лечения алкоголизма, как и для лечения рака. Наш собственный опыт подтверждает это неоднократно. Многие из нас старались действовать в одиночку, надеясь, что смогут сами контролировать свою выпивку или даже полностью отказаться от алкоголя, и никто из нас не добился сколько- нибудь длительного успеха ни в том, ни в другом. Несмотря на это, нам нелегко было признать, что мы нуждаемся в помощи. Это тоже казалось нам признаком слабости. Да, мы опять доверились ложному предрассудку. Но наконец мы спросили себя: не будет ли более разумно заняться поисками и, в случае находки, воспользоваться силой более могущественной, чем наша собственная, нежели упорствовать в индивидуальных бесплодных усилиях, когда прошло уже достаточно времени, чтобы убедиться в их неэффективности. Не думаем, что это является следствием большого ума - пытаться разглядеть что- нибудь в темноте, когда можно просто включить лампу, и станет светло. Нам не удалось прийти к трезвости совершенно самостоятельно. Мы также поняли, что в одиночку нельзя сохранить трезвость. Да и радостями трезвой жизни лучше с кем-нибудь поделиться. Когда мы способны, пусть даже временно, обратиться к нескольким новым идеям, отличающимся от наших прежних представлений, то тем самым мы уверенно выбираем направление, ведущее к счастливому и здоровому новому образу жизни. Именно так и случилось с тысячами и тысячами из нас, с теми, кто был убежден, что никогда не сможет создать себе такую жизнь.