Глазунова О. И. Логика метафорических преобразований

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава III. МЕТАФОРА В КОНТЕКСТЕ ЛИНГВИСТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ

Устойчивые фразеологические сочетания

Устойчивыми называют словосочетания, имеющие структуру, зафиксированную в словарях или в сознании носителей языка. Наряду с окказиональными авторскими метафорическими словоупотреблениями фразеологические сочетания широко распространены в художественных текстах и встречаются в разных синтаксических позициях: субъекта или объекта односоставного предложения (белая ворона, слон в посудной лавке, загнанный в угол волк), предиката («Выйдя в отставку, я сожгу свои корабли» (Л.Толстой)), обстоятельства (работать через пень-колоду, мчаться на всех парах, сделать после дождичка в четверг), определения (ходит как в воду опущенный).
Субстантивные фразеологические сочетания отражают одно или несколько характеризующих значений в отличие от авторских метафорических словоупотреблений, которые потенциально могут актуализировать целый комплекс предикативных признаков. Сравните: слон (огромный размер, большой вес, толстая кожа) и слон в посудной лавке (неуклюжесть), воробей (небольшой размер, непоседливость) и стреляный воробей (опытность). Входящие в состав фразеологического сочетания зависимые лексемы не просто ограничивают сферу значений зооморфизма, но трансформируют параметры их значения. Традиционные аспекты реализации зависимых слов, указывающие на локализацию по месту в посудной лавке или на ситуативный признак стреляный, во фразеологизмах преобразуются в качественные составляющие.
В устойчивых сочетаниях в полной мере проявляется символический статус метафорических конструкций. Структурная композиция фразеологизма не всегда может быть детально обоснована и часто имеет условное значение: когда рак на горе свистнет; быть под мухой; показать кузькину мать. Тщетность попыток однозначно обосновать структуру фразеологических словосочетаний и вера в то, что подобное обоснование обязательно должно присутствовать, находят отражение в рассуждениях маленького героя рассказа Тэффи «Мелочи жизни» по поводу словосочетания когда рак на горе свистнет: «Почему-нибудь да говорят же, что коли свистнет, так все и исполнится, чего хочешь. Если бы рачий свист был только символом невозможности, то почему же не говорят "Когда слон полетит" или "Когда корова зачирикает"». В ряде случаев употребление фразеологических сочетаний с затемненным этимологическим значением сопровождается авторскими пояснениями: «Что это за кузькина мать, мы не можем объяснить читателю. У нас есть много таких присловий, которые от времени утратили смысл. Вероятно, кузькина мать была ядовитая баба, если ею стращают захудалый род» (Н.Помяловский).
Несмотря на развернутую структурную композицию, фразеологическое сочетание является знаком, правда, знаком особого рода, способным передавать информацию различного синтаксического уровня: от слова до высказывания. Уникальность фразеологических сочетаний проявляется в том, что с течением времени они практически не поддаются структурным изменениям и пользуются неизменным спросом в условиях существования развернутой системы других лексических средств, предназначенных для передачи свойственных им типовых значений. Из огромного количества возможных метафорических словосочетаний, обладающих тем или иным значением, в языке употребляется одно или несколько. Например, кроме конструкции когда рак на горе свистнет значение невозможности может быть передано словосочетанием после дождичка в четверг, и никак иначе. Варианты типа *Когда слон полетит или *Когда корова зачирикает не употребительны, хотя потенциально обладают тем же значением. Наряду с фразеологическим сочетанием показать кузькину мать в значении 'проучить', 'наказать' употребляются словосочетания показать, где раки зимуют; прописать ижицу, хотя, если задуматься, то данный ряд может быть существенно расширен.
Фразеологические сочетания не только фиксируют определенное качество или свойство, но по сравнению с нейтральными аналогами обладают стилистической направленностью, маркированностью лексических компонентов, эмотивным значением и соответственно выполняют в художественном тексте эстетическую функцию воздействия на читателя: «Ну что, мой друг, снесли оливковую ветвь? – спросила Лидия Ивановна» (Л.Толстой). Особенностью фразеологических сочетаний является также то, что в их семантику дополнительно включается положительная или отрицательная коннотация, что позволя­ет субъекту речи выразить свое отношение к описываемым фактам.
Фразеологические структуры, предназначенные для выражения одних и тех же значений, не всегда могут рассматриваться как абсолютные синонимы. Предикативные сочетания одного поля ягоды, два сапога пара, одним миром мазаны, указывающие на схожесть внешних или внутренних характеристик, чаще всего употребляются с негативно-пренебрежительным оттенком, в значении 'один другого не лучше': «Тут все одного поля ягоды, все бродяги, перекати-поле, люди без роду и племени, без стыда и совести, без любви и правды» (В.Горбатов); «Жадность (солдата – О. Г.) возмутила Мосея до глубины души, и он с удовольствием порешил бы и солдата вместе с вероотступником Кириллом. Два сапога – пара» (Д.Мамин-Сибиряк); «И дураки и умники – одним миром мазаны» (М.Горький). А вот соотносящиеся с ними по значению сочетания как на подбор, под стать имеют положительный статус: «Все монеты, как на подбор, были новенькие и сверкали на солнце» (А.Чехов); «За ним – опыт бетонных работ многолетний... И бригада у него сколотилась ему под стать» (Б.Полевой). Разница в значении фразеологических сочетаний проявляется не только в позитивности или негативности их семантики. Под стать имеет дополнительное значение 'подходящий'; как на подбор указывает на избранность, высокое качество предметов, одного поля ягоды определяет сферу деятельности.
Разницу в значении синонимических сочетаний не всегда можно определить однозначно. Так, например, в значении 'говорить ерунду, болтать пустяки' используются фразеологизмы городить огород; нести околесицу; пороть ахинею; чесать языком; В огороде бузина, а в Киеве дядька, которые обладают абсолютной взаимозаменяемостью. Как видно из последнего примера, некоторые значения могут быть переданы с помощью фразеологизмов, обладающих синтаксическим статусом предложения. В художественных текстах конструкции такого рода часто выступают в качестве сентенций, имеющих значение облигаторности: «А теперь, я надеюсь, Арина Власьевна ... ты позаботишься о насыщении своих дорогих гостей, потому что, тебе известно, соловья баснями кормить не следует»; «Однажды я с покойницей матушкой поссорился: она кричала, не хотела меня слушать... Я наконец сказал ей, что вы, мол, меня понять не можете, мы, мол, принадлежим к двум различным поколениям. Она ужасно обиделась, а я подумал: что делать? Пилюля горька – а проглотить ее нужно» (И.Тургенев).
Синонимия метафорических значений проявляется не только на уровне фразеологизмов. Она присуща всем метафорическим языковым структурам и определяется общими принципами когнитивной мыслительной деятельности человека и, в частности, принципами обобщения при создании и воспроизведении образных языковых структур. Активное использование фразеологических сочетаний в языке и речи во многом объясняется их принадлежностью к общенациональной системе духовных, моральных и этических ценностей, которая является традицион­ной основой, определяющей восприятие человеком действительности. Апелляция к традиции при решении практических вопросов всегда превалировала над любыми другими видами аргументации. В системе разговорного языка фразеологические структуры употребляются параллельно с нейтральными языковыми единицами в качестве обоснования или подтверждения высказыва­емых субъектом речи суждений, просьб или требований, или – в случае замещения ими той или иной синтаксической позиции – смягчают высказывание, создавая особый иносказательный колорит, позволяющий провозглашать «суровые истины».