Гиро П. Частная и общественная жизнь римлян

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава V. Жилище

2. Домашняя обстановка

1. Стулья, кресла и пр. Слово sella обозначало вообще мебель, предназначенную для сидения, но виды этой мебели были чрезвычайно разнообразны. Стулья со спинкой назывались cathedra; они были похожи на наши мягкие стулья, с той только разницей, что их спинки в виде полукруга или большей половины окружности представляли собой весьма удобную опору для верхней части туловища; как спинка, так и сиденье кафедры были снабжены мягкой подушкой. Solium — это кресло домовладыки, трон главы государства и божества. Его прямая и богато украшенная спинка доходила до высоты плеч, а иногда возвышалась даже над головой сидящего; по бокам были ручки массивной работы, на сиденье — подушка; он стоял на высоких ножках или на крепких подмостках. До нас не дошло ни одного деревянного solium'a, но сохранилось несколько мраморных тронов этого типа. Чисто римской мебелью было так называемое «курульное кресло» (sella curulis) или, вернее, табурет с плоским сиденьем из слоновой кости, позднее из металла, без спинки, на кривых ножках, которые перекрещивались в виде буквы X. Право сидеть на курульном кресле принадлежало лишь консулам, преторам, пропреторам, курульным эдилам, диктаторам, начальникам конницы, а в позднейшее время и квесторам; из жрецов этой привилегией пользовался фламин Юпитера. Subsellium представлял собой довольно низкую скамью, на которой садились рядом должностные лица плебеев, как напр., народные трибуны, плебейские

156

эдилы. Bisellium — двухместная скамейка без спинки, предназначалась для муниципальных декурионов [1].

2. Кровати. — Остов кровати часто был деревянный, с инкрустацией из черепаховой или слоновой кости, а иногда делался из дорогого металла; он стоял на ножках художественной работы. Бывали кровати бронзовые и даже из массивного серебра. В середине остова шли в виде решетки бронзовые прутья, на которые клался матрац. Первоначально для подстилки служил простой мешок с соломой, потом к соломе стали примешивать шерсть, хлопчатобумажные очески, пух гусиный и лебяжий. Гелиогабал спал на самом нежном пуху, который выщипывался из крыльев молодых куропаток. Подушки набивались тем же материалом. На кровати расстилали простыни и одеяла, которые делались, смотря по средствам, или из простых материй, или же из тканей, блиставших самыми красивыми оттенками цветов, великолепными вышивками и отделкой. Одна из нескольких подушек (pulvinus) у изголовья для того, чтобы класть на нее голову или опираться левым локтем, довершала убранство постели.

Ложе у римлян имело совсем особое назначение. В древнейшие времена ели сидя, но потом распространился обычай возлежать за столом. С этой целью вокруг четырехугольного стола помещалось три низких ложа; четвертая сторона оставалась открытой, чтобы удобнее было подавать кушанья. На каждом ложе помещалось по три человека. Если обедают больше, чем 9 человек, то в той же комнате накрывались еще столы. Стол с тремя ложами вокруг назывался triclinium. В конце республики стали входить в моду круглые столы вместо четырехугольных; тогда три прямых ложа заменялись одним полукруглым, называвшимся sigma или stibadium. Римляне украшали свои triclinia весьма роскошно: ложа покрывались мягкими подушками и драгоценными
__________

[1] Муниципальные декурионы — члены городского совета. — Ред.

157

коврами, во всем помещении расставлены были художественные произведения на весьма изящных подставках.

3. Столы. — Кроме больших обеденных столов у римлян были и другие, меньших размеров и более легкие, так что их можно было свободно переносить. Обыкновенно у ложа стоял столик одинаковой с ним высоты на деревянных, металлических или каменных искусной работы ножках; но особенно роскошны были верхние доски, которые делались из дорогого металла, редких камней или драгоценного дерева. Из самого красивого дерева делались столики на одной ножке. Наиболее драгоценными считались доски из thya cypressoides; это дерево росло в Африке на Атласских горах, и его ствол достигал иногда нескольких футов толщины; у римлян оно называлось citrus. Верхние доски столов, смотря по рисунку дерева, разделялись на тигровые, крапчатые, волнистые, с павлиньим пером и т. д. Часто стол обкладывался только фанерой дорогого дерева. Такие драгоценные столы не служили, конечно, для обычного употребления: это были предметы роскоши. Всевозможные безделушки изящной художественной работы расставлялись на этих маленьких столиках, снабженных бортом по краям. Их находили во множестве в Помпеях; особенно любопытен один, с остроумным механизмом, посредством которого доска могла подниматься и опускаться. Домашнюю утварь, в особенности посуду, ставили на треножник. Ножки этих последних обыкновенно имели на конце вид лапы с когтями какого-нибудь животного и были украшены листьями или скульптурными изображениями, верх был плоский или представлял собою впадину.

4. Домашняя утварь. При раскопках, особенно в Помпеях, было найдено множество бронзовых предметов домашней утвари; их изящный вид и удобное устройство представляют значительный интерес. Вот, напр., поставленный на треножник котелок, похожий на разрезанное пополам яйцо, с довольно маленьким отверстием и ручкой; закрывался он крышкой, которая прикреплялась цепочкой к шейке

158

этой посудины. А вот другой котелок, который вешался на огонь за ручку; в нем кипятили воду и варили пищу. Римское ведро с выпуклыми стенками отличалось от современного тем, что имело разнообразные украшения на краях. Были и кастрюли, похожие на наши. Масло топили на плоских сковородах со слегка выпуклыми краями. Какая-то посудина вроде сковороды квадратной формы с четырьмя впадинами (apalare) и с ручкой служила, может быть, для приготовления яичницы; другая представляла собой, очевидно, маленькую лопаточку для сажания в печь пирожков.

Блюда (patinae) чаще всего были глиняные, у богатых они делались из драгоценного металла чеканной работы. По свидетельству Плиния Младшего, в Риме перед диктаторством Суллы было много серебряных блюд, весивших 32 килограмма каждое; один раб Клавдия имел блюдо в 160 килограммов.

Виды чаш и ваз, названия которых вроде calix, patera, scyphus, cyathus указывают на греческое происхождение, были также разнообразны у римлян, как и у греков. Они были гладкие или с рельефным орнаментом, некоторые были даже украшены гранеными камнями. «Мы пьем, — говорит Плиний Младший, — из сосудов, украшенных драгоценными камнями; мы вставляем изумруды в чаши; напиваясь пьяными, любим подносить к губам целые богатства Индии, причем золото служит только для оправы».

Во всех европейских музеях есть римская стеклянная утварь, которая извлечена, большей частью, из могил. Чаще всего встречаются хорошенькие склянки для лекарств или для духов из белого и цветного стекла; находят также чаши и бутылки всевозможных размеров и форм; наконец, урны, оепасhoe, calices, более или менее значительных размеров, и блюда. Некоторые из них темно-синего или зеленого цвета. На других замечаются

159

разноцветные полосы в виде зигзагов, спиралей, или похожие на мозаику. Есть стаканы с разноцветным отливом. Одна из самых знаменитых ваз — это так называемая портландская, найденная в XVI веке в саркофаге, который выдавался за гробницу Александра Севера; эта ваза находится в настоящее время в Британском музее.

Римляне особенно ценили сосуды из янтаря. Помпей первый добыл янтарную вазу после своей победы над Митридатом и посвятил ее Юпитеру Капитолийскому. Консульский муж [1] Петроний имел маленький бассейн из янтаря. Очень высоко ценилась также и хрустальная посуда.

Для черпания и наливания жидкостей служили роскошные металлические сосуды. Ручки их, более или менее изогнутые, украшались по краям и посредине масками, фигурками и пальмовыми листьями; изящные края сосуда окружены были гирляндами из виноградных и других листьев; тонкий и стройный в нижней части, такой сосуд кверху расширялся, образуя выпуклые бока; снаружи
__________

[1] «Консульским мужем» или «консуляром» (vir consularis) назывался человек, занимавший когда-либо должность консула. — Ред.

160

он был гладкий или покрыт чеканной работой. Таковы были кувшины, из которых лили воду на руки после пира; в них хранили также вино и из них совершали возлияния во время богослужения.

Два предмета, найденные в Помпеях, заслуживают особого внимания по своему оригинальному устройству. Один из них сделан из бронзы и имеет вид крепости. Стенки его, довольно толстые и внутри пустые, снабжены на всех четырех углах башенками, которые могли закрываться крышками. Внутренность этого сооружения наполнялась кипятком, который наливали в башни, сбоку был кран. Вода довольно долго оставалась горячей и могла согревать маленькие блюда, которые ставились на верхнюю часть стен. Более значительные по размеру блюда ставились, без сомнения, в середину этого сосуда, наполненную водой, которая нагревалась горячими стенками его. Другой предмет представляет собой четырехугольный ящик на весьма изящных ножках; в одном углу его помещался довольно высокий сосуд, имевший форму бочки с крышкой наверху; под самой крышкой к стенке сосуда было прикреплено изображение маски с разинутым ртом, предназначенное, по-видимому, для того, чтобы скрывать отверстие для выхода паров изнутри. Этот сосуд сообщался с другим, имевшим форму полукруга, стенки его были двойные, на половине высоты их была другая маска, через рот которой также выходил пар. Три птицы, прикрепленные к верхнему краю сосуда, служили, очевидно, подставками для котла.

Множество ваз служили исключительно для украшения. Римляне расставляли в комнатах, под портиками, в саду большие роскошные вазы, имевшие формы кратеров, амфор, урн и патеров. Такие вазы делались из мрамора, порфира и других каменных пород, из бронзы и других драгоценных металлов.

Глиняные dolia, amphorae, cadi заменяли наши бочки, и в них хранили вино. Они были грубой работы и большей частью не имели ручки, или же были снабжены двумя маленькими ручками по бокам. В первом случае эти сосуды имели очень выпуклые стенки, что делало их похожими на тыквы; во втором случае они были тонкие, длинные, с заостренным нижним концом; такие амфоры зарывались

161

наполовину в землю или же прислонялись одна около другой вдоль стенки.

5. Лампы и подсвечники. Первоначально римляне употребляли для освещения своих жилищ факелы из воска и сала, а также смолистые лучины. Позднее изобретена была масляная лампа (lucerna). Каково бы ни было светильное вещество, лампа состояла из следующих частей: резервуара (discus), выпуклого, круглого или эллиптического, шейки (nasus), через которую проходил фитиль, и ручки (ansa). Лампа делалась обыкновенно из терракоты, иногда полированной. Были лампы в одну, две и даже до двенадцати горелок. Резервуар и горлышко часто были украшены рельефами, изображавшими мифологические сюжеты, животных, сцены из частной жизни и военного быта, борьбу гладиаторов, цветы, листья. Некоторые

162

лампы стояли на нише, в которой восседал подземный бог; другие имели форму ноги, обутой в сандалию. Бронзовые лампы были гораздо более изящны; в Геркулануме и Помпеях найден целый ряд прелестных экземпляров таких ламп. Для снимания нагара употреблялись маленькие щипчики или же особое орудие, похожее на багор.

В больших помещениях лампы ставились на подставки или же подвешивались на цепях к ним, а также к потолку. У

163

бедных эти канделябры делались из дерева или металла и были очень простой работы; у богатых же, напротив, они представляли собой художественное произведение искусства. Такая лампа обыкновенно ставилась на подставку, изображающую собой стержень тонкой колонны от 3 до 5 футов вышины, иногда с канелюрами (продольными желобками), иногда в виде древесного ствола; этот стержень опирается на базис, чаще всего сделанный в виде трех ног какого-нибудь животного; сверху была маленькая капитель или человеческая фигурка, поддерживающая диск, на который и ставилась лампа. Фантазия художника оживляла иногда эту колонку изображениями всевозможных зверей. На одной из них, напр., ласточка, или кошка ползет, собираясь напасть на стаю голубей, спокойно сидящих на краю диска.

Кроме таких цельных канделябров были и другие, которые можно было по желанию поднимать или опускать при помощи ручки.

Иногда устраивались стойки, к которым прикреплялось сразу несколько ламп. Они представляли собой также колонны с базисом и капителью, но из этой последней выходило в разные стороны несколько изящно выгнутых ручек, к которым подвешивались на цепях лампы.

Все эти снаряды для освещения имели незначительный вес, и их легко можно было перемещать. Но были и такие канделябры, которые вследствие своей тяжести почти никогда не переносились. Они были различной величины и делались из бронзы или мрамора. В торжественных случаях на их верхушке зажигали пылающие огни.

(Guhl et Коnег. La vie antique, II, pp. 211 et suiv., trad Trawinski, cher Rothschild).