Ерасов Б.С. Сравнительное изучение цивилизаций: Хрестоматия: Учеб. пособие для студентов вузов

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава XVI. Взаимодействие цивилизаций

Б.С. Ерасов. ПОЛЕМИКА ПО ПОВОДУ КОНЦЕПЦИИ С. ХАНТИНГТОНА

Обзор

Статья и книга С. Хантингтона вызвали оживленную и подчас острую дискуссию как в западной, так и в российской научной и

517

политической мысли*. Поддерживая и развивая ряд его положений, многие критики тем не менее стремились опровергнуть его концепцию в целом и отдельные ее положения. Основные аргументы критиков сводились к следующему.

1. Выделяемые С Хантингтоном цивилизации так же условны как и те, что рассматривал А. Тойнби. В рамках каждой из предполагаемой цивилизационной общности существуют серьезные внутренние противоречия, приводящие к конфликтам и войнам (например, война между Ираном и Ираком). Большинство тех конфликтов, которые рассматривает С. Хантингтон, носят межэтнический или межнациональный характер, так как в них вовлечены общности одной и той же цивилизации. Таким образом, кровавые конфликты в истории происходили и внутри цивилизаций, что проявилось и в последнее время в острых столкновениях внутри мусульманского, индийского и буддийского миров.

Вместе с тем как прошлая, так и современная история изобилует примерами плодотворного взаимодействия и сотрудничества цивилизаций.

2. Как правило, более влиятельными оказываются не факторы внутрицивилизационной общности, а политические и экономические интересы, борьба за свою долю на рынке, конкуренция в рамках мировой экономики. Не цивилизации контролируют действия государств, а государства определяют судьбы цивилизаций. Конфликты имеют место прежде всего между государствами, руководствующимися своими конкретными интересами и поэтому вступающими в блоки или же в конфронтацию вопреки цивилизационным критериям. В мир ислама входят многие государства, которые открыто или скрытно соперничают между собой. Поэтому нет и реальных предпосылок для восстановления на цивилизационных факторах имперского прошлого Турции.

3. В практической жизни люди устали от утопий, борьбы во имя принципов и веры, они хотят обеспеченной и благополучной жизни. Экономика, а не политика правят миром. Интересы вытесняют страсти в современном мире, люди хотят приобрести «Сони», а не обрести родную почву.

4. Не следует преувеличивать размаха фундаменталистской реакции на западную культуру, которая блокируется как политическими режимами, так и сопротивлением средних слоев и интеллигенции, склонных воспринимать скорее западные ценности и об-

См.: Foreign Affairs. N.Y., 1993. V. 72. № 4; Полис. 1994. № l. C. 49-57; Цивилизационная модель международных отношений и ее импликации (Научная дискуссия в редакции Полиса/Полис. 1995. № 1.)

518

раз жизни. Хотя иранская теократическая революция повлияла на расширение радикальных мусульманских течений в других странах (Алжир, Судан, Египет), эти течения были ограничены действиями властей. К тому же основной противник фундаменталистов — не сам Запад, а свои собственные умеренные, прозападно настроенные режимы.

Влияние Запада в форме колониализма и американская гегемония в XX в. распространили западную культуру по всему миру. Этой культуры придерживается большая часть интеллигенции, а растущий средний класс стоит на позициях практицизма.

5. С. Хантингтон возрождает цивилизационный подход в условиях почти хаотических международных процессов, в которых действуют различные переменные факторы. Многообразие этих факторов и центров силы и влияния поддается стохастическому, т.е. вероятностному объяснению, в котором немалую роль продолжают играть волевые, кризисные решения, принимаемые прежде всего национально-государственными субъектами.

6. Некоторые критики (Кишор Махбабани, Сингапур) присоединились к положению С. Хантингтона о надвигающемся внутрицивилизационном разладе, подчеркивая, что для самой западной цивилизации еще большая опасность заключается в ней самой — в кризисе системы ее ценностей и институтов. Снятие ограничений на свободу индивида привело к огромному росту преступности и девиантного поведения, подрывающему потенциал общества. Запад своими собственными руками способствует своему упадку по сравнению с другими цивилизациями. Но это во многом меняет картину межцивилизационных столкновений, о которых пишет С. Хантингтон.

7. В ряде откликов констатируется, что выступление С. Хантингтона отражает растущую тревогу в ключевых столицах западного мира в отношении будущего Запада в XXI в. Правящей элите видится угроза со стороны набирающего силу Китая, в росте фундаментализма в исламском и индийском мирах. Иными словами, на Западе «развивается менталитет осажденной крепости». Но эти опасения — продукт односторонней, заносчивой политики самого Запада, слишком много полагавшегося на свою силу и навязывавшего свои правила остальному миру. Поэтому столкновения в большей степени нарастают по линии противостояния Запада и остального мира.

Комментарии

Публикации С. Хантингтона привлекли широкое внимание научной и общественной мысли политологов к роли цивилизационных факторов в современных международных отношениях, как в собственно культурном плане, так и в политическом, геополитическом и военном. Выдвинутая им парадигма осмысления истории и международных отношений резко разошлась с популярнон до недавнего времени на Западе концепцией «мировой цивилизации», воп-

519

лощенной в преуспевающем Западе, влияние которого все больше распространяется на весь земной шар. Эта парадигма намного убедительнее объясняет существенные процессы в прошлых и современных международных отношениях чем идея утверждения «единой мировой цивилизации», отождествляемой с за'падной моделью.

Однако отношения между цивилизациями никоим образом не могут быть сведены к столкновениям, конфликтам и противостоянию. Напротив, эти отношения основаны прежде всего на взаимодействии в сфере «высокой» культуры взаимном знакомстве и обмене интеллектуальными, духовными, моральными и научными достижениями. Результаты такого взаимодействии оказываются в высокой степени благоприятными для обогащения достояния «принимающей» цивилизации и престижа «дарящей» цивилизации. Проявления такого рода процессов мы видели в начале данной главы.

Отнюдь не столкновение цивилизаций само по себе угрожает мировым отношениям, а именно ослабление цивилизационных принципов, чему содействует сам Запад, утверждающий приоритет своей системы. Формула цивилизационного универсализма, реализуемая в механизмах воздействия Запада на остальной мир, способствует разрушению инаковых цивилизационных регуляторов, подрыву тех социокультурных и политических механизмов регуляции общества, которые вырабатывались на протяжении веков. Восстановление и налаживание этих механизмов должно способствовать предотвращению драматических издержек столкновения между различными странами*.

Важнейшее значение в современных условиях приобретает проблема выявления потенций и перспектив позитивного диалога культур и установления механизмов налаживания устойчивого взаимодействия между цивилизациями как основы для регуляции международных отношений и плодотворного развития.

Дополнительно см.: Цивилизации и культуры: Научный альманах. Вып. 1-3/ Гл. ред. Б.С. Ерасов. М.. 1994, 1995, 1996; Панарин А. С. Реванш истории: Российская стратегическая инициатива на XXI в. М., 1998.