Ерасов Б.С. Сравнительное изучение цивилизаций: Хрестоматия: Учеб. пособие для студентов вузов

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава IV. Цивилизация и государство

М. Вебер. О ЦИВИЛИЗАЦИОННЫХ ОСНОВАНИЯХ ВЛАСТИ

Цитируется по изд.: Вебер М. Избранное. М., 1990. С. 646—647.

Государство, равно как и политические союзы, исторически ему предшествующие, есть отношение господства людей над людьми, опирающееся на легитимное насилие как средство. Таким образом, чтобы оно существовало, люди, находящиеся под господством, должны подчиняться авторитету, на который претендуют те, кто теперь господствует. Когда и почему они так поступают? Какие внутренние основания для оправдания господства и какие внешние средства служат ему опорой?
В принципе имеется три вида внутренних оправданий, т.е. оснований легитимности. Во-первых, это авторитет «вечно вчерашнего»: авторитет нравов, освященных исконной значимостью и привычной ориентацией на их соблюдение, — «традиционное» господство, как его осуществляли патриарх и патримониальный князь старого типа. Далее, авторитет внеобыденного личного дара (харизма), полная личная преданность и личное доверие, вызываемое наличием качеств вождя у какого-то человека: откровений, героизма и других, — харизматическое господство, как его осуществляют пророк, или (в области политической) избранный князь-военачальник, или плебисцитарный властитель, выдающийся демагог и политический партийный вождь. Наконец, господство в силу «легальности», в силу веры в обязательность легального установления деловой «компетентности», обоснованной рационально созданными правилами.

Комментарии

Заслугой М. Вебера уже в начале века стало выявление механизма соединения власти и общества. Не отрицая роли насилия в средствах, к которым прибегало государство, он все же подробно рассматривает принцип «обратной связи», соединявший государство с обществом и придававший ему цивилизованный облик. Рассмотренный М. Вебером механизм легитимизации власти выявил существенные факторы, определявшие деятельность государства в цивилизационной системе.


154

Э. Сервис. О ПРОИСХОЖДЕНИИ ГОСУДАРСТВА И ЦИВИЛИЗАЦИИ

Перевод осуществлен по изд.: Service ?. The Origins of State and Civilization. Y., 1975.P.XI-XIII.

Начиная свою работу, я исходил из обычного подхода, уравнивающего подъем цивилизации с возникновением государства, которое в свою очередь определяется как орган репрессивного контроля с использованием физической силы. Я продолжаю считать, что это определение государства может оказаться полезным при рассмотрении некоторых современных примитивных обществ. Однако я обнаружил, что эти характеристики не являются типичными для большинства древних цивилизаций, хотя спорадически и проявлялись в них. Концепция государства как репрессивной силы не дает объяснения возникновению цивилизаций или критерию ее выделения.
Кроме того, мои исследования не подтвердили широко распространенного сведения цивилизации к уровню урбанизации. Как я убедился, города либо не были существенным фактором развития древних цивилизаций, либо не всегда были тесно связаны с их развитием.
Другое устойчивое положение, касающееся репрессивного характера государственных институтов, сводится к тому, что их возникновение имело какое-то отношение к сохранению или регуляции частной собственности. Начиная от Платона и Аристотеля, стоиков и эпикурейцев, включая таких различных теоретиков социального контракта, как Ж.-Ж. Руссо и Т. Гоббс, и до влиятельной современной теории марксизма, видные политические мыслители подкрепляли свои общие концепции человеческой природы и власти ссылками на природу первобытного общества и основные причины, порождающие государство. Почти всегда аргументы сводились к установлению соотношения между собственностью и политикой и тем, какое из этих начал является (или должно быть) доминирующим. Например, знаменитая работа Ленина «Государство и революция» была написана для того, чтобы напомнить умеренным социалистам, полагавшим возможным реформировать существующее правительство, о «подлинной исторической роли и смысле государства». С самого начала государство возникало, по утверждению В.И. Ленина (а также Л.Г. Моргана, К. Маркса и Ф. Энгельса), как орган насильственного подавления большинства населения для

155

защиты интересов представляющего собой меньшинство класса собственников, а поэтому социалисты должны противостоять ему во всех его формах, так как породившая его причина и выражает его
подлинную сущность.
Данное исследование не подтверждает классовую теорию происхождения государства или цивилизации и не примыкает к какой-либо иной из многочисленных теорий возникновения государства на основе конфликта и завоевания. Однако эти взгляды настолько широко распространены в нашей интеллектуальной истории, что для ее опровержения мне понадобилась отдельная глава, содержащая критику этой теории.
[Позиция автора сводится к тому, что исходная и основная причина возникновения и основная функция государства состояли не в том, чтобы защищать господствующие классы против угнетенных, а в том, чтобы вести и организовывать хозяйство. Это была распределительная, а не стяжательская система. Вместе с тем власть защищала себя, в лице правящего слоя, как представителя всего общества. Количество ранних цивилизаций было очень невелико, а это значит, что необходимо было редкое сочетание специфических событий и характера среды, чтобы обеспечить их возникновение.]

Комментарии

В изложении Э. Сервиса в число этих шести древних цивилизаций входят: мезоамериканская (в том числе ольмекская, мексиканская и майская), перуанская, месопотамская («первая городская цивилизация»), египетская («самое бюрократизированное и поэтому самое распределительное общество, известное в истории»), индская (основанная на кастовой регуляции и мифо-ритуальной системе) и китайская (Шан и Чжоу).
Помимо критики теории происхождения государства как продукта классовых конфликтов Э. Сервис рассматривает концепцию Г. Чайлда, который выявил критерии формирования цивилизации, фиксируемые на основе данных археологии, прежде всего через критерий «урбанизации» и «урбанистическую революцию», включающую также рост производства, торговли, народонаселения и т.д. Государство и социальная стратификация были для него вторичными факторами этой революции. Э. Сервис подвергает критическому анализу эту точку зрения. Некоторые из древних городов оставались преимущественно ритуальными центрами с относительно редким населением. Численность населения и количество городов в разных цивилизациях и территориях в большой степени колебались (цивилизация майя отличалась неурбанизованностью), что лишает возможности считать урбанизацию причиной формирования и роста цивилизации или хотя бы надежным индикатором и «символом» цивилизованности. Тот факт, что города создавались зачастую по предварительному плану, свидетельствует, что собственно цивилизационные и политические факторы нередко предшествовали городскому строительству.
Политическая власть возникала, по мнению Э. Сервиса, постепенно в ходе эволюции (дружина, племя, вождь, примитивное государство), и этот процесс был связан прежде всего с управлением совокупными делами общества. Обращение к насилию со стороны государства выступало прежде всего как монополизация этого фактора и подавление насилия более низкого уровня. Вместе с тем, вслед за М. Вебером, Э. Сервис отмечает эволюцию власти в сторону самоограни-

156

чения и признания принципов легитимности, что и означало «путь к цивилизации». Разработку этих аспектов формирования цивилизации Э. Сервис связывает с веберовской политологией, в которой рассматривается переход от «харизматической» власти к «традиционной» и «легально-рациональной».
Э. Сервис делает решительный шаг в сторону признания государства как составного компонента цивилизации, что и сделало его одним из наиболее часто упоминаемых авторов в цивилизационных исследованиях.