Ерасов Б.С. Сравнительное изучение цивилизаций: Хрестоматия: Учеб. пособие для студентов вузов

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава XVI. Взаимодействие цивилизаций

С. Хантингтон. СТОЛКНОВЕНИЕ ЦИВИЛИЗАЦИЙ?

Перевод осуществлен по изд.: Huntington S. The Clash of Civilizations and the Remaking of the World Order. N.Y, 1996. P. 12, 20, 50-66.

[Излагая свое видение природы цивилизации, С. Хантингтон опирается в основном на концепции американских ученых, отмеченные широким согласием относительно основного содержания цивилизационного устроения. (См. гл. II.)]

Центральная тема данной книги заключается в том, что в период после окончания «холодной войны» культурная самобытность, которая в самом широком плане отождествляется с цивилизационной самобытностью, формирует принципы как единства, так и дезинтеграции и конфликтов в международных отношениях. Пять частей этой книги обосновывают следующие выводы из этого основного положения.

Часть 1. Впервые в мировой истории международная политика стала как многополярной, так и многоцивилизационной; модернизация представляет собой явление, отличное от вестернизации, она не порождает универсальной цивилизации в сколько-нибудь значимом смысле и не приводит к вестернизации незападных обществ.

Часть 2. Соотношение сил между цивилизациями в настоящее время меняется: влияние Запада относительно уменьшается; азиатские цивилизации наращивают свою экономическую, военную и политическую мощь; ислам переживает демографический взрыв, что приводит к дестабилизации исламских стран и их отношений с соседями; незападные цивилизации в целом заново утверждают ценности своих культур.

Часть 3. В современном мире формируется мировой порядок, основанный на отношениях между цивилизациями: общества со сходной культурой сотрудничают друг с другом, усилия по перетягиванию обществ от одной цивилизации к другой оказываются безуспешными; страны группируются вокруг ведущих или центральных государств своей цивилизации.

Часть 4. Универсалистские претензии Запада все больше приводят к его столкновениям с другими цивилизациями, особенно с исламским миром и Китаем; на локальном уровне войны по линиям разломов, особенно между исламскими и неисламски-

508

ми группами, порождают «сплочение родственных стран», что ведет к дальнейшей эскалации, а следовательно, требует усилий центральных государств по прекращению таких войн.

Часть 5. Выживание Запада зависит от способности американцев утвердить свою западную идентичность и способности Запада принять свою цивилизацию как уникальную, а не универсальную, объединиться и обновить ее и противостоять вызовам со стороны незападных обществ. Возможность избежать глобальной войны цивилизаций зависит от того, насколько мировые лидеры способны принять этот вызов и пойти на сотрудничество для поддержания многоцивилизационного характера мировой политики...

Отношения между цивилизациями в период до 1500 г.

Отношения между цивилизациями прошли через две фазы и в настоящее время входят в третью. В течение более трех тысячелетий после возникновения цивилизаций контакты между ними, за некоторыми исключениями, либо не существовали, либо имели ограниченный характер, хотя иногда прерываемый интенсивным общением. Содержание этих контактов хорошо выражается словом «встречи», которое обычно употребляют историки. Цивилизации были разделены временем и пространством.

Подъем Запада

В VIII—IX вв. начала формироваться особая европейско-христианская цивилизация. Однако на протяжении нескольких сотен лет она отставала от многих других по уровню развития. Между XI и XIII вв. европейская культура начинает развиваться, и этот процесс облегчается ревностным и систематическим освоением подходящих элементов из «высоких» цивилизаций ислама и Византии, а также адаптацией этого наследия к особым условиям и интересам Запада.

К 1500 г. возрождение европейской культуры шло полным ходом, социальный плюрализм, расширение торговли и технологические достижения составили основу новой эры глобальной политики.

Спорадические или ограниченные «встречи» между цивилизациями сменились постоянным, широким и целеустремленным воздействием Запада на все остальные цивилизации. В конце XV в. наступает полное изгнание мавров с Иберийского полуострова и начинается португальское проникновение в Азию, а испанское —

509

в Америку. В последующие два с половиной века все западное полушарие и значительные части Азии попали под господство европейцев.

В конце XIX в. новая волна западного империализма распространила западное господство почти на всю Африку, упрочила западный контроль на Азиатском субконтиненте и в остальной Азии, а в начале XX в. почти весь Ближний Восток, кроме Турции, был подчинен прямому или косвенному западному контролю.

В ходе европейской экспансии андская и мезоамериканская цивилизации подверглись полному уничтожению, индийская и исламская цивилизации, как и Африка, были покорены, а Китай стал объектом проникновения и подчинения западному влиянию. Только Россия, Япония и Эфиопия, управлявшиеся высокоцентрализованными имперскими режимами, были способны противостоять натиску Запада и сохранить значимую независимость. В течение четырех веков межцивилизационные отношения состояли в подчинении других обществ западной цивилизации.

Прямым источником западной экспансии было технологическое превосходство. Ключ к успеху Запада в создании первых подлинно мировых империй между 1500 и 1750 гг. зависел именно от совершенствования способов ведения войны, которые были названы военной революцией... Запад покорил мир не благодаря превосходству его идей, ценностей или религии (в которую были обращены немногие члены других цивилизаций), а именно благодаря превосходству в применении организованного насилия. На Западе часто забывают об этом, в незападных цивилизациях это помнят постоянно.

К 1910 г. мир был более един в политическом и экономическом планах, чем в любой другой период истории. Международная торговля охватывала большую часть совокупного мирового продукта, чем когда-либо прежде, и это количество не может сравняться вплоть до 70-х и 80-х гг. XX в. Международные капиталовложения составляли более высокий процент всех капиталовложений, чем когда-либо прежде. Цивилизация означала западную цивилизацию. Международное право было западным международным правом, основанным на традициях Г. Греция. Международная система состояла из утвержденной Вестфальским миром системы суверенных, но «цивилизованных» национальных государств и контролируемых ими колоний.

Формирование международной системы по западной модели стало вторым крупнейшим достижением глобальной политики в период после 1500 г. Если западные страны взаимодействовали между собой на более или менее равных основаниях, то во взаимодействии с незападными обществами они опирались на принципы господства и подчинения.

510

[Грядущие конфликты между цивилизациями — завершающая фаза эволюции глобальных конфликтов в современном мире. На протяжении полутора веков после Вестфальского мира, оформившего современную международную систему, в западном ареале конфликты разворачивались главным образом между государями — королями, императорами, абсолютными и конституционными монархами. Начиная с Великой Французской революции основные линии конфликтов стали пролегать не столько между правителями, сколько между нациями.

Данная модель сохранялась в течение всего XIX в. Конец ей положила первая мировая война. А затем, в результате русской революции и ответной реакции на нее, конфликт наций уступил место конфликту идеологий. Сторонами такого конфликта были вначале коммунизм, нацизм и либеральная демократия, а затем — коммунизм и либеральная демократия. Во время «холодной войны» этот конфликт воплотился в борьбу двух сверхдержав, ни одна из которых не была нацией-государством в классическом европейском смысле. Их самоидентификация формулировалась в идеологических категориях.]

С окончанием «холодной войны» в центр выдвигается взаимодействие между Западом и незападными цивилизациями. На этом новом этапе народы и правительства незападных цивилизаций уже не выступают как объекты истории и мишень западной колониальной политики, а наряду с Западом начинают сами двигать и творить историю.

Во время «холодной войны» мир был поделен на «первый», «второй» и «третий». Теперь такое деление утратило смысл. Сейчас гораздо уместнее группировать страны, основываясь не на их политических или экономических системах, не по уровню экономического развития, а исходя из культурных и цивилизационных критериев.

Что означает идея мировой цивилизации?

Идея мировой цивилизации означает в общих чертах культурное сближение человечества и расширяющееся признание различными народами во всем мире общих ценностей, верований, ориентации, форм деятельности и институтов. Конечно, человеческие существа практически во всех обществах разделяют некоторые базовые ценности, такие, как «убийство — это зло», а также некоторые базовые институты, например определенную форму семьи. Большинство людей в разных обществах имеют сходные принципы морали, некоторый минимальный набор норм и представлений о том, что является правильным, а что — неправильным. Если именно это входит в понятие мировой цивилизации, то это, конечно, очень глубоко и важно, однако это далеко не ново и само по себе ничего не доказывает. Если на протяжении истории люди

511

руководствовались некоторыми сходными фундаментальными ценностями и институтами, это свидетельствует о наличии каких-то постоянных черт в человеческом поведении, однако не может дать объяснения истории как изменений в жизни общества. Кроме того, если такая всемирная цивилизация существует, какой термин (кроме обращение к расе) нам придется употреблять, чтобы определить основные культурные группы человечества? Человечество делится на различные общности: этносы, нации и более широкие культурные образования, обычно называемые цивилизациями. Если термин «цивилизация» понимать в высоком смысле и применять его к тому, что является общим для всего человечества, то либо придется изобрести новый термин для обозначения крупнейших культурных групп помимо человечества в целом, либо принять то положение, что эти крупные, но не охватывающие всего человечества общности исчезают. Только семантическая путаница возникает, если мы применяем слово «цивилизация» к мировому уровню и обозначаем как «культуры» или «субцивилизации» те крупнейшие культурные общности, которые исторически всегда назывались цивилизациями.

Термин «мировая цивилизация» может быть использован для определения того, что является общим для цивилизованных обществ, например города и письменность, что и отличает их от примитивных обществ и варваров. Но это, конечно, смысл термина в единственном числе, относящийся еще к XVIII в., и в этом плане мировая цивилизация действительно возникает — к великому ужасу различных антропологов и других исследователей, с горечью наблюдающих исчезновение примитивных народов. Цивилизация в этом смысле постепенно расширяется на протяжении истории человечества, но ее распространение в единственном числе вполне совместимо с существованием цивилизаций во множественном числе.

В-третьих, термин «мировая цивилизация» может относиться к положениям, ценностям и учениям, разделяемым в настоящее время многими людьми в западной цивилизации и некоторыми в других цивилизациях. Но это явление может быть названо «давосской культурой». Давосская публика контролирует практически все международные институты, многие правительства по всему миру и большую часть мировой экономики и армейской мощи. «Давосская культура» несомненно имеет огромное значение. Однако сколько людей во всем мире принадлежат к этой культуре? За рамками самого Запада ее разделяют менее пятидесяти миллионов человек, т.е. один процент мирового населения, а может быть, и еще меньше.

В-четвертых, выдвигается идея, что распространение западного образа потребления и массовой культуры по всему миру создает

512

всемирную цивилизацию. Но этот аргумент не является ни глубоким, ни содержательным. На протяжении всей истории некоторые культурные особенности передавались от цивилизации к цивилизации. Открытие, сделанное в одной цивилизации, зачастую подхватывается другими цивилизациями. Однако это либо технические формы, не имеющие значительной культурной значимости, либо причуды, которые приходят и уходят, не меняя основного состава культуры, принимающей цивилизации. В предыдущие века западный мир периодически охватывали волны энтузиазма по поводу различных веяний индийской и китайской культур. В XVIII в. культурный импорт с Запада стал весьма распространенным в Китае и Индии, и это отражало усиление влияния Запада. Однако утверждения, что распространение массовой культуры и потребительских товаров по всему миру представляет собой триумф западной цивилизации, принижает саму западную культуру.

Вряд ли можно доказать, что возникновение всеохватной всемирной сети коммуникаций приводит к значительной конвергенции в ориентациях и верованиях. Во-вторых, люди интерпретируют культурные коммуникации на основе существующих у них ценностей и ожиданий. Всемирные коммуникации являются одним из наиболее важных современных проявлений власти Запада. Однако западная гегемония подталкивает популистских политиков в незападных обществах на осуждение западного культурного империализма и на то, чтобы объединить массу людей вокруг целей сохранения и поддержания целостности своих самобытных культур.

[В подтверждение своего основного тезиса автор ссылается на относительное уменьшение процента мирового населения, говорящего на английском и других основных западных языках, на тенденцию к его коренизации, т.е. к адаптации к местным условиям. В разделе о религии приводятся данные о росте числа верующих и усилении фундаменталистских течений.]

Источники всемирной цивилизации

Понятие всемирной цивилизации является характерным продуктом Запада. В XIX в. идея «бремени белого человека» использовалась для оправдания распространения западного политического и экономического господства над незападными обществами. В конце XX в. концепция всемирной цивилизации способствует оправданию западного культурного господства над другими обществами и необходимости для этих обществ имитировать западные образцы и институты. Универсализм — это идеология Запада, используемая в конфронтации с незападными культурами.

513

Предположение о том, что крушение советского коммунизма означает конец истории и всемирную победу либеральной демократии во всем мире, ошибочно предполагает наличие только одной альтернативы. Оно коренится в убеждении, сформированном в период «холодной войны», что единственной альтернативой коммунизму является либеральная демократия и конец первого приводит к всемирному распространению второй. Однако очевидно, что в современном мире существуют различные формы авторитаризма, национализма, корпоративизма и рыночного коммунизма (как, например, в Китае). Более существенно то обстоятельство, что за рамками секулярных идеологий существуют религиозные альтернативы. В современном мире религия является одной из основных, а может быть и главной силой, которая формирует мотивации и мобилизует людей. Явное заблуждение думать, что крушение советского коммунизма означает торжество Запада во всем мире и, следовательно, мусульмане, китайцы, индийцы и другие народы ринутся к западному либерализму как единственной альтернативе. Деления человечества, вызванного «холодной войной», более не существует, однако сохраняется и порождает новые конфликты деление народов по этническим, религиозным и цивилизационным признакам.

Полицивилизационная система

Таким образом, в XX в. отношения между цивилизациями продвинулись от фазы, когда преобладало однонаправленное влияние определенной цивилизации на все остальные, к фазе интенсивного устойчивого взаимодействия всех цивилизаций. Главные характеристики предшествующей эры межцивилизационных отношений начали исчезать. Во-первых, эра «экспансии Запада» кончилась и начался «бунт против Запада». Неравномерно, с перерывами и откатами, могущество Запада в сравнении с другими цивилизациями ослабевало. В 1990 г. карта мира была мало похожа на карту 1920-го. Баланс военной, экономической силы и политического влияния изменился... Запад продолжал оказывать заметное воздействие на другие общества, но в его отношениях с иными цивилизациями все больше стала преобладать реакция на происходившие там события. Незападные общества, далекие от того, чтобы быть простыми объектами истории западного типа, все больше превращались в мотор и творца как собственной, так западной истории.

Во-вторых, под влиянием этих обстоятельств международная система расширилась за пределы Запада и превратилась в полицивилизационную. Одновременно угасли веками преобладавшие в

514

этой системе конфликты между западными государствами. На склоне XX в. Запад как цивилизация вышел из фазы своего развития, которую можно обозначить как фазу «воюющих государств», и начал движение к другой — фазе «универсального государства». Хотя к концу нашего века эта фаза еще не завершилась, государства Запада объединяются в два полууниверсальных государства в Европе и Северной Америке. Тем не менее эти две целостности и их составные части связаны между собой необычайно сложной сетью формальных и неформальных институциональных связей. Универсальными государствами предшествующих цивилизаций были империи. Поскольку политической формой этой цивилизации является демократия, возникающее универсальное государство западной цивилизации является не империей, а, скорее, сочетанием федераций, конфедераций, международных режимов и организаций.

К числу великих политических идеологий XX в. относятся либерализм, социализм, анархизм, консерватизм, национализм, фашизм и христианская демократия. У всех них есть одно общее — они продукты западной цивилизации. Ни одна другая цивилизация не выработала значимой политической идеологии. Запад же не породил сколько-нибудь крупной религии. Все великие мировые религии — плоды незападных цивилизаций и в большинстве своем появились раньше западной цивилизации. По мере того как мир выходит из своей западной фазы, идеологии, знаменовавшие собой позднюю пору западной цивилизации, приходят в упадок, а их место занимают религии и другие формы идентичности и убеждений, в основе которых лежит культура. Происшедшее после Вестфальского мира отделение религии от международной политики доживает свои дни, и религия во все большей степени вмешивается в международные отношения. Межцивилизационное столкновение культур и религий вытесняет рожденное Западом внутрицивилизационное столкновение политических идей...

Почему неизбежно столкновение цивилизаций?

Во-первых, различия между цивилизациями не просто реальны. Они — наиболее существенны. Цивилизации несхожи по своей истории, языку, культуре, традициям и, что самое важное, — религии. Люди различных цивилизаций по-разному смотрят на отношения между Богом и человеком, индивидом и группой, гражданином и государством, родителями и детьми, мужем и женой, имеют разные представления о соотносительной значимости прав и обязанностей, свободы и принуждения, равенства и иерархии.

515

Эти различия складывались столетиями. Они не исчезнут в обозримом будущем. Они более фундаментальны, чем различия между политическими идеологиями и политическими режимами. Конечно, различия не обязательно предполагают конфликт, а конфликт не обязательно означает насилие. Однако в течение столетий самые затяжные и кровопролитные конфликты порождались именно различиями между цивилизациями.

[Во-вторых, взаимодействие между народами разных цивилизаций ведет к росту цивилизационного самосознания, к углублению понимания различий между цивилизациями и общности в рамках цивилизации.

В-третьих, экономическая модернизация и сопровождающие ее социальные изменения разрушают местные системы ценностей и уклад жизни, ослабляют национальное государство как источник идентичности. Образовавшийся вакуум в большинстве случаев заполняют фундаменталистские религиозные движения, в которые вовлекаются широкие социальные слои. Подобные движения сложились не только в исламе, но и в западном христианстве, иудаизме, буддизме, индуизме. В большинстве стран и конфессий фундаментализм поддерживают образованные молодые люди, высококвалифицированные специалисты из средних классов, лица свободных профессий, бизнесмены. Возрождение религий, десекуляризация мира, «реванш Бога» — примечательная черта конца XX в. и базис для утверждения идентичности, которая пересекает национальные границы и объединяет нации во взаимно противостоящие цивилизации.

В-четвертых, чрезмерное усиление Запада вызывает в качестве ответной реакции возрождение и усиление незападных цивилизаций, стремящихся построить мир по своим, отличным от Запада, образцам. Все чаще приходится слышать о «возврате в Азию» Японии, о конце влияния идей Н. Неру и растущей «индуизации» Индии, о провале западных идей социализма и национализма и «реисламизации» Ближнего Востока, а в последнее время развернулись и споры о вестернизации или же русификации России.

В-пятых, культурные особенности и различия менее подвержены изменениям, чем экономические и политические, и вследствие этого их труднее свести к компромиссу. В бывшем Советском Союзе коммунисты могли стать демократами, богатые превратиться в бедных, а бедняки — в богачей, но русские при всем желании не смогут стать эстонцами, а азербайджанцы — армянами. Религия еще в большей степени, чем национальность, привязывает человека к определенному культурному ареалу: можно быть наполовину французом и наполовину арабом, но невозможно быть наполовину католиком и наполовину мусульманином.

В-шестых, в современном мире усиливается экономический регионализм. Значение региональных блоков в будущем будет возрастать. С одной стороны, расширение регионального сотрудничества

516

усиливает цивилизационное сознание, а с другой—такое сотрудничество может быть успешным только в том случае, если оно опирается на общую цивилизацию. Об этом свидетельствует успешный опыт Европейского союза и Североамериканской зоны свободной торговли. Общность культуры способствует стремительному росту хозяйственных связей между КНР и Гонконгом, Тайванем, Сингапуром и заморскими китайскими общинами в других странах Азии. На этой общей цивилизационной и экономической основе центром будущего блока стран Восточной Азии станет Китай. Общность культуры и религии стала базой и для создания Организации экономического сотрудничества, объединяющей неарабские мусульманские государства.

Стремление Запада утвердить свои ценности демократии и либерализма как универсальные, сохранить военное превосходство и укрепить экономические позиции вызывает противодействие. Не обладая соответствующей экономической и военной мощью, правящие элиты незападных стран для обеспечения себе массовой поддержки интенсивно используют фактор цивилизационной общности.

В настоящее время Запад находится в зените мощи и влияния. Решения Совета безопасности ООН и мировых экономических институтов (МВФ, Мирового банка и др.) выражают интересы западных стран, но представляются миру как мнение мирового сообщества. Само понятие «мировое сообщество» есть эвфемизм, заменивший понятие «свободный мир» и предназначенный придать глобальную легитимность действиям, отражающим интересы США и других западных держав.

Однако такие западные идеи, как индивидуализм, либерализм, конституционализм, права человека, равенство, свобода, верховенство закона, демократия, свободный рынок, отделение церкви от государства, почти не находят отклика в других культурах. В противовес западному культурному империализму усиливаются фундаменталистские течения в других цивилизациях, подчеркивающие непреходящие ценности самобытных великих культур. Центральной осью мировой политики будущего, видимо, будет конфликт между Западом и остальным миром.]