Бехтерев В. Избранные работы по социальной психологии

ОГЛАВЛЕНИЕ

XXIV. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В предыдущем изложении я старался наметить главные законы, которым
подчиняется человеческое общество или коллектив, когда к его изучению
подходят с объективным методом. Вперед оговариваюсь, что быть может
некоторые зависимости могли бы быть объединены в один более общий
закон, другие, еще не раскрытые, будут обнаружены при будущих исследо-
ваниях. Так, например, некоторые могут предпочесть рассматривать закон
эволюции, закон дифференцирования и закон избирательцого обобщения в
одном целом. Действительно, как мы знаем, до сих пор процесс диффе-
ренцирования, как и процесс агрегации""* объединяются в биологии не-
которыми из авторов, начиная со Спенсера, под одним общим наименованием
закона эволюции. Однако, я предпочитаю рассматривать каждый из этих
принципов отдельно друг от друга в целях более детального анализа самих
явлений. Этим самым ничуть не отнимается внутренняя связь явлений и
зависимостей, ибо несомненно, что, когда устанавливается закон эволюции
или развития форм, то при дальнейшем выяснении смены форм неизбежно
мы приходим к выводу, что новые формы получаются не иначе, как путем
расчленения или дифференцирования старых по времени форм и путем
объединения их частей в новые комбинации.

Таким образом дело идет как бы об одном и том же процессе. Но дело
в том, что, если мы пойдем по пути выяснения способа, каким осуществляется
эволюционный процесс, то мы должны сказать, что и закон беспрерывного
движения или изменчивости есть уже как бы начало или основа эволюционно-
го процесса, ибо движение связано с изменчивостью положения, а
изменчивость положения и лежит в основе изменения форм, т. е. эволюции.
С другой стороны, закон исторической последовательности разве не имеет

349

ближайшего отношения к тому же закону эволюции? Точно так же закон
инерции, благодаря которому формы до времени удерживаются в прежнем
виде, закон воспроизведения, лежащий в основе наследственности, и закон
подобия, обусловливающий сходственное развитие органов при одинаковых
условиях, - разве все эти и другие законы не имеют ближайшего отношения
к закону эволюции и тем не менее никто не станет настаивать на том, что
эти законы должны быть подведены под один закон эволюции. Вот почему
мы находим нужным и закон дифференциации, как и закон избирательного
обобщения, выделить в самостоятельные законы, из которых один обес-
печивает разнообразие видимого мира, второй лежит в основе усложнения
разнообразных внешних явлений.

Мы считаем вообще более правильным анализировать зависимости
явлений или законы до их первичных основ. Но при этом совершенно ясно,
что все вообще законы в свою очередь находятся в известном соотношении
друг с другом, ибо в конце концов весь мир представляет собою одно связное
и гармоничное целое, в котором одни явления стоят в соотношении с
другими или, точнее, вытекают из других, причем все сущее в мире находится
в состоянии взаимоотношения и подвижного равновесия ^"*.

Вместе с этим, мы не придаем особого значения тому, следует ли те
или другие законы объединить в один более общий закон или не следует,
ибо в конце концов, мы имеем один мировой процесс. Поэтому далеко не
так существенно, будем ли мы его анализировать более детально или менее
детально, ибо разноречие в этом отношении не могло бы подорвать основных
положений настоящего труда, что социальный или надорганический мир
должен быть изучаем столь же объективно, как и мир биологических явлений,
без всяких экскурсий в область неосязаемой и неуловимой народной или
коллективной души или так называемого народного сознания. Будучи же
изучаем строго объективно согласно методам рефлексологии, социальный
мир естественно объединяется с органическими и неорганическими мирами
как их дальнейшее развитие, а потому и к проявлениям социального мира
получает применение та же энергетическая точка зрения, которая руководит
нами и в изучении мира физических явлений. Как мир вещественный, будет
ли он неорганическим или органическим безразлично, сводится к разнооб-
разным проявлениям энергии, так и надорганический, или социальный, мир
может и должен быть рассматриваем с точки зрения проявления энергии
в массе людей, объединенных в один коллектив в виде собирательной
личности, подобно тому, как и проявления деятельности отдельного индивида
сводятся к проявлениям энергии же, получаемой им извне.

С применением строго объективного метода к изучению социального
или надорганического мира выясняется, что новая научная дисциплина -
коллективная или общественная рефлексология - самым теснейшим образом
связывается с разрабатываемой мною рефлексологией отдельной личности.
Как в последней вся деятельность человека рассматривается с точки зрения
воспитания, развития и взаимной координации различных сочетательных
рефлексов, возникающих в силу тех или иных воздействий на воспринима-
ющие органы, являющиеся трансформаторами внешних энергий, так и в
коллективе как собирательной личности мы встречаемся с теми же самыми
процессами возникновения, развития и взаимной координации коллективных
сочетательных рефлексов. И это вполне понятно. Если коллектив, связыва-
ющий ту или другую группу лиц, объединенных общим настроением или
общими интересами, является собирательной личностью, то к нему должно
быть приложимо все то, что относится к отдельной личности, за исключением

^ См.: Бехтерев В. М. Об основных закона мира в связи с рассмотрением социальной жизни
с точки зрения рефлексологии. С. 171-204.

350

того, чем собирательная личность отличается от отдельной личности, особенно
что касается взаимной индукции, подражательности, внушаемости и других
форм взаимовлияния.

Отсюда естественно, что и развитие коллективных рефлексов и вообще
все проявления собирательной личности идут в общем теми же путями, как
и проявления отдельной личности.

Строго объективное изучение личности приводит нас к выводу, что
индивид есть результат воздействия внешних энергий, что он сам есть
скопление энергии, главным аккумулятором которой являются клеточные
элементы и, в частности, нервная система вообще и центральные ее органы
в особенности. Отсюда ясно, что все действия отдельной личности внешне
определимы, о чем я говорю подробно в своей книге <Общие основы
рефлексологии человека>, а, следовательно, подчиняются действию целого
ряда внешних причин. Уже неоспоримой истиной является, как мы знаем,
зависимость количества преступлений, самоубийств, число рождений от цен
на хлеб. Колебания в количестве краж, например, по данным прусской
статистики, из года в год поразительно совпадают с колебаниями цен на
рожь. Даже число таких, казалось бы, мелких и капризных действий, как
описки на адресах писем, стоит в прямой зависимости от социально-эко-
номических условий.

Произведенные мною специальные исследования по этому вопросу не
оставляют в этом отношении никакого сомнения. <В конце концов преступ-
ление, - говорю я в своей работе, посвященной этому предмету, - является
роковым исходом из действия целого ряда общих предрасполагающих и
непосредственно действующих или ближайших факторов> ^. В числе пос-
ледних необходимо принять во внимание как характер самой личности
(включая и темперамент), в котором отразилось все прошлое ее жизни и
условия ее развития в смысле влияния наследственности, зачатия и плодо-
ношения, так и все другие условия, действовавшие на данную личность как
условия воспитания и окружающая среда (товарищество, деклассация^*,
экономическое положение) и, наконец, тот или другой непосредственный
повод. Эти-то все условия и определяют, почему именно при данных социаль-
но-экономических условиях дело преступления выпадает на данную, а не на
какую-либо другую личность.

Но если закономерность явлений устанавливается по отношению
к отдельной личности, то в одинаковой мере должна существовать законо-
мерность и в отношении действий собирательной личности или коллектива,
являющегося совокупностью личностей как объединенных аккумуляторов
энергии.

Мы уже знаем, что географические, климатические, политико-эко-
номические и иные условия определяют как нравы, так до известной степени
и характер общественных установлений. Исторические события также
неизбежно вытекают из определенных предшествующих условий и хороший
управитель должен знать, куда направляется русло общественной жизни и
какой можно предвидеть его исход.

Gouverner c'est. prevoir говорит французская поговорка, и это практический
вывод народной мудрости, сделанный из наблюдений за движением народных
масс, которое в конце концов выполняется по столь же непреложным законам,
как и движение небесных тел.

Вполне естественно затем, что, если коллектив представляет собой соб-
рание личностей в форме как бы объединенных аккумуляторов энергий, то
и закономерность явлений при этом должна проявляться в тех же формах,

^^ Бехтерев В. Объективно-психологический метод в применении к изучению преступности.
СПб., 1912. С. 37.

351

как и в отношении отдельной личности. Вот почему мы имеем более или
менее полное соответствие в отношении зависимостей, открываемых при
анализе высших проявлений отдельной и собирательной личности, а эти
зависимости в свою очередь являются воспроизведением и дальнейшим
развитием зависимостей, открываемых при анализе органического и неор-
ганического мира. Иначе, конечно, дело и не могло обстоять и, если это не
обнаруживалось - при предшествующих исследованиях, то, как кажется,
исключительно потому, что к целому ряду явлений низшего порядка, каса-
ющихся деятельности человека и человеческих обществ, применялась до сих
пор та субъективная точка зрения, которая служила препятствием к
объединению гуманитарных знаний с физико-биологическими науками.
Между тем мировой процесс есть проявление единой мировой энергии, и
где бы и в каких бы формах последняя ни обнаруживалась, она проявляется
везде и всюду одними и теми же соотношениями и подлежит одним и тем
же зависимостям или законам.