Блок М. Короли-чудотворцы. Очерк представлений о сверхъестественном характере королевской власти

ОГЛАВЛЕНИЕ

Приложения

Приложение I

Королевское чудо во французских и английских счетных книгах

Целительные обряды сопровождались для королей некоторыми денежными тратами. Поэтому для исследователя этих обрядов важным источником являются счетные книги французского и английского двора. Однако документы такого рода с большим трудом поддаются интерпретации; выхватив оттуда несколько отрывочных деталей, толку мы не добьемся; чтобы получить осмысленный результат, приходится прибегать к систематическому просмотру счетов. Между тем, когда углубляешься в их изучение, замечаешь, что если применительно к некоторым периодам сведений имеется более чем достаточно, другие представлены очень скупо или не представлены вовсе. Эти перепады нуждаются в объяснении. Его-то я и постараюсь предложить на нижеследующих страницах.

Начну я с Франции.

§ 1. Исцеление золотухи посредством возложения рук во французских счетных книгах

Прежде всего следует напомнить одно общее обстоятельство, удручающее многих историков: финансовые архивы французской монархии дошли до нас лишь в очень небольшой степени. Произошло это по многим причинам: относительно некоторых из них можно спорить, но одна, главная, совершенно бесспорна: пожар, разгоревшийся в ночь с 26 на 27 октября 1737 г. на острове Сите, уничтожил главный корпус Дворца Правосудия, где хранилась большая часть бумаг Счетной палаты; так погибло почти все, что еще оставалось от старых счетов . Мы можем пользоваться лишь теми крохами, что по чистой случайности уцелели в тот страшный час.

Первые счета, содержащие некоторую информацию касательно исцеления золотухи посредством возложения рук, относятся к царствованию Филиппа Красивого. В то время милостыню получали не все больные, над которыми совершался обряд, но лишь иностранцы, а также те из французов, кто прибыл ко двору из мест очень отдаленных . Деньгами их оделял либо сам глава Службы раздачи милостыни, либо кто-нибудь из низших чинов: слуга или причетник; брались деньги из кассы Двора. Так вот, по счастливой случайности, мы располагаем определенным числом восковых табличек, на которых в царствования Людовика Святого, Филиппа III и Филиппа IV чиновники, заведовавшие этой кассой, записывали во всех подробностях производимые ими финансовые операции . На самых старых табличках нет никаких упоминаний о деньгах, выданных золотушным; по всей вероятности, не потому, чтобы на золотушных в принципе не распространялись королевские щедроты: на табличках несколько раз указываются суммы милостыни, выданные королем, подчас без каких бы то ни было уточнений, кроме имени счастливцев; вполне вероятно, что некоторые из этих денег попадали к людям, явившимся ко двору для того, чтобы удостоиться королевского прикосновения; если об этом на табличках не говорится ни слова, то лишь потому, что подобные расходы не интересовали кассира: ему не было важно, кому выплачены деньги: просто бедному человеку или человеку, больному золотухой; главное, что выплачена была именно милостыня. Наконец настал момент, когда, к счастью для историков, при дворе объявился более любознательный счетовод. В период между 31 января 1304 г. и 18 января 1307 г. вместо Жана де Сен-Жюста кассой Двора стал заведовать Рено де Руа. До нас дошли две серии табличек, заполненных этим чиновником: первая охватывает период с 18 января по 28 июня 1307 г., вторая – с 1 июля по 30 декабря 1308 г. На этих табличках зафиксировано большое число сумм, выплаченных особам, «страдающим королевской болезнью», причем зафиксированы они с величайшей аккуратностью: в каждом случае указано имя человека, получившего милостыню, и место, откуда он родом . Именно удивительному тщанию, с которым Рено де Руа вел свои записи, мы и обязаны некоторыми наиболее точными сведениями о королевском чуде.

Перенесемся на два столетия вперед. Относительно периода, прошедшего между царствованиями Филиппа Красивого и Карла VIII, мы не располагаем никакими бухгалтерскими документами, касающимися целительного обряда. Вполне вероятно, что довольно рано милостыня, и, в частности, милостыня золотушным, перестала находиться в ведении казначея Двора; начиная с царствования Карла VI, подобные упоминания из счетов Двора исчезают ; у высшего духовного лица при особе короля, ведавшего раздачею милостыни, появилась специальная касса, с которой он управлялся сам либо при помощи приставленного к нему счетчика. Скорее всего, у лиц, ведавших раздачею милостыни, были свои собственные счетные книги. Однако по большей части они до нас не дошли. От эпохи, предшествовавшей Карлу VIII, сохранились исключительно книги, находящиеся ныне в Национальном Архиве под шифрами КК 9 и КК 66 и относящиеся, во-первых, к царствованиям Иоанна II, Карла V и Карла VI, а во-вторых, к царствованию Людовика XI; в них зафиксированы в основном пожертвования на нужды религиозных заведений или на религиозные торжества, которые нас в данном случае не интересуют . Первые дошедшие до нас счетные книги, посвященные исключительно выплате милостыни, датируются 1485 г. Вот их перечень; должен сразу предупредить, что он не может считаться исчерпывающим, поскольку я просмотрел только фонды Национального Архива и Национальной Библиотеки; шифры, приведенные без дополнительных указаний, относятся к рукописям из Национального Архива.

1) Фрагмент реестра: расходы, часть сентября 1485 г.; К ni.fol.^ – Sy»,

2) фрагмент реестра: расходы, часть марта и апреля 1487 г.; КК 111, fol. 41 – 48; 3) реестр: 1 октября 1497 г. – 30 сентября 1498 г.; КК 77; 4) счет расходов, по-видимому, не включенный ни в один реестр: октябрь 1502 г.; Bibl. Nat. francais 26108, fol. 391 – 392; 5) реестр: 1 октября 1506 г. – 30 сентября 1507 г.; К 88; 6) реестр, охватывающий период с 19 мая 1528 г. по 31 декабря 1530 г.; большая его часть хранится в Национальном Архиве (КК 101); впрочем, в этом томе имеются значительные лакуны, касающиеся преимущественно расходов; листы 15 – 22 (май, июнь и часть июля 1528 г.) сегодня хранятся в Национальной Библиотеке (ms francais 6762, fol. 62 – 69); листы 47 – 62 (часть декабря 1528 г., январь, февраль, часть марта 1529 г.) сегодня составляют листы 70 – 85 той же рукописи. Листы 71 – 94 (часть апреля, май и часть июня 1529 г.), 171 – 186 (часть августа и сентября 1529 г.), 227 – 258 (ноябрь и часть декабря 1529 г.), 275 – 296 (часть января и февраля 1530 г.), 331 – 354 (часть апреля и мая 1530 г.), 403 – 434 (часть августа, сентябрь и часть октября 1530 г.), по-видимому, утрачены безвозвратно; 7) фрагмент реестра: расходы, часть июля 1547 г. (год не указан; но многие статьи расходов относятся к коронационному путешествию): КК 111, fol. 33 – 40; 8) фрагмент реестра: расходы, часть апреля, май, июнь, июль, часть августа 1548 г.: КК 111, fol. 17 – 32; 9) фрагмент реестра за финансовый год, начинающийся 1 января и кончающийся 31 декабря 1549 г.: приход полностью, расход за январь и часть февраля; КК 111, fol. 1 – 16; 10) реестр: 1 января – 31 декабря 1569 г.; КК 137 (рукопись ветхая).

Во всех этих реестрах, фрагментах реестров и счетных документах, за исключением № 2, имеются записи, касающиеся обряда возложения рук; по большей части это просто цифры; имена больных указаны лишь в исключительных случаях.

Ни одного реестра раздачи милостыни, который бы касался периода, начавшегося 31 декабря 1539 г. и кончившегося падением французской монархии, мне отыскать не удалось .

§ 2. Английские счетные книги

Финансовые архивы старинной английской монархии сохранились превосходно; по сравнению с ними наши парижские фонды выглядят весьма жалко. Все дело в том, что Англия избежала катастрофы, подобной парижскому пожару. При виде стольких богатств француз испытывает не только живейший восторг, но даже некоторый испуг: как сориентироваться среди такого обилия сокровищ? Административная история Англии изучена довольно плохо; написать ее можно, но в течение долгого времени эта задача никого не привлекала: внимание всех исследователей было обращено на блестящие эпизоды парламентской истории, эрудиты неохотно опускались до описания работы безвестных чиновников; однако с недавних пор за дело храбро взялись исследователи нового поколения ; в один прекрасный день благодаря их усилиям мы проникнем в тайну многих конституционных и общественных преобразований, о которых пока можем лишь догадываться; однако сегодня эти исследования еще очень далеки от окончания. Особенно это касается изучения финансовых документов, их классификации, сопоставления, обсуждения – работы весьма неблагодарной, но чрезвычайно важной; она сейчас находится на самой ранней стадии. Между тем я вынужден был иметь дело как раз с этими трудными для анализа документами, ибо они изобилуют сведениями, бесценными для изучения целительных обрядов; особенный интерес для меня представляли счета Королевского Двора. Начав же использовать эти счета, я не мог удержаться от их критического анализа. Ведь ни одно исследование, посвященное этому предмету, не служило мне надежным подспорьем . Я делал, что мог; впрочем, я прекрасно сознаю, что исследование, осуществленное в подобных условиях, почти наверняка не свободно от ошибок. Чтобы восстановить сколько-нибудь правдоподобно методы, какими пользовался королевский чиновник, ведший счетные книги, следовало бы изучить все материалы избранного периода, какие сохранились в архивах; иными словами, следовало бы взять очень короткий период и дать его исчерпывающий анализ; мне же, напротив, пришлось рассмотреть достаточно продолжительный период, а значит, исходить из выборочных данных – весьма многочисленных, но безусловно недостаточных для создания полной картины. Ниже я сообщаю несколько положительных фактов; они в любом случае окажутся полезны; что до их интерпретации, то она сугубо гипотетична. В примечаниях я привожу точный перечень тех документов, которые я видел своими глазами; по ним можно судить о тех основаниях, на которые опираются мои гипотезы .

Дошедшие до нас документы царствований, предшествовавших царствованию Эдуарда I, малочисленны; никаких сведений по интересующему нас вопросу в них нет . Напротив, начиная с Эдуарда I организация королевской администрации улучшилась; чиновники начали более аккуратно заполнять многочисленные бумаги и более тщательно их сохранять. Именно в это время было положено начало превосходной серии Exchequer Accounts (Счета казначейства) из лондонского Records Office (Государственного архива); эти документы в определенном смысле дублируются документами из собрания Британского Музея, где осели многие разрозненные официальные бумаги разных эпох. Финансовые документы старой английской монархии следует разделить на две группы: первая содержит сведения об исцелении золотушных посредством возложения рук, вторая – сведения о целительных кольцах.

I. Исцеление золотушных посредством возложения рук в английских счетах

Больные, которых король осенил крестным знамением или «благословил», получали от него небольшую сумму денег. Начнем с царствования Эдуарда I. Сведения о выплатах, производившихся духовным лицом при особе короля, ведавшим раздачею милостыни, содержатся в трех группах документов: 1. «Списки» (roles), составленные высшим духовным лицом, ведавшим раздачею милостыни: простые памятки, в которых указаны суммы милостыни, выплаченные в течение определенного периода – как правило, в течение года; выплаты фиксируются по дням или по неделям, реже по половинам месяца .

2. Сводные счета за каждый финансовый год, иначе говоря, за каждый год царствования, составлявшиеся смотрителем Гардероба (custos garderobe) . Так называли чиновника, заведовавшего финансовыми делами королевского Двора. Слово «Гардероб» подчас вводит в заблуждение, так как, насколько можно судить, оно в рассматриваемую эпоху означало порой одну из придворных служб, ту, которая занималась одеждой, драгоценностями и прочими вещами того же свойства, а порой все придворные службы; в этом случае, как правило, речь шла о Большом Гардеробе (Magna Gardaroba, или Hospicium). Отношения между Гардеробом и Большим Гардеробом – вопрос довольно темный; я нимало не притязаю ни на то, чтобы решить его здесь, ни даже на то, чтобы с достаточной определенностью поставить эту проблему; однако я считал необходимым обратить внимание читателей на двусмысленность терминов, которая подчас весьма затрудняет работу с королевскими счетами .

3. Счета, также годовые, составленные контролером гардероба (contrarotulator Garderobe) . Документы эти, называвшиеся контрольными (contrarotulamentum), были, по всей вероятности, призваны облегчать проверку расходов за год. Люди, проверяющие счета, должны были, очевидно, сравнивать списки расходов и контрольные ведомости, составленные примерно по одной и той же схеме, но, вероятнее всего, независимо друг от друга. Мне пришлось сопоставить суммы, в течение 28-го года царствования Эдуарда I занесенные в статью «возложение рук», с одной стороны, смотрителем, а с другой, контролером; они оказались почти одинаковыми. Однако подобная возможность представилась мне лишь однажды; случаи, когда до нас бы дошли оба «параллельных» документа такого рода, крайне редки. Впрочем, это неважно, ибо скорее всего они всегда оказывались почти идентичными. Благодаря этой двойной бухгалтерии, изобретенной, по-видимому, каким-нибудь недоверчивым администратором, мы можем сегодня заменять счет, составленный смотрителем, счетом контролера, и наоборот, то есть работать с тем из двух счетов, который дошел до наших дней.

Все эти счета обладают в глазах исследователя королевского чуда существенным недостатком: они содержат только цифры и не называют имен; из них мы знаем, что в такой-то день или в такую-то неделю Эдуард I совершил обряд возложения рук над таким-то числом больных; это уже много, но нам хотелось бы большего. Откуда были родом те бедняги, которые молили короля об исцелении? счета Филиппа Красивого содержали эти сведения; в счетах Эдуарда I об этом нет ни слова. Впрочем, и без этого они драгоценны. О следующих царствованиях мы знаем куда меньше. Объясняется это целым рядом изменений в административной системе.

При Эдуарде II списки расходов на милостыню исчезают и больше уже никогда не появляются вновь . Отчего это произошло? На сей счет можно высказать следующее предположение. Духовные лица, ведавшие раздачею милостыни, наверняка не перестали вести письменный счет своим расходам; однако, по всей вероятности, они постепенно стали оставлять свои счета при себе. В самом деле, мы знаем, что долгое время у Службы раздачи милостыни существовал свой собственный архив. С течением времени самая старая часть этого архива погибла, то ли из-за пожара, то ли из-за беспорядка и неаккуратности смотрителей . Та же судьба, скажем сразу, постигла другое архивохранилище, где мы, пожалуй, могли бы обнаружить много ценных сведений, – архив Королевской капеллы .

К нашим услугам остаются лишь сводные ведомости за каждый финансовый год , составленные либо смотрителем Гардероба, либо контролером. К несчастью, начиная примерно с царствования Эдуарда II записи на интересующую нас тему перестали вестись с прежней тщательностью . Отныне суммы, выданные золотушным, удостоившимся королевского прикосновения, уже не заносились в ведомости в хронологическом порядке; теперь дело ограничивалось указанием общей суммы в шиллингах или пенсах, выданной за финансовый год – или, в крайне редких случаях, за часть этого года – стольким-то больным, получившим «благословение», из расчета по столько-то на человека. Ничего другого не сообщалось . Так велись счета во второй половине царствования Эдуарда II и, насколько можно судить, в течение всего царствования Эдуарда III .

Начиная с царствования Ричарда II отчеты в конце финансового года вообще перестают содержать какие бы то ни было сведения о золотухе . Означает ли это, что английские государи внезапно отреклись от своей чудотворной мощи? Конечно, нет. Мы знаем, что они, как и прежде, почитали себя чудодейственными целителями. По всей вероятности, молчание ведомостей объясняется просто-напросто очередной бюрократической реформой. В ту пору в счетах или контрольных ведомостях гардероба раздел расходов состоял из двух частей: одна была посвящена текущим расходам, указываемым в хронологическом порядке, другая содержала ряд глав, которые освещали в деталях (particule) расходы каждой из служб, не вошедшие в предыдущий раздел. Такой порядок, вполне ясный и логичный, возник уже давно, но применялся нерегулярно, в описываемую же пору он установился окончательно. В самых старых счетах такого типа, относящихся к предыдущим царствованиям, дары больным, которые получили королевское «благословение», неизменно указывалась – как мы уже видели, без детализации – во второй части, в главе (titulus) «Милостыня»; таким образом, их числили среди расходов экстраординарных. При Ричарде II статья, касающаяся возложения рук, исчезла из главы «Милостыня» навсегда. Произошло это, по всей вероятности, потому, что эти выплаты причислили к текущим расходам и перенесли их в первую часть, имевшую форму журнала. К несчастью, журнал этот велся не слишком аккуратно. В нем просто указывались суммы, израсходованные каждой из служб за день или за неделю, – столько-то на винный погреб, столько-то на кухню, столько-то на милостыню, – но более подробной росписи расходов не прилагалось .

Служба раздачи милостыни выплатила некую сумму денег – но кому и по какой причине? эти детали никого не интересовали. Таким образом, при этой системе учета суммы, выданные больным, удостоившимся королевского прикосновения, растворялись в общей массе государевых щедрот. В счетах почти за целое столетие мы не обнаружим ни малейшего намека на королевское чудо.

При Генрихе VII и Генрихе VIII положение вновь изменяется. Не то чтобы в эту эпоху, а равно и в эпохи более поздние, годовые реестры смотрителя Гардероба или контролера сделались более подробными . Однако мы располагаем несколькими придворными журналами расходов, которые велись в оба эти царствования и в которых несколько раз называются суммы, выданные «больным, излеченным милостью короля» . Судя по всему, суммы эти выдавались не высшим духовным лицом при особе короля, ведавшим раздачею милостыни; мы, например, знаем имя одного придворного – оберкамер-юнкера при дворе Генриха VIII, – который однажды выдал деньги золотушным, а затем возместил свою трату из казны . Впрочем, и в этих бумагах упоминания о возложении рук встречаются крайне редко. Трудно предположить, что так же редко выплаты такого рода совершались и в реальности. Я скорее склонен считать, что некоторые – возможно, очень многие – выплаты больным по-прежнему делались через высшее духовное лицо, ведавшее раздачею милостыни, а этот королевский приближенный включал выданные деньги в свои общие расходы, и поэтому мы о них ничего не знаем.

Перейдем к XVII веку. Здесь нам придется иметь дело уже не со счетами Двора , но с финансовыми документами другого рода. В конце XV столетия английские короли взяли за правило выдавать больным, удостоившимся чудотворного прикосновения, не некую сумму денег, изменяющуюся в зависимости от политической обстановки, но всегда одинаковую золотую монету, именуемую ангелом . Постепенно ангел перестал быть обыкновенной монетой; теперь его чеканили только для целительного обряда. При Карле II его заменили медалью, которая вообще не имела ничего общего с деньгами; медаль эту называли touch-piece. В XVII веке ангелы и touch-piece чеканились на лондонском Монетном дворе; мы располагаем некоторым числом поручений, адресованных на сей счет различными правительственными чиновниками начальникам этого заведения; располагаем мы и счетами, по которым можем судить о количестве произведенной продукции . Эти статистические данные чрезвычайно интересны: зная число монет или медалей, вышедших из мастерской, – во всяком случае, начиная с того момента, когда ангелы стали изготовляться исключительно для целительного обряда, – мы можем составить представление о числе больных, удостоенных королевского прикосновения. Впрочем, представление это будет не вполне точным; самое большее, что мы сможем определить, это порядок величин; дело в том, что мы не знаем наверняка, в течение какого периода монеты, или медали, отчеканенные в данный момент, раздавались больным. Или, вернее сказать, мы не знаем этого обычно, однако царствование Карла II и начало царствования Якова II составляют исключение из правила: о них мы осведомлены гораздо лучше. При этих королях действовал следующий порядок учета медалей, чеканимых для церемонии возложения рук : чиновник, заведовавший финансами двора, именовавшийся в ту пору Смотрителем Особливой Казны (Keeper of the Privy Purse), напрямую уславливался с мастерскими; он покупал у них впрок изрядное количество медалей, которые затем расходовал по мере необходимости; на каждую покупку Казначейство выдавало ему авансом определенную сумму, в расходовании которой он затем должен был отчитаться перед главной финансовой администрацией королевства; разумеется, для отчета ему недостаточно было представить расписку Монетного двора: отчитываться ему приходилось в том, как он распорядился отчеканенными медалями; перед тем, как выдать ему очередную сумму на чеканку новой порции медалей, власти желали удостовериться в том, что он израсходовал до конца и по назначению старую порцию. Поэтому смотритель составлял реестр, в котором отмечал изо дня в день число больных, удостоенных королевского прикосновения, а значит, и число розданных медалей (ибо первое равнялось второму); реестры эти, подписанные двумя дежурными врачами, а также Секретарем Кабинета (Clerk of the Closet) – духовным лицом, которое руководило в ту пору всей церемонией возложения рук, – представлялись по первому требованию высшим чиновникам, занятым проверкой счетов. В ту пору бумаги эти служили превосходными оправдательными документами; в наши дни они служат прекрасным подспорьем для историков. К сожалению, до нас они дошли в очень небольшом количестве; для современников они имели лишь скоропреходящий интерес, и никто не заботился о том, чтобы специально собирать их и хранить. Пять таких реестров, попавшие неведомым образом в руки некоего коллекционера, оказались в конце концов в библиотеке главного хирурга Американской армии в Вашингтоне . Впрочем, некоторые из этих реестров остались в Record Office; я имел счастье держать в руках пятнадцать из них, затерянных среди книг из раздела «Смесь» в фонде казначейства . Возможно, более тщательные разыскания позволили бы обнаружить и другие документы такого рода. На данный момент самым поздним из их и, следовательно, самым недавним из финансовых источников, относящихся к истории королевского чуда, приходится считать реестр, составленный в декабре 1685 г., когда обязанности секретаря кабинета (Clerk of the Closet) исполнял Н. Дьюрем .

 

II. Целительные кольца в английских счетах

Информация о целительных кольцах, содержащаяся в счетах Двора, гораздо более точна и подробна, чем информация о возложении рук. Для обряда Великой Пятницы, подробно описанного выше, требовалось ежегодно некоторое количество монет, и на эту сумму, разумеется, приходилось составлять счет. Тратились деньги – такова уж была особенность этого обряда – один-единственный раз в году, и, вероятно, именно поэтому данную сумму заносили испокон веков не в первую часть годовых счетов, которая, как мы помним, чаще всего составлялась в хронологическом порядке, но во вторую – в главу, посвященную исключительным расходам Службы раздачи милостыни. Такой порядок соблюдался неизменно от царствования Эдуарда III до царствования Эдуарда VI ; нам следует остановиться подробнее лишь на единственном деликатном моменте во всей этой вполне ясной и простой истории.

При Эдуарде III, Ричарде II, Генрихе IV и при Генрихе V, по крайней мере в 1413 г., статья расходов на cramp-rings в главе «Милостыня» составлялась всегда по одному и тому же образцу, вполне соответствующему нашим представлениям о сути этого обряда; в ней указывались два последовательных и равных взноса: первый – те деньги, которые король первоначально возлагает на алтарь и из которых затем выплавляют кольца; второй – окончательное приношение, рассматриваемое как «выкуп» первой суммы . Начиная с 1442 г. (это первое обнаруженное мною упоминание, относящееся к царствованию Генриха VI) форма записи меняется; теперь на бумаге отмечают только один взнос; текст, впрочем, довольно темен: «Приношение государя короля, сделанное при поклонении кресту в день Великой Пятницы, золотом и серебром, для изготовления целительных колец, 25 шиллингов» , или, начиная с царствования Генриха VIII: «За приношение государя короля, сделанное при поклонении кресту в день Великой Пятницы, и за выкуп, для изготовления целительных колец, золотом и серебром, 25 шиллингов» . Неясность текста связана с тем, что счетоводы продолжали пользоваться старинными выражениями, сложившимися в ту пору, когда еще действовала старая практика выкупа и изготовления колец из монет, принесенных в дар алтарю. Между тем на самом деле эта практика изменилась, о чем неопровержимо свидетельствует превращение старинного двойного взноса, который по крайней мере с 1369 г. равнялся дважды 25 шиллингам , в один-единственный взнос, равный половине этой двойной суммы, то есть просто 25 шиллингам. Короли не стали менее щедры; они по-прежнему приносят своей капелле все тот же дар: ведь она и раньше сохраняла у себя лишь второе приношение, то есть 25 шиллингов. Первое же приношение королевские слуги в старину забирали назад и изготовляли из него кольца; исчезло из обихода именно оно. Почему? Объяснение дают тексты, не имеющие отношения к бухгалтерии, «Защита прав дома Ланкастеров» Фортескью и обрядник Генриха VIII : отныне в день Великой Пятницы в церковь приносили готовые кольца. Металл, необходимый для их изготовления, брали задолго до праздника из королевской казны. Расход на эти ювелирные изделия, разумеется, уже не мог значиться в разряде милостыни; его следует искать среди особых счетов, касающихся королевских драгоценностей, где он в самом деле и встречается изредка, по крайней мере начиная с царствования Эдуарда IV .

Подводя итоги, можно сказать, что содержащиеся в финансовых архивах старинной английской монархии сведения, касающиеся целительных обрядов и, в особенности, возложения рук, отрывочны и зачастую неточны. Французские архивы, хотя материала на эту тему в них гораздо меньше, во многих отношениях дают нам гораздо больше. Источники такого рода очень часто преподносят нам подобные сюрпризы, как приятные, так и неприятные. Бывает, что в серии однотипных документов вдруг появляется еле заметное новшество в расположении текста, и этого изменения, на первый взгляд совершенно незначительного, оказывается достаточно, чтобы скрыть от историка ценнейшую информацию. Мы полностью зависим от прихотей мелкого служащего, которому вдруг приходит на ум нарушить традицию, которую соблюдали все его предшественники. Вот почему нам так редко удается извлечь пользу из мнимого молчания счетов.

Более подробно см.: Langlois Ch.-V. Registres perdus des archives de la Chambres des Comptes de Paris // Notices et extraits. XL. P. I. В кн.: Lenain de Tillemont. Vie de Saint-Louis. Ed. de la Soc. de 1'Histoire de France. T. V. P. 301 – имеется ссылка на счет деньгам, потраченным в связи со свадьбой Людовика IX; в счет этот вошли среди прочего «двадцать ливров для больных, представших перед королем в Сансе», однако были ли эти больные золотушными и явились ли они затем, чтобы король совершил над ними обряд возложения рук?

Об этом ясно свидетельствуют сведения о местожительстве больных, сообщенные на табличках Рено де Руа; все упомянутые там больные прибыли либо из других государств, либо из отдаленных областей Французского королевства; см. выше, с. 187 и след.; если бы мы полагали, что милостыню получали все больные, удостоившиеся королевского прикосновения, тогда нам пришлось бы признать, что королевское чудо было популярно исключительно за пределами Франции или, по крайней мере, в тех областях, на которые власть короля распространялась в наименьшей степени, – предположение, мягко говоря, малоправдоподобное.

Опубл . в : Recueil des Historiens de France. Т. XXI – XXII; исследованы в: Borrelli de Serres. Recherches sur divers services publics. 1895. T. I. P. 140 – 160; Т . Н . P. 69–76.

Опубл. в: Histor. de France. XXII. Р. 545 – 555, 555 – 565. Таблички 1307 г . я изучал по старинной копии (Bibl. Nat., ms. latin 9026), в некоторых отношениях более полной, чем опубликованный вариант; ср. выше, примеч. 172. О Реноде Руа см.: Borrelli. Loc. cit. T. II. Р. 75; об интересующих нас табличках см.: Ibid. P. 72_73.

Единственное исключение : «Thomas Jolis, patiens morbum regium» (Hist. de France. Loc. cit. 554 В); место, откуда прибыл «Тома Жоли, страждущий королевской болезнью», не указано.

См . счета , опубликованные или описанные в : Dcruet d'Arcq L. Comptes de 1'hotel des rois de France aux XI Ve et XVe siecles (Soc. de 1'hist. de France). 1865. T. 1 – 2.

В рукописи из Национальной Библиотеки (ins. francais 11709) содержится (fol. 147 – 159) фрагмент устава Службы раздачи милостыни, составленного в XIV веке. О возложении рук в нем не говорится ни слова.

КК 111 представляет собою искусственный реестр, конволют из разрозненных фрагментов; в архив он попал – как гласит помета на переплете – из собрания А. Монтёя, хотя он и не указан в каталоге этого собрания, вошедшем в «Систематический обзор фондов» (Tableau Methodique des fonds. 1871. Col. 686). Все фрагменты, вошедшие в этот реестр, были описаны выше (ибо все они – отрывки из книг записей о раздаче милостыни), за исключением последнего (fol. 54), который, по-видимому, представляет собою последний листок из счетной книги, также, вероятно, связанной с раздачей милостыни; листок этот был передан в Счетную Палату в декабре 1489 г . (в нем указана сумма в 20 ливров, выплаченная 14 декабря 1489 г . служащему палаты, «распоряжающемуся сбором и выплатой денег на мелкие нужды оной палаты»). Суммы расходов Службы раздачи милостыни расположены внутри каждого месяца не строго по хронологии; сначала идут пожертвования, а затем милостыня в строгом смысле слова; зато внутри каждого из этих разделов хронология соблюдается очень строго.

Папка 01 750 в Национальном Архиве содержит бумаги, касающиеся Главной Службы раздачи милостыни в царствование Людовика XVI, однако там нет ни счетов, ни чего бы то ни было, имеющего отношение к целительному обряду. Кажется, Ору, живший в то же царствование, еще успел увидеть реестры милостыни времен Людовика XIV, где имелись записи, связанные с возложением рук; см.: Orovx. Histoire ecclesiastique de la cour. T. I. P. 184, n. q.

Я имею в виду прежде всего прекрасные работы профессора Т. Ф. Таута (см. следующее примечание).

Разумеется , я очень многим обязан книге г - на Т .- Ф . Таута : Tovt F. Т . Chapters in the administrative history of medieval England : the Wardrobe, the Chamber and the Small Seals (Public, of the Univ. ofMancester: historical Series. T. XXXIV). 1920. T. 1 – 2. К несчастью, этот замечательный труд покрывает лишь малую часть того периода, который пришлось мне рассматривать, да и проблемы, стоявшие перед г-ном Таутом, не вполне совпадают с теми, которые стояли перед мной. См . также : Newton А . Р . The King's Chamber under the early Tudors // Engl. Historical Review. 1917. Библиографию финансовой истории Англии, во всяком случае, ее средневекового периода, см. в кн.: Gross Ch. The sources and litterature of English history. 2 е ed. London , 1915. Д-р Крауфорд и мисс Фэркуор в своих работах, посвященных целительному обряду, использовали большое число счетов, но не подвергли их систематическому изучению. Г-н Хилари Дженкинсон оказал мне любезность, сообщив для этого «Приложения» множество сведений и, главное, уточнений, которые оказались мне чрезвычайно полезны; впрочем, я хочу подчеркнуть, что за ошибки, которые я наверняка допустил, г-н Дженкинсон безусловно не несет ни малейшей ответственности. Если бы я хотел наверняка избежать ошибок, мне пришлось бы вообще отказаться от мысли написать эту главу, над которой так трудно было работать вдали от Лондона; признаться ли, что несколько раз я был уже готов ее бросить? Однако в конце концов я предпочел дать повод для возможных упреков, по всей вероятности, вполне обоснованных, но все-таки попытаться критически проанализировать используемые мною документы. Я думаю, что, несмотря ни на что, мне все-таки удалось пролить свет на некоторые весьма темные моменты, и надеюсь, что ради этого небольшого числа полезных сведений мне простят мою дерзость.

О библиографическом оформлении приводимых ниже цитат см. «Библиографию» (раздел VIII). Цифра в угловых скобках означает год царствования; для перевода года царствования в годы по нашему календарю удобно пользоваться брошюрой: Wallis J. E . W . English regnal years and dues ( Society for promoting Christian knowledge . Helps for Students of History. № 40). London, 1921. Звездочкой я пометил документы, в которых не нашел ничего связанного с возложением рук. Ограниченный во времени, я вынужден был ограничиться в своих разысканиях документами, хранящимися в Record Office, рукописями Британского музея и печатными сборниками. Конечно, при этом я не исчерпал всего богатства английских источников. В двух главных лондонских архивохранилищах находится большая часть финансовых архивов старой английской монархии, однако и в других собраниях, как государственных, так и частных, могло бы найтись много интересного. Опись счетов королевского Двора не составлена. Г-н Таут совершенно справедливо замечает: «The wide dispersion of the existing wardrobe accounts makes it very difficult to examine them very systematically» (Крайняя разрозненность королевских счетов в высшей степени затрудняет их по-настоящему систематическое рассмотрение. – англ.).

Я просмотрел без всякого результата два расходных счета Генриха III (E. А. *349, 23; *349, 29).

Я просмотрел E. А. 350, 23 (5); 351, 15 (12); 352, 18 (17); *353, 16 <21);*361,21<30).

Я просмотрел R. 0. Chancery Miscellanea. IV, 1 (6, начиная лишь с 31 января); *IV, 3 (14); IV, 4 (18), Exch. Treasury of Receipt, Misc. Books 202 (22 – 23); Brit. Mus, Add. mss 7965 (25), 35291 (28); 8835 (32). В рукописи под шифром : Add. mss. *35292, представляющей собою журнал платежей (Jornale Garderobe de receptis et exitibus eiusdem) 31 и 32 годов царствования, равно как и в аналогичной рукописи под шифром Add. mss 37б55 (34), я не нашел ничего, что имело бы отношение к интересующему меня вопросу.

Именно эта двусмысленность терминов привела к тому, что я просмотрел некоторое число счетов гардероба в узком смысле слова и, разумеется, не нашел в них ничего полезного. К царствованию Эдуарда III относятся рукописи под шифрами: E. А *384, 1 <2 и 3); *388, 9 (11 и 12) (обе составлены контролером). К царствованию Ричарда II – *Archaeologia. 1911. Т. LXII, 2. P. 503 <16 – 17>. К царствованию Эдуарда IV – рукопись Brit. Mus., Harleian *4780. К царствованию Ричарда III – *Агchaeologia. 1770. Т. I. Р. 361.

Я просмотрел Liber quotidianus contrarotulatoris garderobe... (Society of Andquaries of London ). In-4 0 . London , 1787 (28; ср . рукопись Brit. Mus., Add. mss. 35291, упомянутую в примеч . 953); Brit. Mus., Add. mss. *7966A<29).

Впрочем, в Exchequer Account имеется счет милостыни, выданной Эдуардом III: E. А. *394, 1 (ничего интересного я в нем не нашел).

Ср .: Second Report of the royal commission on public records. Folio. London, 1914. Т. II, 2 е partie. P. 172. Архив Royal Almonry (Королевской Службы раздачи милостыни) не содержит ныне документов, созданных раньше 1723 г .

См.: Ibid. P. 69

Начиная самое позднее с Эдуарда III финансовый год перестает совпадать с годом царствования; продолжительность его постоянно меняется, что неопровержимо свидетельствует о беспорядке в финансовой отчетности.

Счет за 10-й год царствования Эдуарда II (8 июля 1316г. – 7 июля 1317 г .), известный мне только по описанию Т. Степлтона (Stapleton Th. II Archaeologia. 1836. Т. XXVI. Р. 319 ff.), судя по всему, выполнен еще по старому образцу.

Пример: Brit. Mus., Add. mss. 9951, контрольная ведомость (?) за 14-й год царствования Эдуарда II (8 июля 1320 г . – 7 июля 1321 г .). Fol. 3 v°: «Eidern (elemosinario) pro denariis per ipsum solutis Ixxix infirmis benedictis ab ipso rege per diversas vices infra annum presentem predictum; videlicet cuilibet pauperij d: vj s. vij d.» (Также раздателю милостыни, выплатившему в пенсах 79 болящим, удостоившихся королевского благословения, на различные нужды до истечения сего означенного года, а именно всякому бедному человеку по одному пенсу: б шиллингов 7 пенсов. – лат.).

Из документов, касающихся царствования Эдуарда II, я просмотрел (помимо статьи в «Археологии», указанной в примеч. 960): Е. А. *37б, 7 (9; контрольная ведомость, примечательная как краткостью охваченного ею периода – с 31 января по 9 июня, – так и расплывчатостью сообщаемых в ней сведений); Brit. Mus. Add. mss. 17362 (13; счет гардероба); 9951 (14: контрольная ведомость?), а также – по ошибке – счет личных расходов контролера: Е. А. *37б, 13 (8 и 9). Из документов, касающихся царствования Эдуарда III: Brit. Mus., Cotton Nero С VIII (годы 8 – 11: контрольные ведомости); Е. А. 388, 5 (11 – 12: контрольные ведомости); R. О. Treasury of Receipt, Misc. Books, 203 (12 – 14: счет гардероба); Е. А *39б, 11 (43: контрольная ведомость). Вдобавок из документов, касающихся царствования Эдуарда II: Brit. Mus., Add. mss. *36763, свиток расходов с 8 июля по 9 октября 1323 г ., короче, нечто вроде книги платежей Двора; она велась изо дня в день, однако для каждого дня здесь просто указываются издержки каждой службы (включая Службу раздачи милостыни), без более подробных разъяснений.

Вот перечень просмотренных мною счетов, касающихся царствований после Эдуарда III. Ричард II: Brit. Mus., Add. mss. *35115 (16: контрольная ведомость); Е. А *403, 10 (19: контрольная ведомость); Генрих IV: Е. А. *404, 10 (2: свиток смотрителя гардероба); Brit. Mus., Harleian *319 (8: контрольная ведомость; ср.: Archaeological Journal. 1847. Т. IV. Р. 78). Генрих V: Е. А. *40б, 21(1: казначей Двора). Генрих VI: Е. А. *409, 9 (20 – 21: контрольная ведомость). Эдуард IV: Е. А. *412, 2 (6 – 7; смотритель Большого Гардероба). В Enrolled Accounts (списки счетов) казначейства ничего, что касалось бы интересующего нас вопроса, не содержится; расходы Двора указаны здесь лишь в самом общем виде; я просмотрел: Exch. Enrolled Accounts, Wardrobe and Household, *5.

Нагляднее всего этот порядок виден на конкретном примере. Вот выбранный практически наугад счет Гардероба за один день б-го года царствования Эдуарда IV; дело происходит 7 октября 1466 г ., король находится в Гринвиче: «Dispensa: xxvij s. vj d. Buttilaria: cxv s.j. d. ob. Garderoba: xxxj s. xj d. ob. Coquina: vj 1. xij s. iij d. Pullieria: Ixj s. viij d. Scuttillaria: vj s. vj d. ob. Salsaria: ij s iiij d. Aula et camera: xviij s. ix d. Stabulum: xxix s. ix d. ob. Vadia: Ixxyj s. x d. ob. Elemosina: iiij s. Summa: xxv 1. vj s. ix d. ob.» (Раздача: 27 шиллингов 6 пенсов. Винный погреб: 115 шиллингов 1 денье. Гардероб: 31 шиллинг 11 пенсов. Кухня: 6 ливров 12 шиллингов 3 пенса. Птичник: 61 шиллинг 8 пенсов. Посуда: 6 шиллингов 6 пенсов. Соленья: 2 шиллинга 4 пенса. Крытые хозяйственные постройки: 18 шиллингов 9 пенсов. Скотный двор: 29 шиллингов 9 пенсов. Пчельник: 76 шиллингов 10 пенсов. Милостыня: 4 шиллинга. Итого: 25 ливров 6 шиллингов 9 пенсов. – лат.}. (Е. А- 412, 2. Fol. 5 v°).

Из документов, касающихся эпохи Генриха VII, я видел контрольную ведомость за 8-й год этого царствования: Е. А. *413, 9. Из документов, касающихся эпохи Генриха VIII, – контрольные ведомости за годы 13-й и 14-й: Е. А. *419, 6; а также счет смотрителя Большого гардероба: Brit. Mus. Add. mss. *35182 (23 – 24). Из документов, касающихся эпохи Эдуарда VI, – контрольную ведомость Е. А. *42б, б <2 и 3). Из документов, касающихся эпохи Эдуарда VI (6) и Марии (1), счет Двора: Brit. Mus. Add. mss. *35184. Из документов, касающихся эпохи Елизаветы, – счет *Е. А. * 421, 11 (2) и контрольную ведомость Е. А. *421, 8 <1 – 3). Ср . об эпохе Генриха VIII: Farquhar. Royal Charities. I. P. 73, п . 3.

Царствование Генриха VII: Е . А . 415, 3 (15 – 17); Brit. mus., Add. mss. 21480 (20 – 21); Bentley S. Excerpta historica. London, 1831 (фрагменты из книг платежей, опубликованные по копиям, сделанным с оригинала К. Ордом; тетради К. Орда хранятся в Британском Музее: Brit. Mus., Add. mss. 7099). Царствование Генриха VIII: Nicolas N. Н . The privy purse expenses of King Henry the Eighth from november MDXXIX to december MDXXXII. London , 1827 ( книга Брайана Тьюка (Bryan Tuke), казначея Двора , находится ныне в Британском Музее : Brit. Mus., Add. mss. 20030). См. также различные отрывки из аналогичных книг, ведшихся в царствования Генриха VIII, Эдуарда VI и Марии, в: Trevelyan Papers. I, II ( Camden Society). London , 1857, 1863; ср .: Farquhar. I. P. 82, n. 1. Мы не находим никаких упоминаний о возложении рук, хотя обнаруживаем многочисленные записи о суммах, выданных духовному лицу при особе короля, ведающему раздачею милостыни, на неуказанные нужды, в «Books of Payments» (Книгах платежей) Генриха VII (21 – 24) и Генриха VIII: R. О. Treasury of the Exchequer Misc. Books *214; возложение рук не упоминается также в книге платежей Генриха VIII: Brit. Mus. Add. mss. *2182 (1 – 8). Без всякой пользы я просмотрел и книгу платежей Эдуарда VI (2 и З): Е. А- *42б, 6 и книгу черновых записей времен Елизаветы: Е. А. *429, 11. Счета эпохи Тюдоров были с великой тщательностью изучены мисс Фэркуор; см., в частности, сведения, сообщаемые ею в: Royal Charities. I. P. 79, 81, 88, n. 3, 91, n. 4.

Nicolas. Privy Purse Expenses. P. 249 (31 августа 1549 г .); придворного звали «master Hennage»; из другого источника мы знаем о нем, что должность его называлась «Chief Gentleman of the Privy Chamber».

Для очистки совести, но, разумеется, без всякой пользы, я просмотрел две контрольных ведомости времен Карла II: R. О. Lord Steward's Dept*l, 3 и 10.

О нумизматической истории возложения рук см. выше, с. 196 и 51 б.

Эти документы тщательнейшем образом изучены мисс Фэркуор: Royal Charities. II, III.

Судя по всему, порядок этот был установлен рядом решений Treasury Board (Казначейский совет) в первые месяцы 1668 г ., а именно 2 марта; ср.: Farquhar. II. Р. 143 П. (особенно р. 149); метод хорошо виден на примере счета Баптиста Мея, Смотрителя Особливой Казны (Keeper of the Privy Purse), с 12 февраля 1668 г . по 25 марта 1673 г .: R. О. Pipe ffice, Declared Accounts 2795.

Изданы или описаны в кн .: Garrison F. Н . A relic of the King's Evil; ср .: Farquhar. II. P. 130 ( факсимиле ); III. P. 117 – 118 ( поправки к тексту Гаррисона ).

Exchequer of Receipt, Miscellaneous Books, E. 407, 85 (1). Знакомством с этими бумагами я обязан одному из примечаний в кн.: Fothergill. Notes and Queries. 10th series. 1905. Т. IV. P. 335. Крайние даты этих бумаг: апрель 1669 г . – декабрь 1685 г .; о содержащихся в них цифрах см. выше, с. 516, примеч. 828 и с. 530.

Я, конечно, не имею здесь в виду документы, касающиеся изготовления touch-pieces; последние из них совпадают по времени составления с последними годами существования целительного обряда; ср.: Farquhar. IV.Р.159.

Выше, в примечаниях 950 – 966, указаны счета королевского Двора, которые мне удалось просмотреть. Вот, по хронологии царствований, перечень тех счетов, в которых я обнаружил сведения, касающиеся целительных колец. Нетрудно заметить, что от Эдуарда III до Эдуарда VI единственные короли, чье имя в этом перечне не упомянуто, это Эдуард V, который правил так недолго, что не успел отпраздновать в королевском сане ни одной Великой Пятницы, и Ричард III, на чье царствование пришлось всего две Пасхи. См. выше, примеч. 292. Дата в угловых скобках обозначает ту Великую Пятницу, когда кольца были освящены. Царствование Эдуарда III: Cotton Nero. С. VIII. Fol. 202 <14 апреля 1335 г .); fol. 205 <29 марта 1336 г .), fol. 206 v° <18 апреля 1337 г .) ( две первых записи воспроизведены в : Stevenson. On cramp-rings. P. 49; Gentleman's Library Magazine. P. 40; все три в : Crawfurd. Р . 169 – 170); Е . А . 388, 5 <10 апреля 1338 г .); R. О . Treasury of Receipt, Misc. Books, 203. Fol. 150 <26 марта 1339 г .), fol. 153 <14 апреля 1340 г .); Е . А . 396, 11. Fol. 12 <30 марта 1369 г .); «Account Book of John ofYpres» (12 апреля 1370 г .) (воспроизв. в: Crawfurd. Р. 170). – Царствование Ричарда II: Brit. Mus. Add. mss. 35115. Fol. 33 v°<4 апреля 1393 г .); Е. А. 403, 10. Fol. 36 <31 марта 1396 г .) (воспроизв. в: Crawfurd. P. 170). – Царствование Генриха IV: Brit. Mus. Harleian 319. Fol. 39 <25 марта 1407 г .) (воспроизв. в: British Archaeological Journal. 1847. Т. IV. Р. 78). – Царствование Генриха V: Е. А. 406, 21. Fol. 37 <21 апреля 1413 г .). – Царствование Генриха VI: Е. А. 409, 9. Fol. 32 <30 марта 1442 г .). – Эдуард IV: Е. А. 412, 2. Fol. 31 <27 марта 1467 г .) (относительно 15 апреля 1468 г . цитата без указания источника в: Crawfurd. Р. 171). – Царствование Генриха VII: Е. А. 413, 9. Fol. 31 <5 апреля 1493 г .). – Царствование Генриха VIII: Brit. mus. Add. mss. 35182. Fol. 31 v° <11 апреля 1533 г .). – Царствование Эдуарда VI: Е. А 426, 1. Fol. 19 <8 апреля 1547 г .); Brit. Mus. Add. mss. 35184. Fol. 31 v° (31 марта 1553 г .). Сравнивая этот список со списком просмотренных счетов, можно увидеть, что некоторые счета Гардероба по непонятной причине не содержат упоминаний о деньгах, потраченных на обряд с кольцами, – еще один пример тех трудностей, с которыми постоянно сталкивается историк, работающий со средневековыми деловыми бумагами.

Примеры: царствование Эдуарда III, 14 апреля 1335 г .: «In oblacionibus domini regis ad crucem de Gneyth, die Paraceues, in capella sua infra manerium de Clipstone, in precio duorum florenciorum de Fflorentia, xiiij die aprilis, vj s. viy d.; et in denariis quos posuit pro dictis florenciis reasumptis pro anulis inde faciendis, ibidem, eodem die, vj s. Summa xy s. ynj d.» (За приношение государя короля при поклонении Кресту в Великую Пятницу в капелле замка Клипстон в 14-й день апреля двумя флорентийскими флоринами 6 шиллингов 8 пенсов, и в пенсах за указанные флорины для изготовления целительных колец там же в тот же день выкуп – б шиллингов. Итого: 12 шиллингов 8 пенсов. – лат.). Brit. Mus. Cotton Nero С. VIII. Fol. 202; опубл. в: Stevenson. On cramp-rings. P. 49 (Gentleman's Magazine Library. P. 40); Crawfurd. P. 169. Царствование Генриха V, 21 апреля 1413 г .: «In oblacionibus domini regis factis adorando crucem in die Parasceues in ecclesia fratrum de Langley, videlicet in tribus nobilibus auri et quinque solidis argenti xxv s. In denariis solutis decano Capelle pro eisdem denariis reassumpds pro anulis medicinalibus inde faciendis xxv s.» (За приношение государя-короля при поклонении Кресту в Великую Пятницу в церкви братьев Лангли золотом 3 нобля и серебром 5 солидов – 25 шиллингов. В пенсах настоятелю капеллы за изготовление целительных колец 25 шиллингов. – лат.). Е. А., 406, 21. Fol. 19. Можно заметить, что в тексте, относящемся к царствованию Эдуарда III, первый и второй «взносы» слегка отличаются один от другого; разница эта объясняется очень просто: первый взнос производился обязательно в монетах из высококачественного металла и потому часто состоял из иностранных монет, второй же взнос производился в национальной разменной монете.

Царствование Генриха VI, 30 марта 1442 г .: «In oblacionibus domini Regis facris ad orandam crucem die Parasceues in Auro et argento pro Anulis medicinalibus inde fiendis xxv s.». E. A. 409, 9. Fol. 32 v°. Аналогичные записи: E. A. 412, 2. Fol. 31 (царствование Эдуарда IV): 413, 9, Fol. 31 (царствование Генриха VII).

Царствование Генриха VIII, 29 марта 1532 г .: «In oblacionibus domini Regis factis in adorando crucem die Parasche (ues) et pr redempcione, anulis medicinalibus inde fiendis, aurum et argentum, infra tempus huius compod xxv s.». Add. mss. 35182. Fol. 31 v°. Также довольно странно выглядит запись времен Эдуарда VI (8 апреля 1547 г .; E. A. 426, 1. Fol. 18): «In oblacionibus domini Regis secundum antiquam consuetudinem et ordinem pro adhorando crusem die Parascheues et pro rede(m)pdone Anulorum Medicinalium inde fiendum (sic) aurum et argentum, infra tempus huius compud xxxv s.» (За приношение государя короля при поклонении Кресту в день Великой Пятницы по заведенному исстари обычаю и порядку золотом и серебром и за выкуп, для изготовления целительных колец в течение срока исполнителю сего 35 (возможно, ошибочно вместо «25») шиллингов. – лат.)., запись эта повторена почти дословно в: Add. mss. 35184. Fol. 31 v° (царствование Эдуарда VI, 31 марта 1553 г .).

E. А. 396, 11. Fol. 12.

См. выше, с. 276.

Царствование Эдуарда IV: Privy Seal Account; цит. в: Crawfurd. Cramp-rings. P. 171; ср .: Liber Niger Domus Regis // A collecdon of ordinances and reguladons for the government of die Royal Household (Soc. of die Andquaries). In-4". London, 1790. P. 23 (плата «сокровищнице британской короны»). Царствование Генриха VII: Campbell. Materials for a history f die reign of Henry VII (Rolls Series). T. II. P. 142. Царствование Генриха VIII: книга платежей королевского двора , Brit. Mus. Add. mss. 2181, год 2- й , 19 апреля ( 1511 г .); Letters and Papers, Foreign and Domesdc, Henry VIII. T. XV, № 862; T. XVIII, 1, № 436; 2, № 231. P. 125, 127. При Генрихе VIII начиная самое позднее с 1542 г . деньги на обряд с целительными кольцами начали вычитаться из фонда «Добавления», пополнявшегося за счет доходов конфискованных религиозных заведений (об этом фонде см.: Gasquet F. Л. Henry VIII and die English monasteries. 6 е ed. 1895. Т . II. P. 9). Царствование Марии Тюдор : (NicholsJ.) Illustradons f die manners and expences of andent dmes in England . In-4 0 . London , 1797, New Year's Gifts presented to Queen Mary. P. 27.