Гиро П. Частная и общественная жизнь римлян

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава V. Жилище

6. Плиний Младший в деревне

Ты спрашиваешь, как я провожу летние дни в Этрурии? Просыпаюсь, когда вздумается, большей частью в первом (седьмом) часу, часто — раньше, реже — позднее. Ставни остаются закрытыми: в безмолвии и мраке лучше думается. Не отвлекаемый никакими делами, свободный, предоставленный самому себе, я не мыслью слежу за глазами, а глазами за мыслью: они ведь видят то же, что и ум, если ничего другого видеть не могут. Когда у меня есть работа, я в это время как бы пишу в уме, делаю поправки: иногда много, иной раз поменьше, смотря по тому, сколько в силах сочинить и запомнить. Потом зову секретаря и, открыв ставни, диктую ему, что сочинил; он уходит, потом я вновь призываю его, вновь отпускаю. Часу в 4-м или 5-м (10—11) (я не гонюсь за точным распределением времени) отправляюсь, смотря по погоде, в сады или в портик, продолжая сочинять и диктовать. Потом сажусь в экипаж, и здесь

172

занимаюсь тем же, чем занимался гуляя и лежа: мысль продолжает работать, благодаря перемене впечатлений. Потом немного сплю, затем гуляю, ясно и громко декламирую что-нибудь по-гречески или по-латыни, не столько ради голоса, сколько ради желудка, но и голос от этого крепнет. Затем снова гуляю, умащаюсь елеем, делаю гимнастику, моюсь. За обедом с женой или несколькими друзьями слушаем чтение; после обеда — комедия или игра на лире; потом гуляю со своими гостями, в числе которых бывают и ученые. Коротаем вечер разными беседами, и как бы ни долог был день, он скоро проходит. Иногда в этом порядке что-нибудь изменяется.

Если я долго пролежал в постели или много гулял, то немного поспав и почитав вслух, еду не в экипаже, а верхом: это быстрее. Иногда из соседних городов приезжают друзья, и часть дня уходит на них; когда устанешь, это бывает приятным развлечением. Временами охочусь, но всегда беру с собой записную книжку, чтобы, в случае, если не поймаешь зверя, все-таки что-нибудь принести. Занимаюсь делами колонов, но, как им кажется, слишком мало; их деревенские дрязги заставляют меня еще больше любить наши литературные занятия и городские дела.

(Плиний Младший. Письма. С. IX. 36).