Монархи Европы. Судьбы династий

ОГЛАВЛЕНИЕ

РУМЫНИЯ. ГОГЕНЦОЛЛЕРНЫ-ЗИГМАРИНГЕНЫ

После Крымской войны 1853-1856 гг. семь европейских держав договорились положить конец русско-турецкому влиянию в Придунайских княжествах. Особенно жесткую позицию заняла Англия, которая экспортировала зерновые из княжеств и не желала, чтобы Россия держала под контролем стратегические поставки пшеницы в Соединенное Королевство. Поэтому участники Парижского конгресса (1856) лишили Россию трех уездов на юге Бессарабии, которые открывали ей доступ к устью Дуная. Вместе с тем было решено предоставить Молдове и Валахии гарантии суверенитета, проконсультировавшись с представителями княжеств по поводу их будущего государственного устройства. Специально созванные для этого своеобразные парламенты в Бухаресте и Яссах - так называемые "диваны ad hoc" - единодушно потребовали объединить оба княжества под общим названием "Румыния" и призвать для управления ими монарха из иностранного королевского дома. Это требование объяснялось двояким стремлением: положить конец борьбе боярских группировок за власть, которая парализовала политическую жизнь в княжествах, и прекратить вмешательство великих держав, которые пользовались этими междоусобицами.

Основатель династии

Европейские державы, однако, заботились о собственных интересах, а вовсе не о румынских и поэтому отказали депутатам Молдовы и Валахии в осуществлении обоих устремлений. И тогда в январе 1859 г. в Бухаресте и в Яссах был избран один и тот же правитель - Александру Ион Куза, который немедленно и объединил княжества. Так на политической карте мира появилось новое государство - княжество Румыния. Семь лет правления Кузы остались в истории страны как период ее быстрого прогресса. Однако "политический истеблишмент" Румынии по-прежнему полагал, что гарантией стабильности может быть только иностранный монарх. В ночь на 11 февраля 1866 г. группа офицеров ворвалась в спальню Кузы и заставила его отречься от престола.
Начались поиски иностранного принца. После того как предложение занять румынский трон отверг принц Филипп, граф Фландрский, выбор остановился на 27-летнем принце Карле - представителе боковой (швабской) ветви рода Гогенцоллернов с поместьем в Зигмарингене, своего рода "бедных родственниках" правящей в Пруссии королевской семьи.
Принц Карл, ставший в Румынии Каролем, был вторым сыном князя Карла Антона Иоахима Зеферина (1811-1885), который еще в 1849 г. уступил свое княжество королю Фридриху Вильгельму IV, и баденской принцессы Жозефины (1813-1900). Князь Карл Антон с 1858 по 1862 г., до Бисмарка, был министром-президентом Пруссии, а затем военным губернатором Рейнской и Вестфальской провинций. Принц Карл родился 20 апреля 1839 г. В 1870 г. его старший брат Леопольд (1835-1905) был кандидатом на испанский престол, и его кандидатура косвенным образом послужила поводом для развязывания франко-германской войны. В 1867 г. младшая сестра Кароля - Мария Гогенцоллерн - вышла замуж за уже упомянутого графа Фландрского (она стала матерью будущего бельгийского короля Альберта I).
Когда румынский представитель Ион Брэтиану предложил Карлу княжескую корону, принц служил в Кобленце в первом гвардейском драгунском полку в чине капитана и пользовался репутацией безупречного офицера. Это был высокий молодой человек с прусской военной выправкой, брюнет со смуглым лицом и черными глазами. Посоветовавшись с министром-президентом Пруссии Отто фон Бисмарком, молодой человек согласился с предложением румынского политика. Под именем купеческого приказчика Лемана он сел на австрийский пароход и приплыл в румынский порт.
В румынскую столицу Кароль прибыл 10 мая 1866 г. - этот день стал днем основания династии румынских Гогенцоллернов*.
Первые годы на румынском троне были нелегки для Кароля. Старинные боярские семьи, хотя и согласились на его приезд, не могли простить королю иностранного происхождения. Враждебность к "заезжему монарху" усугублялась бедностью последнего, так, один из богатейших людей Румынии, лидер консерваторов Константин Кантакузен - "набоб", специально нанял тогда еще молодого историка Николае Йоргу, чтобы тот на основе документов из семейного архива проследил связь между византийской императорской династией Кантакузенов и княжеской семьей валашских Кантакузенов. Когда историк выполнил пожелание заказчика, тот испытал огромное удовлетворение. "Когда было показано имперское происхождение, он вскочил, как от электрического шока, и закричал: "Все Гогенцоллерн да Гогенцоллерн, а Кантакузен что же?!" - записано в дневнике Н. Йорги в 1902 г. Кароль, по-немецки суровый и чопорный, платил боярам той же монетой: в знак взаимного презрения вместо приветствия он подавал им один палец и только генералу Авереску в знак особого уважения - два.
Вспышку антидинастических настроений особенно вызвала франко-прусская война 1870-1871 гг. Чувство солидарности с Францией - "старшей латинской сестрой" - и враждебности к Пруссии, а значит, и к пруссаку на румынском троне привело даже к провозглашению "республики" в Плоешти. Однако, по словам великого румынского сатирика И. Л. Караджале, республиканцы отметили свой первый успех столь грандиозной попонкой, что властям не стоило труда разогнать группу пьяных "повстанцев". Когда немецкая колония в Бухаресте по случаю победы Пруссии организовала банкет в "Капше", толпа разбила стекла в ресторане. Прусский консул выступил с протестом, а Кароль отправил письмо отцу в Зигмаринген, в котором писал, что "румынский народ недостаточно зрел для собственной конституции". Письмо, опубликованное в немецкой газете, вызвало новую волну возмущения в Румынии и даже попытку Кароля покинуть престол и страну.

* Подробнее см.: Морозов Н. Н. Гогенцоллерны в Румынии // Новая и новейшая история. 1995.
№ 1.

В отличие от сурового, даже аскетичного Кароля его жена (в девичестве принцесса Паулина Елизавета Одилия Луиза Вид) была романтичной женщиной, меломанкой и меценаткой. Принцесса Елизавета родилась 29 декабря 1843 г. и была единственной дочерью в семье четвертого князя Германа Вид-нёй-Вид (1814-1864) и принцессы Марии Нассауской (1825-1902). С детства она прекрасно владела несколькими иностранными языками, любила поэзию, музыку, вообще искусство. В то же время она понимала толк в кулинарии и в шитье. Молодость ее прошла на Рейне. Знакомство с принцем Карлом произошло случайно: на одном из раутов она поскользнулась, и оказавшийся рядом принц успел подхватить ее в свои объятия*.
Молодую княгиню в Румынии встретили очень хорошо. Она покровительствовала румынским национальным промыслам, одевалась просто, много времени отдавала благотворительности. В княжеском дворце часто устраивались вечера музыки и поэзии. Елизавета серьезно занималась литературной деятельностью, публикуя свои поэтические произведения под псевдонимом Кармен Сильва. Она покровительствовала ставшему позже знаменитым композитору Дж. Энеску.

* Бракосочетание состоялось в конце 1869 г. в Нёивиде, причем обряд совершался четыре раза: гражданским порядком на основе германского Свода гражданских законов, по лютеранскому (религия невесты), по католическому (религия жениха) и православному (для того, чтобы брак имел законную силу в Румынии) обрядам.. Примеч. сост.

Перед русско-турецкой войной 1877-1878 гг. Румыния предоставила русским войскам право перехода по территории страны к Турции, а царь в свою очередь гарантировал неприкосновенность румынских границ. 22 мая 1877 г. Кароль объявил Румынию независимым княжеством, а в середине августа принял командование над румыно-русскими войсками под Плевной. Александр II наградил его за штурм 30 августа орденом святого Георгия II степени, а за падение Плевны - орденом святого Андрея Первозванного (кстати, в сентябре 1912 г. Николай II пожаловал ему звание генерал-фельдмаршала русской армии).
19 февраля (3 марта) 1878 г. после победы над Турцией в местечке Сан-Стефано были подписаны условия мира. Турция признала независимость Румынии. К России отошла Южная Бессарабия, что было подтверждено на состоявшемся в том же году Берлинском конгрессе.
В 1883 г. Румыния заключила секретный союз с Австро-Венгрией и Германией. Для Румынии это был противоестественный альянс, так как Австро-Венгрии принадлежали Трансильвания, Буковина и Банат, где проживало многочисленное румынское население.
22 марта 1881 г. Кароль провозгласил Румынию королевством, после чего занялся проведением военной реформы. Критический момент для монархии наступил с началом первой мировой войны. Национальные чувства побуждали Кароля присоединиться к Германии, однако общественность страны, желавшая возвращения Трансильвании, стояла за Антанту. Германские эмиссары буквально не выходили из королевского дворца, требуя, чтобы Румыния поддержала Тройственный союз. Кайзер направил телеграмму румынскому монарху, призывавшую его "выполнить долг Гогенцоллерна". Разрываемый противоположными чувствами, Кароль решил отречься от престола, но прежде, чем он успел это сделать, 10 октября 1914 г. его постигла скоропостижная - по-видимому, как результат невыносимого стресса - смерть. В ящике письменного стола остался составленный им текст, который он не успел прочесть на заседании Коронного совета. "Положение в Румынии приняло в последнее время столь угрожающий оборот, что я не могу больше нести ответственность за ее судьбу, - писал Кароль. - Бывшие министры, университетские профессора, представители всех социальных классов видят сегодня перед собой только одну цель: овладеть Трансильванией. (...) Я не могу более оставаться во главе страны, которая отказывает мне в своем доверии. Мне бесконечно тяжело принимать это решение, ибо я хорошо представляю себе, к каким последствиям могут привести необдуманные действия Румынии. У меня разрывается сердце при мысли, что созданная мной румынская армия сегодня может направить оружие против той стороны, которой я надеялся оказать помощь"*. Королева Елизавета умерла в 1916г.

Лояльный

Первый румынский Гогенцоллерн ушел в небытие, не выдержав трагического противоречия между голосом крови" и государственным долгом. Очевидно, Что политической целью готовившегося отречения было создание кризисной ситуации в Румынии, в результате которой ее армия не могла бы сражаться против держав Тройственного союза. План этот, однако, не удался, ибо сменивший Кароля на престоле его племянник Фердинанд ** (у Кароля была только рано умершая дочь) твердо встал на сторону Антанты. Для этого ему, однако, пришлось выдержать жестокий бой с румынскими германофилами.
В 1916 г. Румыния объявила войну Германии, в результате которой путем присоединения Трансильвании в 1918 г. было создано современное румынское государство. После первой мировой войны территория Румынии увеличилась с 131 353 кв. км до 295 049 кв. км, а население - с 6,7 млн человек до 18 млн. Хотя решение Фердинанда объявить войну Германии стоило ему исключения из королевского дома Гогенцоллернов, в румынскую историю он вошел под прозвищем Лояльный.
Каким был Фердинанд? Вокруг него сложилась легенда, да еще какая: глуп, ленив, склонен к алкоголизму! Некоторые внешние детали подкрепляли такие суждения: принц отличался крайней застенчивостью. В молодости его жизнь не отличалась ни пуританством, ни аскетизмом... Так что несколько неосторожных авантюр с цыганками на маневрах, несколько шумных попоек в офицерском собрании - и легенда была сложена...

* Duca I. G. Amintiri politice. Munchen, 1981. Vol. 1. Р. 83.
** Фердинанд, родившийся 24 августа 1865 г., был вторым сыном принца Леопольда Гогенцоллерна-Зигмарингена, неудачливого кандидата на испанский престол. Румынским наследником он стал в 1889 г. Примеч. сост.

Спутницей жизни Фердинанда была принцесса Мария, происходившая по женской линии из дома Романовых, а по мужской - из английской династии. Портрет супруги второго Гогенцоллерна мы находим также в "Политических воспоминаниях" И. Г. Дуки. "Не думаю, чтобы в Европе было много женщин, которые могли бы сравниться красотой с королевой Марией, - пишет он. - А кто не видел ее в Яссах во время эпидемии, когда она шла туда, где опасность была всего страшнее?! Любовь к правде, красоте, добру - все это у нее было! К сожалению, королева Мария не получила надлежащего образования. Ее отец - британский адмирал, герцог Кобургский - провел свою жизнь на море и был слишком подвержен греху частых возлияний, чтобы заниматься воспитанием дочери. Ее мать - единственная дочь царя всея Руси Александра II - считала, что учение годится только для мужиков, и поэтому ее дочь провела детство на балах царского двора и в парках английских замков. Да и сама королева Мария жаловалась, что "смогла дочитать учебник истории только до французской революции"...*

Неподходящий наследник

Сменить умершего 20 июля 1927 г. Фердинанда на троне предстояло его старшему сыну - Каролю, который, однако, из-за необузданного темперамента, диктаторских замашек и, не в последнюю очередь, эротических отклонений был едва ли не наименее подходящим для этой роли. По некоторым сведениям, Кароль страдал достаточно редкой болезнью - приапизмом, которая и толкала его на сексуальные эскапады. Позднее он даже стал героем книги одного американского историка, который озаглавил свой труд "King-playboy". Бывший министр внутренних дел К. Арджетояну, лично следивший за воспитанием королевского отпрыска, считал, что "порча в характере Кароля" объясняется влиянием его воспитателя в детстве -некоего швейцарца
Мерле, который "по убеждениям был анархистом, а по морали - педерастом"**. Известно было также, что Кароль посещал дом драматурга А. Давила, пользовавшийся репутацией великосветского притона. После того как камердинер драматурга во время одной из оргий убил своего хозяина, с которым состоял в противоестественной связи, гнездо приверженцев содома оказалось в центре внимания прессы. Газета "Минерва" в рубрике "Черная книга" начала печатать список посетителей борделя, но после того как в нем было упомянуто имя принца-наследника, ее закрыли. Об этом рассказывает известный в то время журналист П. Шейкару в книге "История национальной, цэрэнистской и национал-цэрэнистской партий"***. Так или иначе, разнузданность принца была притчей во языцех, так что даже когда он отправлялся на прогулку по столице, то префект специально расставлял проституток на его маршруте.
В 1918 г. Кароль пал жертвой страсти к некоей Иоане (Зизи) Ламбрино. Однако, в соответствии с конституцией, наследный принц мог жениться только с разрешения правительства, а позднее брак должен был ратифицировать парламент. Поэтому для осуществления своего намерения Кароль тайно выехал с новоиспеченной невестой и в сопровождении приятеля в оккупированную немцами Одессу. На границе, однако, германский офицер узнал его, несмотря на фальшивый паспорт, и немедленно доложил по команде. Прибывшему немецкому генералу, взбудораженному при мысли о том, что перед ним - Гогенцоллерн, Кароль заявил: "Я не скрываю, что я наследный принц Румынии, однако я путешествую инкогнито и взываю к вашему благородству!" С приставленным адъютантом они благополучно добрались до Одессы, где 31 августа в Покровской церкви православный священник обвенчал их. Как писала позднее в мемуарах Зизи, узнавший об этом Фердинанд смог произнести лишь единственное слово: "Негодяй!" Расправа была короткой: брак признали недействительным, Зизи отправили в Париж с солидной рентой, а Кароля наказали 75 сутками гауптвахты в монастыре Хораица на севере Молдовы. Недолгий семейный очаг, однако, принес плоды - Зизи родила сына Мирчу Григоре Ламбрино.

* Duca I. G. Op. cit. P. 204.
** Argetoianu С. Pentru cei de miine. Amintiri din vremea celor de iere. Bucuresti, 1992. Vol. 3. P. 118.
*** Seicaru P. Istoria partidelor national, taranesc si national-taranesc. Madrid, 1963. Vol. 2. P. 186-187.

Казалось, Кароль "перебесился": "развеявшись" после неприятного инцидента в путешествии по Египту, Индии и Японии, в 1921 г. он наконец составляет подходящую партию - с греческой принцессой Еленой, появляется на свет сын Михай. Но буквально через несколько месяцев - новый мезальянс! На автогонках эффектная женщина бросает в его машину букет цветов! Это была Елена Лупеску, которая затем осталась рядом с Каролем до конца его дней. В 1925 г. он выехал в Лондон на похороны английской королевы Александры и стал "невозвращенцем". В декабре того же года король Фердинанд лишил его права на наследование престола. Около четырех лет неуемный Гогенцоллерн вместе со своей подругой прожил в Италии и Франции как обычный буржуа под именем Кароля Караимана. Среди прочих занятий бывшего принца - участие вместе с Еленой Лупеску в съемках американского кинофильма, посвященного его собственным амурным похождениям.
Таким образом, после смерти Фердинанда в 1927 г. королем Румынии становится шестилетний Михай, при котором назначается Регентский совет. Регентство при малолетнем короле
продолжалось всего три года, которые прошли под знаком ожесточенной борьбы политических партий. Пришедшие к власти цэрэнисты в 1930 г. согласились на возвращение на родину Кароля, который немедленно провозгласил себя королем, фактически свергнув с престола собственного сына, которому в утешение присвоил титул "великого воеводы Алба-Юлии".

Королевская диктатура

Идея установления личного авторитарного режима владела Каролем II с самого начала, и он не стеснялся в средствах для ее осуществления. Так, он организовал убийство руководителей "Железной гвардии" * - главных конкурентов в борьбе за власть. Кароля II можно считать пионером в применении психиатрии в политических целях: он заключил в сумасшедший дом князя-легионера Кантакузена, которого не мог арестовать из-за аристократического происхождения. Монарх предоставлял прибыльные государственные заказы промышленным магнатам Румынии Николае Малаксе и Максу Аушнитту, которые были постоянными партнерами Кароля II и Елены Лупеску по покеру и регулярно "проигрывали" им миллионные суммы. При дворе воцарилась лихорадочная атмосфера интриг и заговоров, позволившая одному итальянскому дипломату сравнить правление Кароля с правлением Екатерины Медичи. В изгнании находилась законная супруга короля, мешавшая полновластной хозяйке дворца Елене Лупеску, которая имела огромное влияние на монарха - в результате ее вмешательства в Румынии сменилось не менее двенадцати правительств. В 1938 г. Кароль II отменил конституцию, распустил парламент и политические партии, провозгласив "королевскую диктатуру" - первую из трех в румынской истории (двумя другими диктаторами сегодня там считаются Антонеску и Чаушеску).

* Фашистская организация в Румынии. В 1934 г. после убийства ее боевиками премьер-министра Иона Дуки (29 декабря 1933 г.) была распущена, но продолжала действовать под другим названием. В 1938 г. вместе с другими партиями была запрещена Каролем II. Подробнее см.: Бернась Ф. Убийцы с Вильгельмштрассе. М., 1992. С. 7-45. Примеч. сост.

Между тем политическая ситуация на континенте накалялась. В результате роста военной мощи Германии стало меняться соотношение сил - в Европе назревала война. Союз с Францией не обеспечивал больше гарантий независимости и территориальной целостности Румынии, и Кароль II пришел к выводу о необходимости дружеского жеста в сторону Германии. Однако его попытки сблизиться с "третьим рейхом" не спасли страну от территориальных потерь. В 1940 г. в результате Венского арбитража хортистской Венгрии была передана Северная Трансильвания. Вследствие Крайовского договора к Болгарии перешла Южная Добруджа. (Балчик в Южной Добрудже был излюбленным местом отдыха королевы Марии, она даже завещала похоронить ее сердце там, а тело - в Куртяде-Арджеш. Однако, после того как эта территория перешла к Болгарии, сердце королевы перевезли в замок Бран близ Брашова.) Включенные в 1918 г. в состав Румынии Бессарабия и Северная Буковина в 1940 г. отошли к Советскому Союзу.
В этой ситуации Кароль II был вынужден обратиться за поддержкой к генералу Антонеску, который находился в ссылке в монастыре Бистрица. У генерала нередко возникали стычки с Каролем II, которого он не стеснялся во всеуслышание называть "воплощением морального разврата". Генерал поставил условием своего согласия отречение обанкротившегося Кароля II. Так генерал Антонеску стал премьер-министром с чрезвычайными полномочиями, т. е. фактически получил важнейшие прерогативы монарха, а король 6 сентября 1940 г. был вынужден отказаться от трона, теперь уже в последний раз. Примечательно, что в тексте соответствующего акта, искусно составленного Каролем II, отсутствует само слово "отречение". "...Я передаю тяжкие обязанности царствования моему сыну..." - говорится в нем. Поэтому, когда его сестра - принцесса Иляна - в опубликованных в 1952 г. мемуарах написала, что он "отрекся", Кароль II - цепкий и изворотливый политик - отправил ей гневную телеграмму.
Сначала Кароль II уехал за океан - в Мексику, а после войны вернулся в Европу, так как сохранил надежду на возвращение трона. Об этом говорит тот факт, что в 1943 г. в Мексике он вел секретные переговоры с советским послом Уманским. Эти его надежды, по-видимому, подогревала советская дипломатия. Так, в 1945 г. Михая шантажировали вероятным возвращением его отца на родину. Сохранились заметки о Кароле II в изгнании, принадлежащие перу американского журнали
ста А. Сульцбергера. "Я не нашел его ни умным, ни приятным, - пишет он. - У Кароля - провалившийся подбородок, упрямое лицо, исключительно узкий лоб. У него неприятная привычка брызгать слюной при разговоре. Кароль имеет наготове простые решения для всех международных проблем, /л Он все еще считает себя королем. В Румынии, полагает он, может утвердиться хорошая демократия, потому что там крестьяне уважительны, не будучи прислужливыми, и снимают шапку, когда вступаешь с ними в беседу. Я попросил рассказать мне что-нибудь о даках - древних жителях Румынии, но он ничего не знал"*. В 1947 г. Елена симулировала тяжелую болезнь и вынудила Кароля II оформить с ней законный брак, став, таким образом, Еленой Гогенцоллерн. Скончался Кароль II в Эсториле (Португалия) в 1953 г., а Елена - в 1977 г.

*Sulzberger A. О. Journal. New York, 1963. Р. 203.

Михай и Антонеску

Итак, 6 сентября 1940 г. на румынский трон во второй раз вступил Михай. Трудно сказать, был ли молодой король готов к нелегкой миссии: его столь бурно правивший отец сознавал шаткость собственного положения на троне и старался держать наследника в стороне от государственных дел, был равнодушен к его образованию, ограничивал Михая в средствах. Во дворце хозяйничала камарилья во главе с наложницей Кароля - Еленой Лупеску, которая однажды, остановив принца в коридоре, надменно сказала ему: "Если тебе нужно что-то от отца, то обращайся ко мне, ибо он делает все, что я ему скажу!" Наследник трона к тому же обладал и незначительным дефектом речи, который сказывался на его общении с окружающими.
Ситуация не намного улучшилась и после вступления на престол. Роль монарха оставалась чисто декоративной. Антонеску сразу и прямо сказал Михаю: "Вы сохранили корону не потому, что это нужно мне, а из-за того, что крестьяне хотят, чтобы у них был король!" С Михаем никто не посоветовался даже относительно вступления Румынии в войну против Советского Союза. Поэтому, когда на Восточном фронте стали сгущаться тучи, Михай понял: пришла пора отмежеваться от Антонеску, иначе король мог потерять трон. В стране нарастало народное движение против диктаторского режима. Проявив инициативу, он вступил в контакт с находившимися в подполье коммунистами. Михая интересовало, каково в случае перехода страны на сторону антигитлеровской коалиции будет отношение Сталина к монархии в Румынии, к королю Михаю лично, к проблеме Трансильвании и согласна ли Москва при расчете военных репараций учесть тяжелое состояние румынской экономики? Получив положительный ответ на все четыре вопроса и надеясь, что западные союзники не оставят Румынию на произвол судьбы, он начал активную подготовку к перевороту.
23 августа 1944 г. Михай вызвал Антонеску на аудиенцию в "желтый салон" бухарестского дворца. Беседа продолжалась недолго: король требовал немедленного перемирия с СССР, а маршал считал, что прежде необходимо задержать Красную Армию на линии Фокшань - Нэмолоасэ - Галац, с тем чтобы выторговать более выгодные условия. Кроме того, он настаивал на необходимости уведомить Гитлера за 15 дней о выходе Румынии из войны. "Господин маршал, мы оба дадим ответ перед Богом и историей!" - с этими словами Михай вышел из "желтого салона", в который немедленно вступил майор Антон Думитреску с тремя сержантами. "Именем короля вы арестованы!" Антонеску быстро опустил руку в карман, но военнослужащие повисли у него на плечах... Румыния выступила против фашистской Германии. На следующий день германская авиация подвергла жестокой бомбардировке Бухарест, разрушив до основания жилую часть королевского дворца, однако Михай уже покинул столицу, скрывшись в горах Олтении близ Крайовы.

"Королевская забастовка"

Через короткое время Михай убедился, что его расчеты на поддержку англо-американцев не оправдались. Последние не только не проявляли интереса к судьбе Румынии, но, более того, как утверждает ряд источников*, 9-17 октября 1944 г. в Москве Черчилль достиг договоренности со Сталиным, по которой Румыния переходила в советскую зону влияния, а Греция - в британскую. С этого момента, несмотря на то что Михай стал одним из четырех иностранцев-кавалеров советского ордена "Победа" и даже получил в подарок от Сталина самолет, его судьба была решена. 6 марта 1945 г. происходит знаменитая сцена, когда Андрей Вышинский ударяет кулаком по столу во время переговоров с Михаем в Бухаресте и уходит, громко хлопнув дверью. К власти пришло коалиционное правительство Петру Грозы. В знак протеста Михай начал "королевскую забастовку", отказавшись подписывать декреты этого кабинета, однако Великобритания и США опять не поддержали его.
В ноябре 1947 г. Михай выехал в Лондон для участия в церемонии бракосочетания наследницы британского престола Елизаветы и там попытался прозондировать почву: возвращаться ему назад или нет. Черчилль ответил:
"Место короля - на троне!" Уже на вокзале в Синае он почувствовал неладное - отсутствовал почетный караул. В то время как раз готовился его брачный союз с Анной де Бурбон-Парма, для чего, как известно, ему было нужно согласие правительства. И действительно, 30 декабря Михая приглашают в Бухарест "для обсуждения важной проблемы". Он был уверен, что беседа связана с предстоящим браком, но П. Гроза желчно заметил, что речь идет о разводе - королю предложили отречься от престола. В этот же день был подписан акт об отречении, в котором указывалось, что "монархический строй не соответствует современным условиям государственной жизни в Румынии и является серьезным препятствием на пути ее развития". (Позднее Михай утверждал, что подпись была вырвана у него шантажом: власти угрожали потопить в крови проходившие в те дни в столице промонархические манифестации.) Румыния была провозглашена народной республикой.

*Baciu N. Yalta si crucificarea Romaniei. Roma, "Europa", Fundatia europeana Dragan, 1983. P. 153.

Вечером 3 января 1948 г. бывший король поднялся по ступенькам вагона поезда в Синае, на котором он покидал Румынию. "Вдогонку" - 22 мая 1948 г. - решением Совета министров экс-король и члены королевской семьи были лишены румынского гражданства.
Согласно опубликованному тогда же инвентарному списку, монархия обладала в Румынии 4 млн акций на важнейших промышленных предприятиях и в финансово-кредитных учреждениях, а также акциями в иностранных фирмах на 70 млн лей. Королевские поместья раскинулись на площади в 152 гектара в 18 уездах страны. В 1947 г. в Национальном банке Румынии находилось на хранении 15 килограммов золота в юбилейных монетах и медалях, принадлежавших Михаю, а стоимость оставленных им в стране драгоценностей составляла около 34 млн лей. В распоряжении королевской семьи было 158 замков, дворцов и домов с 2067 комнатами, пять промышленных предприятий, эскадрилья самолетов, яхты "Лучафэрул" и "Рэсэритул", а также большой парк автомашин и колясок**.

Михай в изгнании

10 июня 1948 г. Михай обвенчался в Афинах с принцессой Анной БурбонПармской (род. в 1923 г.), дочерью принца Рене Бурбон-Пармского (1894-1962), племянницей супруга Великой герцогини Люксембургской Шарлотты.

**Adevarul. 27 decembrie 1990.

В изгнании Михай после недолгих поисков пристанища и неудачных попыток найти поддержку у западных правительств осел в Англии. "У нас был небольшой огород и куры, - рассказывает он в интервью "Ромыния литерарэ", - ведь надо было на что-то жить. Мы продавали яйца... В 1955 г. я встретил одного американского промышленника, и, поскольку с 1943 г. я пилотировал самолеты, он дал мне работу в своих авиамастерских в Швейцарии. С тех пор мы живем здесь. Пришлось все начинать сначала. Потом с компаньонами мы открыли небольшую фирму по производству электроники и пластмасс, которая просуществовала всего несколько лет, так как конкуренция была очень сильной, а у нас не хватало денег. Мне пришлось побывать и биржевым агентом, я даже закончил специальные курсы в Нью-Йорке - ведь надо было растить детей, отдать их в школу..."* У Михая пять дочерей - Маргарита, Елена, Ирена, София и Мария, но нет сына.
До недавнего времени бывший король не проявлял особой политической активности, хотя сам он утверждает, что его просто игнорировал не желавший "ссориться с Советами" Запад. Но с середины 80-х гг. голос Михая звучит все громче, он даже стал выступать с новогодними приветствиями к румынскому народу. В интервью французской газете "Политик интернасьональ" в 1986 г. он сказал: "Я надеюсь как можно быстрее возвратиться на родину... Румынский народ должен будет решить, хочет ли он сохранить династию, которая когда-то была призвана в страну не только решением парламента, но и всеобщим голосованием"**.

* Romania literara. 22. 1990.
**Politique international. 32. 1986.

Роль, которую Михай сыграл 23 августа 1944 г., подняла национальный и международный престиж молодого короля, но одновременно спровоцировала и обострение антипатии к нему со стороны тех, кто считает, что в этот день началась "коммунизация" страны. И сегодня как в Румынии, так и в эмиграции продолжается своеобразная война между приверженцами Михая и сторонниками Антонеску. Первые считают, что король спас нацию от фашиста Антонеску, который вел страну к катастрофе, а их оппоненты утверждают, что Михай принес в жертву маршала-патриота ради сохранения короны, совершил акт национального предательства.
Масла в огонь подлила и контрпропаганда Чаушеску, чтобы скомпрометировать Михая: ведь казненный полвека назад маршал Антонеску не представлял угрозы для режима, в то время как политически активный экс-монарх мог быть опасен. На румынские деньги за рубежом стали выходить статьи и монографии, прославлявшие Антонеску и очернявшие Михая.
* * *
В рождественский вечер 1990 г., когда уставшая после бурных послереволюционных перипетий Румыния отмечала традиционный праздник, в сводке теленовостей вдруг прозвучало сенсационное сообщение: "Бывший король Михай незаконно проник в страну!"
25 декабря в 18.16 самолет частной швейцарской авиакомпании "Аэролизинг Суисс", на борту которого находились бывший король Михай I, его супруга Анна де Бурбон-Парма, принцесса София и свита, приземлился в бухарестском международном аэропорту Отопень. Согласно полученному румынским департаментом гражданской авиации телексу, на борту самолета, зафрахтованного на имя швейцарского гражданина Алена Морвана, должна была находиться группа бизнесменов. Однако на контрольно-пропускном пункте перед изумленными пограничниками предстала королевская семья. За несколько минут проштемпелевав паспорта, пограничный функционер вернул их владельцам, которые направились к ожидавшим автомашинам. В этот момент их нагнал один из работников КПП и вновь попросил документы "для уточнения некоторых деталей". В Отопень остались три члена королевской свиты, чтобы забрать паспорта, а остальные поехали в Бухарест.
Как позднее объясняли официальные представители властей, владелец туристического паспорта имеет право получить въездную визу в Румынию как.в любом посольстве страны, так и непосредственно на границе. Обладатель же дипломатического паспорта в обязательном порядке должен заблаговременно запрашивать визу в румынском посольстве. Михай предъявил румынским пограничникам датский дипломатический паспорт (матерью его супруги была принцесса Маргарита Датская; мать Михая, покойная королева Елена, дочь греческого короля Константина, также урожденная принцесса Греческая и Датская; кроме того, в распоряжении экс-короля находится и британский паспорт, так как он происходит из рода английской королевы Виктории). Существовавшее между Румынией и Данией соглашение об упразднении виз было, однако, расторгнуто в 1988 г.
Таким образом, в руках пограничников оказался документ, содержавший следующие сведения: родился 25 октября 1921 г. в городе Синая (Румыния), проживает в городе Версуа (Швейцария), рост - 182 см, волосы - черные, глаза - голубые. Паспорт действителен с 15.IX 1986 до 24.VII 1996, заполнен на имя Его Величества короля Румынии Михая. Документ подписан от имени Ее Величества Королевы Дании министром иностранных дел этой страны. На одной из страниц паспорта теперь красовался прямоугольный штемпель со словами "Социалистическая Республика Румыния. 25.XII 1990, индекс "С", номер 2111592". Весь разразившийся конфликт сводился к достаточно схоластическому спору о том, является ли этот штемпель визой или нет. Бывший монарх полагал, что, поскольку ему вручили паспорт и разрешили покинуть аэропорт, закон не был нарушен; в горячке декабрьских событий местные газеты писали, что в королевском паспорте "по ошибке" была поставлена транзитная виза с правом пребывания в стране в течение 24 часов; позднее же представители румынских властей утверждали, что упомянутая печать всего лишь штемпель по учету лиц, пересекающих государственную границу Румынии, и потому Михай не имел права на въезд в страну.
Далее события развивались, как принято говорить, "по законам детектива". Из Отопень королевская семья направилась в Бухарест, где в течение четверти часа ожидала оставшихся в аэропорту спутников. Затем, решив не терять времени, по автостраде Бухарест - Питешть Михай и сопровождающие его лица поехали в город Куртя-де-Арджеш - в монастырь, где похоронены его предки, чтобы принять участие в рождественской религиозной службе. В то самое время в МВД Румынии на экстренном совещании выясняли маршрут затерявшейся где-то среди валашских полей колонны, чтобы возвратить ее в аэропорт и выслать бывшего короля вместе со свитой из страны.
На 110-м километре автострады путь королевскому кортежу преградили грузовик, трактор, четыре полицейских автомобиля и ряд обычных машин с полицейскими внутри. Здесь же находились около десятка такси и группа гражданских лиц. Три машины с королевской семьей и две с журналистами, эскортируемые восемью полицейскими автомобилями, возвратились в Отопень.
Прибыв в Отопень, одна из дочерей экс-короля, принцесса Маргарита, провела молниеносную пресс-конференцию, сказав журналистам, что "и через 12 месяцев после революции Румыния не стала свободной страной". "Мой отец все равно вернется на родину!" - заявила она. Невзирая на глубокую ночь, Маргарита вновь отправилась из Отопень в столицу "искать правду". Однако в резиденции премьер-министра, в министерствах национальной обороны и внутренних дел и даже в посольстве Дании ее ждала неудача - в рождественскую ночь ни одного из руководителей этих учреждений, как гласил ответ, не было в столице. Когда около пяти часов утра вконец измотанная принцесса в очередной раз подъезжала к аэропорту, то со взлетной дорожки как раз поднимался военный самолет Ан-24, на борту которого бывший монарх покидал Румынию. Таким образом, визит Михая на родину продолжался в общей сложности 11 часов 27 минут - время, которое он практически полностью провел в зале ожидания аэропорта Отопень.
По прилете в Женеву экс-король заявил ожидавшим его корреспондентам, что все приезжие получают визы непосредственно в аэропорту и он считал, что может поступить так же. "Ведь до тех пор, пока в стране не принята новая конституция, - сказал он журналистам, - провозглашающая республиканскую форму правления, остается в силе конституция 1923 г., в соответствии с которой я продолжаю оставаться главой румынского государства".
Как известно, сорвалась и предыдущая попытка Гогенцоллерна посетить Румынию, которую он предпринял в преддверии пасхальных праздников, в апреле 1990 г. Поначалу его намеревались встретить в Румынии "с традиционным гостеприимством" - Михаю даже выделили виллу с прислугой, охрану и сотрудника протокольного отдела МИД. Но бывший король от всего этого отказался, заявив, что намерен совершить поездку как частное лицо. Однако, пока шли переговоры, в печати появилось письмо некоего "бывшего политзаключенного", призывавшего Михая "воздержаться от поездки и подождать, пока народ придет в себя после длившегося так долго кошмара". Затем его приезд назвал "несвоевременным" лидер либералов Р. Кымпяну. Наконец, премьер-министр П. Роман обратился к экс-королю с просьбой отложить визит, мотивируя это сведениями о "подготовке антимонархических манифестаций" и тем, что власти "затрудняются гарантировать безопасность" бывшему монарху. На это, как явствует из румынской печати, Михай ответил, что во время поездки не собирается вступать в контакты с властями и политическими партиями, но намерен встретиться с простыми людьми в городах и селах, побеседовать с журналистами.
До приезда экс-короля оставались сутки, когда правительство Румынии заявило, что предстоящий визит "интерпретируется в стране как политический жест и поэтому может привнести нежелательные элементы в предвыборную кампанию, вызвать волну насильственных акций с непредвиденными последствиями". В результате правительство аннулировало уже выданную Михаю визу и пригласило его посетить родину после выборов 20 мая. Экс-король узнал о решении бухарестских властей уже в цюрихском аэропорту, когда ему не позволили ступить на трап самолета, готовившегося вылететь в Румынию...
Позиция Михая довольно откровенно высказана в одном из его интервью, опубликованном в "Ромыния либерэ":
"Нужно говорить не о восстановлении монархии, а о ее преемственности, ибо отречение было вырвано у меня угрозами и, стало быть, не имеет законной силы... Сегодня конституционная монархия может гарантировать демократическое развитие страны лучше, чем любой другой политический режим"*.
Не подлежит сомнению, что Михай стал серьезной политической фигурой на румынской шахматной доске. Ведь оппозиции не хватает лидера, который пользовался бы достаточной известностью и уважением. Вот почему оппозиционный "Гражданский альянс" и выдвинул требование о проведении национального референдума для избрания формы государственного правления: конституционной монархии, парламентской или президентской республики. Фактически же форма правления в планах оппозиции играет второстепенную роль - важно, что Румынию возглавят другие люди, которые поведут страну по иному пути. Вот почему и Демократический антитоталитарный форум высказался за монархию, как единственное средство вывести страну из тупика.
Между тем политическая ситуация в стране менялась: оппозиция победила на региональных выборах в марте 1992 г. Поэтому, когда накануне пасхальных праздников архиепископ Суча-вы и Рэдэуц Пимен направил экс-королю очередное приглашение посетить Румынию, бухарестский МИД поспешил проинструктировать посольство в Берне: выдать въездную визу господину Михаю Гогенцоллерну "по первому его требованию".

* Romania libera. 2 februarie 1990.

Так 70-летний Михай впервые за 45 лет смог вместе с супругой, дочерью -принцессой Еленой и внуком - семилетним Николае посетить родину. Королевская семья приняла участие в торжественном богослужении в монастыре Путна, основанном князем Штефаном Великим в XVII в. Двухдневный "сугубо частный визит" завершился давно вынашиваемой поездкой в монастырь Куртя-де-Арджеш. В бернском аэропорту Михай заявил журналистам, что потрясен оказанным ему приемом и готов окончательно поселиться в Румынии, даже не претендуя на трон. В конце 1994 г. румынское правительство заявило о согласии вернуть Михаю румынское гражданство, при условии его отказа от претензий на трон. Отказа не последовало.
Летом 1992 г. в бухарестском муниципальном суде слушалось необычное дело: некий Паул Филип Ламбрино возбудил преследование против королевского дома Румынии. Он требует, чтобы решением суда в свидетельство о рождении его отца - Мирчи Григоре Ламбрино в графу "отец" была внесена запись: "король Румынии Кароль II". Тогда истец в качестве внука короля вступил бы в права наследника трона. Румынское правительство, как известно, аннулировало опрометчивый брак Кароля с Зизи Ламбрино, так что родившийся в 1920 г. Мирча Григоре был исключен из числа возможных претендентов на трон. Но права Мирчи в 1955 г. признал португальский суд, а в 1963 г. - французский. Наконец, в 1995 г. народный суд румынского города Александрия признал, что Мирча рожден в законном браке. Тем самым Паул Филип стал возможным претендентом на несуществующий престол.