Липатов В. Краски времени

ОГЛАВЛЕНИЕ

ОБРАЗ "СТОЛЬ МУЧИТЕЛЬНОЙ ПРЕЛЕСТИ"

...русская жизнь осуществила изумительный парадокс: к нам в двадцатый
век она привела художника, детство и юность которого прошли в XVI и XVII
веках русской истории.
Максимилиан Волошин

Василий Иванович Суриков (1848 - 1916) - автор исторических полотен и
портретов. Родом из Сибири. Учился в Академии художеств. Член Товарищества
передвижных художественных выставок. Его знаменитые картины: "Меншиков в
Березове", "Боярыня Морозова", "Покорение Сибири Ермаком", "Переход Суворова
через Альпы", "Степан Разин", "Взятие снежного городка"...

* * *

...Она - гонимая. Бежала, бежала и остановилась на полпути.
Иссиня-темно-серая бархатная шуба, опушенная дымчатым мехом, теневыми
складками контрастно очертила зябнущую фигуру. Стала явной беззащитная
нежность. Девушка не растеряна, не испугана, хотя поза - защищающаяся, а
пряди темных волос небрежно упали на лоб. Взгляд в никуда, может быть, в
себя самое, печально размышляющий, выдает странно-спокойное состояние
забытья. Вот подумает о чем-то, ни о чем ли, встанет и в омут с обрыва, или,
стряхнув оцепенение, заживет спокойной жизнью. Прекрасная сумеречная
женщина.
Техника исполнения этой акварели доведена мастером до виртуозности.
Я гляжу на акварель и с сожалением думаю, как иногда мешает
осведомленность. Со слов очевидцев мне известно: однажды в дождливую пору
художник сидел со своей семьей в крестьянской избе. "Когда же было, где? -
спрашивал себя Суриков, и вдруг точно молния блеснула в голове: - Меншиков,
Меншиков в Березове".
Мне известно: элегический образ станет трагическим. Девушка на акварели
уже не поднимется, и самое страшное: не улыбнется. Она - Мария Меншикова,
дочь светлейшего князя Римской империи, после смерти Петра I в результате
дворцовых интриг сосланного в Сибирь, в Березов, с указом "давать ему и жене
и сыну и дочерям корму по рублю...". Не нежной, почти прозрачной акварелью -
маслом напишет Суриков Марию в картине "Меншиков в Березове". Прильнет она к
своему отцу как к последней опоре. Пусть ненадежной и отчасти враждебной.
Она, очевидно, простила отца, бывшего пирожника и денщика,
"полудержавного властелина", мимоходом растоптавшего ее слезы и мольбы,
любовь к Сапеге и отдавшего в невесты малолетнему Петру II. Что и было
вменено последним Меншикову в вину наряду с попыткой представить его
заморским агентом: "...дерзнул нас принудить на публичный зговор к сочетанию
нашему на дочери своей княжне Марье..." И вот княжна Марья недоумевает: за
что, почему, откуда пришла беда?.. Рядом с лицом отца, еще живущим остатками
былой клокочущей энергии, ее матовое лицо - словно трагическая маска. Она
отвернулась от мощной руки, вознесшей ее столь высоко и опустившей столь
низко. А винит скорее себя, самосжигается за собственную уступчивость и
нерешительность. Впрочем, что могла она, женщина начала XVIII века, все же
не пирожникова - княжеская дочь?.. Уже некогда и не о чем сожалеть, только
обрыв впереди. Похоронит отца, а вскоре в церкви, им срубленной, отпоют и
ее...
Я снова возвращаюсь к акварели, она мягче, уступчивее, ближе сердцу, в
ней есть надежда. А услужливое знание некстати напоминает: Марья Меншикова
писана в 1882 году с жены художника, Елизаветы Августовны Шарэ. Через шесть
лет ее не стало. Суриков горевал безмерно: "...за ней ходил, за голубушкой,
все почти не спал... жизнь моя надломлена, что будет дальше, и представить
себе не могу". Стал задумываться, бросил живопись и уехал на родину, в
Сибирь. Сибирь вылечила его душу.
Он вернулся и написал "Взятие снежного городка". Колорит этого
хохочущего, искрящегося весельем полотна удал и радостен. Так ярко-ярко
вспыхивает электрическая лампочка перед тем, как перегореть. Но Суриков
выдержал испытание. Подтверждение тому - "Горожанка", "Переход Суворова
через Альпы", "Степан Разин"...
Акварель "Старшая дочь Меншикова", этюд к большому полотну - как
вдохновенная и порывистая запись трагедии, совершившейся и грядущей.
Справедливо отмечали, что суриковские акварели - его личный дневник. Вот
катит сероватые с зелеными всплесками волны Обь, вот зарисовки видов Москвы,
сибирские пейзажи, итальянские акварели, наконец, портреты, отличающиеся
тонким психологизмом и поэтичностью.
Великий исторический живописец В. И. Суриков - и легок и труден. Его
замечательные акварели предшествовали мощным "экспрессионистичным" полотнам
и были самостоятельными произведениями искусства, показывая самые различные
оттенки могучего таланта "самого русского из русских художников".