Ерасов Б.С. Сравнительное изучение цивилизаций: Хрестоматия: Учеб. пособие для студентов вузов

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава IV. Цивилизация и государство

Э. Шилз. ВЛАСТЬ И ЦЕННОСТИ

•* Перевод осуществлен по изд.: Shils Д. Center and Periphery//Shils E.Center
and Periphery: Essays in Macrosociology. Chicago, 1975. P. 4—6, 11.

Общество имеет центр как основную зону в структуре общества. Членство в обществе определяется отношением к этому центру в большей степени, чем территориальными факторами или же адаптацией к данной среде. Центральная зона — не обязательно пространственно обозначенное явление, и она не должна восприниматься в геометрическом значении, и кроме того, она лишь в
малой степени связана с географией.
Центр — явление сферы ценностей, символов и представлений, которые регулируют жизнь общества в целом. Центральная зона чем-то связана с сакральным началом. В этом смысле каждое общество имеет свою «официальную» религию, даже если говорящие от его имени мыслители преподносят его как секулярное, плюралистичное и толерантное общество. Принцип Контрреформации «Cuius regio, eius religio», хотя и в весьма смягченной и
размытой форме, сохраняет свое значение.
Но центр также - явление сферы деятельности. Он воплощает в себе структуру деятельности, ролей и личностей в рамках определенной системы институтов.
В самом общем плане крупномасштабное общество состоит из
некоторого количества взаимозависимых подсистем и институтов — экономики, социальной системы, политической системы, системы родственных отношений, а также институтов, предназначенных для внедрения культурных ценностей, т.е. системы образова-
Дальнейшую разработку принципы соотношения политических, социальных и духовных механизмов в цивилизациях различного типа получили в книге Ш. Эйзенштадта «Revolution and the Transformation of Societies. A Comparative Study of Civilizations» (N. Y.; L., 1978).

162

ния, религиозного института и т. д. Каждая из этих подсистем состоит из сети организаций, связанных между собой через общие авторитетные органы, кадровые и личные связи, контракты, общие интересы, чувство совместной принадлежности к высшему началу. <•.•>
[После изложения основных компонентов институциональной структуры и принципов деятельности элиты подчеркивается значение центральной системы ценностей, определяющей наиболее существенные компоненты духовной регуляции общества.]
Центральная система ценностей не определяет всего порядка ценностей и верований, существующих в обществе. Ценностные системы, существующие в любом дифференцированном обществе, могут быть рассмотрены в их распределении по уровням. Существуют варианты центральной системы ценностей: от крайнего возвеличивания некоторых компонентов основной системы до крайнего отрицания ее некоторых существенных элементов и утверждения в противовес им тех ценностей, которые отвергаются центральной системой или же занимают в ней подчиненное место. Существуют также ценности и верования, которые лишь косвенно соотносятся с центральной системой. Всегда существует и значительная сфера неинтегрированных ценностей и верований, присущих как типичным личностям, так и различным социальным группам. <...>
[Центральная система ценностей утверждается элитами тех подсистем и институтов, которые имеются в обществе: экономической, политической, образовательной и религиозной. Утверждаемые идейные принципы не слишком далеко расходятся с той реальностью, которой эти элиты управляют. Ценности различных элит соединяются в приблизительном консенсусе.]
Одним из важнейших принципов каждой центральной системы ценностей является позитивное отношение к установленной власти. Существует некоторый минимум принятия власти в каждом обществе даже в самых либеральных и эгалитарных обществах. Принятие власти стимулируется ее сопричастностью к сакральному началу. Сакральное начало по своей природе связано с властью.
Центральная система ценностей имплицитно связана с более Фундаментальным началом, чем власть. Власть является носителем принципов порядка, которые, однако, выходят за ее собственные Рамки и служат средством ее регуляции или, по крайней мере, служат стандартом, на основе которого оценивается существующая власть. Таким образом, всякая центральная система ценное -

163

тей содержит в себе идеологический потенциал, содержание которого раскрывается в работах К. Маннгейма. Существует неизбежное расхождение между принципами порядка, заложенными в центральной системе ценностей, и любым конкретным обществом, что создает динамический потенциал.
Помимо основных центральная система ценностей охватывает и вторичные ценности, через которые происходит легитимизация ролей и поощрения кадров власти на разных уровнях ее организации. <..•>
Центральная система ценностей не является ни унитарной, ни гомогенной, в ней существует определенная иерархия уровней. Чем ниже ранги иерархии и чем дальше дистанция от центра, тем меньше приверженность к центральной власти. По мере удаления от центра власти в глубинку или на периферию, подвластную центру, уменьшается привязанность к центральной системе ценностей. Подобным образом, чем дальше мы отходим от носителей власти в гущу населения, тем менее позитивным становится отношение к правящему режиму.
Конечно, активный отказ от центральной системы ценностей — не единственная альтернатива позитивному отношению к ней. Гораздо чаще в истории в рамках каждого общества встречается колеблющееся, частичное и условное принятие центральной системы ценностей.
В досовременных обществах массы населения большей частью далеки от непосредственного воздействия центральной системы ценностей. У них есть свои системы ценностей, которые лишь частично и временами совпадают с центральной системой. Периоды соучастия могут сменяться активным отказом и враждебным отношением к центральным институтам, к правящей элите и центральной системе ценностей, используемой этой элитой для своей
легитимизации.
Чем больше территориальный размах властного института, тем меньше вероятность общего принятия центральной системы ценностей. Чем больше социальное неравенство, тем меньше возможность позитивного принятия этих ценностей, особенно в тех жестких иерархических обществах, где существуют большие разрывы между верхами и низами. <...>
[В формировании центральной системы ценностей заинтересованы в первую очередь элиты центра, а также элиты тех подсистем империи, которые, будучи на периферии, признают власть центра. Таким образом, важнейшим структурным элементом социально-организационного ядра имперской культуры выступает властная элита

164

т.е. представители институтов и органов, реализующих властные полномочия), а также центральные элиты, причастные к созданию и распространению ценностей имперского смыслового горизонта — представители религии, искусства, философии, работники образования, науки, права и др.
Все это заставляет имперские элиты центра стремится овладеть не только ценностно-смысловым ядром, но и подчинить себе или, по крайней мере, контролировать смысловую периферию. Благодаря обладанию властью представители имперской центральной элиты приписывают себе сущность сходства со священными ценностями и смыслами относя при этом себя к их хранителям. По такому же принципу многие члены элитного сообщества готовы отнести к себе сходные качества, что и к священным ценностям и идеалам. Таким образом, властные элиты центра и элиты периферии, поддерживающие имперский центр, входят в понятие социально-политического ядра имперского сообщества.
Одним из наиболее важных элементов любой центральной системы духовных ценностей является подтверждение и оправдание существующей власти. Существует нечто называемое нижним уровнем — минимум одобрения властям в каждом сообществе, каким бы либеральным оно ни было. Даже самые либеральные и равноправные сообщества, которые когда-либо существовали, обладают по меньшей мере этим минимальным запасом уважения к властям. Власть культивирует одобрение к себе потому, что это поднимает уровень ее священности, абсолютности.
Стремясь оставить за собой властные полномочия, расположение граждан и контроль за ценностно-смысловой системой ценностей, центральная властная элита, тем не менее, не всегда способна удержать за собой все эти аспекты своего могущества. В том случае, если она теряет одно тонкое, но весьма важное качество — свою харизму, эта утрата нередко влечет за собой потерю всех остальных признаков власти.]

Комментарии

Продолжая традицию М. Вебера, Э. Шилз подробно рассматривает содержание принципов духовной легитимизации власти, ее институциональную структуру. Как он показывает, ценностные ориентации и духовные компоненты центра и периферии следует рассматривать как существенный компонент общегосударственной регуляции, обладающий собственным содержанием и самостоятельной динамикой.