История Государства и права России. Учебник для вузов. Под ред. С.А. Чибиряева

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава 7. Государство и право в период разложения крепостного строя и роста капиталистических отношений (первая половина XIX в.)

§3. Государственный строй

Власть царя оставалась верховной, самодержавной и неограниченной. “Повиноваться верховной его власти не только за страх, но и за совесть сам Бог повелевает”, -гласила ст.1 Основных законов. Царь был волен в своих действиях. Были предусмотрены наказания не только за действия против царя, но и за обнаруженный умысел против него. Царь являлся наследственным монархом. Наследовать престол могли только члены царствующего императорского дома. К наследованию призывался старший сын императора. В случае отсутствия детей престол переходил к брату. Члены императорской фамилии содержались за счет государства и доходов от удельного имущества, той части государственных владений, которая была им выделена. Всеобъемлющая власть царя вовсе не означала, что он осуществлял всю деятельность по управлению государством. Царь использовал огромный аппарат управления.

Органами верховного управления были Совет при императоре, существовавший до создания в 1810 г. Государственного Совета, а также канцелярия и двор царя.

Как уже было сказано выше, задача реформирования центральных органов власти и управления была возложена на М.М. Сперанского. Рассматривая всемирную историю государства и права, и прежде всего европейскую, он пытался отыскать в ней закономерности, которые приводят к смене одного образа правления другим.

Все развитие политической жизни Европы являло переход от феодального правления к республиканскому, и никакая сила не смогла противостоять этому процессу. “Тщетно власть державная силилась удержать его напряжение; сопротивление ее воспалило только страсти, произвело волнение, но не остановило перелома. Тот же самый ряд происшествий представляет нам история и нашего Отечества”, - писал Сперанский в 1802 г. Он не сомневался в неизбежности реформ в России и в ограничении самодержавия, в принятии конституции страны.

Наиболее подробно его взгляды изложены во “Введении к Уложению государственных законов” (1809 г.). Политический идеал реформатора нашел здесь наиболее полное раскрытие.

В Сперанском видели или готовы были видеть человека, увлекшегося и наполеоновским Кодексом, и английским конституционным правом, и стремившемся перенести все это в Россию. Необходимо подчеркнуть, что конституционный проект мыслителя и государственного Деятеля не заимствован и не являлся подражанием ни одной из действовавших конституций Запада. Он неоднократно говорил, что слепое механическое перенесение западных образцов государственности на российскую почву - удел или бездарных людей, или авантюристов.

Сперанский видел “начало и источник сил” законодательной, исполнительной и судебной власти в истории государства, в самом народе с его культурой и обычаями: история нации и ее традиции являются одним из определяющих факторов жизнедеятельности государства.

“Нельзя основывать правление на законе, если одна державная власть будет и составлять закон, и исполнять его. Поэтому следовало прежде всего отделить друг от друга три ветви власти”, - писал Сперанский. Он шаг за шагом подводит царя к мысли о необходимости безотлагательных реформ, предлагая сконцентрировать законодательную власть в новом органе -Государственной Думе, исполнительную - передать министрам, а судебную - Сенату. Властно-распорядительные функции на местах, по мнению Сперанского, должны осуществляться также выборными органами - волостной думой, окружной думой (из числа депутатов от волостных дум), губернской думой (из числа депутатов от окружных дум).

Государственная Дума - высший законодательный орган страны. “Никакой новый закон не может быть принят без уважения (одобрения) Думы. Установление новых податей, налогов и повинностей рассматриваются и одобряются в Думе. В том случае, если большинство в Думе отвергает законопроект, тот “оставляется без действия”.

Что касается судебной системы, то реформатором предлагалось должность судьи сделать пожизненной, который вершил бы правосудие с присяжными заседателями. Однако следует отметить, что проект судебной реформы был начертан Сперанским вчерне и специально на разработан. Он лишь в принципе наметил систему судов (волостной, окружной, Верховный уголовный суд и Сенат как высшая судебная инстанция, решения которого являются окончательными и не подлежащими обжалованию). Принцип назначения судей сочетался у него с требованием наличия и присяжных заседателей.

Осуществляя судебную реформу 1864 года, правящие круги России реализовали именно этот принцип составления суда: коронные судьи (чиновники) и выборные присяжные заседатели.

Проекты Сперанского отличались смелостью и конкретностью. Они разрабатывались с учетом задач, стоявших перед страной, и практически на сто лет предвосхитили мероприятия, о которых в условиях революционной ситуации был вынужден заявить Николай II в Манифесте “Об усовершенствовании государственного порядка” 17 октября 1905 г. Но тогда уже было поздно направлять Россию по либеральному пути: выбор был сделан окончательно в сторону революционных преобразований.

Идеи Сперанского были усвоены передовыми умами второй половины XIX в. и безусловно сыграли свою роль при подготовке социальных и политико-юридических реформ 60-х гг.

Судьба самого Сперанского была переменчивой. Он знал нищету владимирской деревни, будучи сыном сельского священника села Черкутино, блеск императорского двора, будучи Государственным секретарем Российской империи, ссылку в Пермь за дерзкие реформаторские планы и переменчивое счастье полудержавного властелина. Однако при всех превратностях судьбы идеи мыслителя были неизменными: он требовал введения в социальную и политическую жизнь принципа законности и утверждал положение о правовом государстве, призваном заменить власть человека над человеком господством закона и гарантирующим права каждой личности независимо от ее сословного состояния.

И с высоты своего положения и влияния Сперанский предлагал Российской империи совершенно новую политическую структуру, при которой монарх будет делить власть со своим народом, и которая со временем приведет к созданию конституционной монархии.

Положение о Государственном Совете разрабатывалось втайне. Военный министр Аракчеев негодовал, что не знает содержания таинственной переписки Сперанского с царем, который пребывал в Москве.

1 января 1810 г. Манифест о Государственном Совете был обнародован. Однако в нем были проигнорированы все основные принципы государственной реформы. Ведь этот орган задумывался как своеобразное связующее звено между императором и новыми государственными органами: Государственной Думой, Сенатом и Кабинетом Министров.

В основу деятельности Государственного Совета легли уже другие принципы, а именно;

1) все основные вопросы империи рассматриваются в Совете и только через Совет докладываются императору;

2) проект всех законов, указов, уставов, новых учреждений рассматриваются опять же Советом;

3) никакой закон, устав, учреждение “не исходит из Совета и не может иметь совершения без учреждения верховной власти”.

Совет задумывался как орган при монархе, через который последнему представлялись решения всех выше названных органов. В Манифесте мы видим другой государственный орган, с другой ролью - законосовещательной. Основные функции Государственной Думы - рассмотрение и принятие законов -были преданы Госсовету. Царь не пошел на ограничение самодержавия представительным органам - Государственной Думой, и вся законотворческая деятельность оказалась в руках императора, т.к. всех членов Госсовета он назначал сам.

Мотивы, заставившие в последний момент Александра 1 отказаться от согласованного с ним же проекта, пока не выяснены до конца. Можно лишь догадываться, что не последнюю роль здесь сыграли Аракчеев, сестра Александра, великая княгиня Екатерина Павловна, проживавшая в Твери и знаменитый историк Н. М. Карамзин.

Обращает на себя внимание однородность Совета: из 35 его членов 19 - графы, князья, остальные - крупнейшие землевладельцы и военные.

31 декабря 1809 г. вечером они все получили приглашение собраться на другой день в половине десятого утра в Шепелевском дворце. Прибыл Александр 1. Собрание было необыкновенно торжественным. Царь произнес речь, сочиненную Сперанским, последний как Государственный секретарь прочитал Манифест об образовании Совета, список представленных департаментов (граф П. В. Завадский - департамент законов; Н.С. Мордвинов - департамент дел гражданских и духовных; князь П.Н. Лопухин -департамент государственной экономии; граф А.А. Аракчеев - департамент дел военных).

Итак, впервые в России в манифесте о создании Совета, заявлено, что “законы, сколь бы они не были совершенны, без государственных установлений не могут быть тверды”, что “государственные доходы и расходы требуют неукоснительного рассмотрения и определения”.

Согласно Уставу о Государственном Совете решения Совета принимались большинством голосов. Все законы и уставы должны были утверждаться царем и издаваться в виде царского манифеста, начинавшегося словами: “Вняв мнению Государственного Совета...”. Даже незначительные ограничения самодержавия, которые здесь упоминаются, были через некоторое время отброшены Александром 1. Он полностью игнорировал мнение большинства Совета и часто поддерживал меньшинство. Была вскоре забыта и формула “Вняв мнению Государственного Совета...”.

И тем не менее указ о Госсовете произвел сильное впечатление на высшую администрацию и дворянство. В новом учреждении видели разом и умаление роли Сената, опасность произвола со стороны Совета, и в то же время ограничение самодержавия.

Под давлением оппозиции Александр 1 стал игнорировать Совет, который уже перестал быть законосовещательным органом в полном смысле этого слова. Его заваливают различными мелкими проблемами вплоть до рассмотрения уголовных дел. Император все чаще стал издавать законы без рассмотрения их в Совете. Произвол русского абсолютизма продолжался.

Созданный в 1722 г. Петром 1 Сенат постепенно утратил свое назначение высшего административного и судебного органа. К началу XIX столетия он превратился в громоздкий, плохо управляемый орган, не имеющий четко очерченных границ своей деятельности.

Сенат состоял из 9 департаментов. Первый - ведущий - он призван был наблюдать за точным исполнением законов, и вместе с этим на него была возложена масса дел административных. Первый департамент обнародовал законы, проводил ревизии целых губерний и учреждений. Сенат, таким образом, осуществлял общий надзор за деятельностью всех государственных органов и соблюдением законности.

Второй - восьмой департаменты были апелляционными инстанциями по уголовным и гражданским делам. Однако принятые ими решения не были окончательными, и в случае если при вынесении решений не было абсолютного большинства членов департамента (2/3 голосов), то дело передавалось на рассмотрении общего Сената, а затем направлялось на утверждение императору. Работа департаментов строилась по территориальному принципу. Так, второй департамент рассматривал поступившие апелляции из восьми северных и северозападных губерний. Часть департаментов Сената находилась в Москве.

Сенат рассматривал вопросы назначения членов на должности, определял награды, утверждал в правах дворянства, присваивал княжеские, графские и баронские титулы, объявлял рекрутов, ревизовал винные откупа, утверждал расходы военного ведомства. Целый департамент занимался землеустройством и был высшей судебной инстанцией по делам межевым. Вот далеко не полный перечень дел, находящихся в компетенции Сената: полнейшее смешение судебных, административных и законодательных функций.

Более того, с 1802 г. должность Генерал-прокурора, возглавлявшего Сенат, была соединена с должностью Министра юстиции. Высший судебный орган империи оказался в подчинении одного из министров - представителя исполнительной власти. Сенат завален различными бумагами. Так, в 1805 г. в Сенат поступило 40 566 дел, из которых было рассмотрено 27 815. Сенат погряз в мелочах, превратился в суд первой инстанции.

Низкий профессиональный уровень сенаторов, всего аппарата, взяточничество, карьеризм, всевластие секретарей, которые “изучали” и докладывали дела, приводили лишь к хаосу.

Трудно было понять основное назначение Сената в системе государственного управления. Сперанский предлагал отделить правительственные функции от судебных и создать два Сената-Правительствующий и Судебный. Первый, по его мнению, должен состоять из министров, их товарищей (заместителей) и быть единым для всей империи. Что же касается Судебного сената, то он должен являться высшей судебной инстанцией и формироваться из сенаторов, назначенных от короны, и избранных дворян. Предполагалось Судебный сенат приблизить к населению и разместить по четырем округам: в Петербурге, Москве, Казани и Киеве.

В июне 1811 г. предложения по реформированию Сената обсуждались Государственным Советом. Его члены в большинстве своем были против реформы. Их возражения сводились к следующему: изменение учреждения, веками существовавшего, “произведет печальное впечатление на умы”. Они находили проект прежде всего не “ко времени”, считали не своевременным вводить в жизнь новое установление при всеобщем недостатке в образованных людях.

Несмотря на все возражения, проект реформы Сената был одобрен, и Александр 1 утвердил решение Госсовета.

К сожалению, утвержденному проекту переустройства Сената не суждено было претвориться в жизнь. На международном горизонте уже собирались грозовые тучи, пахло войной. Кроме того, у казны не оказалось средств на реформу. Мнение оппозиции предложенной реформы сводилось к положению: “хорошо, да не время”.

Манифестом от 25 июля 1810 г. было обнародовано “новое разделение государственных дел в порядке исполнительном” с подробным определением пределов деятельности министерств и степени их ответственности, установлены их штаты, порядок назначения, увольнения, производства в чины. Годом позже были определены компетенция министров, их отношения с законодательной властью (манифест “Общее учреждение министерств” от 25 июня 1811 г.). Учреждено было 8 министерств: военных сухопутных сил, морских сил, иностранных дел, юстиции, внутренних дел, финансов, коммерции и народного просвещения. Каждое министерство получило единообразную структуру. Министерство возглавлял министр, назначенный императором и фактически ответственный перед ним. Аппарат министерств состоял из департаментов во главе с директором, а они в свою очередь, делились на отделения, возглавляемые начальником. Отделения разбивались на столы во главе со столоначальником. Вся работа министерств строилась на принципе единоначалия. В “Общем наказе” было оговорено, что министрам принадлежит только власть исполнительная, а Манифест 1811 г. по сути дал министрам власть в своей отрасли безграничную.

“Введение к Уложению государственных законов” Сперанского предусматривало контроль за деятельностью министров со стороны Государственной Думы. Она могла бы привлечь любого министра к ответственности, требовать отчета. Проведенная реформа установила принцип прямой ответственности министра перед императором. Реакционность такого подхода очевидна, т.к. министр оказался вне контроля народа и его представительного органа.

Не издавая законов, министры ограничивались лишь применением их. Они получили право издавать предписания и регламенты в пределах, указанных законом. Но для исполнительной власти контроль необходим, как независимость - для судебной. Если в суде непременные условия - неприкосновенность приговора, полная свобода убеждения судьи, то управление, напротив, подчиняется принципу строгой ответственности.

20 апреля 1812 г. было обнародовано Учреждение Комитета министров. Этим актом он определялся как высший административный орган. Комитет состоял из 15 членов: 8 министров, 4 председателя департаментов Государственного Совета, Главнокомандующий Петербурга, начальник Главного штаба и начальник Морского штаба. Председателем Комитета (он же председатель Государственного Совета) был князь Н.И. Салтыков, но дела, рассматриваемые Комитетом, докладывались Александру 1 А.А. Аракчеевым. Вместо органа, объединяющего и направляющего деятельность министров. Комитет министров в своей деятельности или подменял министров, или занимался делами, не свойственными исполнительной власти. Он мог отменить решения Сената и одновременно с этим рассмотреть по первой инстанции уголовное дело. Деятельность этого мало кому понятного органа умаляла авторитет Государственного Совета и Сената, отнимала у министров время.

Комитет был учреждением совещательным при императоре, самостоятельной власти он не имел. Все его постановления приводились в исполнение только после утверждения царем. Из этого общего правила были сделаны лишь незначительные исключения: некоторые постановления Комитета прямо приводились в исполнение.

В царствование Николая 1 необычайно разрастается Собственная Его Императорского Величества Канцелярия. Первое отделение этой канцелярии сосредоточило дела, подлежащие личному рассмотрению государя, а также наблюдение за исполнением высочайших повелений. Второе отделение занималось кодификацией законов. В 1826 г. возникло печально известное Третье отделение под руководством шефа корпуса жандармов. Оно руководило полицией, борьбой с революционерами и раскольниками, управляло тюрьмами, наблюдало за иностранцами, вело следствие по политическим делам, в его распоряжении была огромная сеть агентов. Третьему отделению были подчинены Петропавловская и Шлиссельбургская крепости, Алексеевский равелин - эти политические тюрьмы.

На основании утвержденного царем в 1836 г. Положения о корпусе жандармов по всей территории России была выстроена структура жандармской службы (7 жандармских округов, губернские управления, жандармские команды городов).

Четвертое отделение заведовало благотворительными и учебными заведениями, находившимися под покровительством императрицы Марии Федоровны. Пятое отделение занималось преобразованием управления казенными крестьянами, а шестое-устройством Закавказского края.

Министерство двора, созданное в 1826 г., управляло удельными землями царской семьи.

В армии процветали муштра и палочная дисциплина. При А.В. Суворове на 500 человек здоровых был один больной, в начале XIX в. - на 500 человек больных один здоровый. По отчету армии за 1835 г. видно, что из 173892-чел. больных у 130000 человек были расстроены внутренние органы. Требовалось от солдата, чтобы он шагал в полтора аршина: после всех вытяжек и растяжек солдат оказывался в госпитале.

Военная повинность, выбирая из семейств лучших людей, приводила в бедность и семейства, и государство. Несмотря на это, во время Отечественной войны 1812 г.русская армия выполнила свою историческую миссию, продемонстрировав всему миру самоотверженность и патриотизм русского солдата.