Гиро П. Частная и общественная жизнь римлян

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава IV. РАБЫ И ВОЛЬНООТПУЩЕННИКИ

8. Чувства рабов по отношению к их господам

Искренняя любовь и преданность встречались и между рабами. Не все господа были жестокими; и иногда случалось, что доброе, человечное отношение к рабам будило в их душах, несмотря на развращающее влияние рабства, благородные чувства.

Известны рассказы о грументских [1] рабах, которые вывели свою госпожу из взятого приступом города, притворившись, что ведут ее на казнь; о рабе Веттия, который убил его, чтобы получить свободу, а потом сам наложил на себя руки. Подобные случаи чаще всего происходили во время гражданских войн. Находились рабы, которые не только не отдавались соблазну и не доносили на своих господ, но даже сами прятали их и оберегали от преследований. Некоторые пускались при этом на хитрости: становятся, напр., приверженцами Апулея или Аррунция [2] и чтобы удобнее устроить бегство, одеваются в платье центуриона и делают вид, что преследуют изменников; или же под видом ликторов сопровождают Помпония, который, облачившись в знаки преторского достоинства, решился пройти весь Рим, у ворот сел в государственную колесницу и, проехав Италию, прибыл на корабле триумвиров в Сицилию, в лагерь Помпея. В других случаях преданность рабов не ограничивается тем, что они следуют за своим господином и помогают ему: они сами придумывают уловки для его спасения. Так, во время избиения Марием приверженцев Суллы, рабы Корнута бросили на костер труп какого-то неизвестного человека, которого они выдавали воинам Мария за своего господина. Во время проскрипций Октавия один раб сделал еще больше: последовав за своим господином, он спрятал его в пещере; когда явилась опасность, что их убежище будет открыто, раб убил первого попавшегося человека и выдал его за своего господина. Бывали и такие рабы, которые спасали своих господ ценой собственной жизни, меняясь с ними платьем. Примеры подобного самопожертвования встречаются у Аппиана [3]; Сенека приводит такие случаи из недавнего прошлого, когда при Тиберии доносы особенно развились.

Само собой разумеется, что бывали и случаи совершенно противоположного свойства. Мстительное чувство озлобленных рабов иногда не останавливалось даже перед страхом самых ужасных казней. Тем
__________

[1] Grumentum — город в Лукании. — Ред.

[2] Аррунций участвовал в гражданских войнах сначала как приверженец Секста Помпея (сына триумвира), а потом Октавиана. Апулей Сатурнин — знаменитый демагог времен Мария. — Ред.

[3] Аппиан —уроженец Александрии, живший в половине II в. по Р. X.; написал по-гречески римскую историю, в которой изложил также историю всех областей римской империи до завоевания их римлянами. — Ред.

124

более должно было оно проявляться тогда, когда можно было быть уверенным в безнаказанности, когда рабов поощряли выдавать своих господ, внесенных в проскрипции, обещали им за это свободу, действовали на самые низкие стороны их природы, возбуждая жажду крови и золота. Как часто в эту эпоху раб становился палачом того, в чьей власти он находился! Как часто матери, пытаясь спасти своих детей, тщетно с мольбой протягивали руки к своим разъяренным служанкам! Аппиан, из которого мы взяли приведенные выше примеры преданности рабов, рассказывает также многочисленные случаи предательства. Иногда общественное мнение возмущалось подобными случаями, и предатель вместо награды получал наказание.

Один раб Карбона донес на него Крассу, ссылаясь на письменные доказательства. Красс велел заковать его в цепи и отправить к его господину. Другой раб, выдавший своего господина во время борьбы Мария и Суллы, получил свободу в награду за донос и был казнен за предательство. Известен еще случай, когда раб, таким же самым способом приобретший свободу, простер свою дерзость до того, что на торгах выступил покупателем имений казненного по его доносу против семьи последнего; народ потребовал, чтобы его снова отдали в рабство. В другой раз раб открыл хитрость своего товарища, который хотел этим спасти их общего господина. Судьи под давлением толпы приговорили предателя к распятью, а верному рабу даровали свободу.

Итак, были случаи и преданности, и предательства. Которые же из них являются характерными для определения чувств рабов по отношению к своим господам? Ответ на этот вопрос мы находим у одного писателя, который говорит, что в эпоху проскрипций «жены весьма часто оказывались верными, вольноотпущенники — реже, рабы очень редко». То же и в эпоху империи. В те времена, когда закон, запрещавший принимать показания раба против господина, отменялся или был явно нарушаем, со всех сторон так и сыпались доносы и обвинения. И Тацит, с негодованием описывавший эту эпоху, и Плиний Младший, который проводит сравнение между Траяном и его предшественниками, — оба замечают, что рабы с необычайным усердием и готовностью отозвались на поощрение правительства. Сенека говорит: «Вспомните о тех, кто погиб у себя дома жертвой насилия или хитрости, и вы увидите, что мщению рабов подверглось не меньше людей, чем мщению тиранов». И действительно, раб в то время был естественным врагом, живущим в доме господина: «сколько рабов, столько врагов», — гласит римская поговорка. Обычными орудиями рабов были: предательство, донос, яд и всякие тайные козни. Один вольноотпущенник Коммода * радуется, что
__________

* Сын Марка Аврелия, император 180—192 гг. н. э.

125

смерть избавляет его от рабства, в котором он находился у своих рабов, и он даже распорядился в завещании, чтобы это выражение было написано на его надгробном памятнике.

(Валлон А, История рабства в античном мире, М., 1941.).