Бехтерев В. Избранные работы по социальной психологии

ОГЛАВЛЕНИЕ

XV. ЗАКОН ИЗБИРАТЕЛЬНОГО ОБОБЩЕНИЯ ИЛИ СИНТЕЗА

Мы снова здесь встречаемся с всеобщим законом - законом избирательного
обобщения или синтеза. Последний мы имеем уже в неорганической природе
везде и всюду, где образуется система тел, где мы имеем дело с подвижным
равновесием сил, и всюду там, где образуются сложные химические со-
единения. Но и органический мир также подчинен закону синтеза. Разве
самый организм не есть синтез или интеграция клеток в форме тканей,
интеграция химическая с помощью крови и соков и, наконец, интеграция
энергетическая с помощью первой системы. Разве все это не форма синтеза
разных отправлений в целях интересов всего целого, его жизнедеятельности
и самосохранения?

Не будем на этом останавливаться, ибо это не наша задача, но заметим,
что тот же закон применим и к обществу. И действительно, мы уже ранее

^ Тард Ж. Законы подражания. С. 312.
19 В. М. Бехтерев

289

видели, наряду с дифференциацией в коллективной деятельности, мы встре-
чаемся и с законом синтеза или избирательного обобщения. Уже в развитии
коллективных сочетательных рефлексов не обходится дело без избирательного
обобщения.

В сочетательных рефлексах отдельных индивидов это сказывается тем,
что, если мы производим наряду с раздражением, вызывающим рефлекс,
другое побочное раздражение, то в конце концов после известного ряда
раздражений, неизбежно рефлекс будет получаться и на это побочное раз-
дражение. Неизбежность эта вытекает из самого существа дела, почему
при известных условиях данное следствие неустранимо. В жизненном
опыте эта зависимость так или иначе учитывается, и данные однажды в
опыте следствия признаются как цель в других случаях. Пример: впервые
испытанный младенцем недостаток в питании удовлетворяется грудью ма-
тери или кормилицы. В этом первоначальном жизненном опыте дело
идет о недостатке пищи или состоянии голода как первичном органичес-
ком раздражителе, и о достижении удовлетворения создающейся потреб-
ности путем грудного молока. Пока в жизненном опыте нет другого спо-
соба удовлетворения голода, как материнским молоком, каждый раз сос-
тояние голода возбуждает стремление к удовлетворению тем же способом,
вследствие чего однажды или несколько раз происшедшее устранение го-
лода как стимула или раздражителя столь тесно сказывается с последу-
ющим благосостоянием организма, что создается естественная потреб-
ность в последнем, а способ утоления голода, т. е. питание, является уже
целью поведения для удовлетворения создающейся потребности.

Таким образом цель дана в предшествующем опыте и она является
руководительницей поведения в определенных случаях, т. е. при создавшихся
подобных же условиях.

Однако не всегда цель создается в самом индивидуальном опыте, но она
в таком случае является результатом коллективного опыта других как
неизбежное следствие, являющееся результатом закона сочетательных реф-
лексов. Так, жизненный опыт говорит, что все люди рано или поздно
умирают. Сам человек в этом случае личного опыта не имеет и иметь не
может, но коллективный жизненный опыт смерти других получает руково-
дящее значение и создается цель, - с одной стороны, отдалить личную
смерть, а с другой, быть готовым к смерти.

Другой пример: жизненный опыт показывает, что обращение с остроза-
разными больными приводит к развитию той же заразной болезни и у
других людей, что вынуждает к осторожности с такими больными. Данный
человек может не иметь в этом отношении собственного опыта, но тем не
менее, обобщая примеры на других до самого себя включительно, он
принимает соответственные предосторожности, следовательно, создается
личная цель как руководящее начало в поведении избегнуть заражения.

Дело идет таким образом в обоих случаях о развитии оборонительного
рефлекса, развивающегося путем опыта у людей вообще и прививающегося
к данному лицу, но не путем собственного опыта, а путем естественного
воспитания коллективного рефлекса и применения чужого опыта к самому
себе, благодаря синтезу или обобщению.

Вообще во всяком коллективе идет процесс избирательного обобщения
наряду с дифференциацией, ибо уже разнородная первоначально толпа вскоре
становится однородной, сплачиваясь все теснее и теснее вокруг одной общей
цели. Точно также и всякий другой коллектив сплачивается в своих отдельных
частях благодаря установлению определенной организации. В каждой
организованной толпе непременно возникает согласованность или гармония
ее частей и общность стремлений, которые являют собой доказательство
начавшегося обобщения.

290

Согласно закону избирательного обобщения, осуществляется организация
в каждом вообще коллективе в целях сплочения его частей для общей
деятельности.

Благодаря этому закону всякое длительно существующее коллективное
единство по мере своего существования из бесформенного становится офор-
мленным, из нешаблонного-шаблонным, из беспорядочного-упорядочен-
ным, короче, из неорганизованного - организованным ^.

Таким образом первоначально раздробленные и дифференцировавшиеся
части общества с течением времени подвергаются объединению, стимулом
для которого является общий язык, религия и другие установления и поводы,
являющиеся в роли раздражителей. Так, древние греческие государства
объединялись, благодаря олимпийским играм и дельфийскому оракулу ^*.
Народы Римской империи объединялись не только силою оружия, но и в
силу общего языка и религии, способной вливать бесчисленное количество
новых богов, а также благодаря распространению одной и той же культуры.
Христианство и одна общая культура объединяет цивилизованные народы
позднейшего времени.

Наряду с дифференциацией населения по классам и племенному составу
имеется всегда обобщающее государство с его организацией власти, и народы,
заимствуя друг у друга путем подражания те или другие нововведения в
культурном отношении, уже этим путем объединяются друг с другом. Даже
войны, которые должны бы разъединять народы, ибо они порождаются
распрей между ними, на самом деле нередко приводят к объединению и
союзам, и не только благодаря завоеванию одного народа другим, но и
благодаря заимствованиям менее культурного народа у более культурного,
особенно если последний оказался победителем. Помощью в этом
объединении служит и государственная организация, которая скрепляет в
один мощный союз нередко совершенно различные по культуре и верованиям
народы.

Далее, несмотря на политическое разъединение народов друг от друга
идет обычно их экономическое и культурное сближение. То же происходит
и с меньшими коллективами, как например, сословиями, которые объединя-
ются на почве общих культурных и экономических интересов и, заимствуя
друг у друга различные нововведения путем подражания, постепенно приходят
к объединению и слиянию, устраняя классовые и сословные преграды.

Вообще в государственной жизни всюду рядом с дифференциацией идет
и обобщение^* в области политической организации обществ. По словам
Тахтарева, <более сложные формы политического общества и государства
образуются из более простых посредством их слияния. Так, вечующие пле-
мена сливаются в народности и вечевые народоправства и принимают вид
союзов самоуправляющихся народов.

Феодальные княжества, перестающие быть самодостаточными и потому
становящиеся в зависимость от более могущественных, подпадают под вы-
сокую руку их государей и тоже в конце концов сливаются в более сложное
феодальное государство. Самовольного характера независимые городские рес-
публики, переставая быть самодостаточными в деле обеспечения своей внеш-
ней безопасности, столь же неизбежно принуждены объединяться для борьбы
с внешними врагами. Образуя союзы и федерации республик, они дают
этим начало более сложной республиканской форме. Основные государства,
переставая быть самодостаточными в том же военном отношении и попадая
в зависимость друг от друга, подобно феодальным княжествам и городским
республикам, дают начало более сложным формам национального государства.
Наконец, и национальное государство, и национально-классовое общество

^ См.: Сорокин П. А. Система социологии.
19*                                                                            291

под влиянием международного общения, теряя свою самодостаточность,
объединяются в союзы и принимают вид каких-то международных государств,
которые, в свою очередь, стремятся объединиться и превратиться во все-
объемлющую всемирную республику> "°.

При этом организация власти всегда стоит в определенной связи со
взаимоотношениями общественных классов и групп, на которые распадается
та или другая народность, а проявление власти как силы, согласно Джефсону ^
и Артуру Бентли ^, зависит от давления со стороны той или другой большой
общественной группы. В конце концов, власть самою силою вещей неизбежно
подпадает под давление господствующей общественной группы, являясь ее
орудием в достижении известных целей.

Таким образом, очевидно, что в политической жизни народов наряду с
дифференцированием везде и всюду дело идет и об обобщении. Процесс
обобщения идет еще далее и, когда самодостаточность государства в известном
периоде его жизни не удовлетворяет уже всем жизненным потребностям,
она восполняется необходимыми соглашениями, союзами и слияниями.

Более того, при осуществлении всякой вообще коллективной деятельности
мы имеем процесс избирательного обобщения. Коллективные действия обыч-
но сначала недостаточно организованы и недостаточно определены; со вре-
менем же они выливаются в форму более согласованных действий, направ-
ленных к достижению определенной цели.

Так, если обучаются войска маневрированию, то первоначально движения
их представляются мало согласованными и лишь со временем они приобре-
тают необходимую стройность, следовательно, являются определенными и
точными, подвергаясь согласованию.

С другой стороны, при обучении оркестра, при хоровом пении и в других
случаях коллективных движений мы имеем тот же процесс постепенного
перехода от негармонического и более или менее хаотического к более
стройному и гармоническому. Следовательно, мы и здесь имеем дело с
обобщением.

Примеры обобщения мы имеем и в промышленных кооперациях, и в
различного рода финансовых союзах, и в артелях и т. п.

Что научная мысль, как и всякое вообще творчество, не обходится без
обобщения и синтеза, не нужно и доказывать, ибо всякому ясно, что вслед
за накоплением фактов следует объединение их в одну систему, обобщение
их одним каким-либо принципом или одним законом. Всякое вообще твор-
чество, будет ли то научное творчество или творчество в искусстве, в суще-
ственной своей части сводится к синтезу и обобщению. Тот же процесс
обобщения мы имеем и в развитии наук. По Тарду ", совершенно неоспоримо,
что наши науки вначале были просто как бы только состоящими из маленьких
разрозненных открытий, не имеющих между собой никакой связи; потом
эти открытия соединились в группы (причем каждая отдельная группировка
была сама по себе открытием), в маленькие теории, которые, в свою очередь,
были соединены в более обширные теории, подтвержденные или исправлен-
ные множеством других открытий. Наконец, все это объединяется арками
(или мостами) гипотез, переброшенных над открытиями ^*.

Жизнь всякого без исключения общества характеризуется творчеством,
которое в собирательной личности не проявляется одинаково во всех вообще
индивидах, а более или менее неравномерно, причем в одних индивидах

^ Тахтарев К. М. Общество и государство. С. 10.
^ См.: Джефсон Г. Платформа, ее возникновение и развитие: (История публичных митингов

в Англии): Пер. с англ. СПб., 1901. Т. 2.
^ CM.: Bentley A. The process of goverment. S. 1., S. a.

^ Тард Ж. Социальные законы: Личное творчество среди законов природы и общества. СПб.,
1906.

292

она проявляется в большей мере, нежели в других. Творчество и представляет
собою ту работу, которая в форме толчков дает начало всякому общественному
процессу. Творчество выражается изобретением или открытием, которое
неизбежно приводит рано или поздно к изменению общественных соотно-
шений. Открытие огня в оное время изменило совершенно человеческий
быт, дав возможность пользоваться искусственно приготовленной пищей,
ковкими металлами в место камня, жить в отапливаемых помещениях при
гораздо более суровых климатах, нежели прежде, устраняя, где нужно, темноту,
мешающую осуществлять работы, и т. п. Открытие взрывчатых веществ
дало возможность пользоваться огнестрельным оружием, переделывать с
большей легкостью поверхность земли, лучше разрабатывать ее недра; изоб-
ретение пара ускорило пути сообщения и в корне изменило организацию
человеческого труда, заменив ручную форму труда фабричной и заводской
промышленностью; открытие электричества дало возможность сообщить че-
ловеку свои распоряжения на далекое расстояние как в письменной, так и
в устной форме (телеграфом и телефоном), не говоря о целом ряде усовер-
шенствований в различных технических областях.

В этом случае дело идет об открытиях и изобретениях, касающихся
усовершенствований в технической области, создавших новые эры в жизни
человечества. Не меньшего значения были и открытия в области высших
проявлений соотносительной деятельности человека. Такими творцами
явились все двигатели науки и искусства, все основатели религий, про-
ложившие новые пути к познанию и моральному совершенствованию, что
привело к лучшим условиям существования человечества, выразившимся
предвидением событий, массой усовершенствованных орудий, облегчающих
человеческий труд, устранением рабовладельческого труда, отменой
феодализма и крепостничества и т. п.

Нечего говорить, что наряду с этими делающими эпоху открытиями и
изобретениями мы встречаемся на каждом шагу с более мелкими открытиями
и изобретениями, значение которых представляется соответственно меньшим
по своим размерам, но действие их в смысле характера их влияния на
общественную деятельность представляется все же значительным. Возьмем
хотя бы такое изобретение, как английская булавка. Разве она не привела к
экономии в деятельности человека, устранив шитье там, где оно могло быть
заменено булавкой?

В чем же собственно заключается сила и значение творчества? Откуда
берется то новое, которое мы находим в каждом открытии и в каждом
изобретении? Не может подлежать сомнению, что творчество представляет
собою результат синтеза или комбинации сильным умом реальных явлений
и более мелких изобретений и открытий, что может быть подтверждено
анализами всех вообще крупных изобретений и открытий "^*.

Можно определенно сказать, что всякое открытие и изобретение основано
на комбинировании явлений природы. Отдельные факты открываются
многим, но комбинация их не всем доступна, а между тем комбинация и
составляет нечто новое, ранее неизвестное. Возьмем открытие Ньютона. Кому
неизвестно было, что яблоки падают с дерева на землю, а между тем этот
общеизвестный факт в комбинации с другими не менее известными для
астрономов фактами привел к открытию, удивившему весь мир.

Благодаря тому обобщению становится возможным и научное
предвидение, как в том убеждает нас целый ряд всем известных фактов.

Значение больших количеств, как оно выявляется в статистических дан-
ных и в теории вероятности, равным образом в своей основе имеет закон
обобщения.

Но не только сама наука, но и существование различного рода воззрений,
ошибочных теорий, различных соображений, фантастических предположений

293

и взглядов, начиная с первобытных людей до цивилизованных рас, словом,
все антимистические, фетишистические, тотемические и другие нелепые
взгляды и теории, как и религиозные концепции и фантастические объяс-
нения явлений природы, даваемые необразованными людьми, суть не что
иное, как продукты того же синтеза-правда, синтеза ошибочного, исходя-
щего из ложных посылок, но все же синтеза как обобщающего начала.

То же следует сказать и об искусствах. Так, например, крайне оригинальное
искусство индусов обязано своим происхождением слиянию и переработке
древнего египетского и ассирийского искусства. Нечто подобное можно найти
и в возникновении и развитии искусства европейских и других народов.

Тот же процесс обобщения, как мы видели, лежит и в основе развития
категорий и общих понятий.

Наконец, и в развитии самого языка рядом с процессом дифференциации
шея одновременно и процесс обобщения. Как, например, произошли ны-
нешние романские языки? Путем смешения римского языка с местными
языками, а в этом процессе смешения и проявился процесс синтеза или
избирательного обобщения.

Даже в распространении языка дело не обходится без участия закона
обобщения, ибо новый язык, прививаемый тому или другому народу, со-
ответствующим образом переделывается им путем слияния с местным язы-
ком.

Так, в течение двух столетий галлы, будучи завоеваны римлянами, усвоили
латинский язык, но этот язык был постепенно приспособлен к своим пот-
ребностям и к своим лингвистическим формам, в результате чего получился
французский язык.

В конце концов благодаря обобщению вырастает всякое большое социаль-
ное явление. Так, бесчисленные маленькие бедные языки отдельных народцев
путем обобщения объединяются в один большой и могучий язык, удовлет-
воряющий всех.

Даже общественная мораль постепенно слагается благодаря оценке пове-
дения каждого индивида в разных условиях со стороны отдельных личностей
и групп, в результате чего получается общественное мнение в форме обще-
ственной морали.

К порядку обобщений относится и ассимиляция и объединение народов,
когда дело идет о внутреннем сближении одних с другими. По Г. Лебону,
<когда какая-либо нация достигла этого объединения, то устанавливается
инстинктивное согласие всех ее членов по всем крупным вопросам, и серь-
езные разногласия не могут возникать более в ее недрах>^.

Наконец, сколько архитектурных стилей обязано процессу обобщения?
Истинный знаток искусства скажет об этом лучше автора настоящего
сочинения. Даже цивилизации, в конце концов, обязаны процессу обобщения,
ибо нет на свете чистых цивилизаций одного народа, а имеются только
смешанные цивилизации, где наслойка одной цивилизации покрывает другую
цивилизацию, более древнюю.

Если обратиться к вопросу о факторах, приводящих к общественному
синтезу, то необходимо иметь в виду, что в организованных обществах
целям коллективного объединения или синтеза служат, как известно, съезды,
объединенные заседания, советы, совещания и т. п. Той же цели служат все
фабрики с их разделением труда, кооперативы, банки, правительственные
учреждения, научные общества и другие коллективы, где лица разных
специальностей объединяются той или иной общей целью.

Одной из важнейших сил, приводящих проявления отдельных индивидов
к обобщению, согласованию и слиянию, является подражание и заимство-

^ Лебон Г. Психология народов и масс. С. 15.
294

вание. В самом деле, несмотря на дифференцирующую роль различных но
характеру факторов в виде различных географических, экономических и
других влияний, обособляющих друг от друга народы и расслаивающих
общества, подражание, основанное на заимствованиях установляет сходство
между дифференцированными частями народов и обществами, что приводит
к их единению и обобщению.

Разница между цивилизованными народами Европы и, например, албан-
цами, так велика, что об их единении трудно и говорить, тогда как, например,
между швейцарцами и другими западноевропейскими народами имеются уже
все формы культурного сближения благодаря далеко зашедшему взаимному
подражанию в культурном отношении. Точно так же низший слой населения
благодаря подражанию в области образования постепенно сливается с более
высшими слоями в культурном и экономическом отношении, а это приводит
к большему обобщению и слиянию этих групп населения. Подражание в язы-
ке, т. е. заимствование одними народами языка у другого народа, также служит
важным стимулом к обобщению, приводя к объединению и слиянию народа.
Вообще везде и всюду подражание играет роль обобщающую и объединяющую.
Общественные верования и общественные стремления благодаря взаимной за-
разительности и подражанию даже нарастают в своей силе и значимости и
связи с количеством членов коллектива.

Достаточно, чтобы в жизни какого-либо общественного деятеля просколь-
знуло то или другое компрометирующее его обстоятельство, и тогда недоверие
общества проявляется уже ко всем его другим начинаниям.

С другой стороны, избирательное обобщение выступает каждый раз, когда
при том или другом воздействии на общество возникает одинаковое отно-
шение в различных общественных группах.

Так, на тот или другой акт правительства может развиться оппозиция
одинаково как в правых, так и в левых кругах. Когда возникает такое бедствие,
как война или мятеж, то различные слои населения стремятся проявить
свой патриотизм. Одна и та же цель может возбуждать разные общественные
коллективы. Так, например, исследование тропических стран африканскою
материка и северных и южных приполярных стран возбуждало деятельность
многих ученых коллективов и коммерческие классы населения разных наций,
объединявших свои силы на этой почве. К этому же порядку явлений
относятся те случаи, когда различные по характеру движения могут быть
призваны к жизни и поддерживаться в дальнейшем из одного и того же
общего источника. Так, революция 1917 г. в России в первое время привела
к объединению всех оппозиционных элементов страны вследствие того, что
прежняя царская власть вызвала оппозицию к себе со стороны как всех
социалистических и либерально-буржуазных слоев населения, так и в ино-
родческом населении России "*. Наконец, крупное общественное бедствие
обычно возбуждает движение в смысле оказания помощи в самых различных
кругах населения.

Все это примеры того закона избирательного обобщения, но которому
различные общественные движения возбуждаются одним и тем же воз-
действием.

Избирательное обобщение можно наблюдать при всякой вообще кол-
лективной деятельности. Вот, например, собрание, в котором обсуждается
какой-либо вопрос большой важности. Несмотря на большое расхождение
взглядов в различных политических партиях некоторые из этих партий
могут сойтись на одном и том же решении.

В случае развития коллективных беспорядков на ночве недостаточною
продовольствия, мы имеем часто путем обобщения в силу коллективною
сочетательного рефлекса погромы не только лавок, содержащих продоволь-
ственные продукты, но и таких лавок, которые имеют предметы иного рода.

Вообще при коллективном возбуждении последнее, будучи вызвано опре-
деленным объектом, впоследствии направляется на все объекты, находящиеся
в известном соотношении с первым объектом ^*.

То же мы наблюдаем и при коллективном сосредоточении. Когда пос-
леднее направляется на определенный объект, то и целый ряд объектов
другого рода, стоящих лишь в каком-либо соотношении с первым, является
предметом такого сосредоточения.

Наконец, борьба с властью иногда обобщает самые крайние общественные
течения. Чтобы не ходить далеко за примерами, можно указать на совместную
деятельность в России крайних левых партий и всем известных союзников
русского народа, а также бывших городовых и жандармов. Вот что мы
читаем, между прочим, в связи с этим в газетах: <За несколько минут до
прихода экстренного поезда с министром в золоченом зале, где отдыхали
цари, вояжировавшие из Царского в Питер и обратно, главнокомандующий
округом ген. Половцов возмущенно протянул мне открытку, найденную во
дворце, захваченном максималистами*, в две краски-черную и красную.

Черной краской изображены карикатурные, носатые, в ермолках, седые
евреи, а красной - море крови, сливающейся в вазу, поставленную еврейкой,
из горла четырнадцатилетней венгерки: <зарезанной> в Тисса-Эсларе.
- Вот видите, - кратко сказал генерал.

- Вижу, - пожал я плечами. Как в хорошем сыщицком романе: все
линии перепутались. Крайне-левая, крайне-правая - все сводится к ритуаль-
ному погрому>. В этом эпизоде, быть может, имеется что-то преувеличенное,
быть может, даже случайное, но несомненно, что многие из бывших мо-
нархистов проявили особенную склонность работать с крайними левыми
предпочтительно пред всеми другими революционными партиями.

Во всех вышеупомянутых случаях дело идет не о простом обобщении,
но об избирательном, ибо оно осуществляется между общественными
движениями различного рода, состоящими в известном отношении к одному
какому-либо явлению, игравшему роль общего для них возбудителя. Но
между родственными организациями возможно и настоящее слияние, когда
две или более организации, преследуя родственные цели, объединяются в
одно целое, сохраняя каждая свою физиономию. При этом слиянии уже
утрачивается индивидуальная реакция каждой организации, и с момента
слияния лишь новая объединенная организация обнаруживает реакцию на
внешние события.

С другой стороны, известно, что в целях взаимной поддержки два или
несколько общественных движений, стремящихся к координации своих сил,
образуют блок.

Таким образом здесь мы имеем дело с такими случаями, когда несколько
различных общественных течений в целях лучшего достижения своих задач
обобщаются друг с другом, не утрачивая при этом своей общественной
физиономии. Часто это обобщение не идет дальше определенной цели,
причем достижение только этой цели и признается как нуждающееся в
совместных усилиях, тогда как все другие стороны деятельности входящих
в союз организаций признаются расходящимися в разные стороны. Таково,
например, слияние различных партий в блоки для совместных действий,
преследующих определенные политические цели, образование трестов и т. п.
За примерами в политической истории народов ходить недалеко.

Еще К. Маркс, говоря о гражданской войне во Франции, между прочим
сообщает, что поражению Парижской Коммуны немало содействовало пре-
дательское согласие прежних революционеров и социалистов с Луи Бланом
во главе, ставших в Версальском собрании на сторону порядка. Вот что
говорит по этому поводу историк Парижской Коммуны Лиссагарэ: <Но
постановления сельских депутатов и прошедшее самого Тьера вопили против

республиканских уверений. Бывшие герои обороны не представляли уже
достаточного ручательства. Тьер почувствовал это и пригласил людей безуп-
речных, старых борцов за дело, которых изгнание снова нам возвратило.
Их авторитет стоял все так же высоко в глазах провинциальных демократов.
Тьер пригласил их в коридоры собрания для частной беседы, сказал им,
что они держат в своих руках судьбу республики, польстил их старческому
самолюбию и так хорошо завладел ими, что сделал себе из них щит и мог
телеграфировать, что они аплодировали проклятиям 21 марта> ^.

Луи Блан, брюзжавший всю свою жизнь, впрочем совершенно невинно,
против основ общества, теперь оскалил зубы на коммунаров, которые, по его
словам, приговорили его к смерти. С кем, говорил он делегатам, с кем вести
переговоры в Париже? Господа, которые оспаривают уже друг у друга власть, -
фанатики, идиоты или мошенники, не говоря уже о бонапартистских и
прусских интригах "^. Такие или подобные формы избирательного обобщения
различных партий для борьбы с другими мы встречаем и в современных ус-
ловиях революционного движения. Примеры у всех на глазах.

Точно также и научные общества, преследующие одни и те же цели,
часто объединяются для общей работы, чтобы тем самым достигнуть
наилучших результатов. Так, например, международные и национальные
ассоциации ученых учреждений или союзы обществ представляют собою
примеры такого обобщения научных коллективов. То же самое мы имеем
и в отношении общественных организаций экономического и профессиональ-
ного характера.

Их объединение в союзы для совместной защиты своих интересов пред-
ставляет новый пример избирательного обобщения.

При образовании толпы первоначально дело идет об отдельных кучках
народа, которых привлекает одно и то же обстоятельство, и затем уже эти
отдельные кучки вместе с прибывающими людьми объединяются в одну
сплошную толпу.

Когда организуется восстание, оно также состоит первоначально из не-
скольких банд, которые затем объединяются, получая одну общую
организацию. Последняя уже и направляет действия всех отдельных частей
к определенной цели.

Когда мы имеем общую работу, например, коллективный труд, то вначале,
по крайней мере, у людей непривыкших, мы не имеем достаточной согла-
сованности в работе; часто даже работа одного мешает работе другого, но
мало-помалу работа многих людей достигает полной правильности и сог-
ласованности и тем самым сближает друг с другом участников общего труда.

Подходящим примером в этом отношении может служить игра в оркестре
или разыгрывание пьесы на сцене. Первоначально каждый музыкант или
актер должен разыгрывать свою роль в отдельности, в чем можно видеть
подтверждение закона дифференцировки, но потом эти отдельные роли будут
выполняться в одном связном целом, что соответствует уже закону
избирательного обобщения. Наконец, хоровое пение представляет собою
пример того же самого явления.

Во всех этих случаях мы имеем дело с тем же самым явлением, что и
в рефлексологии отдельных индивидов ".

Одна и та же цель как основной раздражитель возбуждает здесь целый
ряд лиц, которые вследствие этого становятся близкими друг другу и
объединяются, осуществляя принцип общественного синтеза или избиратель-
ного обобщения.

^ Лиссагарэ П. О. История коммуны 1871 г. М., 1905. С. 315.
"" Там же. Гл. 23. С. 314-324.
^" См.: Бехтерев В. Общие основы рефлексологии человека.

297