Семигин Г.Ю. Антология мировой политической мысли. Политическая мысль в России

ОГЛАВЛЕНИЕ

Гордин Абба Львович

(1880—1968)—один из лидеров анархизма в послеоктябрьской России, заявивший о себе как создатель нового направления — анархо-индивидуализма. Детали биографии неизвестны. Источники свидетельствуют, что братья Владимир и Абба Гордины выдвинули лозунг пананархизма — идею всеобщей и немедленной анархии, способной стать мировоззренческой и политической установкой любого человека независимо от социального положения, национальных, возрастных, духовных, культурных различий. Осенью 1920 г. А. Гордин заявил о создании новой разновидности пананархизма — анархо-универсализма, соединившего в себе положение различных направлений анархизма с признанием идеи мировой коммунистической революции. Зимой 1920 г. арестован, в середине 20-х годов эмигрировал. Анархизм характеризовался Гординым как политическая концепция и течение, отрицающие теорию и практику парламентаризма и буржуазного демократизма. Но отрицая власть, закон, т. е. конкретные исторические формы регулирования совместной жизни людей, анархизм не отрицает коллективистские формы общежития. Гордин определяет главную задачу анархистской политики как уничтожение власти. Анархо-универсализм утверждает политическими средствами “мировое хозяйство: мировое производство, мировое распределение”. Национальное государственное хозяйство должно перейти в универсальное. Анархисты-универсалисты провозглашают космоэкономизм (универсализацию орудий производства и предметов потребления) и космополитизм (универсализацию территорий, национальных земель, родин, отечеств). При переходе от этатизма к универсализму место парламентаризма займет система плебисцитов и референдумов. (Тексты подобраны Е. Л. Петренко.)

АНАРХИЗМ-УНИВЕРСАЛИЗМ

К обоснованию программы

III. ФЕДЕРАЛИЗМ, ДЕЦЕНТРАЛИЗМ И АНАРХИЗМ

(...) Анархизм доводит расчленение общества до его последнего предела, до атома общежития, до личности, до индивида.

Анархизм провозглашает свободу, т. е. самодеятельность, самостоятельность индивида в его соединении с себе равными.

Федерализм же оперирует всегда с совокупностью людей, коллективом, вернее, целой областью, краем, страной.

Федерализм — это некоторая свобода краев, областей, территориальных единиц или народностей, союзов, несуверенных штатов.

Федерализм есть послабление жестокости власти, варварства государства, локализация его.

Анархизм же есть уничтожение власти.

Федерализм признает власть на местах, отрицая лишь метрополию, центральную власть.

Анархизм отрицает власть вообще как в центре, так и на местах.

Государство либеральное может примириться с федерализмом, с анархизмом же никогда, ибо анархизм есть смерть государственной власти, отрицание господства человека над человеком; федерализм отрицает лишь право преобладания государственного центра над провинцией, над периферией, над отдаленным краем.

Как требование автономии не есть анархическое требование, так и федерация не есть что-то анархическое, а либерально-демократическое, народническое.

Автономия есть самостоятельность в области администрации, самостоятельная исполнительная власть. Федерация шире автономии, она предоставляет самостоятельность в области законодательства.

Как видно, от федерации до анархии большое расстояние.

Федерация есть самостоятельная областная власть.

Анархия есть безвластие, т. е. уничтожение отношений зависимости не только юридической, но и фактической.

Федерализм есть последовательный децентрализм, декоцентризм, как выражаются некоторые государствоведы, есть либерально-демократическое требование, требование, которое лежит в пределах государственно-властнического строя.

Анархизм же находится по ту сторону государственного начала, он зиждется на уничтожении принципа начальства, власти, как “далекой”, центральной, так и “близкой” областной, децентрализованной. (...)

При анархизме не может быть речи ни о каком федерализме.

Анархизм насквозь унитарен, у него весь мир — одна область, один край, одна свобода, одно вольное сожительство. (...)

IV. ЧАСТНОЕ ХОЗЯЙСТВО, ОБЩИННОЕ, НАЦИОНАЛЬНО-ГОСУДАРСТВЕННОЕ, УНИВЕРСАЛЬНОЕ ХОЗЯЙСТВО

Частное хозяйство переходит при социализме в национально-государственное хозяйство. Коммунизм подводит экономическую базу под политический национализм, создавая не только политическое, но и экономическое единство.

Безгосударственный коммунизм, вольно-общинный стоит ниже государства, он дробит хозяйство на мелкие общины-коммуны, тем понижая его производительность, и, губя производство, затрудняя распределение, причиняет вечные лишние хлопоты по обмену, являющемуся по существу, торговлей, принимающей вид товаре- или продуктообмена, представляющей собой самую паразитическую функцию, самую лишнюю деятельность.

Анархизм-универсализм подымается на одну ступень выше, чем экономический социализм, т. е. государственный коммунизм, отменяет не только частную, но и общинно-коммунистическую, артельную и государственно-коммунистическую собственность на орудия производства.

Анархизм-универсализм утверждает мировое хозяйство: мировое производство, мировое распределение. (...)

Государственный коммунизм прогрессивнее общинного, но и он не убивает в корне зло капиталистического мира, а лишь поднимает его, переносит его в более высокую сферу, он оставляет свободную торговлю между народами, между государствами, он оставляет конкуренцию, постоянное соперничание между национальными хозяйствами, он национализирует торговлю, он расширяет Сухаревку до общенационального масштаба, но он не уничтожает ее. (...)

(...) Национальное государственное хозяйство должно перейти в универсальное. Мы, анархисты-универсалисты, провозглашаем космоэкономизм. Мы требуем универсализации орудий производства и предметов потребления.

Лишь при универсальном хозяйстве будет уничтожен обмен, являющийся следствием несамодостаточности национально-государственного или общинно-коммунистического хозяйства, следствием невозможности удовлетворения всех его потребностей, что служит постоянным неисчерпаемым источником раздоров.

Лишь при универсализации будет восстановлено замкнутое хозяйство, масштаб же его будет мировой. Мировое хозяйство будет анархическим хозяйством, хозяйством без хозяев.

V. ОБЩИННОЕ ПРАВЛЕНИЕ, ГОСУДАРСТВО, НАЦИОНАЛЬНОЕ ПРАВЛЕНИЕ, МИРОВОЕ САМОПРАВЛЕНИЕ

Политика и экономика находятся во взаимоотношении. Космоэкономизм немыслим без космополитизма. История нас учит, что политическая организация в отношении объема опережает экономическую, когда последняя была частновладельческой, мелкой, “торговым делом”, ограничивалась одной самостоятельной “фирмой”, и тогда уже политическая организация охватывала целые края, имея вид организованного государства.

Мы, анархисты-универсалисты, требуем, чтобы хозяйственная организация стала мировой, тем более политическая. (...)

(...) Международный оборот, международные отношения в политике есть то, что в экономике называется обменом, дипломат есть тот же посредник.

Этот оборот нам доказывает, что чувствуется потребность в слиянии, единении, что международные отношения должны стать планомерными и организованными, что государственное устройство неудовлетворительно не только касательно внутреннего распорядка управления и правления, но и относительно объема самой организации общежития. Государственные формы слишком тесны, государственные границы слишком узки, чувствуется постоянная неудовлетворенная потребность в приращениях, в присоединениях как территории, так и населений, богатств и рынков. И современное капиталистическое буржуазное хозяйство не могло уложиться в прокрустово ложе политического единства, именуемого государством, оно всегда рвалось наружу, стремилось вовне, оно всегда старалось перейти через границу, через политический рубеж, желая ворваться в чужие края, в чужие страны. (...)

Мы провозглашаем универсализацию территорий, национальных земель, родин, отечеств, клочков земли, захваченных войнами, убийствами, кровопролитиями.

Частная собственность есть кража, а национальная собственность на землю, на орудия производства есть грабеж мира. Человечества.

Мы провозглашаем космополитизм, все национальные перегородки, отделяющие человека от человека, должны быть стерты. Человечество в виде союза объединенных личностей, “ИНТЕРИНДИВИДУАЛ” населяет, владеет миром, Универсумом.

Тогда и только тогда, когда будет создано мировое политическое единство, когда на авансцену истории выступит человечество в виде единой реальной сплоченной силы, будет положен конец всякому империализму, всяким войнам, всяким кровопролитиям.

И мир воцарится на земле.

Как анархизм-универсализм провозглашает мировое хозяйство без капиталистов, без хозяев, так он утверждает мировую политику без политиков, без специальных правителей, без государственных мужей, без наследственных или выборных деспотов, тиранов и без жуликов дипломатов, он отвергает всю эту свору, сосущую кровь угнетенных.

Институты правления из государственно-национальных станут универсальными и будут преобразованы в институты самоправления. Референдум, плебисцит, анкеты, резолюции станут постоянными пособиями самоправления.

Для того, чтобы общежитие могло достигнуть всемирного универсального объема, оно должно пересоздать свою внутреннюю организацию, оно должно вымести из себя все антагонистические элементы, удалить все центробежные силы, имеющие вид политических и экономических противоречий, таящихся в нем, в противном случае оно развалится, рассыплется, ибо энергия отталкивания одолеет энергию сцепления. Универсальное общежитие должно уничтожить основное деление — оставшееся в сохранности при социалистическом-коммунистическом государстве, которое даже наоборот, при осуществлении государственного коммунизма-социализма получает свою особую выпуклость, особую рельефность, — на организаторов и организуемых, на принимающих прямое и непосредственное участие в правительственной деятельности и на обреченных, осужденных на косвенное участие, на вечную пассивность, на постоянное послушание. (...)

Конкретное государство по существу национально, ограниченно в пространстве и в населении, анархия же, наоборот, по существу всемирна и ей абсолютно безразличны всякие границы и пределы, она не укладывается в рамки одного государственного организма, в пределы обитания одного народа, она для всех людей, для всего мира, она мыслится, как объединение человечества, как общежитие, охватывающее весь мир.

VI. УНИВЕРСАЛЬНЫЙ СОВЕТ ТРУДЯЩИХСЯ. УНИВЕРСАЛЬНЫЙ СОВЕТ ДЕЛЕГАТОВ. УНИВЕРСАЛЬНЫЙ СОВЕТ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

(...) В период перехода от этатизма к универсализму мы признаем двухсистемную регулировку общежития, оставляя отделенность управления от правления, так сказать исполнительную функцию от регламентарной. Функцию правления выполняет совет трудящихся, функцию управления выполняет совет рабочих делегатов, а не депутатов. Депутатство, являющееся осколком буржуазного демократизма, зиждущегося на представительном начале, мы совершенно отвергаем.

Институты правления должны быть не представительными, репрезентативными, в которых трудящиеся участвуют лишь косвенно, а самодеятельными, директивными, в которых трудящиеся участвуют прямо, а не косвенно.

Место парламентаризма займет плебисцитаризм, референдумизм.

Правление трудящихся будет трехчленным, всеобщим, за исключением умалишенных и детей младшего возраста, равным, все принимают одинаковое участие и прямым, участие не косвенное через депутатов, а непосредственное, сам высказываясь по всем общим вопросам благоустроения общежития, регулирования общежительных отношений и взаимоотношений; тогда собственно не будет правление, а самоправление.

Всеобщее, равное, прямое и пропорциональное (принимая во внимание большинство и меньшинство) правление может быть осуществлено посредством анкетной системы и референдумизма, создавая особые органы для публикации резолюций, решений и прочих волеизъявлений, вынесенных трудящимися по предприятиям. (...)

Универсальный Совет трудящихся — это все трудовое Человечество, правящее своим мировым общежитием не парламентарно, а референдументарно, Человечество, собранное воедино не физически, не пространственно, а психологически, социологически, сообщается, обмениваясь своими мнениями письменно через свою специальную политическую прессу, рассылая и публикуя свои резолюции. Всем этим технически руководит комиссия плебисцитариев, выполняющая функцию, так сказать, статистического политического бюро. (...)

Универсальный Совет делегатов, который стоит во главе всей экономической и политической и прочей деятельности универсального общежития, он координирует и направляет функции общежития, но компетенция его чисто исполнительного характера, он руководствуется во всей своей деятельности решениями всех трудящихся всего мира, высказанных ими в резолюциях, руководствуется исключительно решениями Универсального Совета трудящихся. (...)

И после периода натиска и бури, когда жизнь войдет в колею, Универсальный Совет трудящихся, упразднив Универсальный Совет делегатов, станет Универсальным Советом человечества.

Печатается по: Гордин А. Л. Анархизм-универсализм: К обоснованию программы. М., 1920. С. 5—21, 24, 26—30,32,34,36—37.

ИЗДАНИЯ ПРОИЗВЕДЕНИЙ

Гордины, бр. Долой анархизм. Пг., 1917; Они же. Беседы с анархистом-философом. Пг., 1918; Они же. Манифест пан-анархистов. М., 1918; Они же. План человечества. М., 1918; Они же. Интериндивидуализм. М., 1921.