Семигин Г.Ю. Антология мировой политической мысли

ОГЛАВЛЕНИЕ

Дэн Сяопин

1904 — 1997 — китайский политический деятель, член Коммунистической партии Китая с 1924 г. Принимал активное участие в вооруженной борьбе КПК против Гоминьдана, после прихода к власти коммунистов (1949) в течение многих лет входил в состав руководства партии, во время “культурной революции” (1966—1976) дважды подвергался репрессиям. После смерти Мао Цзэдуна (1976) Дэн Сяопин становится высшим руководителем Китая, продолжив его курс на “китаизацию марксизма”. Он автор концепции “социализма с китайской спецификой”, т. е. строительства социалистического общества с учетом реальной действительности Китая. Суть его учения состоит в прагматической интерпретации марксизма, в фактическом отходе от ряда его основных принципов — отказе от абсолютизации общественной собственности, признании частной собственности равноправной формой хозяйствования и др. Дэн Сяопин был сторонником развития экономических, политических и культурных отношений с зарубежными странами, решительным противником западной “буржуазной демократии”, политического плюрализма, использования системы разделения трех властей. Критика “буржуазной либерализации”, т. е. заимствования идей западной демократии, сочеталась у него с утверждением в обществе руководящей роли коммунистической партии и ее идеологии. Осуществляемая начиная с 1979 г. по его инициативе перестройка в Китае предполагает, во-первых, реформирование прежде всего экономической, а не политической структуры общества, во-вторых, постепенность в осуществлении реформ, в частности переход к рыночной экономике, в-третьих, наличие единой государственной идеологии, в-четвертых, руководство перестройкой со стороны реформируемой коммунистической партии. (Текст подобран В. Г. Буровым.)

ВСТУПИТЕЛЬНАЯ РЕЧЬ НА XII ВСЕКИТАЙСКОМ СЪЕЗДЕ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ КИТАЯ

1 сентября 1982 г.

[...] При осуществлении модернизации необходимо исходить из реальной действительности Китая. Как в процессе революции, так и в процессе строительства нужно серьезно изучать и заимствовать опыт других стран. Однако слепое копирование чужого опыта и чужих моделей никогда к успеху не приводило. В этом отношении у нас немало поучительных уроков. Сочетать всеобщую истину марксизма с конкретной реальностью нашей страны, идти собственным путем и строить социализм с китайской спецификой — таков основной вывод, сделанный нами на основе обобщения длительного исторического опыта.

Дела Китая должны вестись в соответствии с его реальной обстановкой, притом силами самого китайского народа. Независимость, самостоятельность и опора на собственные силы были и будут нашей исходной позицией. Китайский народ высоко ценит дружбу и сотрудничество с другими государствами и народами, но вдвойне дорожит своим правом на независимость и самостоятельность, завоеванным в длительной борьбе. Пусть никакие иностранные государства не рассчитывают на то, что Китай станет их придатком, покорно пойдет на ущемление своих интересов. Мы твердо и неуклонно проводим политику расширения внешних сношений, активно умножаем наши связи с другими странами на началах равенства и взаимной выгоды. Вместе с тем мы сохраняем трезвость ума и даем решительный отпор тлетворному влиянию упаднической идеологии, проникающему извне. Мы ни в коем случае не потерпим распространения у нас буржуазного образа жизни. Китайский народ преисполнен чувства национальной гордости и достоинства.. Любить отчизну и отдавать все силы делу строительства социалистической родины он считает для себя высочайшей честью, а наносить ущерб ее интересам, ее авторитету и престижу — величайшим позором.

80-е годы — важнейший период в историческом развитии нашей партии и государства. Ускорение темпов социалистической модернизации, воссоединение родины, включая объединение с Тайванем, борьба против гегемонизма, за сохранение мира во всем мире — таковы три основные задачи, стоящие перед китайским народом в 80-е годы. В основе этих трех задач лежит экономическое строительство, в нем залог разрешения внешних и внутренних проблем страны. В течение длительного времени, по меньшей мере в течение последних 20 лет нынешнего столетия, нам предстоит, не ослабляя усилий, завершить четыре дела: перестройку руководящего аппарата и реформу хозяйственной системы, революционизирование, омоложение и вооружение общими и специальными знаниями рядов кадровых работников, строительство социалистической духовной культуры; пресечение преступной деятельности в экономической и других областях, подрывающей социализм; упорядочение партийного стиля и партийных организаций на основе глубокого изучения нового Устава партии. В этом важнейший залог отстаивания социалистического пути и мобилизации всех сил на осуществление модернизации. [...]

О СТРОИТЕЛЬСТВЕ СОЦИАЛИЗМА С КИТАЙСКОЙ СПЕЦИФИКОЙ

(Из беседы с японской делегацией, посланной на 2-ю сессию Совета деятелей неофициальных кругов Китая и Японии, 30 июня 1984 г.)

После разгрома “четверки” *1* мы, начиная с 3-го пленума ЦК партии 11-го созыва, разработали правильную идеологическую, политическую и организационную линию, а также целый ряд правильных курсов и установок. В чем состоит наша идеологическая линия? В том, чтобы твердо придерживаться марксизма, марксистского диалектического и исторического материализма — другими словами, реалистического подхода, за который ратовал товарищ Мао Цзэдун. Для Китая очень важно твердо придерживаться марксизма, очень важно также твердо придерживаться социализма. Более ста лет, истекших со времени опиумных войн, Китай подвергался агрессии и унижениям. И только после того как китайский народ воспринял марксизм и твердо вступил на путь, ведущий от новой демократии*2* к социализму, китайская революция увенчалась победой.

Кое-кто может так поставить вопрос: если бы Китай не строил социализм, а пошел по пути капитализма, то разве китайский народ не поднялся бы во весь рост и Китай не расправил бы плечи? Практика Гоминьдана, который шел 20 с лишним лет по пути капиталистического развития, себя не оправдала. Твердо придерживаясь марксизма и, согласно идеям Мао Цзэдуиа, соединяя его с реальной действительностью Китая, китайские коммунисты пошли своим путем, взяли курс на окружение города деревней*3* и привели китайскую революцию к победе. Китай до сих пор остался бы раздробленным и по сей день не был бы независимым и единым, если бы мы не были марксистами, если бы не шли своим путем, не соединяли марксизм с реальной действительностью Китая. Откровенно говоря, для Китая важно не только твердо придерживаться марксизма. Китайская революция вообще не могла бы увенчаться успехом без полной веры в марксизм. Эта вера была и остается движущей силой. Если бы после образования КНР мы взяли курс на капитализм, а не на социализм, то в Китае нельзя было бы покончить с хаосом, с инфляцией, с исключительно серьезной нестабильностью цен, с всеобщей бедностью и отсталостью. Основа у Китая была очень отсталой. Промышленность, которая досталась нам от старого Китая, равнялась почти нулю, продовольствия тоже не хватало. Иные говорили: “Ну зачем вам социализм?” А мы отвечали: “Капитализм Китаю не годится, в Китае нужно строить социализм”. Нам предстояло разрешить вопрос о питании и трудоустройстве, об объединении Китая. Поэтому мы неоднократно заявляли о необходимости твердо придерживаться марксизма и идти по социалистическому пути. Но марксизм должен сочетаться с реальными условиями Китая, а социализм — соответствовать китайской реальности и китайской специфике.

Что такое социализм? Что такое марксизм? Насчет этого у нас раньше было не совсем ясное представление. Марксизм придает наибольшее значение развитию производительных сил. Что означает коммунизм, о котором мы говорили? Он означает осуществление принципа “от каждого — по способности, каждому — по потребностям”.

А для этого требуется, чтобы общественные производственные силы развивались высокими темпами, чтобы было изобилие материальных общественных благ. Поэтому самая коренная задача в период социализма — развитие производительных сил. Преимущества социалистического строя выражаются как раз в том, что производительные силы при нем развиваются более острыми, более высокими, чем при капитализме, темпами. Если говорить о наших недостатках в годы после образования КНР, то они сводятся к некоторой недооценке важности развития производительных сил. Социализм призван покончить с бедностью. Бедность — не социализм и тем более не коммунизм. Преимущества социализма именно в том и состоят, что он постепенно развивает производительные силы, постепенно улучшает материальную и культурную жизнь народа. Перед нами встает вопрос: каким образом обеспечить развитие производительных сил и улучшение жизни народа при нынешней отсталости Китая? А это снова возвращает к вопросу о том, какого пути придерживаться — социалистического или капиталистического. Капиталистический путь позволит разбогатеть горстке людей, составляющих несколько процентов населения Китая, но ни в коем случае не остальным 90 с лишним процентам людей. Поэтому мы должны твердо идти по пути социализма. Осуществление социалистического принципа распределения по труду не приведет к появлению, с одной стороны, слишком богатых, а с другой — слишком бедных людей. Таким образом, поляризация не произойдет у нас и через 20—30 лет при развитых производительных силах.

Выдвигая задачу четырех модернизаций, мы как минимум ставим себе цель создать к концу XX века общество со среднезажиточным уровнем жизни. [...] Достижение среднезажиточного жизненного уровня означает, что к концу нынешнего века валовой национальный продукт на душу населения должен составить у нас 800 американских долларов. [...] Миллиардное население Китая возрастет к тому времени до 1 миллиарда 200 миллионов человек, а валовой национальный продукт — до триллиона американских долларов. При капиталистическом способе распределения эта сумма мало что значит и не избавила бы нашу страну от бедности и отсталости, — иными словами, зажиточной стала бы жизнь нескольких процентов населения, остальные 90 с лишним процентов пребывали бы в нужде. Но при социалистическом принципе распределения жизненный уровень всего народа страны достигнет среднезажиточного уровня. Вот почему мы твердо придерживаемся социализма. Без социализма в Китае не создать общества со среднезажиточным уровнем жизни.

Но говорить только об этой стороне дела недостаточно. Нынешний мир — мир широких сношений. Китай в прошлом был отсталым именно из-за своей замкнутости. После образования КНР нас блокировали, но в известной мере мы и сами держались замкнуто. Все это создало для нас некоторые трудности. Кроме того, принесли нам бедствия левацкие политические установки, в особенности “культурная революция”. Словом, опыт, накопленный за 30 с лишним лет, свидетельствует о том, что вести строительство при закрытых дверях нельзя — не добьешься развития. Поэтому идеологическая линия, взятая 3-м пленумом ЦК КПК 11-го созыва,. состоит в том, чтобы твердо придерживаться принципа соединения марксизма с китайской действительностью, принципа реалистического подхода, соединения теории с практикой и учета во всем реального положения дел, т. е. в том, чтобы твердо придерживаться основных идей товарища Мао Цзэдуна. Наша политическая линия сводится к тому, чтобы, делая упор на четыре модернизации, неуклонно развивать производительные силы и ни в коем случае не ослаблять этого основного звена работы, если только не вспыхнет мировая война. Но даже если она и вспыхнет, то после ее окончания мы все равно возьмемся за строительство. Нельзя строить закрытых дверей. Двери закрываются, во-первых, от заграницы и, во-вторых, от своих — один район закрывает двери перед другим районом, одно ведомство — перед другим. Мы хотим, чтобы развитие шло немного быстрее, слишком быстро — не соответствует нашим реальным возможностям, надо немного побыстрее. А для этого нужно оживлять экономику внутри страны и проводить политику расширения сношений с заграницей. Мы прежде всего разрешаем вопросы деревни, где проживает 80 процентов населения. Если исходить из реальной обстановки в Китае, то 80 процентов его населения сосредоточено в деревне, и стабилизация страны в первую очередь зависит от стабилизации деревни с 80-процентным китайским населением. Какими бы красивыми ни становились города, без такой стабильной базы, как деревня, не обойтись. Поэтому мы должны прежде всего разрешить вопрос о деревне, оживить экономику на селе, проводить там политику расширения внешних связей и тем самым мобилизовать активность 80 процентов населения страны. Этот курс мы взяли в конце 1978 года и всего через несколько лет ощутили результаты.

Состоявшаяся недавно 2-я сессия Всекитайского собрания народных представителей 6-го созыва постановила перейти от реформы в деревне к реформе в городе. Городская реформа охватывает не только промышленность и торговлю, но и науку, просвещение и все другие сферы. Словом, мы будем продолжать реформу в стране. Что касается внешних сношений, то мы будем проводить политику их дальнейшего расширения. Мы открыли доступ в 14 крупных и средних приморских городов*4*. Мы приветствуем у себя иностранный капитал и достижения передовой зарубежной техники, причем управление тоже требует квалификации. Подорвет ли все это социализм? Думается, нет, ведь фундамент нашего государства составляет социалистическая экономика. Экономический базис социализма весьма широк, и привлечение иностранного капитала в несколько десятков и даже в сотню миллиардов долларов не размоет у нас устои социализма. К тому же мы твердо придерживаемся социалистического принципа распределения и нe допустим поляризации. Таким образом, привлечение иностранного капитала станет важным вспомогательным, а сегодня, можно сказать, необходимым средством осуществления социалистического строительства в нашей стране. Конечно, при этом могут возникнуть кое-какие проблемы, но негативные последствия в конечном счете будут совсем незначительны по сравнению с позитивными результатами ускорения темпов развития, которого мы при помощи этого добьемся. Опасность в какой-то мере существует, но она невелика.

Если хотите знать, то такова наша концепция. Нам предстоит накапливать опыт, сталкиваться с новыми проблемами и находить для них новые решения. В общем мы убеждены, что этот путь, который мы называем путем строительства социализма с китайской спецификой, является реальным и верным. Этим путем мы идем пять с половиной лет и за этот срок добились неплохих результатов. К концу нынешнего столетия мы увеличим годовое производство промышленной и сельскохозяйственной продукции в четыре раза, темпы развития за минувшие пять с половиной лет превзошли наши ожидания. Теперь мы можем сказать друзьям, что уверенности у нас прибавилось.

Печатается по: Дэн Сяопин. Основные вопросы современного Китая. М., 1988. С. 67—73.

ВЫСОКО ПОДНЯТЬ ЗНАМЯ В БОРЬБЕ ПРОТИВ БУРЖУАЗНОЙ ЛИБЕРАЛИЗАЦИИ

(Беседа с руководящими товарищами ЦК КПК по поводу студенческих волнений 30 декабря 1986 г.)

Студенческие волнения сами по себе к большим беспорядкам не приведут, но по своему характеру это немаловажное событие. [...] До недавнего времени в отношении студенческих волнений мы применяли главным образом методы целенаправленного воздействия, что было необходимо. Однако если нарушаются общественный порядок и уголовный кодекс, то следует принять решительные меры. Привлечение к ответственности согласно закону тоже относится к целенаправленным мерам воздействия. А причина того, что в отдельных местах студентам удалось поднять волнения, заключается в том, что местное руководство не занимало твердой позиции, не сумело высоко держать знамя. За последние годы не было твердой позиции и не велась решительная борьба против идейного течения буржуазной либерализации. Надо твердо и недвусмысленно отстаивать четыре основных принципа*5* Иначе дело обернется попустительством буржуазной либерализации. Именно в этом кроется причина. Возникновение этих событий имеет и хорошую сторону, ибо они насторожили нас.

[...] Политическая Обстановка стабильности и сплоченности невозможна без применения демократической диктатуры народа. Нельзя позволять безнаказанно бесчинствовать тем, кто извращает истинное положение вещей, вносит сумятицу, фабрикует клеветнические измышления и подстрекает массы к волнениям. Разве пал престиж Китая из-за того, что несколько лет назад мы покарали согласно закону отдельных лиц, которые занимались либерализацией и нарушили уголовный кодекс? Нет, не пал. Наоборот, наш престиж растет изо дня в день.

Развертывая демократию, мы не можем копировать буржуазную демократию и прибегать к так называемому разделению власти на законодательную, административную и судебную. Критикуя правителей США, я не разговорил им, что у них фактически три правительства. Правда, американская буржуазия использует это как прием в противодействии другим странам, но из-за этого внутри страны происходит грызня и возникает излишняя канитель. Эту их практику мы не принимаем.

[...] Нельзя обойтись без такого средства, как диктатура. О диктатуре надо не только говорить, но в случае необходимости и прибегать к ней. Разумеется, применять ее надо со всей осмотрительностью, по возможности меньше арестовывать людей. Но что поделаешь, если иные пытаются спровоцировать кровавый инцидент? В таком случае надо прежде всего разоблачить их замыслы, стараясь избежать кровопролития, пусть даже наши люди будут изранены. Однако зачинщиков, которые возглавляют волнения и нарушают уголовный кодекс, следует карать по закону. Без такой решимости не пресечешь нынешний инцидент. Если не примешь меры и отступишься, то в дальнейшем хлопот не оберешься.

[...] Борьбу против буржуазной либерализации нужно будет вести по меньшей мере в течение 20 лет. Развертывать демократию можно лишь постепенно, нельзя копировать то, что у Запада, иначе это приведет лишь к хаосу. Социалистическое строительство у нас должно вестись при наличии руководства и порядка, в условиях стабильности и сплоченности, и именно поэтому я особо подчеркиваю целеустремленность и дисциплину. Попустительство буржуазной либерализации привело бы к новому катаклизму, означало бы отказ от руководства со стороны компартии, тогда миллиардный народ потерял бы цементирующую силу, лишился бы боеспособности. Такая партия уступала бы даже массовой организации, как же она могла бы руководить народом в деле строительства?

В борьбе против правых буржуазных элементов в 1957 г. имели место перегибы, которые нужно было выправить. Но эту борьбу мы огульно не отрицаем.

Борьба против буржуазной либерализации тоже необходима. Нечего бояться, что иностранцы будут поговаривать, будто мы сами подрываем свой престиж. Китай должен идти своим путем, строить социализм с китайской спецификой. И только в таком случае у Китая будут светлые перспективы. Важно, чтобы иностранцы видели политическую стабильность Китая. Какая же откроется перспектива, если в стране будут царить хаос и полный разброд? Не потому ли империализм третировал нас в прошлом, что у нас в стране царил полный разброд? [...]

Печатается по: Дэн Сямин. Основные вопросы современного Китая. М., 1988. С. 195—200.

УСКОРИТЬ ШАГИ РЕФОРМЫ

(Из беседы с членом Президиума ЦК Союза коммунистов Югославии Стефаном Коршецем 12 июня 1987 г.)

[...] Когда говорят о политической реформе вообще, то говорят о демократизации. Но что имеется в виду под демократизацией, не очень ясно. Демократия, которая осуществляется в капиталистическом обществе, является буржуазной, а фактически демократией монополистического капитала. Это не что иное, как борьба партий во время предвыборной кампании, разделение законодательной, исполнительной и судебной власти. Допустимо ли для нас разделение власти? У нас институт собраний народных представителей, народная демократия, осуществляемая под руководством компартии. Самое большое преимущество социалистического государства в том, что все, что решено сделать, немедленно исполняется после принятого решения без каких-либо преград. Мы призвали к реформе хозяйственной системы, и страна сразу же взялась за дело. Мы решили учредить особые экономические районы, и они стали моментально создаваться. Все это происходило без каких-либо осложнений, без взаимного возведения преград. Не было безрезультатных обсуждений. Не было постановлений, которые потом не исполнялись. На этом уровне эффективность у нас высокая. Нам нельзя перенимать у Запада так называемую демократию и разделение власти, нам нужно осуществлять социалистическую демократию и гарантировать преимущества социализма. Я говорю не об эффективности хозяйственного и административного управления, а об общей эффективности. В общей эффективности наше преимущество, и мы должны его сохранять. Что касается эффективности хозяйственного и административного управления, то она в капиталистических странах во многом выше нашей. Бюрократизма у нас действительно хоть отбавляй. Возьмем, к примеру, кадровую систему. Боюсь, что общей проблемой для социалистических стран является старение кадровых рядов и косность их мышления. Прежде всего это проявляется во взглядах. То же самое наблюдается и в организационном отношении. Поэтому мы считаем, что при перестройке нельзя .идти на заимствование западной системы, нельзя перетаскивать к себе капиталистическую систему Запада. Нам нужно на основе практической деятельности самих социалистических государств, на основе своих собственных условий определять содержание реформы и шаги ее осуществления.

[...] Демократия — одно из важных средств нашей перестройки, но как ее осуществлять — проблема все-таки новая. Возьмем всеобщие выборы. Они проводятся у нас в низах, на уровне уездов и внутригородских районов. На уровне же провинций, городов центрального подчинения и высших органов государственной власти осуществляются косвенные выборы. В такой большой стране, как наша, где столь многочисленное население, где региональное развитие протекает неравномерно и где вдобавок так много национальностей, условия для перехода к прямым выборам на верхнем уровне теперь еще не созрели, и прежде всего ввиду недостаточной культурности. Мы продолжаем осуществлять институт собраний народных представителей, основанный на демократическом централизме. Двухпалатная и многопартийная парламентская система Запада нам не подходит. У нас тоже есть демократические партии, но все они принимают руководство со стороны коммунистической партии, и у нас осуществляется многопартийная консультативная система. Насчет этого многие представители западной общественности тоже считают, что без руководящего ядра в такой большой стране, как Китай, во многом пришлось бы трудно, и в первую очередь ей не удалось бы справиться с проблемой питания. В нашей реформе нельзя отходить от социалистического пути и отказаться от руководства со стороны компартии. Оба этих момента взаимообусловлены и составляют единое целое. Без руководства со стороны компартии не может быть и речи о социалистическом пути. К широкой демократии времен “культурной революции” нам нельзя возвращаться. По существу это был анархизм. [...]

Печатается по: Дэн Сяопин. Основные вопросы современного Китая. М„ 1988. С. 230—235.

ПРИМЕЧАНИЯ

1* Имеется в виду арест в октябре 1976 г. Дзян Цин, Чжан Чуньцяо, Ван Хунвэня и Яо Вэньюаня — членов Политбюро ЦК КПК, активных деятелей “культурной революции”, стремившихся захватить высшую власть в партии и государстве. Этой акцией был положен конец “культурной революции”. На 3-м пленуме ЦК КПК 11-го созыва (декабрь 1978 г.) “четверка” была исключена из рядов КПК, а в январе 1981 г. осуждена специальным трибуналом Верховного народного суда КНР за преступления, совершенные в период “культурной революции”.

2* Новая демократия — сложившаяся в КПК концепция, раскрывающая руководящую роль пролетариата и его политической партии в революции на этапе решения национально-освободительных и общедемократических задач.

3* Курс на окружение города деревней — тактика завоевания власти, применявшаяся КПК в ходе китайской революции.

4* В мае 1984 г. правительство Китая решило открыть доступ для иностранных инвестиций в экономические районы 14 приморских городов — Тяньцзиня, Шанхая, Даляня, Цинхуандао, Яньтая, Циндао, Ляньюньгана, Наньтуна, Нинбо, Вэньчжоу, Фучжоу, Гуанчжоу, Чжа ньцзяна и Бэйхая.

5* Четыре основных принципа сформулированы в марте 1979 г. Это требования “твердо придерживаться социалистического пути, твердо придерживаться диктатуры пролетариата, т.е. демократической диктатуры народа, твердо придерживаться руководства со стороны партии, твердо придерживаться марксизма-ленинизма, идей Мао Цзэдуна”.

ИЗДАНИЯ ПРОИЗВЕДЕНИЙ

Дэн Сяопин. Основные вопросы современного Китая. М., 1988.