Глазунова О. И. Логика метафорических преобразований

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава III. МЕТАФОРА В КОНТЕКСТЕ ЛИНГВИСТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ

Сравнительные метафорические конструкции

Сравнительные конструкции, с одной стороны, являются логически безупречными языковыми структурами, отражающими действительность без искажения фактического положения дел, а с другой стороны, составляют основу собственно метафорического переноса значений. Лингвистическая природа сравнительных оборотов определяется их неразрывной связью с предикативным признаком, а их семантическое значение заключается в характеристике предмета сообщения или его действия.
В структуре предложения сравнительные метафорические конструкции или выполняют функцию необходимого информативного восполнения, то есть являются обязательными распространителями предложения: «Все сидели, как поповны в гостях (как выражался старый князь)» (Л.Толстой), или имеют усилительное значение, то есть указывают на степень проявления эксплицитно выраженного предикативного признака: «Но как же это он подошел тихонько, как кошка, и я ничего не слышал?»; «Спит, как сурок» (Ф.Достоевский). При употреблении метафорической сравнительной конструкции в поле зрения говорящего и слушающего присутствуют одна или несколько предикативных характеристик, по которым проходит сопоставление: как поповны в гостях – чинно, жеманно, молча; как кошка – тихо, незаметно; как сурок – крепко.
Ассоциативный ряд коннотативных образов, обладающих устойчивыми предикативными характеристиками, довольно велик. Можно предположить, что любой предикативный признак потенциально обладает способностью языкового метафорического воплощения: быстро – как молния; медленно – как улитка, как черепаха; хорошо – как по маслу; выжать – как лимон; схватить крепко – как клещами; спать крепко – как сурок; прихлопнуть – как муху и т.д. Многие из метафорических сравнительных структур перешли в разряд устойчивых оборотов речи.
Соответственно, один и тот же коннотативный образ может соотноситься с различными предикативными характеристиками: белый (мягкий, легкий), как пух; тяжелый (гладкий, упал), как камень; толстый (круглый), как бочка. В художественных текстах коннотативные образы могут приобретать субъективно-авторскую интерпретацию: «Как тяжелые бочки, спокойные катятся дни» (О.Мандельштам); «Их, – она указала на барышень, завтра свожу к Иверской, а потом к Обер-Шельме заедем. Ведь небось все новое делать будете? С меня не берите, нынче рукава – вот что! Намедни княжна Ирина Васильевна молодая ко мне приехала: страх глядеть, точно два бочонка на руки надела» (Л.Толстой). В первом предложении сравнительная конструкция иллюстрирует характер движения, во втором – указывает на форму объекта референции.
Благодаря устойчивой связи, существующей между предикативным признаком и образом, обеспечивается однозначность семантической интерпретации сравнительной конструкции и восстановление ее значения даже в случае формального отсутствия предиката в составе предложения: «Земная слава, как дым» (А.Ахматова) – слава недолговечна, как дым; «Сама Верочка меня тоже поразила: маленькая, изящная, личико как яичко в гнезде темных стриженых волос» (Л.Петрушевская) – личико овальное, белое, приятное, как яичко. Разнообразие вариантов восстановления значения предикативного признака во втором предложении обусловлено нетрадиционностью образа, выбранного для сравнения. Если используемый автором образ не попадает в сферу действия устойчивых ассоциативных связей, его значение может быть дополнительно раскрыто с помощью контекстуальных средств: «Она самая улыбчивая, самая красивая. Вся такая плотная, ладная, спелая, белобрысая, не похожа на бледных питерских барышень, она – как девчонка с мызы, чухоночка, дочь молочницы» (Ю.Трифонов).
Хотя сравнения и представляют собой наиболее универсальный способ выражения метафорического переноса, преобразование метафорических конструкций в сравнительные обороты не всегда возможно. Не трансформируются в сравнительные конструкции метонимические номинативные структуры, в которых предмет обозначается по наиболее характерной для него детали внешнего вида. Нельзя преобразовать в сравнительные обороты глагольные предикативные конструкции, устойчивые фразеологические сочетания и некоторые атрибутивные конструкции типа тонкий голос.
Не всегда представляется возможным употребление используемого в сравнительном обороте коннотативного образа в номинативной функции по той причине, что отношения между основным и вспомогательным субъектами строятся на основе предикативного признака. Вспомогательный субъект, с точки зрения субъекта речи, является устойчивым выразителем свойственного основному субъекту признака или ассоциируется со степенью его проявления, с качественными характеристиками. Так, например, невозможность изменить неблагоприятный ход событий, обреченность, безысходность положения сопоставляются с чувствами, которые возникают при виде животного, которого ведут на бойню: «Алексей Александрович ... чувствовал себя бессильным. Как бык, покорно опустив голову, он ждал обуха, который, он чувствовал, был над ним поднят» (Л.Толстой). С помощью сравнительного оборота как ручей в городских лесах уточняется степень проявления признака прозрачный в предложении: «В гаю, – ответил Най-Турс голосом чистым и совершенно прозрачным, как ручей в городских лесах» (М.Булгаков).
В отличие от других метафорических переносов, в частности метафорической номинации, при сравнении не происходит поэтического отождествления основного и вспомогательного субъектов, их связь осуществляется исключительно на основе общности предикативных характеристик, обладающих врeменным или постоянным значением. В приведенных выше примерах при сравнении на основной субъект переносятся не все предикативные характеристики, свойственные вспомогательному субъекту, а лишь одна или несколько из них. Нет ничего общего между Алексеем Александровичем и быком. Они сопоставляются лишь на основании обреченности их положения в данный момент времени. К окказиональным вариантам относится сопоставление ручья и голоса. Метафорическая номинация в этом случае невозможна. Сравнение проводится на основании одной предикативной характеристики – прозрачности, которую автор стремится подчеркнуть в главном субъекте – голосе, привлекая для этого образ ручья, который традиционно ассоциируется с приписываемым субъекту признаком.
Система субстантивных универсальных носителей признаков, составляющая основу ментального восприятия действительности, является той базой, в рамках которой происходит формирование присутствующего в сознании носителей языка устойчивого ряда ассоциативных образов с заданными предикативными характерис­тиками. Коннотативные образы-символы при сопоставлении с субъектом референции в том или ином языковом воплощении (субстантивном, предикативном, атрибутивном) обладают ярким квалифици­рующим значением и отражают субъективно-авторское восприятие действительности при презентации новых семантических структур или усиливают значение предикативного признака за счет апелляции к присутствующей в сознании носителей языка системе национальных ориентиров.