Вартанова Е.Л. Медиаэкономика зарубежных стран

ОГЛАВЛЕНИЕ

РАЗДЕЛ IV. ЭКОНОМИКА ТЕЛЕВИДЕНИЯ

Глава 9. КОММЕРЧЕСКОЕ И ОБЩЕСТВЕННОЕ ТВ НА СОВРЕМЕННОМ МЕДИАРЫНКЕ

МОДЕЛИ ОБЩЕСТВЕННОГО ВЕЩАНИЯ В РАЗВИТЫХ РЫНОЧНЫХ ДЕМОКРАТИЯХ

В большинстве стран Западной Европы финансирование общественного ТВ основывается на существовании абонентской платы за пользование телевизорами и радиоприемниками. В некоторых странах сохраняется и взнос в случае покупки домашней аппаратуры. Исторически абонентская плата рассматривалась вещательными монополиями как средство гарантирования институциональной независимости и укрепления автономной роли общественного вещания.

Однако современное состояние медиарынка делает этот метод финансирования все менее привлекательным. Важнейшей причиной этого становится возрастание стоимости производства телепрограмм в условиях растущей конкуренции с коммерческими каналами, не требующими от зрителей прямого финансирования. Естественной реакцией общественных вещателей на такое экономическое давление традиционно являлось повышение абонентской платы, которое давало эффект только в условиях монополии. Сегодня же, в условиях сокращения рыночной доли общественного ТВ и сокращения зрительского интереса, повышение абонентской платы не может дать желательного эффекта.

Следствием растущих трудностей становится переход общественных вещательных компаний к частичной трансляции рекламы. Данные табл. 24 подтверждают, что «чистых» общественных вещателей, то есть финансируемых только за счет абонентской платы, в Западной Европе значительно меньше, чем компаний со смешанным финансированием. Однако даже в тех случаях, когда реклама является допустимой формой финансирования, она подвергается значительным ограничениям. Последние варьируются от страны к стране, но общим для всех западноевропейских вещателей моментом остается запрет на использование рекламы в программах новостей.

Конкретные формы реализации концепции общественного вещания в национальных контекстах показывают, что его реальные модели значительно отличаются друг от друга. Поэтому и сама концепция в зависимости от национальной специфики может существовать в разных формах – от «чистого» общественного вещания, изначально действующего в условиях конкуренции с коммерческими телеканалами (хотя прямо сопоставлять ВВС в Великобритании и Yleisradio в Финляндии сложно), до общественно-государственного (France Television во Франции) или публично-правового (ARD и ZDF в Германии).

Важнейшей общей чертой деятельности общественных вещателей в Западной Европе сегодня стало сосуществование общественного и коммерческого телевидения. Для экономики общественного ТВ такая ситуация имеет по крайней мере два очевидных последствия. Во-первых, число зрителей, готовых платить абонентскую плату, сокращается, что напрямую бьет по бюджету общественных вещателей. Во-вторых, для последних конкуренция с высокозатратными развлекательными программами коммерческих каналов становится все более тяжелым экономическим бременем. Увеличивая затраты на те программы, которые призваны выполнять только одну из трех обязательных функций общественного ТВ – развлечения, компании вынуждены сокращать средства, идущие на производство политических, образовательных, документальных передач. Снижая качественный уровень передач для небольших специализированных аудиторий, общественные телеканалы, хотя и сохраняют свои рейтинги на определенном уровне, в целом сужают универсальность и широту программной политики.

Общественное телевидение в развитых странах Северной Америки, Западной Европы и Азии переживает непростые времена, но оно продолжает сохранять политическую актуальность и культурное значение и для обществ, и для политиков, и для индивидуальных зрителей. Рассмотрим подробнее состояние рынка общественного ТВ в отдельных странах Западной Европы.

США: общественное вещание как маргинальная альтернатива. Общественная вещательная система, PBS (Пи-би-эс, Public Broadcasting System) – американский вариант общественного вещания, возникший как альтернатива коммерческим сетям с их откровенно выраженной ориентацией на развлекательные высокорейтинговые программы. Именно потому, что реальные проблемы американской жизни оставались весьма далекими от телевизионной «картинки», американские законодатели приняли в 1967 г. почти революционный для телеиндустрии закон об общественном вещании. На основании этого документа и было в 1969 году создано PBS, сформированное из 349 некоммерческих образовательных телестанций в 50 штатах США. Система финансирования американского общественного вещания опиралась на два важнейших источника – государственное финансирование (выделяемое на основе решения конгресса США, властей штатов и местных властей) и спонсорские средства (табл. 25).

Таблица 25

Система финансирования общественного телерадиовещания США (1990-е гг.)

Вид финансирования

Доля в общем бюджете, %

Частные пожертвования аудитории

21,0

Инвестиции частных предприятий

16,9

Дотации властей штатов

16,3

Федеральные субсидии (через корпорацию общественного вещания)

14,0

Субсидии университетов и колледжей штатов

8,4

Федеральные субсидии (прочие)

5,3

Благотворительные безвозмездные ссуды

4,1

Субсидии местных властей

3,6

Субсидии частных университетов и колледжей

1,5

Выручка благотворительных аукционов

1,2

Субсидии прочих государственных учреждений

1,1

Прочие источники финансирования

6,6

Всего:

в том числе государственных субсидий

100

46,8

Источник : Браун Д., Куол У . Эффективный менеджмент на радио и телевидении. М.: Мир, 2001.Т.2. С. 268.

Первоначально недостатком PBS являлась ее техническая сторона: телестанции, входившие в данную сеть, вещали на диапазоне UHF. Со временем ограниченный бюджет многих программ общественного вещания превратился в настоящий тормоз развития этой системы. В большинстве случаев программы общественного ТВ и радио США не смогли добиться большой популярности, чаще всего их рейтинги не превышали 5% на конкретных телевизионных рынках. С одной стороны, это объяснимо, поскольку сама концепция PBS ориентирована не на массовый вкус, а на небольшие группы зрителей, объединенных профессиональными, образовательными, религиозными, культурными интересами. С другой – низкий рейтинг в телевизионной индустрии часто обозначает низкое качество программ (с точки зрения как содержания, так и технологии). В случае с PBS эти проблемы образовали своеобразный заколдованный круг, в котором снижение финансирования со стороны конгресса США мотивировалось низкой популярностью общественного вещания. Достичь же высокой популярности было трудно, так как средства, выделявшиеся на производство программ PBS, постоянно сокращались.

Несмотря на критику деятельности PBS, общественное вещание США играет определенную роль на американском телерынке. Программы PBS потенциально доступны половине американских домохозяйств (около 145 млн. чел.), хотя рейтинги отдельных программ весьма невысоки. Главная информационная программа сети – «Час новостей с Джимом Лерером». Наибольшую популярность в последнее десятилетие заработал призовой мини-сериал The Civil War («Гражданская война»): его посмотрели около 14 млн. человек.

Британская модель: «чистое» общественное ТВ в условиях смешанной модели телерынка. Развитие философии общественного вещания тесно связано с историей и практикой британской вещательной корпорации ВВС к именем ее первого генерального директора лорда Рейта. Его известная концепция «информировать, просвещать и развлекать» одновременно предавала анафеме коммерческие устремления телевидения. В этой известной формуле ВВС развлекательная функция трактовалась им неразрывно от информирования и просвещения и призвана была формировать вкус зрителей. Важнейшими аспектами концепции Рейта были также понятия «беспристрастность» и «ответственность» (responsibility), «подотчетность» (accountability). Однако в условиях существования абонентской платы подотчетность перед аудиторией, которая сама финансирует общественное вещание, не значит ответственность перед политической элитой, т.е. правительством, парламентом. Эта проблема встала перед Рейтом в 1926 г., в период всеобщей стачки. Именно тогда впервые в истории общественного вещания он увидел существование этой проблемы, хотя и не смог ее разрешить. Заявляя, что ВВС находится на службе британской нации, а правительство выбрано этой же самой нацией, он подчеркнул, что ВВС должна встать на сторону правительства и соответствующим образом освещать стачку. И, действительно, вся последующая история корпорации демонстрирует попытки политиков воздействовать на ее программную политику в своих целях.

В современных условиях принципы деятельности ВВС как общественной корпорации сформулированы следующим образом:

O универсальный географический охват населения страны;

O удовлетворение всех интересов и вкусов;

O удовлетворение интересов меньшинства;

O забота о сохранении национальной идентичности и чувства общности;

O отстранение от специфических коммерческих и политических интересов;

O непосредственное участие зрителей в финансировании общественной корпорации;

O конкуренция за качество, а не количество программ;

O наличие специальных требований, призванных, однако, не ограничивать, а стимулировать производителей программ.

Как уже отмечалось, особенностью британского телевизионного рынка является наличие давней конкуренции между общественным и коммерческим ТВ. Уникальная для Западной Европы система их сосуществования (с 1955 г.) подтверждает общее представление о продуктивности конкуренции в условиях рынка. По сравнению с общественными каналами большинства западноевропейских стран у ВВС сравнительно высокие доли аудитории: для ВВС-1 она составляет 33%, для ВВС-2 – 11%, суммарно для обоих каналов – 44%. В целом каналы ВВС смотрит 94% населения Великобритании.

Корпорация вещает по двум теле- и четырем радиоканалам.

Структура финансирования ВВС = абонентская плата (100% для двух общенациональных теле- и пяти радиоканалов) + государственное финансирование (глобальное радио) + самофинансирование (спутниковое ТВ).

Трансляционная сеть ВВС приватизирована, а сетевая структура корпорации повторяет географические особенности Великобритании: в состав ВВС входят три региональные станции в Англии, а также три компании в Шотландии, Уэльсе и Северной Ирландии. Эти станции осуществляют вещание в своих регионах, а также производят программы для региональных и национальных каналов.

Регулирование телевизионной индустрии в Великобритании предполагает не только установление контроля за соблюдением принципов общественной службы, но и проведение антимонопольной политики. Закон о вещании (1996) устанавливает:

O гарантии плюрализма и конкуренции на вещательном рынке;

O сохранение системы общественного вещания;

O введение в недалеком будущем цифрового ТВ (24 канала) и радио (12 каналов).

Закон о вещании (1996) ввел:

O ослабление ограничений на перекрестную собственность;

O критерии «общественного интереса», оправдывающие слияние различных СМИ.

Французская модель: общественное телевидение под контролем государства. Влияние французского государства на национальный рынок аудиовизуальных СМИ связано с послевоенными особенностями развития медиарынка. Введение государственной монополии в сфере радиовещания, впоследствии распространенной и на телевидение, стало своеобразной формой создания консенсуса в первые послевоенные годы, при этом государственному радио отводилась значительная роль в формировании общественной сферы. Как отмечает французский исследователь М. Мартэн, «реорганизация радио и создание монополии были обусловлены необходимостью возвращения к республиканским традициям. Это не представлялось тогда антилиберальным решением, а наоборот, виделось гарантией служения его обществу».

Подобный подход во многом определяют и современные особенности французской аудиовизуальной сферы, включая экономические. На протяжении почти сорока лет государство выступало важнейшим инвестором радио- и телевизионной индустрии, финансируя большую часть финансовых операций общественного вещателя ORTF. В настоящий момент практически половина финансирования France Television («Франс Телевизьон») поступает от государства. Тесные экономические связи между французским телевидением и государством позволяют характеризовать французскую модель общественного вещания как общественно-государственную.

Развитие французского телевидения как массового СМИ сдерживалось до конца 1950-х годов отчасти вследствие того, что его отдельное от радио финансирование началось только в 1953 году, а отчасти – вследствие медленного создания общенациональной вещательной инфраструктуры. В период радикальных преобразований вещательная сфера вступила в начале 1980-х годов, когда правительство, возглавлявшееся социалистом Ф. Миттераном, приняло решение о дерегулировании вещания, которое традиционно находилось в руках государства. В 1982 году появились первые частные вещатели. Именно тогда было выдано 18 лицензий частным радиостанциям, и вся трансляционная вещательная сеть была переведена под контроль Высшего совета аудиовизуальных СМИ (CSA). С этого момента в его задачи входят: распределение частот и выдача концессий, назначение руководителей государственных программ, защита французского языка, гарантии плюрализма и конкуренции в вещательной сфере.

В настоящее время французское телевидение представляет собой смешанную модель, в которой наряду с общественно-государственными каналами действуют и частные коммерческие. Как и в других странах Западной Европы, общественный вещатель – частично финансируемая государством корпорация France Television (создана в 1989 г.) – сталкивается с определенными экономическими трудностями, вызванными конкуренцией с коммерческим ТВ. И все-таки социальная роль общественно-государственного ТВ Франции остается чрезвычайно важной.

Четыре телеканала, принадлежащие государству, финансируются за счет смешанной схемы:

Структура финансирования телеканалов = абонентская плата зрителей (около 130 долл. США в год) + государственные субсидии + доходы от рекламы (для «Франс-2» и «Франс-3»)

У каждого из каналов, входящих в сектор общественно-государственного телевидения (France-2, France-3, ARTE, «Пятый канал» или TV-5), свой профиль. France-2 и France-3, объединенные в рамках одной компании France Television, подчиняются общему руководству в целях обеспечения единой программной политики и реализации принципа взаимодополняемости.

France-2 – это общенациональная программа, пример универсального общественного телеканала, задачи которого сводятся к классической формуле «информировать, развлекать и просвещать». На ее долю приходится до 25% рынка. В начале вечера она уделяет много внимания французской и общеевропейской фантастике. France-3 одновременно является программой национальной и региональной. В определенные часы дня она передает региональные и местные новости, репортажи. Доля этого канала приближается к 20%. Ее популярность обеспечивается прежде всего сочетанием региональных и национальных новостей. Включение региональных репортажей, к примеру, гарантирует популярность вечерней информационной программы (19.00–20.00).

Наряду с традиционными каналами общественного ТВ во Франции существует уникальный опыт создания общественных телеканалов, имеющих определенную специализацию. Первый из них – это совместный франко-германский канал ARTE, начавший вещание 2 октября 1990 г.

ARTE транслируется по «Пятому каналу» с 19.00 до 3.00. Это канал, транслирующий только программы высокого культурного уровня. В Германии он передается по кабельным сетям. Программы ARTE формируются из передач, произведенных немецкими телевизионными каналами ARD, ZDF и французской компанией La Sept. При этом художественные фильмы и значимые события в сфере культуры постоянно находятся в фокусе внимания канала. ARTE постепенно набирает популярность в Европе: бельгийская телекомпания уже присоединилась к франко-германскому проекту. Для практики общеевропейского сотрудничества опыт его деятельности оказался поучительным и новаторским, поскольку ARTE доказал востребованность ценностей общественного вещания разными нациями и культурами. Опыт канала позволяет сделать выводы, перспективные и для экономики общественного вещания. Кооперация французских и немецких общественных вещателей продемонстрировала:

O возможности двустороннего сотрудничества, приводящие к сокращению затрат на производство;

O важность билингвизма как принципа гарантии культурного плюрализма на одном канале;

O важность обращения общественных каналов к программам о культуре, носящим даже откровенно элитарный характер, малобюджетному кино.

Вторым примером специализированного общественного канала является «Пятый канал» (TV-5), посвященный «знанию, обучению и занятости». Он передается в свободные от вещания ARTE часы (6.00–19.00) и включает образовательные передачи, документальные фильмы для широкой аудитории, включая школьников.

Таким образом, ключевой отличительной чертой общественного телевидения Франции, поддерживаемого государством, является его использование в качестве инструмента защиты национальной культуры и французского языка – как внутри страны, так и за рубежом.

Немецкая модель: публично-правовые каналы. После Второй мировой войны Германия практически с нуля начала выстраивать свою медиасистему. Аудиовизуальным СМИ в этой системе отводилось особое место, причем и сами немцы, и союзники видели серьезные опасности для СМИ нового периода в односторонней политизации и стремлении бизнеса подгонять программы под свои интересы, используя рекламу. В результате в стране была создана специфическая система общественного ТВ, которая проводится в жизнь при непосредственном внимании конституционного суда. Это и обусловило возникновение в условиях ФРГ специфической формы общественного телевидения – публично-правового ТВ. Целью послевоенного законотворчества в ФРГ стало создание таких средств массовой информации, «в сообщениях которых взвешенно, беспристрастно и правдиво отражались бы все обоснованные идеи и интересы, и все уместные сферы жизни». Однако достигнуть этого путем использования механизмов рыночной экономики не представлялось возможным, поэтому в ФРГ была создана особая юридическая структура, гарантировавшая исполнение СМИ своих функций без злоупотреблений. Ключевой отличительной стороной немецкой модели общественного вещания является государственный правовой надзор за деятельностью публично-правовых вещателей. Суды могут вмешиваться и принуждать к исправлению положения в тех случаях, когда аудиовизуальные СМИ не выполняют своего назначения. Правительство обязано действовать ради защиты плюрализма в СМИ. Общество также реализует свой контроль программной политики публично-правового телевидения через систему общественных советов, объединяющих представителей политических партий, профсоюзов, независимых представителей общественности. Неудивительно, что в условиях столь пристального контроля общества за публично-правовым вещанием Германии система его финансирования значительно отличается от принятых в других западноевропейских странах. Оба общественных канала – ARD (АРД, Arbeitsgemeinschaft der Offentlich – Rechtlichen Rundfunkanstalen der Bundesrespublik Deutschland, «Всеобщее телевидение Германии», создан в 1954 г.) и ZDF (ЦДФ, Das Zweite Deutsche Fernsehen, «Второе германское телевидение», создан в 1963 г.) – финансируются за счет рекламных поступлений.

Бюджет ARD = абонентская плата (до 80%, более 200 долл. США в год) + доходы от рекламы (до 10%) + собственная финансовая деятельность (продажа программ, доходы от кабельных каналов, до 10%).

Бюджет ZDF = абонентская плата (до 60%, перечисляется 30% доходов ARD от абонентской платы зрителей) + реклама (до 30%) + другие источники (доходы от процентов, от использования авторских прав).

Вторая особенность публично-правовых каналов, определяющая их чисто немецкую специфику, – это значительная децентрализация, в том числе и организационная, которую вряд ли можно найти у других западноевропейских общественных вещателей. Сам канал ARD – это федералистское объединение публично-правовых телерадиокомпаний, в котором единая финансовая и программная политика согласованно определяется компаниями земель. По первому каналу наряду с общими информационными и развлекательными программами транслируются и программы земельных компаний в соответствии с их долей доходов от абонентской платы. По третьему каналу также идут региональные программы.

Большой степенью централизации отличается деятельность канала ZDF, который имеет штаб-квартиру в Майнце. Он возник как альтернатива попыткам канцлера К. Аденауэра создать общенациональный коммерческий канал. Программы ZDF имеют отчетливый общенациональный фокус, однако часть времени на канале отводится и региональным, и местным программам.

Нидерландская модель: базовые «колонны» программной политики. Система общественного вещания в Нидерландах основана на обеспечении равного доступа к эфиру основных политических и культурных групп. Нидерландский исследователь И. Бардуль в связи с этим вводит концепцию «четырех колонн», на которых базируется система общественного вещания в стране. Выявление основных «колонн» первоначально шло в соответствии с религиозным принципом: в Голландии, как известно, доминируют две религии – кальвинизм и католицизм. В дополнение к этим двум «колоннам» с учетом социальной структуры нидерландского общества выделяются еще две «колонны», связанные со сторонниками социалистической и либеральной партий.

Нидерландская модель общественного вещания построена таким образом, чтобы зрительские запросы четырех важнейших социальных групп были удовлетворены. Концепция «баланса» прослеживается и в подходе к программной политике: баланс должен соблюдаться между разными точками зрения в программах новостей и анализе текущей политики. На основании описанной выше стратификации нидерландского общества закон о вещании 1967 г. установил три категории организаций, имеющих доступ к эфиру общественного вещателя NOS. Кстати, обновленный закон о СМИ от 1989 г. полностью сохранил и подтвердил все положения закона о вещании 1967 г. Все эти вещательные организации, имеющие статус независимых с индивидуальным членством, и формируют общественную телерадиовещательную корпорацию Нидерландов – NOS.

Каждая из них получает объем эфирного времени в соответствии с числом своих членов. Первый тип организаций – категории «А» – должен насчитывать не менее 450000 чел. К этой категории как и раз и относятся представители четырех «колонн» – религиозных и политических объединений, на которых базируется нидерландское общество: протестанты, католики, социалисты и либералы. Каждое объединение получает недельную квоту в размере 9 часов телевизионного времени. Следующий тип организаций – категории «Б» – с числом членов от 300000 до 450000 чел. получает 5,5 часа в неделю. Третий тип организаций – категория «В» – должен насчитывать от 150000 членов. Они получают на общественном телевидении 2,5 часа в неделю. Существует еще и категория «кандидатов» для организаций, насчитывающих не менее 60000 чел. Для них предоставляется своего рода испытательный срок: в течение двух лет они получают один час телевизионного времени в неделю при условии увеличения своей численности до 150000 чел. за три года. Общественное вещание Нидерландов является открытой системой: старые организации могут выйти из нее, новые – присоединиться.

Вещательные организации, которым предоставлено время вещания, подают заявку, оговаривающую их программную политику. Совет центральной организации NOS должен следить за соблюдением этого порядка, а также координировать вещание и производить те программы, для которых нужны общие усилия, например спортивные.

До недавней реформы системы вещания NOS частично финансировалась за счет традиционной абонентской платы. В 1999 г. эта система была преобразована в налоговую. Это означает, что сейчас средняя семья платит ежегодно около 100 евро налога за национальное и региональное радио и телевидение. Эта сумма сравнительно невелика: так, в Австрии или Дании абонентская плата выше почти в два раза. Остальные поступления в бюджет NOS поступают в виде прямого государственного финансирования и от размещения рекламы. Однако для того чтобы вывести общественного вещателя из-под коммерческого давления, рекламная деятельность осуществляется через специальную общественную рекламно-вещательную организацию STER, частично субсидирующую и газеты. Все средства STER направляет в министерство образования, культуры и науки, что гарантирует отсутствие прямой связи между рекламой и деятельностью общественного телевидения. Эфирное время, отводимое в программах общественного ТВ под рекламу, ограничено тремя часами в неделю, реклама не прерывает передачи, а размещается только в перерывах между ними. Таким образом, конечный вариант системы финансирования нидерландского ТВ довольно сложен.

Бюджет NOS = 74% средств государственного гранта (налоги зрителей, субсидии правительства на общее управление, специальные субсидии на производство программ для вещательных организаций) + 26% от размещения рекламы.

Подобная система, несмотря на некоторую бюрократизацию и сложность, привела к созданию действительно плюралистического телевидения, способствовавшего культурной интеграции общества. Опыт Нидерландов показал, что зрительский контроль, осуществляемый посредством абонентской платы, предоставляет возможность поддерживать определенное равенство в доступе к программам и способствует производству общественно значимых передач.

Северная модель: коммерческое ТВ на службе общественного. Общественное ТВ в странах Северной Европы имеет столь же прочные традиции, как и в Великобритании. В пяти странах Севера Европы – Дании, Исландии, Норвегии, Финляндии и Швеции – и до настоящего времени существует уверенность в том, что общественное ТВ и радио не утратили в обществе социального и культурного значения. Общественное вещание остается на Севере Европы в центре телевизионного рынка, как бы организуя вокруг себя и систему коммерческого эфирного вещания.

В пяти странах Севера Европы общественные вещатели представляют собой патерналистские, образовательные и культурные институты, в программной политике которых развлекательная составляющая ограничена. Монополия общественного вещания, существовавшая в регионе (за исключением Финляндии) до середины 1980-х годов, стала привычной для аудитории на Севере Европы. Географическая и лингвистическая близость этих стран, способствовавшая развитию приграничного приема телепрограмм из соседних стран, только упрочила положение общественных вещательных монополий.

Многолетние традиции сферы общественного вещания позволяют выделить общие черты, характерные для программной и экономической политики вещания именно стран Северной Европы:

O сохранение общественной (прежде всего государственной) собственности в сфере общественного вещания;

O опора на абонентскую плату как единственный или главный источник финансирования общественного вещания;

O доминирование национальных, главным образом документальных программ при значительной доле программ, произведенных общественными вещателями (55–60%);

O замкнутость национальных рынков телепрограмм: телепрограммы различных жанров, производимые в странах Севера Европы, редко экспортируются в другие страны, что лишает общественных вещателей дополнительных источников доходов, однако усиливает национальное и культурное своеобразие телевидения.

Несмотря на наличие общих принципов программной политики, между общественными вещателями Севера Европы существуют определенные экономические и организационные различия (табл. 26). Экономически «чистая» система общественного вещания существует только в Швеции и Норвегии, где национальные общественные вещатели SVT и NRK финансируются полностью за счет абонентской платы зрителей.

Таблица 26

Общественные вещатели стран Северной Европы: основные характеристики (2000 г.)

Общественный вещатель, страна

Форма финансирования

Размер абонентской платы (в местной валюте)

Число лицензий в стране

Доля общественного вещателя на рынке (%)

DR, Дания

Абонентская

плата

1894 (DKK)

2174

32

NRK, Норвегия

Абонентская плата

1640 (NOK)

1733

41

RUV, Исландия

Абонентская плата, реклама, спонсорство

2 5 200 (ISK)

97

45

S VT, Швеция

Абонентская плата

1644 (SEK)

3359

44

Yleisradio, Финляндия

Абонентская плата, плата коммерческих каналов

982 (FIM)

1999

42

Составлено по : Media Trends 2001 in Denmark, Finland, Iceland, Norway and Sweden. Statistics and Analysis. Ed. U. Carlsson, E. Harrie. Goteborg, NORDICOM. P . 104 – 135.

Уникальную модель национального общественного вещания создала Финляндия. В 1950-е годы, в период становления национальной системы вещания, страна переживала серьезные экономические трудности, вызванные необходимостью выплачивать послевоенные репарации СССР. Ресурсов аудитории было явно недостаточно для организации традиционной системы финансирования общественного вещателя Yleisradio. Очевидно, что установить размер абонентской платы на необходимом уровне не представлялось возможным. Именно поэтому была изобретена «финская модель» финансирования общественного ТВ: наряду с Yleisradio в 1957 г. государство разрешило деятельность коммерческой телекомпании Mainos-TV, которая арендовала время для трансляции своих программ на каналах Yleisradio. Главным источником доходов у Mainos-TV была реклама. За возможность использовать каналы Yleisradio коммерческое Mainos-TV выплачивало общественному вещателю фиксированные 15% от своих рекламных доходов. Но даже и после того, как Mainos-TV получила лицензию на собственный канал, система ее выплат общественному вещателю была сохранена. После создания второго общенационального коммерческого телеканала Nelonen и на него была возложена обязанность выплаты определенного процента рекламных доходов в бюджет Yleisradio. Согласно финскому законодательству сегодня эта плата носит название «выплаты общественной телерадиослужбе» и составляет 24% всех доходов Yleisradio. Таким образом, финскому общественному ТВ удалось создать прецедент, когда реклама используется для финансирования общественного вещания, однако не входит в его программы.