История Государства и права России. Учебник для вузов. Под ред. С.А. Чибиряева

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава 8. Государство и право России в период утверждения капитализма (вторая половина XIX в.)

§12. Контрреформы 80-90-х годов

Первым мероприятием по осуществлению нового курса стало принятие Положения об усиленной и чрезвычайной охране (1881 г.), о котором уже говорилось выше. В дополнение к нему в 1892 г. принимается закон о военном положении, регламентировавший полномочия военных властей в прифронтовой полосе в условиях войны. Однако этот закон предусматривал возможность объявления военного положения и в мирное время в случае массовых беспорядков. Власть в местностях, объявленных на военном положении, передавалась военному командованию, и на гражданских лиц распространялась юрисдикция военно-полевых судов.

В отношении крестьянства (наряду с прекращением временнообязанного состояния, снижением выкупных платежей, заменой подушной подати поземельным налогом и отменой соляного налога) проводилась линия на усиление патриархальных начал в крестьянской семье. Закон 1886 г. установил, что для семейного раздела (выделения взрослых детей) требовалось согласие главы семьи и решение сельского схода, принятое квалифицированным большинством в 2/3 голосов.

Следующим шагом явилось учреждение в 1889 г. института земских участковых начальников. Каждый уезд делился на участки, в которые назначались участковые земские начальники из местных потомственных дворян, имевшие в данном уезде земельные владения и высшее или среднее образование. Земский начальник сосредоточивал в своих руках жесткий контроль за крестьянскими общинами, административную и судебную власть. Мировые судьи были упразднены в уездах, где были назначены земские начальники. Это была попытка возродить сословные органы власти потомственного дворянства.

Пересмотрены были Положения о земских и городских органах самоуправления. По закону 1890 г. изменения в земском самоуправлении сводились к следующему: на выборах в уездные земские собрания система курий сохранилась, но по первой курии теперь избирали не все землевладельцы, а только дворяне, т.е. был применен сословный принцип. Крестьяне избирали лишь выборщиков, из числа которых губернаторы назначали депутатов земского собрания.

Резко был усилен правительственный контроль за земствами. Для этого в губерниях были созданы специальные учреждения - губернские по земским делам присутствия - из числа чиновников и всех уездных предводителей дворянства под председательством губернатора.

По закону 1892 г. был изменен порядок выборов и в городские думы. К выборам допускались лишь владельцы недвижимой собственности в столицах стоимостью не ниже 3 тыс. рублей, в губернских городах - 1,5 тыс. рублей, в других городах -1 тыс. рублей. В выборах теперь участвовали лишь дворяне, крупные буржуа и некоторая часть средней буржуазии. Число избирателей резко сократилось. Так, если в Москве было 20 тыс. избирателей, то после 1892 г. их осталось лишь 7 тысяч. Усилилось вмешательство губернаторов в городские дела.

Не менее решительно контрреформы проводились в системе образования. По уставу 1884 г. ликвидирована была университетская автономия. Должности ректоров, деканов, профессоров вновь стали замещаться не по выбору, а по назначению. Университеты были поставлены в полную зависимость от министра просвещения и попечителей учебных округов. В 1887 г. были изменены правила приема: за добропорядочный, с точки зрения правительства, “образ мысли” абитуриентов должна была поручаться средняя школа. Одновременно в 5 раз повысилась оплата за обучение. В том же 1887 г. последовал известный министерский циркуляр о “кухаркиных детях”. Он закрывал доступ в гимназии детям кучеров, лакеев, поваров, прачек, мелких лавочников и т.д. Все эти меры были направлены на возрождение сословности в образовании.

Решительный удар был нанесен по женскому высшему образованию. Прием на высшие женские курсы был прекращен. Он возобновился лишь в самом конце XIX века. Усилился контроль церкви за содержанием образования (в том числе и высшего).

В 1882 г. были введены новые Временные правила о печати, фактически восстанавливавшие предварительную цензуру для периодической печати. Усиливались административные меры против “строптивых” изданий: их душили штрафами и конфискациями тиражей. Для поощрения и “подкормки” проправительственных изданий в Главном управлении по делам печати был образован специальный фонд, прозванный “рептильным”.

Школой, церковью, цензурой активно проводился в жизнь официальный лозунг:<<Православие, самодержавие, народность”, выдвинутый еще в царствование Николая 1 тогдашним министром просвещения графом С.С. Уваровым.