Липатов В. Краски времени

ОГЛАВЛЕНИЕ

ХУДОЖНИКИ ОБ ИСКУССТВЕ

П. П. КОНЧАЛОВСКИИ

...Я вообще не люблю в портрете давать человека в быту, а всегда
стремлюсь найти стиль изображаемого человека, открыть в нем
общечеловеческое, потому что мне дорого не внешнее сходство, а
художественность образа. Общечеловеческого и ищу я прежде всего в оригиналах
моих портретов. И в этом мне много помогают великие мастера эпохи
Возрождения, умевшие создавать вечно притягательные портреты каких-то
совершенно неведомых нам людей. Суриков верно говорил: "Греческую красоту и
в остяке найти можно..."
Портрет 1922 года ("Автопортрет с женой" 1923 года. - Ред.) обдумывался
и прорисовывался у меня очень долго. Хотелось, чтобы в нем не было никакой
яркости красок, чтобы весь он был насыщен тоном, светотенью. Именно не
"делать" предмет, не передавать признаки его вещности, а "писать", вводить
предмет в живописную его среду стремился я в этот раз. Композиция
устраивалась долго, особенно в руках, пока не расположились они какой-то
"восьмеркой". Свое лицо написалось у меня как-то сразу, а лицо жены пришлось
работать долго. Так как весь портрет предстояло разрешить в тоне, для жены
было сшито особое платье по моему рисунку: черный бархатный корсаж и
бронзового цвета рукав. Бархат я многосоставно писал, многими красками,
вплоть до индийской желтой. Да и вообще я сильно поработал над фактурой
этого холста, много больше, чем в "Агаве", например. Были во время работы и
опасные моменты: начиналась порча сделанного раньше, приходилось бросать
работу, волноваться за будущее, вплоть до сомнений в своих силах, в умении
осилить задачу... Много, очень много было вложено в этот портрет!..
Изучая в музеях и картинных галереях искусство великих мастеров
прошлого, я всегда поражался необычайной жизненностью их передачи. Смотришь,
бывало, на какой-нибудь веронезевский пир, на эту пышную, как букет,
расцветающую красками своих одеяний толпу, до такой степени живую, что,
кажется, движется все на холсте. Потом взглянешь на серые, одноцветные и
тусклые фигуры посетителей и удивляешься: да это те же люди, та же толпа,
что на холсте. Стирается грань между природой и ее воплощением. Достигнуть в
живописи такой силы воплощения - вот труднейшая из задач всякого живописца,
вот к чему должен он стремиться, по моему мнению. И в этом портрете (в
"Семейном портрете" 1917 года. - Ред.), в фигуре дочери я именно хотел
спорить с самой жизнью. Другое дело - насколько мне удалось, но я хотел
именно этого...