Гиро П. Частная и общественная жизнь римлян

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава IV. РАБЫ И ВОЛЬНООТПУЩЕННИКИ

12. Положение вольноотпущенников в римском обществе

В эпоху империи вольноотпущенники были очень многочисленны. Нет никакой возможности установить хотя бы приблизительно общее число их в это время. Но есть много косвенных указаний. Например, в одном только списке, найденном в Геркулануме, встречается 240 имен вольноотпущенников. В Капуе они составляли около половины населения. Во всех городах южной Италии, вместе взятых, по крайней мере 1/6 населения состояла из вольноотпущенников. Относительно Рима мы имеем мало сведений. Но мы знаем, что каждый гражданин даже самого скромного общественного положения имел несколько вольноотпущенников. Тацит прямо говорит, что бывшие рабы встречаются во всех классах римского общества, что большая часть всадников и многие сенаторы рабского происхождения и что выделить эту категорию — значит показать, как мало в Риме людей, которые ведут свой род от свободных граждан. Такое показание историка неоценимо.

Из всех карьер, доступных вольноотпущеннику, самой заманчивой была карьера чиновника. Служащие, подчиненные магистрату, не были государственными чиновниками в высшем смысле этого слова; тем не менее их положение было довольно почетным. Некоторые из их обязанностей предполагали известное умственное развитие и образование. Они соединялись в декурии, в которых должности были наследственными или продавались; а это придавало им известное

133

значение, которое всегда дается принадлежностью к какой-нибудь корпорации.

Среди этих чиновников первое место занимали писцы: они соответствовали нашим канцеляристам, переписчикам, регистраторам, счетчикам. В действительности, текущие дела подготовлялись и, должно быть, решались ими, как это теперь делают правители канцелярии, которые подносят начальнику бумаги только для подписи. Такие должности занимались и свободными, и вольноотпущенниками. Эти последние встречаются в канцеляриях квесторов, эдилов, трибунов.

За писцами идут ликторы, обязанности которых были чисто внешние: они сопровождают в Риме консула с пучками прутьев, они принимают участие в некоторых юридических актах. Ликторы были непременно из свободных, впрочем, и среди них встречаются вольноотпущенники, но только такие, которые имели права римского гражданина.

Затем следуют viatores — курьеры, передававшие распоряжения; они состояли при консулах, преторах и других магистратах. Наконец, praecones — глашатаи, и другие низшие служители.

Все это были различные ступени служебной лестницы, прохождение которой представляло много заманчивого. Она имела все выгоды и преимущества чиновничьей службы, давала спокойное, обеспеченное существование, а в конце и почетные отличия. Поступали на эту службу в молодых летах; успех ее прохождения обусловливался заслугами, а также другими обстоятельствами; на этой службе можно было приобретать материальное благосостояние.

Вольноотпущенников не принимали в легионы, за исключением случаев крайней опасности: они служили преимущественно во флоте. Они наполняли корабли мизенского и равенского флотов в качестве простых матросов, а также занимали и офицерские должности.

В Риме они служили в когортах вигилов, которые наблюдали ночью за общественной безопасностью и занимались тушением пожаров.

Вольноотпущенники охотно занимались земледелием, и некоторые, по словам Плиния Старшего, достигали на этом поприще выдающихся успехов. Они применяли свой труд во всевозможных промыслах, относящихся к строительному делу, начиная от работы на каменоломнях и кончая подрядами по столярной и кровельной части, в торговле съестными припасами, тканями и платьем. Они продавали и покупали рабов и гладиаторов, занимались денежными спекуляциями в качестве менял, банкиров, золотых дел мастеров, плавильщиков золота и серебра, чеканщиков. Наконец, они делались публичными писцами: один вольноотпущенник хвалился, что в течение четырнадцати лет составлял завещания без всякой помощи юриста.

Много их встречалось среди гистрионов, шутов, пантомимов. У историков и на памятниках попадаются имена актеров из вольноот-

134

пущенников, например, Пилад во времена Траяна, Мемфий при Марке Аврелии. Пантомимы имели иногда громадную известность, и описания, прославлявшие их, составлены были в весьма пышных выражениях. Они никогда не упускали случая назвать себя первыми артистами своего времени и перечислить свои успехи. Мы имеем известия об одном таком актере Агелии Септентрионе, имя которого упомянуто в двух надписях — в Ланувии и в Пренесте; первая начертана по распоряжению муниципального сената и народа, а вторая сделана от имени государства по требованию граждан в ознаменование любви Агелия к родному городу. Из таких надписей видно, какой могла быть карьера актера: он наслаждался рукоплесканиями публики, наживал богатство, делался приближенным императора, значительные города оспаривали друг у друга честь считать его своим гражданином. Некоторые актеры основывали настоящие династии: замечено, что прозвища Аполавсия, Пилада, Септентриона носили многие члены одного и того же рода.

Кучера и возницы, правившие колесницами, пользовались еще большей славой. Со времен Августа они иногда делались весьма важными персонами. Плиний Младший упоминает о некоем Феликсе, Дион Кассий * об Эвпрепе, который взял призы на 782 скачках и был казнен Каракаллой. Стоит только посмотреть надписи, чтобы не удивляться подобным цифрам: победы знаменитых возниц считаются там сотнями, даже тысячами. Вольноотпущенники не одни одерживают эти победы: с ними соперничают на этом поприще и свободные. Гладиаторы бывали также из того и из другого класса, а нередко и из рабов.

Интересно посмотреть, какое место занимали вольноотпущенники в свободных профессиях, особенно в таких, которые требуют умственного развития.

Некоторые из них занимались медициной. Долгое время лечение было делом домашним: в доме имели раба-врача, также как и раба- привратника. В те времена, когда лечение стало профессией, врач из рабов, отпускаемый на волю, занимался практикой на стороне, но он продолжал еще оставаться в распоряжении своего господина. Вольноотпущенницы исполняли обязанности повивальных бабок.

Вольноотпущенники принимали очень большое участие в деле обучения молодых римлян. Многие сожалели об этом, видя в такой постановке дела воспитания причину развращения римского общества, но эти жалобы, более или менее основательные, не оказывали никакого существенного влияния. К тому же законы считали услуги раба-наставника весьма почтенными и позволяли ученику по достижении двадцатилетнего возраста отпускать на волю своего учителя.
__________

* Дион Кассий Коккеян (ок. 160—235 гг. н. э.), греческий историк и римский сенатор, написал римскую историю от основания Рима до 229 гг.

135

Преподаватели из вольноотпущенников не всегда были привязаны исключительно к одной семье: некоторые из них открывали школы.

Громадное большинство грамматиков принадлежало к классу вольноотпущенников: почти все вошедшие в славу учителя были прежде рабами. С ними очень хорошо обращались, скоро их отпускали на волю, и часто они отказывались от преимуществ независимой жизни, чувствуя себя вполне счастливыми в доме своего господина. Некоторые из них составляли себе большое состояние, как, напр., Веррий Флакк, которому Август поручил воспитание своих внуков с ежегодным жалованьем в 80 000 сестерций.

Среди вольноотпущенников были также писатели, историки, поэты, ученые. Достаточно припомнить наиболее известные имена: во время республики Ливий Андроник, Цецилий Статилий, Теренций; в эпоху империи Публий Сир [1], Федр, Эпиктет.

Что касается художников, то римляне вообще ценили их очень низко, за исключением разве что архитекторов. Если бы составить список имен наиболее известных художников, то в него пришлось бы включить множество вольноотпущенников.

В общем этот класс людей отличался разными пороками. Но были среди них люди честные, работящие, бережливые, полезные для общества. Многие из них вполне заслуживали искреннее расположение таких людей, как Цицерон и Плиний Младший. Многих вольноотпущенников щедро награждали их бывшие господа. Один из них мог с гордостью написать следующую эпитафию на своей могиле: «В благочестии и чистоте нравов я прожил насколько это было возможно, без тяжб, без ссор и без долгов. Я был верен своим друзьям, беден деньгами, но очень богат сердцем».

(По Lemonnier, Condition priuee des affranchis, стр. 261 и след., изд. Hachette).
__________

[1] Стат. Цецилий — автор комедий, жил во II в. до Р. X. Публий Сир писал мимы в эпоху Цезаря. — Ред.