История Государства и права России. Учебник для вузов. Под ред. С.А. Чибиряева

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава 8. Государство и право России в период утверждения капитализма (вторая половина XIX в.)

§2. Отмена крепостного права

Подготовка крестьянской реформы началась в 1857 г. С этой целью был создан Секретный комитет, однако уже осенью того же года пришлось приоткрыть завесу секретности, и он был преобразован в Главный комитет по крестьянским делам. Одновременно создаются Редакционные комиссии и губернские комитеты. Все эти учреждения состояли исключительно из дворян. В них не были допущены даже представители буржуазии, не говоря уже о крестьянах.

Подъем крестьянского движения заставил правительство ускорить подготовку реформы и отвергнуть попытки реакционных крепостнических кругов отпустить крестьян “на волю” без земли или хотя бы затормозить реформу. Однако ряд предложений, исходящих от этих кругов, был учтен правительством на заключительном этапе подготовки реформы. Выступая на заседании Государственное Совета при обсуждении проекта реформы, император подчеркнул, что “все, что можно было сделать для защиты интересов дворянства, было сделано”.

19 февраля 1861 г. Манифест, Общее положение о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости и другие акты о крестьянской реформе (всего 17 актов) были подписаны царем.

Законы от 19 февраля 1861 г. разрешили четыре вопроса: 1) о личном освобождении крестьян; 2) о земельных наделах и повинностях освобожденных крестьян; 3) о выкупе крестьянами своих земельных наделов; 4) об организации крестьянского управления.

Рассмотрим каждый из этих вопросов. С момента опубликования Манифеста об освобождении крестьян прекращалось право помещика распоряжаться личностью крестьянина, т.е. продавать его, покупать, дарить как вещь, насильно женить и выдавать замуж, переселять с места на место, отдавать в услужение и в работы, произвольно по своему усмотрению наказывать. Крестьяне получали личные и имущественные права, в том числе: на самостоятельное, без разрешения помещика, вступление в брак, заключение договоров; свободное занятие торговлей и промышленностью; ведение своих судебных дел; участие в работе органов общественного самоуправления; поступление на службу, на учебу; приобретение движимой и недвижимой собственности; наследование имущества и т.д.

Закон установил двухлетний срок для составления уставных грамот, в которых определялись взаимоотношения помещиков и крестьян. Характерно, что уставные грамоты составлялись помещиками, а их соответствие закону удостоверяли мировые посредники, призванные улаживать конфликты между помещиками и крестьянами. Правда, они сами назначались Сенатом по представлению губернаторов из числа местных дворян-помещиков, так что объективность их была чисто условной.

В течение этих 2-х лет крестьяне обязаны были отбывать прежние повинности (барщину, оброк) в пользу помещиков, за которыми сохранялось право вотчинной полиции и попечительства. С составлением уставной грамоты крестьяне получали земельные наделы, но впредь до заключения выкупной сделки считались временнообязанными. Это означало, что вся земля еще считалась собственностью помещика, а за пользование ею крестьяне несли повинности (барщину и оброк). И лишь с заключением выкупной сделки и выплатой первого взноса за землю крестьяне приобретали статус крестьян-собственников и получали все права свободных сельских обывателей. Но и тогда сохранялись пережитки их феодальной неполноправности. Они оставались податным сословием, т, е. были обязаны нести рекрутскую повинность, платили подушную подать (налог), могли быть подвергнуты телесным наказаниям.

Как уже говорилось, крестьяне при освобождении наделялись землей - приусадебным участком и полевым наделом (за исключением дворовых), причем наделялись в обязательном порядке и даже не могли от этой земли отказаться или продать в течение 9 лет после издания закона о реформе. Установление такого порядка объяснялось полицейскими соображениями. Правительство стремилось избежать нежелательного скопления в городах лишенных земли, работы и средств к существованию бывших крестьян, способных на массовые беспорядки и восстания.

Что же касается размеров полевых земельных наделов, передаваемых крестьянам, и размеров и порядка их выкупа у помещиков, то все это в законе определялось с учетом исключительно интересов помещиков.

Губернии великорусские, левобережной и южной Украины и восточной Белоруссии, в которых в первую очередь проводилась реформа, делились на 3 полосы в зависимости от качества земли: нечерноземную, черноземную и степную. В каждой полосе были установлены свои нормы наделения крестьян землей. Эти нормы были, как правило, меньше того количества земли, которым крестьяне фактически пользовались до реформы. Мелкопоместным помещикам, владевшим небольшим количеством земли, предоставлено было право выделять крестьянам наделы меньше установленной нормы. Наконец, крестьяне по соглашению с помещиками могли получить так называемый “даровой” надел (без выкупа) размером 0,25 низшей нормы. Поэтому в ходе реформы у крестьян часть земли была отрезана. Всего было отрезано свыше 5 млн. га земли, что составляло в среднем около 20% крестьянских земель, но в некоторых губерниях потери крестьян доходили до 40% той земли, которой они пользовались до реформы.

Размеры выкупных платежей определялись не стоимостью земли, а размерами дореформенных крестьянских феодальных повинностей (оброка). Таким образом, размер выкупного платежа был гораздо выше стоимости земли, он включал фактически и стоимость личности крестьян. Характерно, что вся надельная земля по тогдашней рыночной цене стоила 544 млн. рублей, крестьяне же должны были за нее заплатать 867 млн. рублей.

20-25% выкупной суммы крестьяне выплачивали наличными деньгами, а 75-80% помещики получали от государства, которое в свою очередь взыскивало эти деньги с крестьян в рассрочку в течение 49 лет. Иными словами, правительство предоставляло крестьянам для расплаты с помещиками кредит на 49 лет под 6% в год. Всего за 40 с лишним лет крестьяне вместе с процентами выплатили государству около 2 млрд. рублей, вчетверо больше того, что стоила переданная им земля.

На основной части территории страны (Великороссии, большей части нынешней Украины и Белоруссии) сохранялась общинная форма землепользования. Община являлась собственником земли, так как она (а не каждый отдельный крестьянин) выкупала землю, и внутри общины эта земля периодически перераспределялась между крестьянскими дворами. Община платила налоги и повинности, распределяла их между своими членами. Все члены общины в отношении выплаты налогов, повинностей и выкупных платежей были связаны круговой порукой, и за неплательщиков платили исправные плательщики. Но община в свою очередь по решению сельского схода могла неплательщика наказать вплоть до публичной порки или принудительно отдать на заработки.

Но вместе с тем община создавала для крестьянина определенную социальную защищенность от внезапного разорения по случаю болезни, смерти кормильца и т. д. Этим и объяснялась в значительной мере устойчивость русской общины.

В тех регионах, где не было общинного землепользования (бывшее Царство Польское, Западный край, Прибалтика. Север, Сибирь и т. д.), устанавливался подворно-участковый порядок наследственного землевладения. Он давал возможность крестьянину более свободно распоряжаться землей, хотя отчуждать ее можно было лишь с согласия сельского схода и лишь по истечении 9 лет с момента объявления реформы.

Таковы были условия освобождения от крепостного права помещичьих крестьян, которые составляли до 2/3 общей массы крестьянства. Однако были и другие категории крестьянства: удельные (т.е. принадлежавшие царской фамилии и управлявшиеся Департаментом уделов), государственные крестьяне, крепостные рабочие. Удельные и государственные крестьяне получили практически всю землю, которой они пользовались до реформы, на более легких условиях, чем помещичьи крестьяне. Крепостные рабочие (главным образом на уральских заводах) получали усадьбы, но полевой надел лишь в том случае, если он у них был до реформы.

Органами крестьянского самоуправления в сельских обществах, объединявших крестьян-домохозяев в селах, являлись сельские сходы, избиравшие сельских старост и других должностных лиц. Сходы решали вопросы порядка пользования землей, увольнения из общины и приема в нее, взыскания недоимок. Сельские общества объединялись в более крупные единицы - волости с населением от 300 до 2000 человек. Выборные должностные лица общин и волостей - сельские старосты, волостные старшины, волостные судьи - обеспечивали исправную выплату налогов и выполняли мелкие полицейские функции. Их деятельность контролировали мировые посредники. Так на место сеньориальной власти отдельных помещиков была поставлена власть представителей дворянства - мировых посредников. Общее руководство деятельностью мировых посредников осуществляли губернские по крестьянским делам присутствия под председательством губернаторов.