Липатов В. Краски времени

ОГЛАВЛЕНИЕ

Н. К. РЕРИХ о А. И. КУИНДЖИ

...Мощный Куинджи был не только великим художником, но также был
великим Учителем жизни. Его частная жизнь была необычна, уединенна, и только
ближайшие его ученики знали глубины его души. Ровно в полдень он восходил на
крышу дома своего, и, как только гремела полуденная крепостная пушка, тысячи
птиц собирались вокруг него. Он кормил их из своих рук, этих бесчисленных
друзей своих: голубей и воробьев, ворон, галок, ласточек. Казалось, все
птицы столицы слетались к нему и покрывали его плечи, руки и голову. Он
говорил мне: "Подойди ближе, я скажу им, чтобы они не боялись тебя".
Незабываемо было зрелище этого седого и улыбающегося человека,
покрытого щебечущими пташками; оно останется среди самых дорогих
воспоминаний. Перед нами было одно из чудес природы; мы свидетельствовали,
как малые пташки сидели рядом с воронами и те не вредили меньшим собратьям.
Одна из обычных радостей Куинджи была помогать бедным так, чтобы они не
знали, откуда пришло благодеяние. Неповторяема была вся жизнь его. Простой
крымский пастушок, он сделался одним из самых прославленных художников
исключительно благодаря своему дарованию. И та самая улыбка, питавшая птиц,
сделала его и владельцем трех больших домов. Излишне говорить, что, конечно,
все свое богатство он завещал народу на художественные цели.
Так вспомнилось в записном листе "Любовь непобедимая". А в "Твердыне
пламенной" сказалось.
"Хоть в тюрьму посади, а все же художник художником станет", -
говаривал мой учитель Куинджи. Но зато он все же восклицал: "Если вас под
стеклянным колпаком держать нужно, то и пропадайте скорей: жизнь в
недотрогах не нуждается!" Он-то понимал значение жизненной битвы, борьбы
света с тьмою.
Пришел к Куинджи с этюдами служащий: художник похвалил его работы, но
пришедший стал жаловаться:
- Семья, служба мешают искусству.
- Сколько вы часов на службе? - спрашивает художник. - От десяти утра
до пяти вечера.
- А что вы делаете от четырех до десяти?
- То есть как от четырех?
- Именно от четырех утра?
- Но я сплю.
- Значит, вы проспите всю жизнь. Когда я служил ретушером в
фотографии, работа продолжалась от десяти до шести, но зато все утро от
четырех до девяти было в моем распоряжении. А чтобы стать художником,
довольно и четырех часов каждый день.
Так сказал маститый мастер Куинджи, который, начав от подпаска стада,
трудом и развитием таланта занял почетное место в искусстве России. Не
суровость, но знание жизни давало в нем ответы, полные сознания своей
ответственности, полные осознания труда и творчества...
Помню, как Общество поощрения художеств пригласило меня после окончания
Академии художеств помощником редактора журнала. Мои товарищи возмутились
возможности такого совмещения и прочили конец искусству. Но Куинджи твердо
указал принять назначение, говоря: "Занятый человек все успеет, зрячий все
увидит, а слепому все равно картин не писать".
Сорок лет прошло с тех пор, как ученики Куинджи разлетелись из
мастерской его в Академии художеств, но у каждого из нлс живет все та же
горячая любовь к Учителю жизни...