Липатов В. Краски времени

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВО ИМЯ ДОБРА

Я полюбил Грузию благодаря творчеству Ладо Гудиашвили.
Рокуэлл Кент

Владимир (Ладо) Давидович Гудиашвили (1896 - 1980) - народный художник
СССР, Герой Социалистического Труда, лауреат Государственной премии. С 1926
года преподавал в Тбилисской академии художеств.

* * *

В белоснежной рубахе и темно-синем халате художник ходит по мастерской,
увешанной картинами. Создается иллюзия, что они возникают, когда он
приближается к ним и бережно касается. Мастер словно беседует с воплощенными
замыслами и таким образом проверяет свою жизнь...
"Вокруг художника должен быть особый "магический воздух", - говорил он.
К нему хочется подойти, дотронуться рукой, взять что-нибудь, пусть
самый пустяк, - не в поклонническом угаре, но с глубоким почтением к
человеку, с честью и пользой употребившего свой талант.
Мы видим портреты художника-предшественника, который особенно дорог
Гудиашвили своей безыскусственной простотой, бескорыстной верностью живым
краскам, вдохновляющей модели. Образ Нико Пиросманишвили, " которым Ладо
Гудиашвили встречался в юности, - один из самых любимых. На его портретах
Пиросманишвили неодноликий, непохожий, грустный от переполняющей любви к
жизни. Перед нами возникают как бы разные сущности удивительного, богато
одаренного человека. Благородный, изысканный, тонкие длинные пальцы, высокая
шея, поэтическое лицо, овеянное дымкой усталости. Лицо светится, как образ,
как икона. Бесконечно ласковый, стремящийся не пропустить и самой малости,
чтобы успеть занести ее на "холст"-клеенку. И - уже без мечты и
воображения - он брошен на пол своей "хижины" умирающим, раздавленным
"машиной" буржуазного общества, рука еще хватается за соломинку - кисть у
колченогого стола под лестницей, по которой шаги, шаги, шаги...
Гудиашвили, этот "грузинский Гоген", вслед Пиросмани рисует
старотбилисскую богему, жизнь кинто - торговцев, разносчиков, мелких
продавцов, уличных стихотворцев и певцов, не совсем еще обнищавших босяков,
"прожигающих" жизнь, веселящихся на пиру во время чумы. Художник не обличает
их - печалится о загубленных, пропадающих судьбах.
Кинто опустошены, они изображаются непременно с вином и скудной
закуской; они потерянные, никому не нужные люди, - но посмотрите, какая
тоска, какая глубокая грусть затаилась в их взорах. Картину "Хаши" - мастер,
как бы подчеркивая свою преемственную связь с Пиросманишвили, пишет на
клеенке. Фигуры кинто деформированы, лица иссушены жизнью... В "Тосте на
рассвете" у женщины судорожное движение человека, попавшего в трясину: она
еще пытается вырваться, но изломы фигуры выражают отчаяние - ее удерживает
пристальный взгляд одного из кинто, который еще пытается утвердить свою
власть и в этом мирке...
Противоречивый мир кинто художник хорошо знал, еще в свою бытность в
Париже он исполнял знаменитый танец кинтоури. Он изображает мир, о котором
не сожалеет, но скорбит об утраченных возможностях - отсюда столь явная
элегичность полотен. Особенно показательна картина "Рыба цоцхали", которую
называли энциклопедией старотбилисской богемы. Картина изящна, прямо-таки
балетны танцующие лошади, по-своему очаровательны три кинто, которые вместо
того, чтобы принять из рук рыбака еще трепещущую рыбу, вдруг обнялись, как
три брата, и задумались. Веселье оставило их на мгновение, стройные,
бесшабашные, они кажутся опереточными фигурами в остановившемся спектакле с
потухшей музыкой. Они задумались об иллюзорности своего существования -
момент озарения и сблизил их на короткое время... Музыкальный ритм и резкие
смены ритма в картине не противоречат друг другу, но создают единый
слаженный лирический и напряженный строй картины.
Гудиашвили - художник-энциклопедист, который, нарушая известное
присловье, стремится объять необъятное и многого достигает. Он производит
впечатление неостановимого и неиссякаемого. Портреты, фрески, лирические
полотна, картины, воспевающие колхозный труд: "Возвращение колхозной бригады
с работы", "Сбор чая"; одним из первых в Грузии художник отражает гигантскую
поступь социалистической индустрии: "Ферро-марганцевый завод в Зестафони";
известны другие его картины, объединенные пониманием ритма эпохи -
напряженного и созидающего. Гудиашвили создавал картины острой политической
направленности: "Расстрел парижских коммунаров" или "Обреченный Китай";
исторические произведения, серии, посвященные берикам - ряженым и клоунам,
народному действу, карнавалу. Такова кееноба - протест против персидских
захватчиков - здесь художник позволяет высказать свое презрительное, сквозь
смех, гневное слово...
Сатиру Гудиашвили сравнивали с "Капричос" Гойи.
"Зло всегда противостоит человеку, и в конце концов лик его всегда
безобразен" - так считает художник. Как гадки, зачумлены, мерзки у него
враги рода человеческого. Изображенные в виде обезьян, они
невежественно-бездумны, цель их в одном - безобразничать, унижать,
издеваться. "Капричос" Гудиашвили были начаты в годы войны и обличали
фашизм. Два полюса в серии рисунков: вершина достижений человеческого духа -
классические произведения искусства - и беснующиеся мракобесы. "Кто знает,
как это им пригодится", - подписывает художник под рисунком, где обезьяна с
лицом Геббельса тащит старинное полотно, вторая вслед за ней - статую
Венеры, третья - античный бюст... Ничтожество ворует и прячет великое.
Августейший клерикал отрубает голову инакомыслящему. Никчемные, надутые,
тупо недоумевающие обезьяны собрались возле тела прекрасной женщины.
Зло гадко, но зло и страшно. Художник высмеивает, ненавидит и
предупреждает. На нас надвигается "Прицел обезьяны" - и становится
страшно... Малюсенькая, но пышущая энергией злобы и уничтожения обезьяна
вскарабкалась на тело убитой молодой женщины...
Зло страшно и коварно. Оно старается обмануть, оно рядится в
человечность. Художник изображает его в виде ослов и полумедведей, зверей,
которые играют на гитарах и усыпляют лживыми серенадами прекрасных
девушек...
Художник представляет загадочную простоту и увлекающую сложность жизни.
Он, проповедник и защитник добра, показывает нам красоту жизни в облике
женщины, которая дарит радость, любовь и которая, словно сама природа,
щедра, умиротворяюща...
Прекрасные женщины Гудиашвили - большеглазые, с лебединой шеей, волосы
их словно опахало.
Огромные глаза сверкают мягко, нежно, словно бы задумчиво.
Искрометно-горячи тела и одежды в пляске, проносится настоящий "Вихрь" -
картина о жизненном вихре, ликующем и победоносном. "Этери перед зеркалом" -
свидание со своей силой, нежностью и красотой. Со своей настоящей радостью.
"Предсвадебное омовение" - народный обряд, предвкушение радости торжества.
Ушла незрелая юность, далека еще шаткая старость - торжествует пора мощи,
зрелости, веселья. "Колхозные девушки" идут, увенчанные виноградом, как три
богини с грузинских гор, хозяйки жизни, ее начало... Женщины, созданные
кистью Ладо Гудиашвили, - это поэма и симфония жизнеутверждения и
жизнесла-вия. Они приходят в мир созидать и утешать, они проходят, и сразу
же начинают петь птицы и расцветать цветы, их прикосновение оставляет искру
жизни - гордой и насыщенной всеми красками...
Мастер говорит: "Не перестаю удивляться, какое это чудо - человек!
Смотришь на него и невольно думаешь о поразительной способности природы
порождать удивительные существа". "Весна. Первая любовь": юноша дарит
девушке красный цветок - свою верность, поклонение, страсть. А возле девушки
вырастает белый цветок, как символ ее чистоты и нежности... Жизнь неразрывна
и едина. С противоположного берега смотрят влюбленные олени. Человек и
природа счастливы в мире и единстве...
Ладо Гудиашвили внимательно наблюдает и передает нам свое любование
народным действом - карнавалом, когда смех не только искрится и остужает,
как родниковая вода, или обжигает взглядом любимого человека, или стегает
хлесткой плеткой презрения и гнева... Посмотрите, как откровенно-весела и
простодушно радостна вакханалия в "Днях мачари"...
Посмотрите, как уважающе пишет художник труд коллективный и его
результаты: "Возвращение колхозной бригады", "Сборщики чая".
Борис Пастернак писал художнику: "Будни, в которые Вас посещаешь,
становятся праздником..."
Нам загадочно улыбается "Фреска", ее таинственность - как знак
желанного общения, как воплощение мечты, как философское раздумье... Да
здравствует жизнь! - провозглашает Ладо Гудиашвили. - Да здравствует
торжество жизни радостной и доброй, и да погибнет зло!