Гиро П. Частная и общественная жизнь римлян

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава IV. РАБЫ И ВОЛЬНООТПУЩЕННИКИ

1. Рабство в Риме

Источники рабства, по определению римлян, были двух родов: можно было быть рабом по рождению или же сделаться им вследствие какого-нибудь обстоятельства, происшедшего после рождения.

Человек рождался рабом, если происходил от матери-рабыни. Ребенок наследовал юридическое положение своей матери, если только она не сочеталась законным браком с его отцом: с рабыней же не могло быть законного брака. Ребенок, происшедший от рабыни, принадлежит господину его матери. Раб, родившийся в доме, назывался verna.

Из обстоятельств, которые делали рабом свободнорожденного человека, нужно прежде всего отметить плен: римляне, применявшие это правило к чужестранцам, не задумывались применять его и к самим себе. Кроме того, существовал ряд случаев, когда римский гражданин наказывался лишением свободы и, следовательно, становился рабом. Такая судьба постигала, согласно древним законам, гражданина, который уклонялся от внесения в цензорские списки [1],
__________

[1] Каждые пять лет в Риме производилась перепись граждан (censum); при этом каждый гражданин должен был вносить в списки свое имя с указанием размеров имущества, имени отца, состава семьи и местожительства. На основании этих списков граждане распределялись по классам, и в связи с этим производилась раскладка податей и организация военной повинности. Гражданин, уклонившийся от переписи (incensus), тем самым уклонялся и от уплаты податей, и от военной повинности, за что и подвергался наказанию. — Ред.

111

вора, пойманного с поличным, и неоплатного должника. В эпоху империи эти источники рабства уже не существовали; но зато появились новые.

Юридическое положение раба определяется очень просто: он не человек. Не имея свободы, он не гражданин и не может иметь семьи. У него нет также собственности, он не имеет права вести дело в суде от собственного имени. Господину принадлежит над ним полная, неограниченная власть, похожая на власть над вещью, которая ему принадлежит. Господин может поэтому продать или подарить своего раба, наказывать его, бить, казнить. Впрочем, в действительности положение раба далеко не было таким печальным. Нравы, которые всегда смягчают на практике суровые нормы права; вполне понятный интерес господ; вначале также принадлежность к одной и той же расе, — все это способствовало смягчению положения раба. Обычай давать рабу peculium, выделенную в пользование раба часть господского имущества, также не остался без влияния на постепенное улучшение его положения. С одной стороны, господин мало-помалу привыкал видеть в рабе сотрудника, услуги которого становились ему с каждым днем все более и более необходимыми, с другой — раб в своем личном хозяйстве получал возможность иметь доходы, остававшиеся в его распоряжении, и копить их для того, чтоб в будущем откупиться на волю.

В конце республики и в действительном, и в юридическом положении рабов произошло двойное изменение, которое объясняется следующими двумя главными причинами. Число рабов значительно увеличилось, кроме того они уже не принадлежали, как прежде, к соседним и родственным племенам, а происходили из отдаленных и варварских стран, поэтому обращение с ними господ естественно стало менее гуманным. В прежние времена нравы смягчали законы, но с тех пор нравы стали в этом отношении хуже, и закону пришлось самому сделаться мягче. Кроме того, в эту эпоху сама законность рабства стала уже подвергаться сомнению. Люди думающие и образованные стали смотреть на это учреждение, как на нечто противное природе. Эти новые понятия отразились и на законодательстве римской империи. Отсюда ряд постановлений, которые от Августа до Антонинов стремились оградить раба от слишком резких проявлений господского произвола.

(May et Becker, Precis des institutions da droit prive de Rome, стр. 27—29, изд. Larose).