История Государства и права России. Учебник для вузов. Под ред. С.А. Чибиряева

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава 9. Российская империя и право в начале XX в. Утверждение дуалистической монархии (1900-1917гг.)

§3. Государственный переворот 3 июня 1907 г. и крах попыток создания парламентской монархии

Издав Основные государственные законы 23 апреля 1906г. за 4 дня до открытия заседаний 1 Государственной Думы. царизм постарался поставить Думу перед свершившимся фактом, стремясь избежать обсуждения ею данного законодательного акта. Царь и его сановники не без оснований опасались, что Дума, взявшись за обсуждение конституционных вопросов, может объявить себя Учредительным собранием. Ведь в Думе сложилось прочное “левое” большинство: из 448 депутатов -153 фракция кадетов и 107—трудовиков. Еще 68 депутатов принадлежали к “автономистам” (поляки, литовцы, латыши, украинцы, мусульмане — члены национал-автономистических группировок), которые голосовали обычно в Думе с “левым” большинством. Правым — Совету объединенного дворянства и черносотенным партиям не удалось провести в Думу ни одного депутата. Даже октябристов было всего 13. Социал-демократы, как известно, бойкотировали выборы, поэтому у них лишь в результате довыборов к моменту разгона Думы была фракция в 17 депутатов-меньшевиков.

Избежать обсуждения конституционных вопросов царизму не удалось. На первых же заседаниях Думы были высказаны предложения о введении всеобщего избирательного права (правда, только для мужчин), об установлении ответственности правительства перед Государственной Думой, упразднении Государственного Совета и расширении законодательных прав Думы, а также требование об амнистии политическим заключенным — участникам революционных событий. На все эти предложения Думы новый премьер-министр И.Л. Горемыкин, сменивший на этом посту С.Ю. Витте, ответил категорическим отказом. Но главным вопросом, по которому разошлись позиции правительства и Думы. был аграрный вопрос.

Две ведущие думские фракции — кадетская и крестьянская (трудовики) внесли в мае 1906 г. свои проекты решения аграрного вопроса. При всех различиях оба проекта исходили из того, что крестьяне должны быть наделены дополнительной землей за счет создания государственного земельного фонда, формируемого из земель казенных, кабинетских и удельных (земель императорской фамилии, большая часть которых на окраинах страны пустовала), а также за счет частновладельческих земель помещиков. Но далее шли различия. Проект 42-х депутатов (кадетов) предлагал скупку помещичьих земель через Крестьянский банк или их принудительное отчуждение (особенно тех, которые сдавались в аренду или велись на полуфеодальных методах), но за “справедливое вознаграждение” с последующим наделением безземельных и малоземельных крестьян землей за выкуп (Не на правах собственности, а в пожизненное наследственное владение). Проект 104-х (трудовиков) предусматривал принудительное отчуждение помещичьих земель, превышающих трудовую норму, в порядке национализации с последующей передачей этих земель крестьянству бесплатно.

Внесенный несколько позже в Думу проект эсеров (33-х депутатов) вообще предлагал национализацию всей земли и передачу ее тем, кто ее обрабатывает на основе уравнительного землепользования по единой трудовой норме.

Все эти проекты были категорически отвергнуты правительством. В октябре 1905 г., когда угроза силового захвата помещичьих земель крестьянами представлялась правящим кругам реальной и страшной, сам царь и его окружение согласны были отдать половину помещичьих земель крестьянам, лишь бы сохранить другую половину. В подготовленном в Главном управлении землеустройства и земледелия под руководством его начальника Н.Н. Кутлера проекте закона предполагался принудительный выкуп около 25 млн. десятин помещичьих земель, пустовавших и сдававшихся в аренду (т.е. тех, где хозяйство велось полуфеодальными методами). Конечно, 25 млн. десятин было мало, чтобы удовлетворить крестьянскую нужду в земле, но характерно, что в октябре 1905 г. правительство готово было идти на принудительное отчуждение помещичьих земель. А летом 1906 г., когда угроза крестьянской революции отступила, правительство категорически отказалось даже обсуждать кадетский проект закона, хотя он, видимо, мог бы стать основой для какого-то компромисса, чтобы парламентским путем решить один из наиболее острых вопросов, стоявших перед Российским государством. Аграрные законопроекты Думы явились той последней каплей, которая переполнила терпение царя и правительства и 8 июля 1906 г. Дума была распущена.

Роспуск Государственной Думы вызвал разочарование в стране и нанес сильный удар по престижу правительства и лично императора как внутри страны, так и за рубежом. 230 депутатов Думы (кадеты и трудовики) не подчинились указу о роспуске и собрались в Выборге, который в то время находился в пределах Великого княжества Финляндского, входившем в состав Российской империи, но был недосягаем для российской полиции и жандармерии. В своем Выборгском воззвании они призвали народ к “пассивному сопротивлению” до созыва народного представительства, т.е. не давать ни копейки в казну, ни единого солдата в армию, не признавать государственных займов и т.д.

Правительство пыталось путем внесения “разъяснения” избирательного законодательства и прямого “нажима” на избирателей добиться приемлемого для себя состава новой Думы. Так, было “разъяснено”, что по крестьянским куриям могут голосовать не все крестьяне мужского пола, а лишь домохозяева (главы крестьянских дворов). Теперь все рабочие независимо от наличия ценза должны были голосовать только по рабочей курии.

Однако эти усилия не помогли. II Государственная Дума, собравшаяся 20 февраля 1907 г., оказалась еще более левой. Из 518 депутатов народнические партии получили 157 мест (трудовики— 104, эсеры— 37, народные социалисты— 16), социал-демократы — 65 мест. Всего левые партии получили 222 места или 43% голосов в Думе.

В центре внимания II Думы по-прежнему был аграрный вопрос. Несмотря на то что кадеты “смягчили” свою позицию, отказавшись от бесплатной передачи земли из государственного фонда в бессрочное и наследственное пользование, и предлагали передать ее в собственность за выкуп “по справедливой оценке”, т.е. выкуп переложить на самих крестьян, левые партии настаивали на национализации земли. По-прежнему на заседаниях II Думы звучали требования пересмотра Основных законов, расширения полномочий Думы и создания правительства ответственного перед ней. Разочаровавшись и во II Думе правительство искало повод для ее роспуска. 1 июня 1907 г. П.А. Столыпин, назначенный премьер-министром вместо И.Л. Горемыкина еще в июле 1906 г., потребовал отстранения от участия в работе Думы 55 депутатов фракции социал-демократов, а 16 из них— лишения депутатской неприкосновенности и предания суду за якобы подготовлявшийся ими заговор с целью свержения самодержавия. Дело против депутатов было сфабриковано охранкой. Конечно, социал-демократы добивались свержения самодержавия и это было записано в их программе. Но организовывать заговор с такой целью в момент спада революции было бессмысленно.

3 июня 19Q7r. был опубликован царский Манифест о роспуске II Государственной Думы и изменении Положения о выборах. Роспуск Думы нанес сильный удар по престижу царизма. Особенно чувствительным для правительства оказалось падение на 31"/о курса билетов российского государственного займа на международном валютном рынке. Издание нового Закона о выборах фактически явилось государственным переворотом, т.к. в соответствии с Основными законами царь не имел права без согласия Думы принимать новый закон о выборах. Попытки 1 и II Государственных Дум добиться создания парламентской монархии с правительством, ответственным перед парламентом, потерпели крах.

Новый избирательный закон на 33% увеличил число выборщиков от помещиков. Единая городская курия была разделена на две курии. Смысл этой новеллы состоял в том, чтобы предоставить сравнительно узкому слою самых богатых городских избирателей столько мест выборщиков, сколько и второй городской курии, где голосовали мелкие собственники городской недвижимости, мелкие чиновники, квартиросъемщики небольших квартир и т.д. Объективно зто давало перевес на выборах крупным землеаладельцам и крупной буржуазии. Рабочие теперь только в центральных губерниях голосовали по рабочей курии. В остальных губерниях им было предписано голосовать по второй городской курии, если у них был для этого необходимый имущественный ценз. Это новшество, во-первых, отстраняло от выборов значительную часть рабочих как не имевших ценза и, во-вторых, голоса тех, кто имел ценз и голосовал по второй городской курии, растворялись в массе голосов мелкой буржуазии, чиновников и т.д. Теперь голос одного помещика стал равен 260 голосам крестьян или 543 голосам рабочих. Численность лиц, обладавших активным избирательным правом, сократилась до 15% от общей численности населения Российской империи. Резко сокращено было количество депутатских мест от национальных окраин (от Польши 14 вместо 37, от Кавказа 10 вместо 29 и т.д.). Сокращена была и общая численность депутатов Думы (442 вместо 524).

Новый избирательный закон, нажим, осуществлявшийся местной администрацией, разгул погромов и террора, проводившихся черносотенцами, массовые репрессии властей дали свои результаты. В III Думу было избрано: правых— 51, октябристов— 136, прогрессистов- 28, кадетов— 53, националистов —- 90, трудовиков — 13 и социал-демократов - 19 депутатов. Пост председателя Думы от кадетов перешел к октябристам. В III Думе, работавшей до 1912г., и IV Думе (1912-1917 гг.) правительство могло опираться на блок правых и октябристов, а если правые по каким-либо вопросам расходились с октябристами, то на блок октябристов с кадетами. Царь и правительство получили послушную (“карманную”) Думу. Но она не отражала истинных интересов социальных, групп населения и оказалась неспособной решить насущные задачи страны. Поскольку мирный конституционный путь решения основных вопросов был заблокирован, остался единственный путь — революционное свержение самодержавия. Царизм, совершив государственный переворот 3 июня 1907 г. повел страну прямиком к новой революции.