Засосов Д.А., Пызин В.И. Из жизни Петербурга 1890-1910-х годов

ОГЛАВЛЕНИЕ

МАГАЗИНЫ И ЛАВКИ, РЕСТОРАНЫ И ТРАКТИРЫ (ПРИМЕЧАНИЯ)

Виды товаров

Товарооборот за 1913г. (млн руб.)

 

Число торговых предприятий на 1914 г .

 

Предметы обихода ……………………………………..

Земледельческие продукты (хлеб, мука, лен, сахар и т. п.) ...

Мануфактура, сукно, обувь и т. д. ………………………..

Продукты животноводства, рыболовства и охоты (мясо, скот, лошади, молочные продукты, рыба, птица и т. д.) …………...

Ископаемые продукты (металлы, минеральное топливо, машины, фарфоровые изделия и т. д.) ………………………….....

Лес, дрова, деревянные изделия …………………………..

Питейно-трактирные (ренсковые погреба, пивные склады, кондитерские и т. д.) .......………………………………......

 

187

166

153

135

116

25

20

 

6293

923

2350

2305

1021

286

3364

 

Итого …………………………………………………….

871

16 542

 

Число торговых предприятий в Петербурге было очень велико и быстро увеличивалось. Если в 1906 г . их было 12 132 (не считая 277 торгово-промышленных), то в 1914 г . — уже около 16 500. Из них почти 94%, т. е. 15 500 заведений, приходилось на рознично-мелочную торговлю. Сумма их годового оборота была близка к половине всего торгового оборота Петербурга (430 млн. руб. из 871 млн.). Структура торговли представлена в следующей таблице (составлена по книге «Петербург и его жизнь» [19, с.307, 308].

Великолепнейшей из торговых улиц Петербурга был Невский пр. Прочие улицы столичного центра по мере его развития и расширения в той или иной степени приближались к пространственной организации торговли на Невском пр. как к некой идеальной модели. И все же Невский пр. оставался вне конкуренции как по интенсивности торговли, так и по ее феноменаль- {242} ному разнообразию, благодаря которому здесь входили в соприкосновение и смешивались все социальные слои населения столицы. Его значение как «всеобщей коммуникации Петербурга» возрастало.

1 Фр. prix fixe — твердая цена.

2 Господствующее положение торговли предметами обихода в общей структуре петербургской торговли объясняется именно дифференцированным подходом петербургских промышленников и коммерсантов к потребителю.

3 Поставщик Двора — придворное звание владельца торговой фирмы, в течение не менее 40 лет поставлявшего товары к императорскому двору и не имевшего ни одной рекламации. Оно присваивалось по заключению министра императорского двора. Получение звания означало признание государством высокого качества изготовленной продукции, гарантировало фирме выход продукции на международный рынок, получение выгодных и престижных заказов и, как следствие, высокой прибыли. Фирма получала право изображения на своей торговой марке государственного герба, наименования фирмы и даты ее основания. Здесь же отмечались все награды на российских, международных и петербургских выставках. Поставщики двора выполняли заказы для царской семьи, а также дипломатические, церемониальные и почетные подарки.

4 Двумя крупнейшими центрами сосредоточения ресторанов были: район начала Невского, Морских улиц, Мойки и район Новой Деревни, Островов, Каменноостровского пр.

5 Официант «непременно во фраке при белом галстуке и в белом же жилете; настоящий официант с баками и брюшком, ходит, переваливаясь, не спеша, с достоинством и в то же время с почтительностью. Чаще всего официанты — татары, французы, немцы и реже — петербуржцы... Многие из них имеют кругленькие состояния» [9, с. 19].

6 Перефразировка лат.. «Mens sana in compore sano» — «В здоровом теле здоровый дух».

7 Ресторан В. М. Федорова (М. Садовая ул., 8).

8 «Мариинская» гостиница (Чернышев пер., 3).

9 В середине 90-х годов насчитывалось 320 трактирщиков (из коих около 200 были ярославцы); в их 644 заведениях служило 11 тыс. трактирных слуг. Н. Н. Животов обрисовывает несколько типичных «профилей» трактирщиков. 1) «Аристократы» — купцы с регалиями, почетом и титулами, а главное — с капиталом. Такому трактирщику 57—60 лет, он сед, в бриллиантах, с плавными, величественными движениями. <...> Держится скромно и с достоинством, одет безукоризненно и со вкусом, говорит мало и дельно, замечания делает кстати и резонно, собеседник приличный и приятный...» Но это тип вымирающий. 2) Старики-кулаки и кабатчики — группа наиболее многочисленная. «Кулак» тучен при маленьком росте. Бегающие глаза. Лапищи, наводящие страх на трактирных слуг, слоноподобные ножищи. Костюм неряшливый, грязный. Ходит лениво, вообще избегая двигаться, в заведении больше кричит осипшим голосом. Неграмотен. Святое для него — выручка его заведения. 3) Новички, которым трактиры достались случайно, и хозяева-наследники. «Все они неопытны, несведущи, часто наивны и в огромном большинстве случаев делаются жертвами, теряя если не все, то очень много. <...> Таких хозяев все любят, начиная со служащих и кончая посетителями. У них все добросовестное: водка, провизия, чай, вина... только... {243} в итоге для них самих крупные убытки и недочеты» [9, с. 24— 36]. Петербургские трактиры Н. Н. Животов подразделяет на «серые» и «грязные». «Самым несимпатичным и зловредным следует бесспорно признать «серый» трактир, предназначенный для публики средней, между чернорабочими и достаточными людьми, каковы мелкие служащие, торговцы, разносчики, приказчики, писцы, канцеляристы, артельщики и т. п. люд. <...> Это... вертепы, служащие для спаивания посетителей и рассчитанные только на одно пьянство, разгул и разврат. <...> Серая публика невзыскательна, неразборчива, безответна, неумеренна, невоздержанна и, «разойдясь», истратит все, что есть в кармане». «Серых» трактиров Н. Н. Животов насчитывает в центре Петербурга до ста. <...> Остальные 200 группируются около фабрик, заводов, рынков, присутственных мест, казенных учреждений. К «грязным» относятся трактиры для чернорабочих, извозчичьи, постоялые дворы, чайные, закусочные, народные столовые и кабаки. Все помещения таких трактиров состоят из 2—3 низких, тесных комнат с промозглым, вонючим запахом: сюда набирается народу «сколько влезет», так что повернуться негде; мебель состоит из простых скамеек и столов, посуда деревянная, никогда не моющаяся... Понятно, что никто не пойдет сюда есть или пить, а идут для оргий или укрывательства, идут сюда порочные преступные, которым другие общественные места недоступны... Здесь они в безопасности» [9, с. 42, 43].

10 «Благодаря Обществу дешевых столовых и Обществу народных столовых в Петербурге можно получить прекрасный обед за самую ничтожную плату. Здесь подают за 6 копеек обед из двух блюд, за 1 коп. стакан чаю, за 1 коп. порцию хлеба, за 2 коп. кусок хорошего мяса и т. д. Если рабочий хочет выпить водки, он идет в питейный дом, специально для этого существующий, где можно только выпить и уходить, а сидеть и бражничать негде» [9, с. 43]. Зло «грязных» трактиров Н. Н. Животов видел в том, что в них невозможно было ни поесть без выпивки, ни выпить наскоро: имея возможность пить и заедать выпивку, посетители засиживались в трактире, пропиваясь до последней копейки