Спиркин А.Г. Философия

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава 9. УЧЕНИЕ О БЫТИИ

§ 10. Основные категории философии

Общее понятие о категориях. Все, что человек знает об окружающем его мире и о самом себе, он знает в форме понятий, категорий. Категории — это наиболее общие, фундаментальные понятия той или иной. науки, философии. Все категории суть понятия, но не все понятия — категории. Даже самая простая мысль, например: “Три желтых листа упали на землю”, заключает в себе такие понятия, как “предмет” (листья, земля), “качество” (желтый), “количество” (три), “движение” (падать). Без понятий, категорий невозможны мышление, познание свойств предметов, их связей с другими предметами, их развитие. Если мы, воспринимая объекты, не подводим их под какие-либо понятия, категории, то мы вообще обречены на то, чтобы бессмысленно смотреть на вещи. Итак, о мире в целом, об отношении человека к миру мы мыслим категориями, т.е. предельно общими понятиями.

Каждая область знания имеет свои особые категории. Например, физика пользуется такими категориями, как “атом”, “масса”, “энергия” и др. Биология использует понятия “организм”, “наследственность”, “изменчивость” и др. Но наряду с этими люди пользуются категориями, которые свойственны любой науке и знанию вообще. Конкретные науки изучают особые связи явлений, существующие в той или иной области действительности. Задача философии состоит в изучении наиболее общих связей, законов, свойственных всем явлениям мира и мышлению. Возьмем, например, причинные связи. Они имеются и в физических процессах, и в живой природе, и в обществе, и в мышлении. Каждая наука исследует причинные связи применительно к своей области: физик изучает физические причинные связи, биолог — биологические и т.д. Общее же во всех этих причинных связях является предметом изучения философии. Точно так же обстоит, например, с качеством, количеством, формой и содержанием, сущностью и явлением, взаимодействием, развитием и т.д.

Категории — это формы отражения в мысли универсальных законов объективного мира.

С некоторыми основными категориями мы уже познакомились. Это прежде всего категории материи, движения, пространства, времени, конечного, бесконечного и др. Но этим далеко не ограничивается система категорий. История философии выработала и такие категории, как причина и следствие, форма и содержание, необходимость и случайность, возможность и действительность и др. Эти и другие категории формировались в сознании по мере того, как человек миллиарды раз сталкивался и учитывал реальные причинно-следственные, пространственно-временные отношения вещей, их качественную и количественную стороны. Логические категории являются формами мысли и определениями бытия.

Выражая как бы каркас мира, категориальная структура мышления очень устойчива, но вместе с тем изменчива, исторична. Особенно подвижным является содержание категорий. Сравните, например, то, как понимали материю в древности и как эта категория осмысливается в системе современной картины мира. То же можно оказать и о других категориях, например о рассмотренных нами пространстве, времени и т.п.

Являясь результатом отражения объективного мира в процессе его практического преобразования, категории становятся средством познания действительности с целью ее дальнейшего более широкого и более глубокого преобразования. Следовательно, категории играют большую методологическую роль в науке. Без них вообще невозможно научное мышление ни в одной области знания.

Каждая из категорий отражает какой-либо общий закон, принцип бытия сущего, а все вместе они охватывают мир как целое, отношение человека, к миру. Единая система категорий отражает единство мира, всеобщую связь, взаимодействие и развитие вещей. Порядок расположения категорий основывается на учете возрастающей сложности объективных связей и движения познания от простого к сложному. Процесс развития явлений состоит в том, что они шаг за шагом переходят от простых к сложным, ЦУГ низших к высшим. В такой же последовательности совершается и познание.

Исходной философской категорией является категория бытия. По существу, все остальные категории с различных сторон характеризуют содержание, всевозможные проявления свойств, отношения, развитие сущего: движение — способ существования сущего, пространство и время — формы его существования. Качество, количество, причина и следствие и другие категории — все это также характеристика бытия.

Категории взаимосвязаны между собой и в определенных условиях переходят друг в друга: случайное становится необходимым, единичное — общим, количественные изменения влекут за собой изменения качества, следствие превращается в причину и т.д. Эта текучая взаимосвязь категорий есть обобщенное отражение взаимосвязи явлений действительности. Все категории являются категориями историческими, так что не существует и не может существовать какой-нибудь одной неподвижной системы категорий, данной раз и навсегда. В связи с развитием мышления и науки возникают новые категории (например, информация), а старые категории наполняются новым содержанием. Любая категория в реальном процессе человеческого познания, в науке существует только в системе категорий и через нее.

Всеобщая связь и взаимодействие. В мире нет ничего стоящего особняком. Любой предмет — звено в бесконечной цепи, соединенное как бы “крючочками” с окружающими звеньями. И эта вселенская цепь нигде не разорвана: она объединяет все предметы и процессы мира в единое целое, она носит всеобщий характер. В бесконечной паутине связей — жизнь мира, его история. В неорганической природе существуют механические, физические и химические связи, предполагающие взаимодействие либо через различные поля, либо путем непосредственного контакта. Живая природа характеризуется более сложными связями — биологическими, которые выражаются в различных внутривидовых и межвидовых отношениях особей, а также в их отношениях с внешней средой (1) . Например, вся жизнь на Земле связана с Солнцем. А как многообразны связи клеток, органов внутри организма. В общественной жизни связи усложняются: образуются производственные, классовые, семейные, родственные, национальные, государственные, международные связи и др. Связи существуют не только между предметами в рамках данной формы движения материи, но и между всеми ее формами, образуя как бы единый, бесконечно гигантский клубок. В нашем сознании не может возникнуть мысли, которая не выражала бы реальных связей и в свою очередь не была бы связью представлений, понятий.

Связь — это зависимость одного явления от другого в каком-либо отношении. К основным формам связи относятся: пространственные, временные, генетические, причинно-следственные, существенные и несущественные, необходимые и случайные, закономерные, непосредственные и опосредованные, внутренние и внешние, динамические и статические, прямые и обратные и др. Связь — это не предмет, не субстанция, она не существует сама по себе, вне того, что связано. Любая связь имеет свое основание, благодаря которому возможна та или иная связь. Например, гравитационные свойства материальных систем обусловливают силовую связь космических объектов; заряд ядра атома — связь в периодической системе элементов; материальное производство и общность интересов служат Основанием связи людей в обществе. Для реализации той или иной связи необходимы определенные условия. Они различны для различных систем. Так, гравитационная связь возможна лишь при условии определенного расстояния между объектами.

Явления мира находятся не только во взаимной зависимости, они взаимодействуют: один предмет воздействует определенным способом на другой и испытывает его воздействие на себе. При рассмотрении взаимодействующих объектов необходимо иметь в виду, что одна из сторон взаимодействия может быть ведущей, определяющей, а другая — производной, определяемой. Исследования различных форм связей и взаимодействия — первостепенная задача познания. Связь, взаимодействие — вот первое, что выступает перед нами, когда мы рассматриваем тот или иной объект. Мы, разумеется, не всегда задумываемся над этим, что понятно: нельзя же только и думать о связи всего со всем и о взаимодействии в масштабе Вселенной, когда мы решаем простые житейские вопросы. Однако, когда мы беремся рассуждать о сложных проблемах, то в данном вопросе нельзя не смотреть “дальше своего носа”.

Игнорирование принципа всеобщей связи и взаимодействия пагубно сказывается в практических делах. Так, вырубка лесов введет к уменьшению количества птиц, а это сопровождается увеличением числа сельскохозяйственных вредителей. Истребление лесов сопровождается обмелением рек, эрозией почвы и тем самым снижением урожаев.

Развитие. Определенный тип связей и взаимодействия образует направление, тенденцию — откуда и куда. Во Вселенной нет ничего окончательно завершенного. Все находится в пути к иному. Развитие — это определенно направленное, необратимое изменение объекта: или просто от старого к новому, или от простого к. сложному, от низшего уровня ко все более высокому. Развитие необратимо: через одно и то же состояние все происходит лишь однажды. Невозможно, скажем, движение организма от старости к молодости, от смерти к рождению. Развитие — это двойной процесс: в нем уничтожается старое (2) и на его месте возникает новое, которое утверждает себя в жизни не путем беспрепятственного развертывания своих потенций, а в суровой борьбе со старым. Между новым и старым есть и сходство, общее (иначе мы имели бы лишь множество не связанных между собой состояний), и различие (без перехода к чему-то другому нет развития), и сосуществование, и борьба, и взаимоотрицание, и взаимопереход. Новое возникает в лоне старого, достигая затем уровня, не совместимого со старым, и последнее отрицается. Старое рано или поздно должно умереть, чтобы молодое могло жить. Вечная игра жизни безжалостна, как смерть, неотразима, как рождение. Помните у А.С. Пушкина:

...у гробового входа

Младая будет жизнь играть...

Наряду с процессами восходящего развития существует и деградация, распад систем — переход от высшего к низшему, от более совершенного к менее совершенному, понижение уровня организации системы. Например, деградация биологических видов, вымирающих в силу неспособности приспособиться к новым условиям. Когда деградирует система в целом, это не значит, что все ее элементы подвергаются распаду. Регресс — противоречивый прогресс: целое разлагается, а отдельные элементы могут прогрессировать. Далее, система в целом может прогрессировать, а некоторые ее элементы — деградировать, например прогрессивное развитие биологических форм в целом сопровождается деградацией отдельных видов.

Во Вселенной в целом значительное место занимают циклические процессы, например взаимопревращение элементарных частиц. Если в одних конкретных системах Вселенной преобладает поступательное развитие, то в других возможна деградация. Согласно современным представлениям, известная науке ветвь поступательного развития состоит из дозвездной, звездной, планетной, биологической, социальной и гипотетической метасоциальной ступеней структурной организации сущего.

Принцип развития имеет огромное методологическое значение. Чтобы проникнуть в тайну вещи, нужно разведать тайну ее происхождения. Правильное понимание истории становления явления помогает уяснить суть развитого явления. Вместе с тем по мере углубления в настоящее состояние объекта мы открываем все новые углы зрения на прошлое: низшие формы развития лучше поднимаются лишь в свете тех тенденций, которые полностью выявляются на уровне зрелого состояния изучаемого объекта.

Идея закона. Познание мира убеждает нас в том, что в мире всюду имеется некоторая правильность, порядок: планеты движутся строго по своим причудливым путям, осень сменяется зимой, молодое старится и уходит из жизни, ему на смену нарождается новое. Bce в мире, начиная от движения элементарных частиц и кончая гигантскими космическими системами, подчинено определенному порядку. У Вселенной есть свой “кодекс законов”, все введено в их рамки. Так, закон всемирного тяготения гласит: все тела притягиваются друг к другу с силой, прямо пропорциональной их массам и обратно пропорциональной квадрату расстояния между ними. Строение кристалла, организма животного и человека и вообще всего существующего подчинено определенным законам. Закон всегда выражает связь между предметами, элементами внутри предмета, между свойствами предметов и в рамках данного предмета. Но не всякая связь есть закон: связь может быть необходимой и случайной. Закон — это необходимые, устойчивые, повторяющиеся, существенные связи и отношения вещей. Он указывает на определенный порядок., последовательность, тенденцию развития явлений.

Необходимо различать законы строения, функционирования и развития системы. Законы могут быть менее общими, действующими в ограниченной области (закон естественного отбора), и более общими (закон сохранения энергии). Одни законы выражают строгую количественную зависимость между явлениями и фиксируются в науке математическими формулами. Другие не поддаются математическому описанию, например закон естественного отбора. Но и те и другие законы выражают объективную, необходимую связь явлений.

Различают динамические и статистические законы. Динамический закон — это такая форма причинной связи, при которой начальное состояние системы однозначно определяет ее последующее состояние. Динамические законы бывают разной степени сложности. Они приложимы ко всем явлениям вообще и к каждому из них в отдельности, разумеется, из числа тех, которые подвластны данному закону; так, каждый брошенный вверх камень, подчиняясь закону тяготения, падает вниз.

Науке известны и такие события, которые не укладываются в рамки динамических законов. В 1 куб. см воздуха у поверхности Земли примерно 30 000 000 000 000 000 000 молекул вещества. Исследовать все столкновения частиц между собой — пустая затея. Уже в середине прошлого века физики поняли, что можно изучать свойства громадных скоплений частиц вещества, не вдаваясь в подробности механического поведения каждой отдельной частицы. Температура, давление, плотность, вязкость, электрическая проводимость — все это свойства “коллективов” частиц, и для изучения этих свойств понадобилось именно статистические закономерности.

Наука, не имея возможности предсказывать поведение индивидуальных компонентов некоторых систем, точно предсказывает поведение целого. Случайность в поведении индивидуального подчиняется закономерностям жизни целого. Статистическая закономерность характеризует массу явлений как целое, а не каждую часть этого целого. Если несчастный случай должен произойти на каждом миллионе километров пути, то это не относится к каждому, кто прошел этот путь: случай может “настигнуть” человека и на первом километре. Посредством раскрытия закономерностей, действующих в мире, достигается предвидение будущего, осуществляется претворение теории в практику. Отраженные в мышлении закономерности составляют сердцевину любой науки. Власть человека над окружающим миром измеряется объемом и глубиной знания его законов.

Единичное, особенное и общее. Как похожи, к примеру, листья на клене Но среди них мы не найдем ни одной совершенно тождественной пары. Нет ничего абсолютно тождественного ни другому, ни даже самому себе. Вещи различны и внутри себя, и между собой. Есть выражение: похожи, как две капли воды. Но две капли воды, говорит Г. Лейбниц, рассматриваемые через микроскоп, оказываются различными. Чистое тождество может существовать лишь в абстракции, как формальное тождество, согласно которому А = А. Реально же существует только конкретное тождество, предполагающее внутри себя различие. Тождество и различие — это отношение объекта к самому себе и к другим, характеризующее устойчивость и изменчивость, равенство и неравенство, сходство и несходство, одинаковость и неодинаковость, повторяемость и не повторяемость, непрерывность и прерывность его свойств, связей, а также тенденций развития. Тождество и различие имеют свои степени, градации. Вся история развития общества от первобытного состояния до современности — это различие стадий развития одной и той же формы бытия. Весь путь развития начиная от элементарных частиц до предполагаемых космических цивилизаций-— это различные стадии развития сущего. Тут и тождество, и различие. Не существует ни чистого тождества, ни чистого различия.

Допустим, что имеются два объекта, все свойства которого абсолютно тождественны. Но ведь тогда они обязаны занять одно и то же место в одно и то же время. Если бы это было так, то перед нами были бы уже не две, а одна вещь. Однако вещи занимают разные положения в пространстве и во времени. Значит, они находятся в различных связях с другими вещами, а это в свою очередь не может не привести к различию их свойств в данный момент. На том же основании можно утверждать, что вещи, события абсолютно неповторимы. Ничто не происходит дважды. Нет повторений в жизни и в истории: каждое мгновение ново, небывало и своеобразно.

В “лепке” единичного участвует колоссальное множество неповторимых условий, масса случайностей. В примере с листьями клена разница в освещении, температуре, микроклимате и т.д. обусловила разницу в размерах, оттенках цвета, формы, массы листьев и др. Природа не терпит штампов. Она неистощима в творчестве индивидуального.

События бывают сходными, подобными, но не абсолютно тождественными. Повторное событие отличается уже тем, что оно происходит в другое время и, стало быть, в новых условиях, накладывающих на него свой отпечаток.

Единичное — это объект во всей совокупности присущих ему свойств, отличающих, его от всех других объектов и составляющих его индивидуальную, качественную и количественную определенность. Отражаясь в нашем сознании в виде чувственного образа или понятия, единичное обозначается именем собственным (Л.Н. Толстой, А.С. Пушкин, Москва, Солнце, Земля и т.п.), или указательным местоимением (этот, тот и др.), или другим конкретизирующим средством языка.

Представление о мире только как о бесконечном многообразии индивидуальностей односторонне, а потому неверно. Бесконечное многообразие — это лишь одна сторона бытия. Другая его сторона заключается в общности вещей, их свойств и отношений. С той же определенностью, с какой мы утверждали, что нет двух абсолютно тождественных вещей, можно говорить, что нет двух абсолютно различных .вещей, не имеющих между собой ничего общего. Все звезды обладают общими чертами, отличающими их от всего другого. То же можно сказать про минералы, растения, животных и т.д. Общее — это единое во многом. Единство может выступать в форме сходства или общности свойств, отношений предметов, объединяемых в определенный класс, множество. Общие свойства и отношения вещей познаются на основе обобщения в виде понятий и обозначаются нарицательными именами: “человек”, “растение”, “закон”, “причина” и т.д.

В каждом единичном заключается общее как его сущность. Например, утверждение, что данный поступок есть подвиг, означает признание за данным единичным действием некоего общего качества. Общее — это как бы “душа”, суть единичного, закон его ; жизни и развития.

Предметы могут обладать различной степенью общности. Единичное и общее существуют в единстве. Их конкретное единство есть особенное. При этом общее может выступать в двояком отношении: по отношению к единичному оно выступает как общее, а по отношению к большей степени общности — как особенное. Например, понятие “русский” выступает как единичное по отношению к понятию “славянин”; последнее выступает как общее по отношению к понятию “русский” и как особенное к понятию “человек”. Итак, единичное, особенное и общее— это соотносительные категории, выражающие взаимопереходы отражаемых предметов и процессов.

Тот или другой предмет приобретает конкретную форму своего существования в зависимости от того процесса, в движение которого он оказывается вовлеченным. Конкретной формой своего существования единичная вещь обязана той системе закономерно Доложившихся связей, внутри которых она возникла и существует в своей качественной определенности. Так, информация, зафиксированная в молекулярных структурах клеточного ядра, является общей программой, в соответствии с которой происходят процессы индивидуального развития организма и передача наследственных свойств от одного поколения к другому. Родовая сущность человека по общей канве наследственности передается из поколения в поколение и в единстве со всей совокупностью естественных и социальных условий “лепит” индивидуальность. Но на этой канве, общей для всех потомков, каждый из них выводит свой особый, неповторимый узор. Над единичным властвует всеобщее, которое безжалостно “заставляет” последовательно гибнуть единичное как пре-, ходящее во имя сохранения общего как чего-то устойчивого. Единичное умирает, но род живет. Вместе с тем единичное служит предпосылкой общего.

Действие общей закономерности выражается в единичном и через единичное, а всякая новая закономерность вначале выступает в действительности в виде единичного исключения из общего правила, будь то рождение нового биологического вида, новых общественных отношений и т.д. Ничто не может возникнуть иным путем. Единичное, будучи вначале случайным, постепенно увеличивается в числе и набирает силу закона, приобретая власть общего. Так возникли нормы морали, так появляются новые моды на что-либо и т.п. При этом в общее превращаются такие единичные “исключения”, которые соответствуют тенденции развития, пребывания, вытекающей из всей совокупности условий. Случайные единичные отклонения отсеиваются и исчезают, взаимно погашая друг друга, дают среднюю равнодействующую, общую закономерность. Общее не существует до и вне единичного, точно так. же единичное не существует вне общего. Их единство и есть особенное. Эта категория преодолевает односторонность, абстрактность того и другого и берет их в конкретном единстве. Особенное есть всегда качественно определенное, конкретное бытие соответствующего класса объектов. Таким образом, особенное богаче общего и единичного.

Правильный учет единичного, особенного и общего играет огромную познавательную и практическую роль. Наука имеет дело с обобщениями и оперирует общими понятиями, что дает возможность устанавливать законы и тем самым вооружать практику предвидением. В этом сила науки, но в этом же кроется ее слабость. Единичное и особенное богаче общего. Только через строгий анализ и учет единичного, особенного путем наблюдения, эксперимента достигается углубление, конкретизация законов науки. Общее раскрывается в понятии только через отражение единичного и особенного. Благодаря этому научное понятие воплощает в себе богатство особенного и индивидуального. Если игнорируется изучение единичного, то тем самым обедняется знание общего, особенного там, где индивидуальные особенности составляют существенную сторону данного объекта, например данной революции в данной стране, данного человека. Так, в понятии “человек” исчезают те бесчисленные индивидуальные особенности, которые характерны, скажем, для М.Ю. Лермонтова и которые воспроизводятся в его индивидуализированном художественном образе. Искусство как раз и заключается в отражении общего в форме единичного и особенного. Принцип индивидуализации важен не только в искусстве, где без него вообще нечего делать, но и в науке и практике.

Например, науке о человеке нельзя не учитывать того, что по деталям анатомического строения и функционирования различных органов, по химическому составу мозга, крови, костей, мышц, .желез, кожи, волос, по составу ферментных систем, реагированию организма на фармакологические препараты, по типам регуляции температуры, чувствительности к боли, требованиям к пище и т.д. люди очень различны. В то же время определяя среднюю скорость движения молекул газа, мы не интересуемся поведением каждой отдельной молекулы: обезличенность молекул никого не обескураживает. Но в медицине совсем иное дело: врач лечит не человека “вообще”, а конкретного человека с его неповторимыми индивидуальными чертами, которые крайне важны для сути дела. Одна и та же болезнь двух больных требует зачастую разных подходов. Каждый больной — это прежде всего человек со всеми его физиологическими и психическими особенностями, с его индивидуальным складом характера, сознанием, настроениями, эмоциями и т.д. Вместе с тем врач не может применять ни одного лекарства, если )но не испытано на массе людей и не приобрело общего значения.

Часть и целое, система. Система — это целостная совокупность элементов, в которой все элементы, настолько тесно связаны друг с другом, что выступают по отношению к окружающим условиям и другим системам как единое целое. Элемент — это минимальная единица в составе данного целого, выполняющая в нем определенную функцию. Системы могут быть простыми и сложными. Сложная система — это такая, элементы которой сами рассматриваются как системы. Любая система есть нечто целое, представляющее собой единство частей. Категория части выражает предмет не сам по себе, не как таковой, а лишь в его отношении к тому, составным компонентом чего он является, во что он входит (например, какой-нибудь орган есть часть организма). Следовательно, категории целого и части выражают такую связь между предметами, когда один предмет как некое сложное единое целое является объединением других предметов и образован из них как из своих частей. Еще Аристотель отметил, что целым считается объект, в составе которого имеется полный набор частей. Часть подвержена действию целого, которое как бы присутствует в своих частях. Так, обладая относительной индивидуальностью, микрочастица в каждый момент как бы “чувствует” влияние системы в целом, свободный атом существенно отличается от атома, входящего в состав молекулы или кристалла. Вместе с тем части влияют на целое: организм — целое, расстройство его части ведет к определенному нарушению целого.

Категории целого и части — соотносительные категории. Какую бы сколь угодно малую частицу сущего мы ни взяли (например, атом), она представляет собой нечто целое и вместе с тем часть другого целого (например, молекулы). Это другое целое есть в свою очередь часть некоторого большего целого (например, организма животного). Последнее есть часть еще большего целого (например, планеты Земля) и т.д. Любое доступное нашей мысли сколь угодно большое целое в конечном счете является лишь частью бесконечно большого целого. Так, можно представить себе все тела в природе частями одного целого — Вселенной.

По характеру связи частей различные системы делятся на три основных типа целостности. Первый тип — неорганизованная (или суммативная) целостность, например простое скопление предметов, подобное стаду животных, конгломерат, т.е. механическое соединение чего-либо разнородного (горная порода из гальки, песка, гравия, валунов и т.п.). В неорганизованном целом связь частей носит механический характер. Свойства такого целого совпадают с суммой свойств составляющих его частей. При этом, когда предметы входят в состав неорганизованного целого или выходят из него, они не претерпевают качественных изменений.

Второй тип целостности —организованная целостность, например атом, молекула, кристалл, Солнечная система, Галактика. Организованное целое обладает разным уровнем упорядоченности в зависимости от особенностей составляющих его частей и от характера связи между ними. В организованном целом составляющие его элементы находятся в относительно устойчивой и закономерной взаимосвязи.

Свойства организованного целого нельзя свести к механической сумме свойств его частей: реки “потерялись в море, хотя они в нем и хотя его не было бы без них”. Ноль сам по себе ничто, а в составе целого числа его роль значительна. Вода обладает свойством гасить огонь, а составляющие ее части порознь обладают совсем иными свойствами: водород сам горит, а кислород поддерживает горение. По словам М.А. Маркова, утверждение, что атом водорода состоит из протона и электрона, строго говоря, неверно: здесь допущена ошибка, похожая на ту, которая допускалась бы во фразе: “Дом построен из сосен...” Эта аналогия призвана образно подчеркнуть тот факт, что масса атома водорода строго уже не равна сумме масс протона и электрона, она несколько меньше: при “подгонке” протона и электрона в систему атома водорода “снята стружка” с массы элементов этой конструкции, которая в виде излучения уносится в пространство.

Третий тип целостности — органическая целостность, например организм, биологический вид, общество. Это высший тип Организованной целостности. Ее характерные особенности — саморазвитие и самовоспроизведение частей. Части органического целого вне целого не только теряют ряд своих значимых свойств, но и вообще не могут существовать в данной качественной определенности: как ни скромно место того или иного человека на Земле как ни мало то, что он делает, но все же он осуществляет дело, необходимое для целого. Органическое целое образуется не путем объединения уже имеющихся в готовом виде частей, например (как полагал Эмпедокл) носящихся в воздухе отдельных органов: голов, глаз, ушей, рук, ног, волос, сердец и т.д. Органическое целое возникает вместе со своими частями. Оно образуется как саморасчлененное на части целое: ощущения, восприятия, представления, понятия, память, внимание не есть нечто разрозненное, они как бы вязаны в один узел, именуемый душой личности. Элементы, входящие в состав целого, обладают некоторой индивидуальностью. И вместе с тем они “работают” на целое. В целом содержатся такие части, изъятие которых нарушает или даже. разрушает целое, но есть и такие, без которых не происходит органических нарушений целого: конечности и желудок ампутируют, а сердце — нет. У частей целого разная степень относительной самостоятельности. В соотношении целого и части есть такая закономерность: чем сильнее сложнее связь между частями, тем больше роль целого по отношению к своим частям и, следовательно, меньше относительная независимость частей от целого.

Принципиально нет предела делимости предметов. Но их деление будет означать переход к качественно иному целому: когда горшок разбивают на части, то получают не уменьшенные горшки, а черепки. Дробление “обезличивает” даже камень. Однако отсеченные куски камня не гниют, а сохраняют “свое каменное лицо”, тогда как отрубленная ветвь дерева вянет и гниет, разлагается. Это в большей мере применимо к живым организмам: курица с отсеченной головой — не курица.

У организма имеются не части в собственном смысле слова, а органы: само слово “организм” указывает на это. Высшей формой выражения органической целостности является общество и различные социальные образования — семья, государство, наука, искусство и т.д.

Чтобы вести научный анализ в нужном направлении, необходимо, чтобы изучаемый объект постоянно “витал” в нашем сознании как нечто целое. Этот метод характерен и для художественного творчества. Метод художника также представляет собой восхождение от целого к частям. Так, первоначально идея “Гамлета” возникла у Шекспира как нечто целостное, а на основе представления о целом он создал различные характеры действующих лиц. Исследуя какое-либо целое, мы путем анализа выделяем в нем соответствующие части и выясняем характер связи между ними. Та или иная система может быть понятна как целое лишь в результате уяснения природы ее частей. Например, природу атомов нельзя было определить до тех пор, пока не были получены данные об их сложном строении и пока теоретически они не были представлены как системы. Недостаточно изучить части без их связи с целым: знающий только части еще не знает целого. Обилие частностей может заслонить целое (это характерная ошибка “ползучего эмпиризма”). Любой единичный предмет может быть правильно понят тогда, когда он анализируется не в отрыве от целого, а в связи с ним.

Каждый орган выполняет соответствующую функцию, и его строение организовано в согласии с этой функцией. По способу своего действия он определен не только своим внутренним строением, но и природой того организма, органом которого он является. Мы заведомо обрекли бы себя на бесполезную трату сил, если бы попытались понять природу человека вне его связи с обществом.

С точки зрения механицизма части целого всегда обладают Меньшим числом свойств, чем целое, и в конечном счете качественное многообразие вещей рассматривается лишь как различные Комбинации частиц материи. Такой взгляд позволяет мириться со всевозможными упрощающими построениями. i' Отвергая так называемый суммативный подход, механически вводящий целое к сумме частей, мы не должны и фетишизировать целостность.

Итак, целое — это не сумма частей, а нечто большее, и это большее создается за счет определенного способа связи элементов данной структуры. Известно, что масса ядра меньше суммы масс всех входящих в ядро частиц протонов и нейтронов. Это объяснятся тем, что масса ядра не складывается механическим образом из масс слагаемых частиц: она зависит также от энергии связи этих частиц.

Никакая область знания не может обойтись без категорий части целого. Эти категории имеют огромное методологическое значение не только в науке, но и в искусстве. Художники, например, хорошо знают, что в правильном соотношении части и целого хранится сокровенная тайна художественности произведения. Когда слушаешь хорошую музыку, то чувствуешь, что в ней каждая нота определена общей темой. Проблема ансамбля в архитектуре точно к же связана с удивительным отношением целого и его частей.

Содержание, структура и форма, симметрия и асимметрия. Каждый объект как-то оформлен, структурно организован, содержателен. Содержание — это единство всех составных элементов объекта, его свойств, внутренних процессов, связей, противоречий и тенденций. В содержание входят не только составляющие тот или иной объект элементы, но и способ их связей, структура. Структура — это как бы душа содержания. При ом из одних и тех же элементов могут быть образованы различные вещи. Например, записи разных слов — “ток” и “кот” — состоят из одних и тех же элементов — букв, и хотя эти объекты падают общностью элементов, они отличаются друг от друга структурой. По способу связей элементов в данном предмете мы узнаем его структуру, которая придает относительную устойчивость и качественную определенность объекту. Структура — это не только способ расположения элементов объекта в пространстве, но и строение определенного процесса во времени, это определенная последовательность и ритм изменения процесса. Она есть единство содержания и формы. Форма — это способ выражения и существования содержания. Так, жидкость в состоянии невесомости, предоставленная сама себе, обретает форму шара, ибо шар — наивыгоднейшее соотношение между поверхностью и объемом тела. Форма может быть внутренней и внешней. Например, внутренней формой художественного произведения является прежде всего сюжет, способ связи художественных образов, идей, составляющих содержание произведения. Внешнюю форму составляют чувственно воспринимаемый облик произведения, его внешнее оформление, например в литературном произведении — художественный язык, стиль. Внутренней формой воды является способ связей посредством электрических сил притяжения ее молекул H2O в жидко-капельном состоянии, а принятие водой формы ведра, в которое ее помещают, — это ее внешняя форма. Внешняя форма выражает связь данного объекта с другими.

Формы различаются по степени своей общности. Форма может быть способом организации и законом жизни и развития единичного предмета, некоторого класса предметов и бесконечного множества предметов.

Форма и содержание едины: нет и не может быть бесформенного содержания и формы, лишенной содержания. Их единство выявляется в том, что определенное содержание “облачается” в определенную форму. Ведущей стороной является содержание: форма организации зависит от того, что организуется. Изменение обычно начинается с содержания. Форма, соответствующая содержанию, способствует, ускоряет развитие содержания. В ходе развития неизбежен период, когда старая форма перестает соответствовать изменившемуся содержанию и начинает тормозить его дальнейшее развитие. Наступает конфликт между формой и содержанием, который разрешается путем ломки устаревшей формы и возникновения формы, соответствующей новому содержанию. Новая форма оказывает активное воздействие на содержание, способствует его развитию. Так, в развитии живых организмов изменения, как правило, начинаются с изменений деятельности органов тела под влиянием изменяющихся условий жизни. Строение же органов Остается до поры до времени без существенных изменений. Противоречие между новым содержанием жизнедеятельности организма И старой формой разрешается тем, что происходит изменение строения. Заметьте: то, что птица умеет летать, видно и тогда, когда она Ходит. Об этом свидетельствуют “обтекаемые” линии ее тела, приспособленного рассекать воздух, легкость и тонкость костной системы, наличие и форма крыльев. Внешность птицы являет собой Как бы овеществленную идею полета. Таким образом, функция организует структуру. Функция зрения определила строение глаза, а груд — наши руки. Но будучи организованной, форма производно Определяет функцию. Единство формы и содержания предполагает их относительную самостоятельность и активную роль формы по отношению к содержанию. Проникая в тайны жизни, биохимия показала, что огромное разнообразие белковых веществ зависит преимущественно от порядка последовательного расположения аминокислот в молекулах. Относительная самостоятельность формы выражается, например, в том, что она может несколько отставать развитии от содержания. Изменение формы представляет собой перестройку порядка связей внутри предмета. Этот процесс развёртывается во времени, осуществляется через противоречия, коллизии, поэтому он “запаздывает” по сравнению с изменением самого содержания. Отставание формы от содержания означает соответствие одного другому. Относительная самостоятельность нормы и содержания выявляется ив том, что одно и то же содержание может облекаться в различные формы.

Мудрость заключатся в том, чтобы не упускать из виду ни содержательную сторону объекта, ни формальную. Как будет показано далее, метод формализации имеет существенное значение в развитии современной логики, в математике и кибернетике. В современной науке получили исключительно широкий размах структурные методы исследования. Это понятно: не проникнув в структуру строения объекта, в закономерную связь его элементов, невозможно раскрыть сущность, понять направление его развития. Форма играет очень большую роль в организации и развитии содержания. Это важно иметь в виду не только в теории, но и на практике, где умелое использование активной роли формы организации труда, производственного процесса, расстановки людских сил может решить ход и исход дела. Мудрость хозяйственного руководства заключается в умении выбрать нужную форму организации дела в данный момент. Выбор и разработка гибких форм — одна из самых важных задач в политике, дипломатии.

Категории формы и содержания, их гармоническое единство имеют колоссальное значение в процессе художественного творчества, где без свободного владения формой невозможно создавать произведения значительного содержания. Чем больше форма художественного произведения соответствует его идее, тем оно удачнее. И великие творения искусства очаровывают нас своей красотой потому, что их форма и содержание находятся в органическом единстве.

Понятия симметрии и асимметрии возникли в рамках частных наук: математике, кристаллографии и др. В последнее время они начали приобретать более общий характер, становясь философскими категориями, имеющими существенное методологическое значение. Симметрия — это соразмерность частей в составе целого. Структурное многообразие мира обусловливает многообразие форм симметрии. В природе даже кристаллы по своей структуре далеки от идеальной симметрии: в них всегда наблюдаются элементы асимметрии. Уже давно было подмечено, что по мере повышения структурной организации материи в противоречивом единстве симметрии и асимметрии все более преобладает асимметрия. Исследование свойств симметрии живого вещества на молекулярном уровне показало, что наиболее существенные структурные элементы — белки, нуклеиновые кислоты, углеводы и т.п. — организованы асимметрично.

Ученые придерживаются разных взглядов на симметрию и асимметрию, но все едины в мнении, что эти категории в истории познания природы служили существенным средством теоретического предвидения, способом открытия ранее неизвестных явлений. Так, кристаллограф Е.С. Федоров и математик Г. Шенфлис на основе идей симметрии и принципов атомизма предсказали существование в природе 230 типов кристаллических решеток. Принцип единства корпускулярно-волновых свойств, лежащий у истоков квантовой механики, связан с идеей симметрии. С ней же связано предсказание античастиц П. Дираком, который писал: “...я считаю вероятным существование отрицательных протонов, ибо, поскольку мы можем еще опираться на теоретические выводы, между положительным и отрицательным электрическими зарядами имеется |полная и совершенная симметрия, и если эта симметрия действительно носит фундаментальный характер, то должно оказаться возможным обращать заряд любого сорта частиц”. Категории симметрии и асимметрии играют большую роль в современных теориях Элементарных частиц.

Идея внешнего и внутреннего. Каждый объект состоит из внутренних и внешних сторон, свойств и отношений. Все, что мы видим, — это жизнь в ее внешних проявлениях. Внешнее — это обнаружение вовне внутреннего, это то, что характеризует предмет со стороны его связи с предметами другой системы отношений. Так, растение обладает рядом внешних свойств — цветом, запахом, размерами и т.д., но ни одно из этих свойств в отдельности, ни их совокупность еще не определяют растение. Процесс общественного развития, взятый со стороны своего внешнего проявления, выступает как переплетение и чередование множества исторических событий и фактов, как результат столкновения бесчисленных отдельных стремлений и отдельных действий.

Категория внешнего выражает и необходимые условия существования и развития предмета. Например, среда, в которой живет организм, — это внешнее по отношению к организму природные условия — внешнее по отношению к обществу.

Внутреннее — это то, что характеризует содержание, сущность, причину, противоречия, законы движения и развития вещи. Понятия внешнего и внутреннего соотносительны: одни предметы внешни по отношению к другим, а внутри этих предметов дни части внешни по отношению к другим частям. То же самое с внутренними.

Внешняя и внутренняя стороны вещей всегда находятся в единстве, взаимно проникают друг в друга. Нет внешнего без внутреннего, и наоборот. И.В. Гете писал:

На скорлупу и на ядро бесцельно

Делить природу: все в ней нераздельно...

Внешние особенности выражают так или иначе внутренние свойства вещей. В единстве внешнего и внутреннего определяющим является внутреннее: в конечном счете источник всякого развития — внутренние противоречия. Внешние факторы определяют жизнь организма, лишь преломляясь через специфику внутренних условий. Внешнее для организма действие микроба оказывает влияние на его внутреннее состояние. Как внешнее микроб может действовать лишь в том случае, если его действие становится элементом внутренней системы жизнедеятельности организма. При этом патогенез представляет собой прежде всего внутренний механизм защиты организма, детерминированный всей его родовой и индивидуальной историей жизни.

Единство внутреннего и внешнего противоречиво. Например, между духовным содержанием личности, ее внутренним, душевным миром и “выражением” есть и определенная связь, единство, и порой разительное несоответствие.

“Как при рассмотрении природы, так и при рассмотрении духовного мира очень важно надлежащим образом понять характер отношения внутреннего и внешнего и остерегаться ошибки, будто лишь первое есть существенное, что только оно, собственно говоря, имеет значение, а последнее, напротив, есть несущественное и безразличное” (3).

В процессе познания мы идем от внешнего к внутреннему: вначале схватываем существенные внешние стороны вещей, потом во внешнем вскрываем внутреннее, т.е. сущность, закон, причину. Таким образом, внутреннее выступает как одна из ступеней научного познания мира. Понять внутреннее в предмете — значит вскрыть присущие ему противоречия. Познание внешнего означает раскрытие того, как обнаруживается внутреннее. Если внутреннее можно понять лишь через внешнее, то истинная природа внешнего может быть понята только при условии понимания внутреннего, глубинного, сущности, которая нам является во внешнем.

Понятие сущности и явления. Развитие познания есть непрестанное движение мысли от поверхностного, видимого, от того, что является нам, ко все более глубокому, скрытому — к сущности. Сущность вещей — нечто лежащее за пределами непосредственных восприятии. Понятие сущности близко, но не тождественно понятиям общего, целого, содержания, внутреннего. Сущность — это главное, основное, определяющее в предмете, по существенные свойства, связи, противоречия и тенденции развития объекта. Она не есть нечто неуловимое, самостоятельное, “сидящее” в вещах. Язык образовал ее из сущего, а ее реальный смысл проще выражается понятием “существенное”, что значит важное, главное, определяющее, необходимое, закономерное. Любой закон окружающего нас мира есть существенная связь между явлениями. Законы науки суть отражения этих существенных связей.

Явление — это внешнее обнаружение сущности, форма ее проявления. В отличие от сущности, которая скрыта от взора человека, явление лежит на поверхности вещей. Но явление не может существовать без того, что в нем является, т.е. сущности. Сущность как-то проявляется. В сущности нет ничего, что не проявлялось бы. Но явление богаче, красочнее сущности хотя бы потому, что оно индивидуализировано и происходит в неповторимой совокупности внешних условий. В явлении существенное связано с несущественным, случайным. Явление может соответствовать своей сущности или не соответствовать ей, степень того и другого может быть различной. Сущность обнаруживается и в массе явлений, и в единичном существенном явлении. В одних явлениях Сущность выступает полно и “прозрачно”, а в других наоборот. диалектический метод мышления позволяет отличать существен-рое от несущественного, являющегося, усматривая критерий для этого различия в практике. Вместе с тем он указывает на то, что их Объективное различие не абсолютно, а относительно. Например, в свое время существенным свойством химического элемента считался атомный вес. Потом выяснилось, что. таким свойством является заряд ядра атома, но атомный вес не перестал быть существенным свойством. Оно существенно в первом приближении, являясь сущностью менее высокого порядка, и свое объяснение оно Получает через свойство более высокого порядка — заряд ядра тома.

Видимость, или кажимость. В процессе чувственного восприятия мы нередко сталкиваемся с тем, что явления кажутся нам не такими, каковы они есть на самом деле. Это и есть видимость, или кажимость. Но видимость не порождение нашего сознания. Она возникает в результате воздействия на субъект реальных отношений в условиях наблюдения. Видимое зависит и от глаз, которые смотрят. Тот, кто признавал вращение Солнца вокруг Земли, тем самым принимал видимое явление за действительное. Глядя на убегающие вдаль железнодорожные рельсы, можно подумать, что они скрещиваются. Как заметил кто-то из футуристов, мы видим, что у бегущей лошади не 4, а 24 ноги. Категория видимости, или кажимости, выражает прежде всего факт несоответствия сущности и ее внешнего обнаружения. Это несоответствие нередко принимает характер явной противоположности.

Из анализа категорий сущности, явления и видимости вытекает важный методологический вывод: чтобы правильно понять то или иное событие, разобраться в нем, необходима критическая проверка данных непосредственного наблюдения, четкое различие кажущегося и реального, поверхностного и существенного. Быть и казаться — это такие стороны объекта, которые требуют постоянного различения, необходимого и в науке, и в искусстве, и в быту, и в личных отношениях.

Идея причинности. Когда одно явление при определенных условиях видоизменяет или порождает другое явление, то первое выступает как. причина, второе — как следствие. Причинность есть связь, всегда вызывающая к жизни нечто новое, превращающая возможность в действительность, являющаяся необходимым источником развития. Цепь причинно-следственных связей объективно необходима и универсальна. Она не имеет ни начала, ни конца, не прерывается ни в пространстве, ни во времени.

Принцип причинности имеет огромное значение в научном познании действительности. Первейшей предпосылкой всякого научного исследования всегда было, по мысли М. Планка, предположение, что во всех событиях естественного и духовного мира имеет место закономерная связь, которая именуется законом причинности.

Любое следствие вызывается взаимодействием по крайней мере двух тел. Поэтому явление-взаимодействие выступает в качестве истинной причины явления-следствия. Иными словами, характеристика явления-следствия определяется природой и состоянием обоих взаимодействующих тел. Лишь в простейшем частном и предельном случае можно представить причинно-следственную

Связь как одностороннее, однонаправленное действие. Например, причиной падения камня на Землю является их взаимное притяжение, подчиняющееся закону всемирного тяготения, а само падение камня на Землю — результат их гравитационного взаимодействия. Но поскольку масса камня бесконечно меньше массы Земли, то сложно пренебречь действием камня на Землю. И в итоге возникает представление об одностороннем действии, когда одно тело (3емля) выступает активной стороной, а другое (камень) — пассивной. Однако в более сложных случаях нельзя абстрагироваться от обратного воздействия носителя действия на другие взаимодействующие с ним тела. Так, в химическом взаимодействии двух веществ невозможно выделить активную и пассивную стороны. Еще более справедливо это при превращениях друг в друга элементарных частиц.

Понимание причинности как одностороннего действия затрудняет понимание развития, его внутреннего источника, состоящего во взаимодействии противоположных сторон внутри данной системы. Временное отношение между причиной и следствием заключается в том, что существует временной интервал в виде запаздывания между началом действия причины (например, взаимодействия двух систем) и началом проявления соответствующего следствия. Какое-то время причина и следствие сосуществуют, а потом причина угасает, а следствие в конечном счете превращается в новую причину. И так до бесконечности.

Внутренний механизм “причинения”, связанный с переносом материи, движения и информации, есть процесс взаимодействия причины и следствия. Следствие распространяет “щупальца” своего влияния не только “вперед” (в качестве новой причины, рождающей новое следствие), но и “назад”, на производящую его причину, видоизменяя, истощая или увеличивая его силы. Взаимодействие причины и следствия именуется принципом обратной связи, который действует во всех самоорганизующихся системах, где происходит восприятие, хранение, переработка и использование информации, как, например, в организме, электронном устройстве и обществе. Без обратной связи немыслимы устойчивость, управление и поступательное развитие системы.

Причина выступает как активное и первичное по отношению к следствию. Но “после этого” не всегда означает “поэтому”. Например, день следует за ночью, а ночь — за днем, однако день не есть причина ночи, а ночь не есть причина дня. Причина их взаимной смены состоит во вращении Земли вокруг своей оси.

Представление о причинности возникло в сознании человека благодаря его практической деятельности. Человек никогда не узнал бы, что огонь может согревать, если бы он на своем повседневном опыте не убеждался в этом.

Познание причинных связей имеет огромное значение для жизни человека, общества, развития науки: вся наша уверенность в жизни покоится на признании причинности и закономерности.

Причинная и функциональная связь. Одним из путей проникновения в причинные связи является изучение функциональных связей. Так, выяснение причин изменения электрической проводимости металла потребовало установления функциональной зависимости, например, между электрической проводимостью и температурой. Познание причин болезней связано с уяснением нарушений соответствующих функций организма. Функциональная связь — это такая зависимость явлений, при которой изменение одного явления сопровождается изменением другого. В самом простейшем случае это выражается в математическом виде как х =f(y), где переменная у именуется функцией переменной х, если каждому значению х соответствует определенное значение у. Важнейшими функциональными связями применительно к экономике являются связи между накоплением и потреблением, национальным доходом и капитальными вложениями, производством средств производства и производством предметов потребления.

С помощью функциональных зависимостей могут выражаться закономерные связи сосуществующих свойств и явлений. В этом случае имеет место обратимость, т.е. возможность перестановки местами независимых переменных и зависимых от них функций. Таковы соотношения между радиусом и площадью круга, между давлением и объемом газа в замкнутом сосуде.

Посредством функциональных связей могут описываться также законы, характеризующиеся необратимостью связей.

Функциональный подход особенно важен, когда предметом изучения являются процессы, внутренний причинный механизм которых пока неизвестен и выступает как своего рода “черный ящик”. Когда же мы хотим объяснить какое-либо явление, нам приходится ставить вопрос о причине.

В науках, особенно естествознании, различают полную причину и причину специфическую, главную и неглавную. Полная причинна — это совокупность всех событий, при наличии которых рождается следствие. Установление полной причины возможно только в довольно простых событиях, в которых участвует сравнительно небольшое число элементов. Обычно же исследование направлено на раскрытие специфических причин события. Специфическая причина — это совокупность ряда обстоятельств, взаимодействие которых вызывает следствие. При этом специфические причины вызывают следствие при наличии многих других обстоятельств, уже имевшихся в данной ситуации до наступления следствия. Эти обстоятельства составляют условия действия причины. Специфическую причину определяют как наиболее существенные в данной ситуации элементы полной причины, а остальные ее элементы выступают в роли условий действия специфической причины. Бывает так, что причиной события выступает сразу несколько обстоятельств, каждое из которых необходимо, но недостаточно для наступления явления. Главная причина — это та, которая из всей совокупности причин играет решающую роль.

Причины бывают внутренними и внешними. Внутренняя причина действует в рамках данной системы, а внешняя причина характеризует взаимодействие одной системы с другой. Так, развитие производства является внутренней причиной движения человеческого общества. Существенное значение имеют и внешние причины, такие, как взаимодействие организма и среды, общества и природы, взаимоотношения государств.

Причины могут быть объективными и субъективными. Объективные причины осуществляются помимо воли и сознания людей. Субъективные причины заключены в целенаправленных действиях людей, в их решимости, организованности, опыте, знании.

Следует различать непосредственные причины, т.е. те, которые прямо вызывают и определяют данное действие, и опосредованные причины, которые вызывают и определяют действие через ряд промежуточных звеньев. Например, человек получил сильную психическую травму. Ее действие может сразу не сказаться. Но по прошествии многих лет влияние этой травмы при соответствующих условиях выразилось в определенном симптоме болезни. Это опосредованная причина.

Причина, условия и повод. Для того чтобы причина вызвала следствие, требуются определенные условия. Условия — это явления, необходимые для наступления данного события, но сами по себе его не вызывающие. Если сами по себе условия не могут вызвать соответствующего следствия, то без них причина бессильна. Еще Гален говорил: ни одна причина не может вызвать заболевания, если налицо нет восприимчивости организма. Известно, что человек, в организм которого попали определенные микробы, может заболеть, а может и не заболеть. От характера условий зависят способ действия данной причины и природа следствия. Изменяя условия, можно изменять и способ действия причины и характер следствия.

Причину необходимо отличать от повода — внешнего толчка, способствующего проявлению причины. Так, убийство австрийского эрцгерцога в Сараево привело в действие причины Первой мировой войны.

Диалектический и механистический детерминизм. Детерминизм — это философский принцип, согласно которому явления природы, общества и сознания связаны друг с другом естественной причинной связью и обусловливают друг друга. Причина, обусловленность бесконечна: не может быть ни первой (т.е. беспричинной) причины, ни последнего (т.е. беспоследственного) следствия.

Диалектический детерминизм исходит из признания многообразия типов причинных связей в зависимости от характера закономерностей, действующих в данной сфере явления. Он несовместим с механистическим детерминизмом, который трактует все многообразие причин лишь как механическое взаимодействие, не учитывая качественного своеобразия закономерностей различных форм движения. Отрицая объективный характер случайностей, он ведет к фатализму (4). Такой детерминизм применим при некоторых инженерных расчетах машин, мостов и других сооружений. Однако с данных позиций нельзя объяснить, например, закономерности поведения микрочастиц, биологические явления, психическую деятельность, общественную жизнь.

Причинность и целесообразность. Издавна существует воззрение, согласно которому все в природе устроено целесообразно и всякое развитие является осуществлением заранее предопределенных целей. Эта позиция называется телеологией (от греч. teleos — цель и logos — учение). В доказательство своих взглядов сторонники телеологии обычно приводят факты целесообразного ; строения организмов в природе. Стоит только, говорят они, при-s. смотреться к устройству крыла какой-нибудь бабочки, поведению муравья, крота, рыбы, чтобы убедиться, насколько целесообразно все устроено. Наиболее наивной и грубой формой выражения телеологии является утверждение, что, например, кошки созданы для того, чтобы пожирать мышей, а мыши — чтобы служить пищей ,для кошек. Мухи, по едкому замечанию Вольтера, рождаются для того, чтобы их съедали пауки, а люди — для того, чтобы их глодали скорби. Целью всего процесса эволюции животного мира является человек, а животные созданы для. того, чтобы человек оказался в благоприятных условиях жизни (5).

Целесообразное строение растений и животных — реальный факт. Например, по своему устройству стебель растения может служить образцом для архитектора, желающего создать прочную легкую конструкцию с наименьшими затратами материала. Еще Б. Спиноза призывал не удивляться целесообразности, “как глупец”, а “искать истинные причины чудес” и “смотреть на естественные вещи, как ученый”.

Изменения в мире животных и растений обусловлены взаимодействием их с условиями жизни. Если эти изменения оказываются полезными для организма, т.е. помогают ему приспособиться к среде и выжить, то они сохраняются в результате естественного отбора, закрепляются наследственностью, передаются из поколения в поколение, образуя то целесообразное устройство организмов, ту приспособленность к среде, которые так часто поражают воображение людей и о чем так метко говорил К.А. Тимирязев:

“Отбор без отбирающего лица, самодействующий, слепой и безжалостный, работающий без устали и перерыва, в течение несметных веков отбирающий одинаково и крупные внешние особенности, и самые ничтожные подробности внутреннего строения — под одним только условием, чтоб они были полезны для организма; естественный отбор — вот причина совершенства органического мира; время и смерть — вот регуляторы его гармонии”.

Углубляющееся познание выходит за рамки простого установления причинных отношений проникает в связи вещей и с других сторон. Отношения между причиной и следствием могут выступать как в форме необходимости, так и случайности.

Необходимое и случайное. Нет таких сил, которые остановили бы движение небесных тел и развитие материи. Невозможно повернуть историю вспять. Люди давно подметили, что события в природе и обществе совершаются с неумолимой силой. Из этого делались и верные, и неверные выводы. Что бы ни случилось с человеком, люди говорят: “Чему быть, того не миновать”. Вера в судьбу —фатализм— базируется на том положении, что в мире, в жизни человека все заранее предписано и предопределено. Были философы, которые считали, что в мире абсолютно все свершается с необходимостью: все, что мы наблюдаем, не может быть иначе, чем оно есть.

Из правильного положения о причинной обусловленности явлений природы и общества многие ученые и философы делали неверный вывод о том, что в мире есть только необходимость, а случайных явлений нет. Так, Б. Спиноза утверждал, что случайным явление называется исключительно по причине недостатка наших знаний. В подобном утверждении отождествляются два разных понятия: необходимость и причинность. Случайные явления причинно Обусловлены. Но от этого случайные явления не становятся необходимыми. Не все, что возникает, возникает по необходимости. Случайности в объективном мире принадлежит определенная, хотя ограниченная, роль. Она обладает своей долей права. Если необходимость выражает лишь существенные связи, тенденции, то на жизнь каждого индивидуального предмета влияют и существенные, множество иных связей и тенденций. Случайность не имеет свое основания в существенных свойствах и отношениях объекта. )на не есть нечто исторически подготовленное ходом развития данного объекта. Случайность — это то, что в данных условиях может быть, но может и не быть, может произойти, так, но может произойти и иначе.

Случайность может быть внешней и внутренней. Вот пример внешней случайности. Человек наступил на арбузную корку и упал. Налицо причина падения, но она не вытекает из логики поступков впавшего. Он мог и не упасть. Здесь случай как бы врывается извне 6 нормальное течение человеческих действий. Что такое внутренняя случайность Согласно теории Ч. Дарвина, незаметные случайные изменения организмов, полезные для них, закрепляются наследственностью, усиливаются в ходе эволюции и приводят к изменению вида. Внутренние случайности вытекают из самой природы объекта, они являются как бы “завихрениями” самой необходимости.

В окружающем мире и в жизни людей совершаются и необходимые, и случайные события. Отрицание объективной случайности ложно и вредно с научной и практической точки зрения. Признавая все одинаково необходимым, человек оказывается неспособным отделить существенное от несущественного, необходимое от случайного. При таком взгляде сама необходимость низводится до 'уровня случайности. Необходимость — это такое развитие явлений, которое с неизбежностью вытекает из внутренних, существенных свойств, взаимоотношений этих явлений. Если случайное имеет причину в другом — в пересечении различных причинно-следственных связей, то необходимое имеет, быть может, причину в самом себе.

Необходимость также бывает внутренней и внешней, т.е. порожденной собственной природой объекта или стечением внешних обстоятельств. Она может быть характерной для множества объектов или единичного объекта. Необходимость — это существенная черта закона. Как и закон, необходимость может быть динамической и статистической.

Неверно думать, будто явления могут быть только необходимыми либо только случайными. Диалектика необходимости и случайности состоит в том, что случайность выступает как форма проявления необходимости и как ее дополнение. Следовательно, случайности имеют место и в лоне необходимости. Почему необходимость проявляется в виде случайности? Общее, закономерное проявляется только через единичное, а в “лепке” единичного, как уже говорилось, принимает участие бесчисленное множество обстоятельств, накладывающих на него печать неповторимости. Случайности оказывают влияние на ход развития необходимого процесса, ускоряя или замедляя его, и сами превращаются в необходимость.

Случайность находится в многообразных связях с необходимостью, в силу которых в форме случайности проявляется необходимость, и граница между случайностью и необходимостью никогда не бывает закрыта. Однако главное направление развития определяет именно необходимость.

Учет диалектики необходимости и случайности — важное условие правильной практической и творческой деятельности. Человек не должен делать ставку на случайное, но вместе с тем нельзя упускать благоприятные случайности. Немало научных открытий и изобретений в технике осуществлено в силу благоприятного стечения случайных обстоятельств. Как бы ни были рассчитаны наши поступки, они связаны с тем, что мы что-то оставляем на долю случая. Пожарные лестницы на домах, страхование жизни и имущества, усиленное дежурство медицинского персонала в праздничные дни и т.д. — все это рассчитано на возможную случайность.

Задача научного познания заключается в проникновении через видимые случайные связи в необходимые. Но наука улавливает не только необходимое, она учитывает и случайное. Она обязана вооружить человека средствами, сигнализирующими о неблагоприятных случайностях и ограждающими общество от них.

Возможность, действительность и вероятность. Под действительностью разумеют творческий итог действия всех решенных сил мира: это природа и всемирная история, человек и его разум, материальная и духовная культура, это единство сущности и явления, внутреннего и внешнего, необходимого и случайного, единичного и общего, причины и следствия, это окружающий нас мир о всем его красочном многообразии. Понятие действительности употребляется и в смысле лишь наличного, непосредственного бытия: действительность противопоставляется или соотносится с возможностью, т.е. с тем, что существует лишь в качестве зародыша чего-то иного. Например, желудь — это дуб в возможности. Действительность — это то, что же возникло, осуществилось, что живет и действует. Понятие действительного употребляется и в значении полноты проявления какого-либо качества. Так, о том, кто живет полной, богатой творческой жизнью, говорят: “Это настоящая, действительная жизнь, В не прозябание!” С этим, по Г. Гегелю, согласуется чувство языка образованных людей, которые, к примеру, не решаются признать действительным поэтом или действительным государственным человеком тех, кто не умеет создать ничего разумного и дельного. Действительность есть процесс, и для нее существен внутренний, скрытый момент возможностей — этих своего рода “надежд” бытия. Всякое изменение объекта есть переход от возможности к действительности. Бытие возможности связано с изменением, развитием. Вне этого немыслимы никакие потенции, зародыши, стремления, тенденции, составляющие суть возможности. Возможность — это будущее в настоящем, это то, чего не существует в данной качественной определенности, но что может возникнуть и существовать, стать действительностью при определенных условиях.

Во времени возможность предшествует действительности. Но действительность, будучи результатом предшествующего развития, является в то же время исходным пунктом дальнейшего развития. Возможность возникает в данной действительности и реализуется в новой действительности. Наличное бытие, “непосредственная действительность содержит в себе зародыш чего-то совершенно другого. Сначала это другое есть только возможность, но эта форма затем снимает себя и превращается в действительность. Эта новая действительность, которая таким образом рождается, есть подлинно внутреннее непосредственной действительности, которое пожирает последнюю” (6).

Сторонники механистического детерминизма полагают, что все существующее полностью предопределено прошлым точно так же, как будущее предопределено настоящим. Подобно тому как росток содержит в себе всю природу дерева: его форму, цвет, вид и вкус плодов, так и газопылевое облако, породившее Солнце, планеты и нашу Землю, уже заключало в себе всю последующую историю Солнечной системы, в том числе голубые глаза, румяные щеки и все прочие особенности конкретного человека. Это значит, что все дано разом, что будущее можно прочесть в настоящем. Но если бы все возможности были даны раз и навсегда и никаких новых возможностей в развитии не могло бы возникнуть, тогда миру грозило бы неизбежное истощение возможностей и он походил бы на известного бальзаковского героя из “Шагреневой кожи”, дни и часы которого сокращались с выполнением каждого желания.

На самом деле развитие — это не просто развертывание свитка готовых возможностей. Как в следствии имеется нечто большее, чем в причине, так и в действительности постоянно рождаются все новые и новые возможности. Живое, например, возникает из предпосылок, не имеющих свойств живого. Известно, что любая причина определяет лишь непосредственно вытекающее из нее следствие и не ответственна за то, что вызовут к жизни сами эти последовательные следствия, становясь причиной в отдаленном будущем. Подобно этому, и каждое данное состояние вещей определяет не все последующие, а лишь непосредственно из него вытекающее. В силу этого отдаленное будущее станет таким, каким оно и не “снится” настоящему. “Туман будущего” объективно “сгущается” по мере его удаления от настоящего.

Как скрытые тенденции, выражающие различные направления в развитии объекта, возможности характеризуют действительность с точки зрения его будущего. Чтобы возможность перешла в действительность, необходимы два фактора: действие определенного

Закона и наличие соответствующих условий. Любая система заключает в себе больше возможностей, чем может реализовать. Любой живой организм обладает возможностью воспроизвести колоссальное потомство: микроорганизмы могли бы в несколько дней дать массу живого вещества, во много раз превышающую массу земного шара. Но огромное число возможностей остается неосуществленным. А разве человек реализует все свои возможности? На пути к реализации каждой возможности лежит множество препятствий, Происходит борьба между ними. Жизнь производит как бы отбор последних и браковку других. Все, что существует в действительности, — результат этого отбора. Всегда ли он удачный — это другой вопрос. Жизнь постоянно создает коллизии между тем, что есть, и чем, что должно быть. Все в мире пронизано противоречиями. Это относится и к возможностям, которые могут быть как прогрессивными, так и реакционными.

В природе превращение возможности в действительность происходит в целом стихийно. Совсем иное дело в человеческом обществе. Историю делают люди; от их воли, сознания, активности зависит очень многое.

Будущее не предопределено однозначно тем, что есть в настоящем. То или иное событие выступает как случайное, если его исход не может быть предсказан точно, а лишь вероятностно. Если же в осуществлении событий участвуют люди, то отдельные события предсказать еще труднее: человеческие поступки не предопределены однозначно, они не запрограммированы раз и навсегда.

Вероятность — это мера возможности, степень реализации данного события при данных условиях и при данной закономерности. Например, вы бросаете монету. Пока монета не Прошена, в ней заключены две возможности: “орел или решка”. Каждый опыт бросания реализует случайно .какую-то одну возможность. И лишь колоссальное число опытов бросания реализует равное распределение вероятностей. Стопроцентная вероятность или Необходимость — это полная достоверность события. Отсутствие всякой вероятности — это полная недостоверность, или невозможность, события. Между этими крайними полюсами располагается шкала различных степеней вероятности, исчисляемых математической теорией вероятностей. Необходимость существует не только в форме уже реализованной возможности, актуально, но и потенциально. В историческом процессе существует несколько возможностей. Люди борются за реализацию различных возможностей, но исторический процесс в конечном счете приходит к однозначной исторической необходимости (7). Превращение возможности и действительность обусловлено тем, насколько необходима реализация именно этой возможности. Необходимость превращения возможности в действительность может усиливаться или ослабляться до полного истощения, что связано с изменением условий.

Вероятностная связь данных событий выявляется при многократном повторении данных условий. Вероятность — это свойство множества событий. В малом числе бросаний монеты н тем более в единичном действии невозможно предсказать, что выпадет. Здесь царствует случай. Но его власть как бы передается статистическому закону: когда количество бросаний достигает, например, 24 000, обе возможности реализуются с одинаковой необходимостью. Монета симметрична. Это и есть основная причина равнодействующей (8).

Устойчивость осуществления некоторых случайных возможностей при массовых явлениях поражает наше воображение, а у некоторых вызывает какое-то мистическое чувство роковой предопределенности и неумолимой власти чисел. Количество вступающих в брак, разводов, рождений и смертей, преступлений, пассажиров, проезжающих определенным видом транспорта в определенный промежуток времени, очередность травм в спорте (альпинизм, мотоцикл, фехтование) — все это удивительно устойчиво и регулярно повторяется (9).

Статистическая закономерность, существующая объективно в массе единичных явлений с ее специфическим взаимоотношением между необходимым и случайным, единичным и общим, целым и его частями, причиной и следствием, возможным и вероятным, является той объективной основой, на которой воздвигается могучее здание статистических методов научного познания мира. Методы теории вероятностей и непосредственно связанные с ними статистические методы активно применяются буквально во всех областях современной науки. Еще в рамках классической физики сложилась статистическая физика, а в квантовой механике вероятностные принципы приобрели фундаментальное познавательное значение. Теория информации, лежащая в основе кибернетики, базируется на теории вероятностей. Биологи, экономисты, социологи, инженеры широко пользуются вероятностными методами. Возникла и интенсивно развивается специальная отрасль логической науки — вероятностная логика.

Практика, философские размышления и теория вероятностей говорят о том, что возможности могут быть реальными, конкретными, и формальными, абстрактными. Реальная возможность — это закономерная тенденция развития объекта. При данных условиях она может реализовываться. Абстрактная возможность — это несущественная тенденция развития предмета, которая может превратиться в действительность лишь при весьма случайном стечении обстоятельств. В ее пользу можно привести только формальные основания (10).

Формальная возможность потому формальна, что она может осуществиться только при отсутствии всех других возможностей и только при отвлечении от них она может рассматриваться как возможность. Огромная масса формальных возможностей никогда не превращается в действительность. Различия между реальной и формальной возможностями в известной мере относительны. Вполне реальная возможность может оказаться упущенной или объективно нереализованной в силу каких-то обстоятельств. Она превращается в формальную возможность. Вместе с тем формальная возможность может превратиться в реальную. Например, возможность полета человека в Космос была лишь формальной, а теперь она стала реальной.

Высмеивая праздные разговоры, связанные с придумыванием различных возможностей, Г. Гегель отмечал, что чем человек необразованнее, чем менее он знает определенные соотношения предметов, которые хочет рассматривать, тем более он склонен распространяться о всякого рода пустых возможностях, как это, например, делают так называемые политики пивных, услаждающие себя рассуждениями на манер “если бы да кабы”. Разумные люди не дают обольщать себя абстрактными возможностями, они держатся за реальное. Разумность как раз и есть умение ставить достижимые цели. В повседневной жизни нет недостатка во всякого рода поговорках, которые выражают справедливое пренебрежительное отношение к абстрактной возможности. Так, например, говорят: лучше синица в руках, чем журавль в небе, т.е. глупо тосковать о том, что нереально; надеяться на нереальное — значит заранее готовить себе неудачу и т.д. Правильное понимание сути категорий возможности и действительности, соотношения реальной и формальной возможностей имеют большое значение, и не только теоретическое, но и практическое. Именно для практики, политики очень важно строго различать, где кончается реальная возможность и начинается химера.

Противоречие. Диалектическое противоречие — это наличие в объекте противоположных, взаимоисключающих сторон. свойств, моментов, тенденций, которые в то же время предполагают друг друга и в составе данного объекта существуют лишь во взаимной связи, в единстве. Диалектическая противоположность — это сторона противоречия. Следовательно, диалектическое противоречие отражает двойственное отношение внутри целого: единство противоположностей и их “борьбу”. Предельным случаем обострения противоречия является конфликт. История науки, искусства, техники, общественной практики показывает, что ткань всей жизни мира сплетена из нитей двух родов: положительных и отрицательных, нового и старого, прогрессивного и реакционного и т.д. Между ними происходит столкновение, “борьба”, т.е. существует противоречие. Разумеется, если рассматривать объект в статическом состоянии, отвлекаясь от (его развития, можно усмотреть в нем лишь различные свойства, связи и отношения и не заметить “борьбы” противоположностей. Но когда мы берем объект в его изменении, развитии, мы непременно замечаем в нем наличие взаимодействующих, борющихся противоположностей, т.е. обнаруживаем противоречия. В мире нет развивающегося объекта, в котором нельзя было бы найти противоположных свойств, моментов, тенденций: устойчивого и изменчивого, старого и нового и т.д.

Противоположности могут приходить в столкновение лишь постольку, поскольку они находятся в связи, образуя целое, в котором один момент так же необходим, как и другой. Эта необходимость противоположных моментов и составляет жизнь целого. Таким образом, развитие предметов есть раздвоение единого на противоположности, “борьба” между ними и разрешение противоречий. При этом единство противоположностей, выражая устойчивость объекта, оказывается относительным, преходящим. Всякое развитие есть возникновение различий, противоположностей, их разрешение и в то же время возникновение новых противоположностей и противоречий. Изменения вызываются постоянными внутренними противоречиями: где ничего “не задевает”, там нет движения вперед.

Характер противоречия зависит от специфики противоположных сторон, а также от тех условий, в которых развертывается их борьба. Различают внутренние и внешние, антагонистические и неантагонистические, основные и неосновные, главные и неглавные противоречия. Внутренние противоречия — это взаимодействие противоположных сторон внутри данного объекта, например внутри данного вида животных (внутривидовая борьба), внутри данного организма, данного конкретного общества и т.д. Процесс развития объекта характеризуется не только развертыванием внутренних противоречий, но и постоянным взаимодействием его с внешними условиями, со средой. Внешние противоречия — это взаимодействие противоположностей, относящихся к разным объектам, например между обществом и природой, организмом и средой и т.п. При этом решающими в развитии являются в конечном счете внутренние противоречия. Антагонистические противоречия — это взаимодействие между непримиримо враждебными социальными группами и силами (11) .

Противоречия можно проследить в природе, обществе и человеческом мышлении буквально на каждом шагу. С момента возникновения какого-либо объекта и до его превращения в другой объект в нем действуют специфические противоречия: притяжение и отталкивание в форме приближения и удаления масс, положительные и отрицательные электрические заряды, химическое соединение и разложение, ассимиляция и диссимиляция в организмах, возбуждение и торможение нервного процесса, общественное сотрудничество и борьба. Для каждой из этих систем существуют свои законы, свои противоречия, которые в конце концов ведут к появлению нового качества — или путем разрушения к более низкой форме бытия, или путем развития к более высокой форме.. Общим же для них является лишь сама диалектическая суть — раздвоение единого на противоположности и взаимодействие между ними, противоречие и его разрешение.

Благодаря взаимодействию противоположностей — вещества и поля — в конечном счете оказывается возможным формирование различных систем из элементарных частиц. Противоречивая игра сил притяжения и отталкивания в определенных условиях связывает ядра атомов, а в других — заставляет их распасться. Всем гравитационным силам противостоят силы отталкивания, обусловленные вращением тел в Галактике. Единство и взаимодействие всех этих противоположных сил определяют относительно устойчивую спиральную структуру нашей Галактики и вместе с тем эволюцию ее как звездной системы.

Биологические формы движения характеризуются своими особыми противоречиями. Наиболее общим из них является противоречие между организмом и условиями его существования, разрешение которого ведет к преобразованию внутренней формы и типа обмена веществ организма; последний также имеет свои внутренние противоречия. Обмен веществ слагается из двух процессов, образующих противоречивое единство: ассимиляции — построения свойственных данному живому телу веществ путем усвоения поступающей из внешней среды пищи и диссимиляции — химического расщепления веществ живого тела с освобождением нужной для организма энергии. Примерно половина белков человеческого тела в результате обмена веществ заменяется в течение 80 дней; в крови ежедневно разрушается 350—500 млрд эритроцитов и столько же создается вновь.

Во внутривидовых и межвидовых отношениях противоречия выступают в форме конкурентной борьбы между особями одного вида, если они ограничены в жизненных условиях, и особенно в форме межвидовой борьбы. Результатом действия противоречий между организмом и средой, в том числе и другими организмами, и формой разрешения противоречия является естественный отбор. Теория естественного отбора построена на признании ведущей роли противоречия между случайной индивидуальной изменчивостью и общебиологическим видовым приспособлением новых форм организмов и вытеснением старых. Путем естественного отбора и выживания наиболее приспособленных — этого многократного и бессознательного эксперимента природы — куются виды, осуществляется эволюция живого.

В общественных явлениях возникают совершенно другие типы противоречий и формы их разрешения: между обществом и природой, производством и потребностями людей, между различными партиями, между государствами, между старым и новым во всех их проявлениях. Общественные противоречия могут иметь либо антагонистический, либо неантагонистический характер.

Объективная противоречивость бытия и мышления находит свое выражение в противоречивости процесса познания человеком действительности. Уже сам по себе факт констатации противоречий в науке представляет собой выявление и постановку проблемы, что имеет огромное значение для развития познания. Не бойтесь противоречий, говорил Клод Бернар: каждое противоречие таит в себе зачаток открытия.

Единственный способ преодолеть противоречия, возникающие перед теоретическим мышлением, — найти их более глубокую основу, выявить переход одной противоположности в другую и раскрыть определяющие моменты этого диалектического перехода.

Вся история развития духовной культуры человечества, история развития научного знания осуществляется через борьбу между новыми знаниями, гипотезами и устаревшими положениями, через борьбу различных и противоположных мнений. Борьба идей есть одна из важнейших гарантий против превращения их в иссохшую мумию.

В жизни идет непрерывная борьба — процесс развития, в котором победитель достигает, как правило, прогресса в развитии знания наряду с другими причинами также и потому, что он вынужден бороться, подстегиваемый усилиями противной стороны. Это заостряет работу мысли и интеллектуальные силы борющихся сторон и способствует общему умственному прогрессу.

Качество, количество и мера. Познание мира начинается с вычленения из бесконечного многообразия действительности какого-либо предмета, объекта. Под предметом, или объектом, можно разуметь все то, на что направлена наша мысль. Выделение предмета возможно потому, что любой предмет объективно отграничен от всего остального: граница может быть пространственной, временной, количественной и качественной. Если, например, перед нами участок земли площадью 20 кв. м, то это его количественные границы. Но этот участок земли есть, кроме того, зеленый луг, а не лес, и это его качественная граница.

Качество — это целостная характеристика функционального единства существенных свойств объекта, его внутренней и внешней определенности, относительной устойчивости, его отличия, а также сходства с другими объектами. Г. Гегель определил качество как “тождественную с бытием определенность”. Это значит, что качество неотъемлемо от предмета. Данный предмет, теряя свое качество, перестает существовать.

Качество объекта обнаруживается в совокупности его свойств. Целостность свойств и есть качество. Свойство — это способ проявления определенной стороны качества объекта по отношению к другим объектам, с которыми он вступает во взаимодействие. Таким образом, свойство предмета состоит в том, чтобы производить в другом предмете то или иное действие и обнаруживать себя своеобразным способом в этом действии. При этом способ проявления качества данного предмета при его воздействии на другой предмет существенно зависит от качества или состояния последнего (12).

Свойства не только проявляются, но могут видоизменяться и даже формироваться в этих отношениях. Подобно тому как объект не сводится к совокупности своих свойств, точно так же никакой объект не растворяется в своих свойствах: он есть их носитель. В зависимости от “контекста” объект как бы светится разными оттенками своих свойств. Например, человек выступает различными своими качественными гранями для правоведа, писателя, социолога, врача, психолога и анатома. Свойства объекта обусловлены его структурой, строением, внешними и внутренними взаимодействиями его элементов. Поскольку взаимодействия объекта с другими объектами бесконечны , то бесконечно и число свойств объекта.

Всякое свойство относительно: по отношению к дереву сталь- твердая, по отношению к алмазу- мягкая. Свойства бывают общими и специфическими, существенными и несущественными, необходимыми и случайными, внутренними и внешними, естественными и искусственными и т. д. Понятие качества часто употребляется и в значении существенного свойства. Чем выше уровень организации материи, тем большим числом качеств он обладает.

Каждая совокупность однородных элементов есть некоторое множество. Если оно конечное , то его можно сосчитать. Пусть мы имеем, например, стадо из 100 коров. Для того, чтобы рассматривать каждую корову как "одно" необходимо отвлечься от всех качественных особенностей этих животных и видеть в них нечто однородное. Одно и тоже число "100" является качественной характеристикой любого множества из 100 предметов, будут ли это коровы, бараны или бриллианты. Следовательно , числа и величины оказываются формальной, внешней, по словам Г. Гегеля "равнодушной", стороной качественных отношений.

Есть вещи большие и маленькие, длинные и короткие, есть движения быстрые и медленные, есть степень развития чего-либо высокая и низкая и т.д. Все это можно измерить с помощью определенного эталона: метра , секунды и т. д. Следовательно, то или другое количество есть множество, если его можно сосчитать, величина, если ее можно измерить. Количество - это внешнее, формальное отношение предметов или их частей, а также свойств, связей. С целью количественной определенности предмета сравниваем составляющие его элементы- пространственные размеры, скорость изменения, степень развития с определенным эталоном как счета и измерения. Чем сложнее явление , тем труднее подвергать его изучению с помощью количественных методов. Не так-то просто считать и измерять, например, явления в сфере нравственности, политики, эстетического восприятия мира и т.п. Поэтому не случайно процесс познания реального мира как исторически, так и логически совершается таким образом, что познание качества предшествует познанию количественных отношений. Познание количественной стороны системы есть ступень к углублению знания этой системы. Это и понятно. Прежде чем, скажем, считать, человек должен знать, что он считает. Для того чтобы узнать, например, что в обмене 5 шкур 5 мешкам зерна, т.е. что между ними есть количественно тождество, человек должен был прежде всего установить, что между ними имеется качественное различие. Наука движется от общих качественных оценок и описаний явлений к установлению точных математических количественных закономерностей.

Все имеет свою меру. Мера выражает единство качества и количества. Так, атомы разных химических элементов отличаются друг от друга только тем, что в их ядрах заключены разные количества протонов. Изменить число протонов в ядре — значит превратить один элемент в другой. Каждый цвет имеет свою дайну волны и соответствующую ей частоту колебаний. Любому лекарству присуща своя мера: его полезность или вред зависит не только от его количества, но и от его количества. Мера — это соразмерность. Она может содержать в себе определенные нормативные черты: в морали знание меры во всем, умеренность, скромность; в эстетике — симметрия, пропорция, например грация — это свободно организованная гармония, мерность в движении. На основе строгого соблюдения меры строятся ритм, мелодия, гармония в музыке. Мера — это зона, в пределах которой данное качество модифицируется, варьирует в силу изменения количества и отдельных несущественных свойств, сохраняя при этом существенные характеристики. Количественные изменения выступают по-разному: как изменение числа элементов объекта, пространственных размеров порядка связей элементов, скорости движения, степени развития. Словом, любое количественное изменение выступает как изменение элементов системы. Это позволяет сделать вывод: степень различия между старым и новым качеством зависит от того, какое из количественных изменений произошло в изучаемом объекте. Например, если воду нагревать (скорость движения ее молекул увеличивается), она остается водой, хотя горячей или даже очень горячей, т.е. некоторые ее свойства изменились. Но вот наступила критическая точка кипения: бешено “суетящиеся” молекулы воды начали густым потоком выскакивать на поверхность в виде пара. Недаром ведь поется: “Одна снежинка — еще не снег, одна дождинка — еще не дождь”.

В жизни бывает так, что “немножко меньше” или “немножко больше” составляет ту границу, за которой простое легкомыслие переходит в проступок, а последний — в преступление. Следовательно, “равнодушие” количественных изменений к качественным терпимо лишь в пределах меры, а бытие объекта состоит в сохранении его существенных свойств.

Мера выражает единство количества и качества применительно к предметам, для которых характерно просто превращение, изменение в пределах данного уровня организации материи, как, например, при превращении воды в пар, элементарных частиц — друг в друга и т.д. Но мера выражает и границы перехода с одного уровня организации системы на другой, т.е. она ставит своего рода межевые знаки развития объекта.

Путь развития в природе, в обществе и сознании — это не прямая линия, а кривая: ее изгибы представляют собой как бы узлы, в которых завязываются все новые и новые закономерности, “права” которых простираются от одного узла до другого. Переходы от одного качества к другому Г. Гегель называл узловой линией мер. Границы этих мер далеко не всегда четко фиксированы, а порой и установлены. Кто может предложить точные критерии, показывающие, где кончается детство и начинается подростковый возраст, где начинается юность и когда она переходит в качество, именуемое “молодость”? Эти границы размыты. Некоторые всю жизнь остаются детьми, а другие старятся душевно очень рано. Одни физически сильнее в 60 лет, чем другие в 25.

Переход от старого качества к новому связан со скачком, перерывом постепенности в развитии. Процесс развития сочетает в себе единство непрерывного и прерывного. Непрерывность в развитии системы выражает ее относительную устойчивость, качественную определенность, а прерывность — ее переход в новое качество. И то и другое действует во взаимосвязи. Образно это можно сравнить с пружиной и зубчатыми колесами в часах: пружина действует непрерывно, но благодаря регулирующему влиянию зубчатых колес энергия, сообщаемая пружиной, превращается в ритмическую работу. Мир — это не сплошной поток и не стоячее озеро, а совокупность и относительно устойчивых, и относительно изменчивых систем. Системы развиваются ритмически. Одностороннее подчеркивание только прерывности в развитии означает утверждение полного разрыва моментов и тем самым потерю связи: развитие разрушается, наступает покой. Признание только непрерывности также разрушает развитие: никакого качественного сдвига происходит (13).

Скачок есть процесс коренного изменения данного качества, надлом старого и рождение нового. Скачок происходит на демаркационной линии, отделяющей одну меру от другой. В процессе развития имеют место, как правило, два основных типа скачков в зависимости от того, в каком темпе они происходят: скачки, Протекающие в быстром темпе и бурно (скачки со “взрывом”), и скачки, осуществляющиеся постепенно. Для скачков первого типа характерны резко выраженные границы перехода, большая интенсивность, высокая скорость процесса, целостная перестройка всей системы, подъем ее на другой уровень, например образование новых химических соединений, переходы объектов из одного физического состояния в другое, атомный взрыв. При постепенном Переходе происходит последовательное количественное и качественное изменение отдельных элементов структуры, усиление одних свойств и ослабление других. То, что имеется в виде намека, находит свое полное выражение, когда объект достигает определенного уровня развития, несущественные свойства становятся существенными и наоборот. Переход не обязательно четко выражен, имеют вместо промежуточные стадии, совмещающие старое и новое. Исходя из природы качества как системы свойств, следует различать единичные или частичные скачки, связанные с появлением новых отдельных свойств, т.е. качества в целом. Общий скачок — это решающий поворот в развитии, это как бы подведение итога тому, что происходило раньше.

Характер скачка зависит от природы развивающегося объекта, от условий его развития, от присущих ему. внутренних и внешних противоречий. А поскольку все это крайне разнообразно, постольку многообразны и формы скачков.

Отрицание и идея прогресса. Возникают, существуют миллионы и миллиарды лет, а затем погибают звезды, сменяют друг друга геологические эпохи в истории Земли. В бесконечной смене нарождающихся и отмирающих форм возникают и исчезают виды растений, животных, поколения людей, нормы общественной жизни. Без отрицания старого новым невозможны рождение и созревание нового, а стало быть, невозможен процесс развития.

Цепь отрицаний в процессе развития не имеет ни начала, ни конца. В каждом предмете, процессе происходит борьба взаимоисключающих сторон и тенденций. В итоге она приводит к отрицанию старого и возникновению нового. Возникшее новое явление содержит в себе свои противоречия. Борьба противоположностей завязывается на новой основе и неизбежно приводит к новому отрицанию. И так до бесконечности.

Мир в его каждый настоящий момент есть плод прошедшего и семя будущего. Настоящее “влачит” за собой прошедшее. Будущее, по словам А.И. Герцена, носится над событиями настоящего и возьмет из них нити в свою новую ткань, из которой выйдут саван прошедшему и пеленки новорожденному.

Как условие развития отрицание есть вместе с тем и утверждение: оно предполагает преемственность в развитии. Разве творения Шекспира, Пушкина, Лермонтова, Толстого не влекут нас к себе и не влияют на нашу духовную жизнь? Если происходит перерыв в развитии, то цепь развития распадается, развитие прекращается. Развития также не было бы, если бы имела место только непрерывность. Тогда, действительно, “ничто не ново под луной”.

Прошлое нельзя рассматривать бесследно уходящим в реку времени по принципу: что было, то прошло, и нет ему возврата.

Развитие есть там, где новое прерывает существование старого, вбирая из него все положительное, жизнеспособное. А удержание положительного и есть “непрерывность в прерывном”, преемственность в развитии, разумная традиция. Из старого удерживается то, без чего невозможно дальнейшее развитие системы. Прошлое все время участвует в созидании настоящего.

Развитие жизни возможно благодаря тончайшим механизмам наследственности. Потомство никогда точно не повторяет своих родителей: наряду с наследственностью действует изменчивость, дающая новые признаки.

Каждый новый исследователь может продвигаться вперед кроме всего прочего также и потому, что ему нет необходимости проходить весь многолетний путь своих предшественников, чтобы овладеть накопленными ими богатствами. Мы можем мысленно заглядывать в будущее лишь через знание прошлого.

“Создание новой теории не похоже на разрушение старого амбара и возведение на его месте небоскреба. Оно скорее похоже на восхождение на гору, которое открывает новые и широкие виды, показывающие неожиданные связи между нашей отправной точкой и ее богатым окружением” (14).

Достигнутое каждым поколением в области практики и духовной деятельности есть драгоценное наследие, рост которого является результатом сбережений всех предшествующих поколений. Духовное наследие — это та сокровищница, которую мы принимаем как нечто уже возникшее, развившееся, бережно сохраняя все истинное, ценное и отметая все ложное, ошибочное, мешающее прогрессивному ходу развития.

Преемственность играет особо важную роль в науке и технике: не зная их истории, не зная, кем, в какой обстановке зарождались и осуществлялись те или иные идеи, немыслимо правильное понимание развития культуры, а потому немыслимо предвидение ближайших перспектив.

Однако преемственность в развитии не только не исключает, а предполагает отрицание. Преемственность развития не то же самое, что его непрерывность. Вся история научного знания свидетельствует о том, что развитие знаний от древнейших времен до наших дней идет через отрицание: каждая очередная ступень развития науки находит в себе силы для беспощадного преодоления предыдущей. Наука умирает, если она перестает рождать новое. Например, в области физики это диалектическое отрицание выразилось в крутой ломке фундаментальных понятий, разработанных творцами классической физики Г. Галилеем, И. Ньютоном и т.д. Это уважение к традиции и отрицание в ней отжившего выражены в словах А. Эйнштейна, адресованных Ньютону: “Прости меня, Ньютон, ты нашел единственный путь, возможный в твое время для человека величайшей научной творческой способности и силы

мысли. Понятия, созданные тобой, и сейчас еще остаются ведущими в нашем физическом мышлении, хотя теперь мы знаем, что если будем стремиться к более глубокому пониманию взаимосвязей, то мы должны будем заменить эти понятия другими, стоящими дальше от сферы непосредственного опыта”'.

Наиболее характерными процессами поступательного развития являются биологические формы от простейших до обезьяны и общество от первобытного стада до современной формации. В неорганической природе совершаются процессы развития, которые, однако, не охватывают все изменения и не сводятся к восхождению от низшего к высшему. К процессам развития относятся образование элементарных частиц, атомов, молекул, космических систем.

Развитие идет не по одному какому-либо пути, а по бесчисленному-множеству направлений. Прогресс природы нельзя представлять в виде прямой линии. В своем развитии природа, по словам А.И. Герцена, как бы “бросается во все стороны и никогда не идет правильным маршем вперед”. Этим и обусловливается бесконечное многообразие форм существования материальных тел и явлений. Так, развитие органической материи пошло по сотням тысяч направлений, давшим все богатство видов растительному и животному царствам, поражающим нас многообразием своих форм и красок.

Развитие — это не прямая линия и не движение по замкнутому кругу, а спираль с бесконечным рядом витков. Тут причудливым образом сочетаются поступательное движение и движение по кругу. В процессе развития происходит как бы возврат к ранее пройденным ступеням, когда в новой форме повторяются некоторые черты уже отживших и сменившихся форм. Процесс познания иногда повторяет уже пройденные циклы, но всегда на новой основе.

Общими критериями прогресса являются совершенствование, дифференциация и интеграция элементов системы — элементарных частиц, атомов, молекул, макромолекул. Применительно к биологическим формам критерием прогрессивности является уровень развития организма, прежде всего нервной системы, богатство взаимоотношений организма со средой, уровень развития психики. По мере развития материи и образования все более высокоорганизованных систем последовательно возрастает и качественное многообразие предметов. Науке известно всего лишь несколько разновидностей устойчивых элементарных частиц, химических Элементов — уже более 100, а структурных образований на молекулярном уровне — десятки тысяч. Макромолекулярных образований практически неисчислимое множество. Критерий прогресса состоит в расширении возможностей дальнейшего развития.

Учитывая колоссальную скорость “разлета” галактик, некоторые ученые пришли к удивительному результату: примерно 12 млрд. лет назад вся Вселенная была сосредоточена в очень маленькой области. А еще раньше, когда возраст Вселенной исчислялся ничтожными долями секунды, ее плотность была значительно выше ядерной. Она представляла собой гигантскую “каплю” сверхъядерной плотности. Эта “капля” по каким-то причинам взорвалась и разлетается поныне. Из этой гипотезы делается вывод о “сотворении мира” (см.: Шкловский И.С. Указ. соч. С. 24).

Глава 10

(1) Связи бывают самыми причудливыми и замысловатыми. Так, существует связь между количеством кошек в данной местности и урожаями клевера. Клевер опыляется шмелями. Полевые мыши разрушают гнезда шмелей. Кошки, истребляя мышеи, защищают тем самым клевер.

(2) Старое — это прежде всего возрастное понятие: старый дуб, старая истина, старая картина и т.п. Под старым имеется в виду и то, что устарело, отжило свой век и потеряло право на существование, что превратилось в тормоз развития той или иной системы. Новое вообще — это просто иное, чем то, что было. Новое — это совсем не обязательно что-то более совершенное: оно может быть и более совершенным, и на том же уровне совершенства, что и старое, и даже на более низком уровне. Под новым подразумевается также и то, что стимулирует развитие, а не тормозит его. Это — типично новое. Оно выражает общую тенденцию развития; нетипично новое составляет боковую ветвь или просто до того не имевшее места свойство. “Простое” и “сложное” — это соотносительные понятия. Например, строение амебы проще, чем строение обезьяны, а жизнь современного общества значительное сложнее жизни первобытного стада. Аналогичным образом обстоит дело и с понятиями “низшее” и “высшее”. Более высокий уровень развития объекта характеризуется тем, что его движение значительно богаче: оно происходит в более многообразных формах (см.: Прогресс. Регресс // Философская энциклопедия. М., 1967. Т. 4).

(3) Гегель Г.В.Ф. Сочинения. М.: Л., 1929. Т. I. С. 234.

(4) Свое классическое выражение механистический детерминизм получил у П. Лапласа, который сформулировал его так: если бы существовал ум, осведомленный в данный момент о всех силах природы в точках приложения этих сил, то не осталось бы ничего, что было бы для него недостоверно, и будущее, так же как и прошедшее, предстало бы перед его взором.

(5) Как рассказывал Г. Гейне, однажды “упитанный обыватель... с дурацки -умным лицом” начал развивать перед ним принципы такой телеологии. “Он обратил... мое внимание, — пишет Гейне, — на целесообразность и полезность всего в природе. Деревья зелены потому, что зеленый цвет полезен для глаз. Я согласился с ним и добавил, что Бог сотворил рогатый скот потому, что говяжий бульон подкрепляет человека;

(6) Гегель Г.В.Ф. Сочинения. М., Л., 1929. Т. I. С. 246.

(7) “Когда все противоположные возможности исключены, круг условий осуществлен и на свет появляется вещь, которая, однажды случившись, не может быть иною, чем она есть, возможность быть, или не быть, или существовать иначе исчезнет. Случившееся и действительное имеет характер невозможности быть иначе. В этом состоит понятие необходимости, т.е. развитая действительность или единство реальной возможности и действительности” (Фишер К. Гегель. Его жизнь, сочинение и учение. М.; Л., 1933. Первый полутом. С. 397).

(8)Вероятностные отношения имеют две стороны: внутреннюю, связанную со структурой предмета (в нашем примере — с симметричным строением монеты), и внешнюю, связанную с частотой реализации события (в нашем примере — с количеством бросаний). Объективную связь между внутренними и внешними сторонами вероятности выражает закон больших чисел, который гласит: совокупное действие большого числа случайных факторов приводит при некоторых весьма общих условиях к результату, почти не зависящему от случая. Каждое событие есть равнодействующая необходимых и случайных причин. Закон больших чисел выступает как закон постоянных причин, преодолевающих влияние случайных причин. Постоянство проявляется в пределах тех условий и причин, которые вызывают определенное явление. В примере с бросанием монеты дает о себе знать по мере возрастания числа опытов основная причина (симметрия структуры монеты), которая все время действует в одном направлении и в конечном счете приводит к реализации обеих возможностей. “То, что при большом числе испытаний для ряда случайных событий частота остается почти постоянной, заставляет нас предположить наличие не зависящих от испытателя закономерностей течения явления, проявление которых и заключается в указанном почти постоянстве частоты” (Гнеденко Б.В. Курс теории вероятностей. М., 1954. С. 43).

(9) Подумать только, число детей, рожденных вне брака, из года в год в среднем составляет 9% на определенное число населения. Многолетние наблюдения выявили еще одну прелюбопытную закономерность: во время и после длительных войн рождается больше мальчиков, чем девочек. Еще П. Лаплас заметил, что количество писем, сдаваемых по рассеянности без адреса, ежегодно на один миллион приблизительно одинаково: в 1906 г. — 26, в 1907 г. — 27, в 1908 г. — 27, в 1909 г. — 24, в 1910 г. — 27. В данную минуту, когда вы читаете эти строки, во Франции, по словам - одного ученого, проживает 50 человек, которые

прекрасно себя чувствуют, но будут убиты через 24 часа. Это абсолютно точно, так как статистика говорит, что потери французского населения от насильственной смерти составляют 50 человек каждые 24 часа. Но кто именно погибнет, пока остается неизвестным. Слепая сила закона действует так, будто это какая-то разумная вселенская воля, педантично регулирующая события мира.

(10) “Возможно, что сегодня вечером луна упадет на землю, ибо луна есть тело, отдаленное от земли, и может поэтому так же упасть вниз, как камень, брошенный в воздух; возможно, что турецкий султан сделается папой, ибо он — человек, и может, как таковой, обратиться в христианскую веру, сделаться католическим священником и т.д.” (Гегель Г.В.Ф. Сочинения. М.; Л., 1929. Т. I. С. 241),

(11) Сам термин “антагонизм” распространен в биологии и медицине: антагонизм адов, лекарств, микробов, антагонизм мышц, зубов и т.п. Одни рассматривают антагонистические противоречия применительно к природе и обществу, другие (в том числе автор книги) — лишь применительно к обществу. Математики рассматривают антагонизм как такую противоположность интересов (имеется в виду теория игр), при которой выигрыш одной стороны равен проигрышу другой, т.е. равенство по величине и противоположность по знаку. В своем чистом виде антагонизм проявляется редко — в ситуации войны, революции, спортивных состязаниях и т.п.

(12) “...Подобно тому как искра, упавшая на пороховой склад, неизмеримо более опасна, чем та же искра, упавшая на твердую землю, где она бесследно потухнет” {Гегель Г.В.Ф. Сочинения. М.; Л., 1934. Т. II. С. 341).

(13) Для обозначения непрерывных изменений, т.е. постепенных количественных изменений и изменений отдельных свойств в рамках данного качества, иногда пользуются понятием “эволюция”. Однако в более широком и чаще употребляемом смысле это понятие применяется для обозначения развития вообще, например применительно к космогонии (эволюция звезд), к биологии (эволюция растительного и животного царств) и т.д.

(14) Эйнштейн А., Инфельд Л. Эволюция физики. М.. 1948. С. 249.