[скачать книгу ( формат .chm - 341 Kb)]
Ваш комментарий о книге

Содержание книги

АПОЛЛИНАРИЙ

из книги БЕНГТ ХЕГГЛУНД - ИСТОРИЯ ТЕОЛОГИИ

Основанием для нового обращения к вопросу христологии в это время явилось отрицание арианства и утверждение учения о един- стве сущности. Каким образом единство сущности Логоса с От- цом можно соединить с тем, что Он выступал в облике человека? — таким был основной вопрос в дискуссии между различными богословскими направлениями. Первым, кто выразил эту проблему в такой форме и дал им- пульс для ее дальнейшей теологической разработки, был Аполли- нарий Лаодикийский. Он выступил во второй половине IV века как сторонник никейской теологии, но в вопросе христологии при- держивался собственного мнения, отвергнутого церковью. Аполлинарий не довольствовался мыслью о том, что Логос, то есть Христос, по Своей божественной природе был единосущен Отцу. Для него проблема заключается в том, как следует пред- ставлять себе человеческое существование Христа. По мнению Аполлинария, оно также должно было стать божественным. Че- ловеческая природа Христа должна была иметь божественные свой- 68 ства. В противном случае, Его жизнь и смерть не могли бы при- нести нам спасения. Итак Аполлинарий учил, что Бог во Христе превратился в плоть («Веек; ааркюбек;») и что плоть превратилась в божественную природу. Согласно этому представлению, Христос не принял Свою плоть как человеческую природу, от Девы Марии, но принес небесную плоть с небес. Он прошел через чрево Девы лишь как через связующее звено (Schoeps, «Vom him- mlischen Fleisch Christi», 1951, 9 ff. — cp. Kelly, «Early Christian Doctrines», 294). Таким образом, Аполлинарий находит во Христе лишь одну при- роду и одну ипостась. Эта природа есть природа Логоса, которая во Христе превратилась в плоть, при этом Его плоть в то же время стала божественной. Аполлинарий выступает против представления о том, что божественное и человеческое во Христе соединились («ашафеюс»), что Логос облекся в человеческую природу и был соединен с ней духовным образом. Аполлинарий оригинальным образом формулирует идею о во- человечении Логоса. При этом он исходит из различия между ду- хом и плотью или между телом, душой и духом. Человек состоит из этих составных частей, причем дух или разумная душа форми- рует его, делает его тем, что он есть, то есть является его подлин- ной сущностью. У Христа разум или дух состоит не из человечес- кого разума, но из Божия Логоса. Таким образом, Бог и человек во Христе соединены как душа и тело в человеке, при этом чело- веческая душа заменена Божиим Логосом. Из этого единства Логоса и плоти следует, что плоть представ- ляется как небесная или божественная. Именно дух или разум фор- мирует телесное, так что вместе они составляют одну природу. Таким образом, по мнению Аполлинария, во Христе есть одна божественная природа. Ясно, что Аполлинарий таким образом подчеркивает божествен- ность Христа, что исчезает Его человеческая природа. Христос не имеет человеческой души. Он имеет лишь одну природу, боже- ственную природу Логоса, ставшую плотью. С такими взглядами Аполлинарий близко подходит к прежнему модализму, и в его бо- гословии есть черты докетизма. Против Аполлинария выступили прежде всего каппадокийцы, а также антиохийская школа. В противовес ему они подчеркивали, что истинная человеческая природа Христа означает, что Он имел не только человеческое тело, но и человеческую душу, ибо душа и тело вместе составляют сущность человека. Без человеческого разума человек больше не является человеком. Мнение Апол- 69 линария о том, что Сам Бог бьш плотским или подверженным страданию, таьоке было сочтено богохульным. Антиохия и АЛЕКСАНДРИЯ Так называемая антиохийская школа придерживалась взглядов, противоположных воззрениям Аполлинария. Ее важнейшими пред- ставителями были ДИОДОР ТАРСИЙСКИЙ (ум. 394), ФЕОДОР МОПСУ-ЕСТСКИЙ (ум. 428), а также ФЕОДОРИТ. Сюда же можно также отнести замечательного проповедника ИОАННА ЗЛАТОУСТА (ум. 407), и НЕСТОРИЯ, ВЗГЛЯДЫ которого были впоследствии отвергнуты как еретические. Когда богословие Нестория было осуждено, уменьшилось влияние этой школы вообще. Однако с теологической точки зрения, она имела большое значение и отличалась строгой научной направленностью. Антиохийская экзегетика отказалась от аллегорического метода и вместо него разработала историко-грамматический, согласно ко- торому, Писание следует толковать буквально, в соответствии с его изначальным смыслом. С этим общим вниманием к истории связано также формирова- ние христологии антиохийцев. Прежде всего они уделяют внимание человеческой природе Христа. Христос имел человеческую душу и тело, и Он мог развиваться. Считалось, что Он становится все более и более единым с Богом и что этот союз достигает совершенства лишь в воскресении. В то же время они решительно придерживались единосущности. Христос по Своей божественной природе действительно бьш единосущен Отцу. Но Логос не превратился в человека, но сохранив Свою божественную природу, облекся в образ человека и соединился с человеческой природой. Этот союз («ашафега») представляли себе так, что ЛОГОС пользовался человеческой природой как органом, действовал через нее. Но при этом оставались две природы, две самостоятельные сущности, соединенные лишь через свою деятельность и через единство воли. Здесь речь идет о духовном, нравственном единстве, а не о физическом, как в учении Аполлинария. Вышеописанные взгляды вступают в противоречие с христоло- гическими идеями, разработанными Аполлинарием. Обе природы должны оставаться без изменений. Божественное и человеческое не преобразилось, как если бы одно вошло в другое. Христос имел истинную божественную природу, но Он бьш также истинным человеком с человеческим телом и душой. Аполлинарий же признавал во Христе единственную божественную природу. 70 Антиохийцы утверждают, что следует проводить различие между Логосом и человеческой природой, которую Он воспринял. Логос связал Себя с человеком и обитает в нем, как в храме. Однако одна природа не вошла во вторую. Они не преобразились в нечто одно. Когда в Ин. 1:14 сказано, что Слово стало плотью, по мнению Феодора, слово «tyevtxo» следует понимать здесь образно («ката то 8oK?iv»). Логос воспринял плоть, но не стал ей. «Ибо когда говорится: Он принял (Фил. 2:7), это следует понимать не как образное, но как действительное, но когда сказано: Он стал, это сказано образно, ибо Он не превратился в плоть» (De incarn., 9). Итак, антиохийцы подчеркивают различие между двумя приро- дами и утверждают, что обе природы сохраняют свое своеобразие, совершенная природа Божия Логоса и также совершенная че- ловеческая природа. Однако в то же время ранние антиохийцы подчеркивают единство личности. Но именно эта сторона христо- логии создает основную проблему для этой школы, и именно по этому пункту Нестория обвинят в ереси. Тем не менее, его пред- шественники подчеркивают, что во Христе есть одна Личность с одной волей и единственным самостоятельным существованием. «Мы не говорим, что есть два Сына; истинно исповедуем одного Сына; ибо различие двух природ должно безусловно устоять и единство личности неизменно сохраняться» (Феодор, De incarn. 12). В борьбе между Аполлинарием и антиохийцами постоянно про- является противоречие, которое обычно связывают с двумя веду- щими богословскими школами того времени, противоречие между так называемой антиохийской и александрийской теологией. Это противостояние Антиохии и Александрии связано с общим характером богословия различных направлений: в первом случае имеет место направленность на историю, отрицание аллегории и повышенное внимание к земному, человеческому существованию Иисуса Христа, к Его развитию и историчности. Во втором случае проявляется сильное влияние греческого философского мышления, с его вниманием к сверхъестественному, к духовной божественной действительности и с принципиальным противопоставлением между божественным и человеческим; божественное во Христе подчеркивается таким образом, что человеческому не всегда воздается должное. Оба эти направления мысли связаны с двумя различными тен- денциями, которые встречаются уже в Новом Завете. Воплощение можно отчасти описать как вочеловечение (Слово стало плотью), отчасти как принятие человеческого образа (Он принял образ раба, когда пришел в облике человека, Фил. 2:7). 71 Представители антиохийского направления желают отдать должное как божественному, так и человеческому во Христе. Единство между ними описывается как нравственный союз, единство в воле. В то же время оно является субъективным единством для верующих, поскольку они поклоняются одному Христу. Однако субстанционально существует две сущности или природы. Александрийское направление исходит из принципиальной не- соединимости божественного и человеческого. Воплощение пред- ставляется как превращение Божества в человеческую природу. Но поскольку Бог по Своей сущности неизменен, это не может про- изойти иначе, чем если человеческая природа возвысится до боже- ственности, превратится в божественную природу. Итак, здесь имеет место единство не только в деятельности и в воле, но и в самой субстанции. Это физическое, субстанциональное единство, при котором утрачивается своеобразие человеческой природы.

<<назад Содержание