Семигин Г.Ю. Антология мировой политической мысли

ОГЛАВЛЕНИЕ

Кардель Эдвард

(1910—1979) — политический и государственный деятель Югославии. Член Коммунистической партии Югославии с 1928 г., возглавлял различные молодежные коммунистические организации Словении. Неоднократно арестовывался, был вынужден эмигрировать, сначала в Австрию, затем в СССР. Член ЦК КПЮ с 1937 г., Политбюро ЦК КПЮ с 1938 г. Активный участник народно-освободительной войны 1941—1945 гг. В 1945, 1946—196 3 гг.—заместитель председателя правительства Югославии, секретарь Исполкома, член Президиума Союза Коммунистов Югославии, министр иностранных дел, председатель Союзной скупщины (1963—1967). Был избран академиком Сербской академии наук и искусств, почетным доктором Университета Любляны. В последние годы жизни издал несколько томов избранных произведений под названием: “Проблемы нашего социалистического строительства”. В Югославии и ряде других стран считается классиком теории так называемого социалистического самоуправления, где система власти (народные комитеты и народные скупщины, национальные и союзная, с их исполнительными органами) построена так, что трудящиеся в лице своих представителей принимают прямое участие в работе государственного управления. Был идеологом суверенизации республик в рамках Югославской федерации, а также теоретиком в национальном вопросе. Выступал с идеей отмирания государства при социализме. В практической деятельности пытался воплотить как идеи так называемой непосредственной социалистической демократии и самоуправленческих общественных отношений в трудовых коллективах и коммунах, так и идеи федеративной системы СФРЮ. После 1948 г. за свои теоретические взгляды был подвергнут резкой критике со стороны руководства КПСС. (Текст подобран А. В. Дмитриевым.)

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ СОЮЗА КОММУНИСТОВ И СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО СОЮЗА ТРУДОВОГО НАРОДА ЮГОСЛАВИИ ПРИ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОМ САМОУПРАВЛЕНИИ

По сути дела мне хочется остановиться лишь на одном вопросе, на вопросе о положении, роли и ответственности социалистических сил, возглавляемых Союзом коммунистов Югославии,—которые принято называть субъективным фактором социализма,—при новой системе социалистической самоуправленческой демократии, в основы которых заложено множество организованных на началах самоуправления аутентичных интересов наших трудящихся, находящих свое проявление в делегатской системе как наиболее непосредственном выразителе организации трудового народа на началах самоуправления. Это и есть именно то, что у нас называют многообразием самоуправленческих интересов. Перемены, происшедшие в нашей системе, ставят на повестку дня определенные последствия в связи с положение ем и ролью субъективных факторов социализма в нашей политической и общественной системе в целом. По сути дела уже нельзя работать по-старому, чтобы при этом субъективные силы социализма не оставались на второстепенных путях, я бы сказал, на периферии общественной жизни. Целью ведущихся у нас дискуссий о югославской политической системе отнюдь не является демократизация, представляющая собой объективный продукт осуществленного нашим обществом общественно-экономического и социального развития по пути самоуправления и являющаяся по сути объективно необходимой для действия и дальнейшего развития общественно-экономических отношений социалистического самоуправления в сфере труда и вообще производства, а в то же время, конечно, и в политической системе общества. Разумеется, в центре всех этих событий, особенно в центре вопроса о роли субъективных факторов социализма, и в частности о деятельности Союза коммунистов, должен находиться человек, который на положении субъекта самоуправления приобщен к разным формам самоуправленческой демократической организации.

Отправной основой нашей системы в целом является неотъемлемое право субъекта самоуправления, произрастающее из его права на труд с использованием средств, находящихся в общественной собственности, при условии равноправия всех рабочих, всех трудящихся, а также его право на самоуправление в сфере труда с использованием указанных средств. Поэтому, мне думается, из этого вытекает, что указанные права должны быть отправным пунктом системы, да и не только системы, но и таким отправным пунктом, которым, я бы сказал, определяется общественное положение субъективных сил социализма. Делегатская система является прямым выразителем этих неотъемлемых демократических, экономических, социальных и других общественно-экономических и политических прав и как таковая продолжает оставаться решающим субъектом нашей политической, а тем самым и общественной системы . Именно от сил, способностей и стабильности делегатской системы, в первую очередь от ее творческих способностей, зависит и политическое положение в обществе, зависит стабильность всего общества.

Поэтому представляется естественным, чтобы вся деятельность субъективных сил социалистического общества была направлена на эту систему и с ней согласована. При этом необходимо иметь в виду,— почему я особо указываю на роль и значение субъективных сил, — что делегатская система отнюдь не является простой суммой особых интересов разных самоуправляющихся содружеств, организаций и т. д. Она не является и суммой делегатских решений по отдельным вопросам, вернее, решений, принимаемых каждой делегацией в отдельности или в результате практического взаимосогласования ими своих точек зрения. [...] Мне думается, что здесь заложена причина, из-за которой в настоящее время мы должны прежде всего разрешить вопрос об адекватной роли субъективных сил при нашей общественной системе, и особенно об авангардной, или, как у нас принято говорить, ведущей, идейной роли .

Союза коммунистов при этой системе, после чего мы уже сможем реалистически обсуждать все другие аспекты построения нашей политической, и в частности делегатской, системы, отношения в базисе делегатской системы и т. д. При этом необходимо исходить из предложения, что при таких новых отношениях, при демократических отношениях в нашем обществе должны меняться и некоторые организационные формы и особенно методы работы субъективных факторов. [...] Однако ясно, что и эти вопросы не должны решаться стихийно. И в этой области развитие нельзя предоставлять на произвол каких-либо стихийных процессов и реакций, спонтанно принимаемых решений, ибо необходимо помнить о том, что позитивным тенденциям, которые несомненно существуют в этом плане в нашем общественном базисе, будут очень активно противодействовать и уже противодействуют те реакционные тенденции, для которых все еще имеются основы в нашем обществе, в структуре нашего общества. Здесь я не стану говорить о технократии и разных других общественных явлениях.

Поэтому я считаю, что вопросы этого рода, то есть вопросы самой организации самоуправленческого базиса, системы самоуправления и делегатской системы, не должны быть делом одного лишь эмпиризму, так сказать, эмпирической инициативности общих собраний рабочих, рабочих советов, их делегаций, самоуправляющихся организаций и содружеств; они должны, как это мною уже отмечалось, в то же время представлять синтез со всеми творческими способностями общества, начиная от политики и кончая наукой и культурой. В этом отношении очень важно исходить из того, что вся социалистическая надстройка, все социалистические факторы должны получать импульсы из общественного базиса, из классовой структуры общественного базиса, из стремлений и воли наших рабочих и вообще трудящихся. Но в то же время и этот базис должен принимать импульсы, поступающие из творческих потенциалов общества в целом, которые проявляются именно в роли равных субъективных факторов, подразумевая, естественно, и Союз коммунистов с его специфической общественной ролью. Мне думается, что лишь в том случае, если ведущие общественные силы будут в состоянии регулярно принимать эти импульсы из общественного базиса и, наоборот, если наши делегации и делегатские органы, а также органы самоуправления самоуправляющихся организаций и содружеств тоже будут в состоянии принимать импульсы, подаваемые общественным сознанием в целом и познаниями, присущими этому сознанию, — то лишь при этих условиях мы можем рассчитывать на то, что система как таковая будет крепнуть и обеспечивать свободное и прогрессивное развитие социализма. [...]

Затем я думаю, что у нас налицо еще одна, более или менее сектантская по своему характеру, ультралевая тенденция, согласно которой решение всех вопросов усматривается по сути дела в своеобразном стихийном развитии и действии общественного базиса, причем первостепенное значение придается принятию решений общими собраниями рабочих, собраниями граждан и т. п. Она чуть ли не враждебно относится к роли субъективных факторов социализма в пределах всей системы, и особенно к общественной роли Союза коммунистов. Коротко говоря, эта тенденция допускает общение в обществе лишь в одном направлении, а именно от базиса по направлению к верхам, причем исходит из иллюзии, что такого общества достаточно для осуществления и обеспечения общественного прогресса, и совершенно игнорируется или допускается даже враждебное отношение к противоположному общению, то есть к общению, которое от всеобщего общественного сознания, от фонда знаний общества и его творческих потенциалов может исходить по направлению к этому базису в разных областях его духовного творчества.

Мне думается, что такие сектантские, ультралевые тенденции чаще всего задуманы в качестве платформы для борьбы против этой общественной роли Союза коммунистов и за создание такой обстановки, в которой разнородные факторы могут манипулировать недостаточно осведомленным рабочим на общих и других открытых собраниях, на которых рабочие вследствие отсутствия, недостатка или неполноценности информации и знаний неизменно лишены возможности принимать квалифицированные решения, так что при решении вопросов они исходят из своих эмпирических знаний. Считаю необходимым напомнить о том, что, по словам Ленина, стихийные действия рабочего класса являются, как правило, эмпирическими, объективно эмпирическими, так что такая деятельность по мере своего развития практически не может возвести рабочее движение и действия рабочих на более высокий уровень, нежели тред-юнионизм.

История периода с времен, когда Ленин говорил об этих вопросах, дала немало подобных примеров. Следовательно, у нас налицо много примеров, подтверждающих этот ленинский тезис. Кроме того, мы не должны полагать, что делегации, неизбежно находящиеся под влиянием особых самоуправленческих интересов, будут в состоянии аутентично отстаивать эти особые интересы независимо от того, в какой степени отдельные из них в данной ситуации реальны, осуществимы и общественно приемлемы. Но мы обязаны учитывать тот факт, что эти делегации не будут в состоянии квалифицированно решать вопросы, имеющие значение для всего общества и представляющие всеобщий интерес для рабочего класса и трудящихся, если они не будут опираться и состоять в тесной взаимосвязи с теми социалистическими силами, которые у нас принято называть субъективными факторами социалистического общества. Как это мною уже отмечалось, мы должны исходить из того, что делегатская система представляет не только сумму влияния, исходящего из базиса, но и синтез этого влияния со всей творческой деятельностью общества , со всеми факторами, образующими это общество.

Кроме того, у нас налицо и своеобразная формалистическая тенденция, являющаяся, как правило, выражением одной из двух показанных выше тенденций, — это тенденция к тому, что сила и ценность самоуправления и делегатской системы измерялись числом собраний и числом участников на этих собраниях. У нас встречаются даже такие социологи, которые на основе опросов и статистических сведений этого рода дают однобокие суждения о состоянии и силе самоуправления; поскольку такие данные показывают, что люди неохотно приходят на некоторые собрания, из этого делается вывод, что система не действует, вернее, действует плохо. Я не стану утверждать, что нам вовсе не надо наблюдать за такими показателями, не надо их учитывать. Но мы должны исходить из того, что не в этих формальных показателях проявляются подлинная сила и роль самоуправления. Люди пользуются этим правом в тех случаях, когда им это необходимо, и в том объеме, в котором они этого хотят. Впрочем, всем нам известно, что не все люди в равной степени готовы к общественной деятельности, что есть и такие люди, которые в случае, если какой-либо вопрос не тревожит их самих, готовы тут же передать его решение другим, пусть, мол, его решают другие; это люди, которые на деле ведут себя, притом очень часто, более или менее пассивно.

Суть дела в том, что человек обладает правом и может пользоваться этим правом в любой момент, когда почувствует потребность им воспользоваться, однако мы это не превращаем в некоего рода административную обязанность в тех случаях, когда человек не испытывает желания участвовать в решении какого-либо вопроса или в какой-либо деятельности, хотя они и представляют для него прямой интерес. Я не стану утверждать, что мы не должны прилагать всемерные усилия, не должны воспитывать наших трудящихся таким образом, чтобы они становились как можно более активными в общественном отношении, чтобы приходили на собрания и заседания, чтобы активно участвовали во всей этой работе.

Мне хочется отметить, что присутствие на собраниях отнюдь не является единственным критерием, по которому можно судить о силе системы самоуправления. Так, например, люди не приходят на собрания главным образом в двух случаях: если они не испытывают потребность что-либо сказать или услышать о вопросе, который их вовсе не интересует или мало интересует, и если они полагают, что и без них вопрос будет удовлетворительно разрешен соответствующими органами. Во втором случае необходимо иметь в виду, что на собраниях будет бывать больше присутствующих по мере того, как они будут становиться более содержательными и иметь отношение к живым интересам наших субъектов самоуправления. Кроме того, люди не участвуют в работе органов самоуправления, если на их заседаниях они не получают адекватных ответов на свои вопросы, если у них сложилось чувство, что на этих заседаниях ими маневрируют, или если они окажутся в таком положении, что на таких заседаниях вследствие того или другого нажима им придется с опаской высказывать свои мнения. Всем нам известно, что наши собрания изобилуют пустословием, схематичным пересказыванием и разными пустыми фразами, что на них читаются лекции, лишенные какого-либо практического содержания. Я не буду это обобщать, однако считаю необходимым указать на то, что у нас много таких явлений, что люди опасаются таких собраний, стараются от них уклониться. Мне хочется предупредить и о том, что делегации самоуправляющихся организаций и содружеств тоже по сути дела в основном предоставлены на практике самим себе, хотя и не скажу, что это происходит повсеместно, во всех общинах.

Читая газеты и слушая разные речи, произносимые во всех концах Югославии, модно в основном выявить доминирующий тон. Все советуют делегациям устанавливать связи с базисом, прислушиваться к базису. Что это значит — устанавливать связи с базисом, прислушиваться к базису? Ведь в конечном счете рабочие высказываются о том, что они эмпирически воспринимают как собственный интерес, а это именно и выражаются нашими нынешними делегациями независимо от того, проводят ли они много или мало собраний; дело в том, что они, по всей вероятности, знают о высказывании рабочих, но если они мало знают об этом, то тогда им действительно надо помочь найти выход из положения и узнать истинную, подлинную волю, желания и стремления трудящихся в самоуправляющихся коллективах. [...] Следовательно, мы должны сознавать, что полагаться на спонтанную, стихийную и чисто эмпирическую волю рабочих, рабочего класса и вообще трудящихся равнозначно по сути дела тому, если бы мы полагались на процесс, который не может давать полной отдачи; это процесс, который может служить поддержкой социалистическим силам, но при котором последние должны выступать творческим фактором, способным воздействовать на сознание системы в целом и всех этих факторов.

Итак, мне думается, что задача субъективных факторов во главе с Союзом коммунистов заключается прежде всего в том, что они должны определенным способом расширять эти эмпирические познания и эмпирическую классовую деятельность рабочего класса, да и вообще трудящихся, должны ориентировать их на широкую проблематику общественных интересов, на вопросы долгосрочного развития общества социалистического самоуправления, на общие интересы рабочего класса в целом, а также в том, чтобы, пусть ценой вытеснения отдельных особых интересов, удовлетворять даже текущие коллективные интересы, если они являются доминирующими и решающими для развития социалистического общества в данный момент. У нас наблюдается технократическая тенденция, которая, по-моему, особенно опасна для развития Союза коммунистов и профсоюзов.

Это тенденция к тому, чтобы взаимосвязи по вертикали устанавливались и Союзом коммунистов, и профсоюзами по линии сложных организаций объединенного труда, по линии хозяйственных объединений, крупных систем, чтобы в центрах таких крупных систем создавались партийные органы, решения которых будут обязующими для первичных организаций Союза коммунистов. Мне думается, что это крайне опасная тенденция в нашем обществе. Таким образом дело может дойти до того, что у нас будут союзы коммунистов таких организаций, как ИНА, “Искра”, “Энергоинвест”, однако больше не будет Союза коммунистов в качестве авангарда рабочего класса, что у нас будет ряд союзов коммунистов, .каждый из которых будет подчиняться административным технократским интересам и тенденциям к технократской монополии. Союз коммунистов стал бы жандармом технократской структуры и тем самым должен был бы обособиться от базиса самоуправления. Союз коммунистов может выполнять свою ведущую авангардную общественную роль, лишь будучи независимым от этой структуры, т. е. будучи организованным таким образом, чтобы быть независимым от любых подобных структур.

В этой связи необходимо, — а это же самое относится и к профсоюзам, — чтобы все первичные организации Союза коммунистов и профсоюзов устанавливали вертикальные связи, однако в первую очередь по линии общественных интересов. Следовательно — от производственного базиса к единой территориальной организации, начиная от местного содружества, и особенно коммунисты вплоть до самого верха. Таким образом Союз коммунистов или профсоюз будет действительно независимым и сможет свободно и независимо бороться за прогрессивные цели. А в ином случае, если бы мы не следовали такой ориентации, нам приходилось бы рассчитывать на то, что Союз коммунистов лишится своей ведущей общественной роли, что он станет тем самым, чем стали партии при некоторых других системах.

Поэтому я считаю, что Союз коммунистов именно как авангардная сила, как свободная сила в обществе должен устанавливать связи с базисом, да и со всей делегатской системой, произрастающей из этого базиса самоуправления, притом на всех уровнях — в общине, республике и федерации, а затем и с делегатской системой на участке объединенного труда, на участке самоуправляющихся содружеств и т.д. Дело в том, что делегатская система является остовом политической системы в целом, так что здесь необходимо проявление деятельности и влияния Союза коммунистов, а также всех других социалистических сил. Здесь надо остановиться и на определенных остатках либеральных, а также этатистских и бюрократических тенденций, которые в этом плане сохраняются в самом Союзе Коммунистов.

Одни считают, что свою общественную роль Союз коммунистов должен выполнять, лишь принимая декларации и резолюции, вырабатывая точки зрения и оказывая влияние на свои первичные организации и на отдельных коммунистов, работающих в разных областях, проникая в общественную структуру в качестве силы, стоящей превыше этой структуры, но имеющей в ней своих членов, выполняющих ее указания.

Конечно, я считаю, что коммунисты действительно могут двояко приобщаться к общественно-политической системе в целом: во-первых, коммунисты выступают как индивиды и свободно, совместно и на равных правах со всеми другими членами организаций и органов, в которых они работают, принимают демократические решения, причем они обязаны, естественно, исходить из общего политического курса Союза коммунистов и нести ответственность в отношении этого курса. В таких условиях они не обязаны — да, впрочем, это было бы нереально — запрашивать согласия от партийных комитетов по каждому принимаемому ими решению. Впрочем, это совершенно излишне, ибо преобладающее большинство вопросов, решаемых обществом, носит такой характер, что по сути дела нет какой-либо необходимости, чтобы Союз коммунистов как таковой непосредственно вмешивался в их разрешение.

Другой вид приобщения коммунистов к системе заключается в том, что отдельные коммунисты или группа коммунистов выступают в качестве прямых представителей Союза коммунистов как организации. Здесь я имею в виду делегации Союза коммунистов, скажем, в общественно-политических вечах, в составе общей делегации Социалистического союза, затем делегатов Союзов коммунистов и, естественно, других общественно-политических и общественных организаций в общественных советах, где они не всегда будут отстаивать собственные точки зрения, поскольку им придется выступать, так сказать, с категорическим мандатом, т.е. выражать точки зрения ответственного форума Союза коммунистов: фактически проблему возникающие по ходу работы советов , они будут “передавать назад” в форумы Союза коммунистов, где эти вопросы будут решаться, так что характер их выступлений обусловлен тем, что общественная ответственность ложится на Союз коммунистов, а не на отдельных коммунистов. Мне думается, что по определенным вопросам Союз коммунистов обязан нести общественную ответственность.

Фактически он ее несет в связи со способом своей работы, ибо он часто оказывает решающее влияние на отдельные общественные решения, хотя общественность не знает о таком решающем влиянии Союза коммунистов. Такая общественная ответственность Союза коммунистов необходима. Но, как я говорил выше, здесь идет речь о вопросах, имеющих, по-моему, существенно важное значение для развития социалистического общества на протяжении затяжного периода, для его существования и упрочения, для обеспечения таких условий, в которых социализм и социалистическое самоуправление действительно смогут развиваться поистине свободно, вообще не подвергаясь или подвергаясь в самой меньшей мере давлению со стороны контрреволюционных и разных догматических, технократических, буржуазно-либеральных и разных других тенденций. [...]

Но это общие вопросы. Сейчас я постараюсь дать более конкретный показ этой проблематики. Так, например, в нашем обществе больше нет классового народного депутата, кандидатура которого выдвигается политическими партиями или политическими и общественно-политическими организациями нашего типа, нет парламента, нет такой скупщины, которая была бы выразительницей однопартийной системы, т.е. такой системы, при которой партия выступает монопольным субъектом всех существенно важных общественных решений. Такая роль Союза коммунистов, в силу которой он является составным элементом системы власти, сохранена в нашей конституционной системе лишь частично , а именно в общественно-политических вечах, причем четко определены и ограничены его права, сводящиеся к тому, о чем я говорил выше. Такое конституционное положение Союза коммунистов позволит ему нести общественную ответственность за охрану завоеваний революции, за укрепление и существование системы социалистического самоуправления, за обеспечение условия для дальнейшего свободного развития этой системы.

Но при этом Союз коммунистов не состоит в каком-либо персональном союзе ни с государственным управлением, ни с административными структурами сферы объединенного труда и самоуправляющихся содружеств, основанных на общности интересов, так что он не поставлен в такое положение, в силу которого должен был бы стать своеобразным монопольным субъектом политической системы и вообще принятия политических решений в обществе. Наоборот, это ему позволяет совместно с субъектами самоуправления участвовать в развитии общественной системы в целом и определении общественной политики. Но основным и в долгосрочном аспекте более важным для развития нашей общественной и политической системы является тот факт, что у нас в основы заложена общность этой системы, заложен самоуправляющийся коллектив, его самоуправляющаяся организация или содружество, в качестве коллегиального выразителя аутентичных интересов субъектов самоуправления, трудящихся данной организации, данного содружества, которые избирают делегации из собственной среды, а через них избирают и образуют скупщины и другие делегатские органы — рабочие советы на всех уровнях, скупщины самоуправляющихся содружеств, основанных на общности интересов, и т. д.

Именно эта часть делегатских органов и делегаций является субъектом, остовом нашей общественной и политической системы. Это и есть факторы, принимающие решения в скупщинах и рабочих советах, т.е. на всех уровнях принятия решений в обществе. Следовательно, в настоящее время общественная жизнь не подразделяется, так сказать, на две сферы — сферу общественного труда и общественной деятельности, которая находится в руках самоуправления и субъектов самоуправления, и сферу политической системы, которая более или менее, преимущественно или всецело находится в руках политических сил, обособленных от структуры самоуправления и находящих свое проявление в общественно-политических организациях, в общине и на других уровнях.

По сути дела благодаря делегатской системе система самоуправления стала в то же время и политической системой, субъектом политической системы всего общества, субъектом всех решений о политике общества. Это значит, что субъективные силы социализма — я имею в виду Союз коммунистов, профсоюзы и все другие перечисленные мною выше силы — могут успешно выполнять свою роль, лишь будучи составной частью этой демократической системы самоуправления, а не своеобразной силой, оказывающей, так сказать, извне влияние на сознание этой системы в целом. [...]

Печатается по: Кардель Э. Субъективные силы общества социалистического самоуправления// Социалистическая мысль и практика. Белград, 1982.

ИЗДАНИЯ ПРОИЗВЕДЕНИЙ

Кардель Э. Развитие славянского национального вопроса, 1939 (на серб. языке);

Он же. Народная демократия в Югославии, 1949 (на серб. языке);

Он же. Социалистическая демократия и югославская практика, 1954 (на серб. языке);

Он же. Заметки о нашей общественной критике. Белград, 1965 (на серб. языке);

Он же. Самоуправление и политическая система. Белград, 1980 (на серб. языке);

Он же. Субъективные силы общества социалистического самоуправления. Белград, 1982 (на серб. языке).