Глазунова О. И. Логика метафорических преобразований

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава III. МЕТАФОРА В КОНТЕКСТЕ ЛИНГВИСТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ

Генитивные метафорические конструкции

Генитивные метафоры, структура которых в обязательном порядке включает в себя основной и вспомогательный субъекты, по формальным показателям сближаются с метафорическими приложениями и метафорической предикацией с существительным в именительном падеже в позиции предиката, однако, с точки зрения семантических значений, обладают существенными отличиями. С помощью метафорических приложений и предикатов говорящий, как правило, дает общую характеристику предмета сообщения, тогда как в генитивных метафорических конструкциях он характеризуется по одному или нескольким из свойственных ему предикативных признаков: по размеру – песчинки звезд, океан мрака; по форме – гроздья гнева, клочки туч; по температуре – лёд руки, жар сердца; по цвету – золото волос, медь листвы; по структуре – бархат кожи, хвост поезда; по длине – грабли рук; по ширине – река времени, ручеёк сострадания; по характеру движения – водопад событий, маятник судьбы; по способности к преломлению лучей света – бриллианты росы и т.д. Генитивные метафоры ориентированы на описание объективных показателей с точки зрения субъективного их восприятия, поэтому они в меньшей степени, чем остальные структуры, выражают отношение к описываемым фактам с аксиологических оценочных позиций по шкале «хорошо/плохо» [37].
Объективный характер признаковых метафорических значений предопределяет тот факт, что генитивные конструкции относятся к сфере предметной метафоризации. В составе их структуры в качестве коннотата практически не употребляются одушевленные предметы. Исключение составляют мифологические или библейские образы, предназначенные для передачи аксиологических оценочных значений, которые иным образом не могут быть переданы. Например, в предложении «Черный змей ужаленного самолюбия всю ночь сосал его сердце» (Ф.Достоевский) образ змея обусловливает отрицательную окраску лексемы 'самолюбие', которая в сознании носителей языка не относится к качествам, обладающим однозначным оценочным значением. С помощью вспомогательного субъекта автор устанавливает аксиологические ориентиры, которые усиливаются с помощью присутствующей в составе метафорической конструкции дополнительной характеристики по цвету: черный.
Генитивные метафоры употребляются в том случае, если в сознании субъекта речи происходит отождествление основного и вспомогательного субъектов по одному из предикативных признаков, описывающих параметры или строение предмета. Например, метафорическое сравнение в предложении «Сонина комната походила как будто на сарай» (Ф.Достоевский) нельзя трансформировать в генитивную структуру *сарай комнаты, так как сарай и Сонина комната соотносятся на основе комплекса характеризующих их деталей: отсутствие света, уюта, нежилой вид и т.д. На том же основании ненормативными являются словосочетания *статуэтка фигуры или *огонь взгляда. Вспомогательные субъекты, участвующие в их создании выражают, прежде всего, эмоционально-качественные значения и не обладают в сознании носителей языка статусом эталона для характеристики одной из деталей внешнего вида субъекта референции.
Нейтральный, с аксиологической точки зрения, статус генитивных конструкций способствует тому, что в художественных текстах они часто сопровождаются определениями с субъективно-оценочными значениями: «нежный лёд руки твоей»; «печальный веер прошлых лет»; «тяжёлым панцирем презренья Я окован с головы до ног» (О.Мандельштам).
Родительный падеж существительных в составе генитивных метафорических конструкций типа лёд руки имеет значение квалифицирующего признака и в функциональном отношении сопоставим с прилагательными, а субстантивная форма выражения предопределяет возможность их употребления в позиции номинативных синтаксических односоставных структур: «Четыре огня в столовой люстре. Знамёна синего дыма» (М.Булгаков).
Генитивные конструкции сочетают в себе компактность формы с полнотой выражения содержания и поэтому являются излюбленным поэтическим способом презентации метафорических значений. В отличие от метафорической номинации и предикации, генитивные структуры характеризуют предмет чаще всего по одному из предикативных признаков. Их функциональная роль в предложении заключается не в создании новых семантических значений, а в привлечении внимания адресата речи к структурам, обладающим в сознании носителей языка ярко выраженным контрастивным значением: песчинки звёзд – бесконечность мироздания; океан мрака – пятно света; река времени – мгновение человеческой жизни; бархат кожи – грубость окружающей действительности; кандалы цепочек дверных – дом, убежище человека от невзгод внешнего мира и т.д., что придает философскую направленность и соответствует заложенному в человеческой природе стремлению к гиперболизации.