[скачать книгу ( формат .chm - 341 Kb)]
Ваш комментарий о книге

Содержание книги

19. ПОЗДНЯЯ СХОЛАСТИКА ОККАМИЗМ

из книги БЕНГТ ХЕГГЛУНД - ИСТОРИЯ ТЕОЛОГИИ

Номинализм позднего Средневековья, который следует отличать от более раннего одноименного направления, — своеобразное явление в истории богословия. Его представители резко выступают против всей прежней схоластики и подвергают сомнению многие из ее фундаментальных принципов, но в то же время они продолжают 162 схоластическую традицию и совершенствуют, временами доводя до крайности, диалектическую переработку богословского материала. О большом интересе к философии свидетельствует подробное рассмотрение пограничных вопросов теологии, особенно проблемы теологии и философии. В комментариях к «Сентенциям» Петра Ломбардского наиболее подробно рассматривают Пролог и первую книгу. Самым видным представителем этого направления, а также его основоположником был Уильям ОККАМ (преподаватель в Оксфор- де, обвинен в еретических взглядах и вызван в Авиньон, где четы- ре года провел под стражей; затем преподавал в Мюнхене, пользуясь покровительством императора Людвига Баварского; ум. 1349 г.). Среди его многочисленных учеников следует прежде всего отметить ПЬЕРА Д'АЛЬИ (ум. 1420; кардинал, принимавший участие в соборах по реформе церкви), а также ГАБРИЕЛЯ БИЛЯ (ум. 1495; профессор в Тюбингене), «Collectorium» которого стал образцовым обобщением оккамистской традиции. Богословие Биля лежало в основе преподавания во многих немецких университетах, в том числе в Эрфурте, где обучался Лютер. Оккам вновь обращается к проблеме универсалий, которая была актуальной в ранней схоластике. Он отвергает томистский реализм и оживляет номиналистское понимание: лишь отдельное обладает реальностью. Нет никаких оснований для того, чтобы считать общие понятия реально существующими, ни в вещах, ни вне вещей. Оккам исходит из принципа, согласно которому не следует признавать больше сущностей, нежели необходимо: «Entia поп sunt multiplicanda praeter necessitatem». Оккам считает, что нет нужды полагать, что общие понятия существуют вне нашего мышления («extra animam»). Поэтому мнение реализма должно быть отвергнуто. Универсалии являются лишь понятиями, которые мы создаем для того, чтобы обозначить несколько отдельных предме- тов одного рода. Задача науки — изучение понятий в их взаимосвя- зи и отношениях. Поэтому логика становится основной наукой в оккамизме, тогда как метафизика списывается со счета. Несмотря на некоторые тенденции движения к более современному эмпи- рическому подходу, метод Оккама в действительности ведет к на- много более абстрактным рассуждениям, нежели реалистическое понимание. Это отчасти объясняется современными взглядами, со- гласно которым наука более не может заниматься вещами в их внутренней реальности, но лишь понятиями и терминами, возникаю- щими в наших мыслях или в языковом представлении. Оккам разрабатывает свое учение о познании прежде всего для того, чтобы разрешить проблемы богословского знания. Он 163 направляет свою критику против так называемых доказательств бытия Божия. Поскольку отрицается реальность всеобщего, ру- шится томистское космологическое доказательство. Ибо оно утверждает, как говорилось выше, что мы через наше знание об общем в вещах, об их единстве, можем прийти к осознанию того, что Бог существует. Для Оккама Бог в собственном смысле слова есть нечто индивидуальное («res singularissima»). Также нельзя рационально доказать, что Бог является первопричиной всего. Конечно, метафизика может другими путями показать существование одного или нескольких богов, но положения о единстве и бесконечности Бога следует уже рассматривать как постулаты веры. Еще в меньшей степени можно осмыслить разумом учение о Троице. Оккам признает, что оно предполагает реалистическое понимание. Ведь оно говорит об отношениях как о чем-то существующем независимо от нашей мыслительной деятельности. Поскольку Оккам также не отрицает реальность этого отношения, он довольствуется тем, что в отношении учения о Троице ссылается на авторитет Писания, который не может быть опровергнут положениями эмпирической науки. Они относятся не к Богу, а лишь к сфере сотворенного мира. Вышесказанное является примером того, как Оккам восприни- мает отношение между теологией и философией. Теология для него — это не наука, как для Фомы. Ее положения также недоступны для логического доказательства, но являются утверждениями веры, которые опираются лишь на авторитет Писания. По мнению Оккама, между теологией и философией существует радикальное различие. Но это лишь одна сторона проблемы. Другая сторона со- стоит в том, что он, без сомнения, считает положения и понятия богословия доступными для логического или диалектического рас- смотрения. В этом искусстве он и его ученики достигли виртуоз- ности. Таким образом, принципиальное различие между двумя сферами не препятствует тому, что богословие в оккамизме, еще в большей степени, чем прежде, характеризуется использованием философской аргументации. По мнению Оккама, богословие должно быть построено на «fides infusa». Эта вера означает для него склонность верить в истины Библии. Таким образом, он не принял раннего францисканского представления о вере как непосредственном переживании божественного. Вера — это согласие с истиной Библии. Так, например, Биль дает следующее определение веры: «legens bibliam (si est 164 fidelis) immediate assentit omnibus et singulis ibi traditis, quia credit omnia revelata a Deo»141 (Coll. Ill, dist. 24, qu. unica, G). Для номиналистов Писание в принципе является единственным авторитетом. Существуют также примеры того, как ее учение противопоставляют мнению Папы и церковных властей. Но на практике обычно Библия и учение церкви смешивается, так как богословы продолжают придерживаться церковного предания даже когда оно не имеет поддержки в Писании. Это, например, относится к учению о пресуществлении, на котором Оккам настаивал, несмотря на то, что он считал другие теории в большей степени основанными на библейском тексте. Номиналисты разрабатывают учение о богодухновенности Писания. Основание авторитета канона в том, что написанное библейскими писателями вдохнов- лено Богом. Не все могут прийти к столь развитой вере во все истины Биб- лии. Поэтому проводится различие между «fides implicita»,142 ко- торая лишь в общем принимает истину Библии или церковного учения, и «fides explicita»,143 которая предполагает знание отдель- ных положений вероучения. Последняя необходима лишь учителям церкви, в то время как первая доступна мирянам вообще. В вопросе о содержании богословия Оккам большей частью принял идеи более ранней традиции. Но во многом он также пре- образовал их и подверг критике, разрушившей их основание. Пример этого можно найти в его учении о грехе и благодати. Первородный грех для Оккама не является чем-то реально суще- ствующим в природе человека. Он состоит в том, что Бог вменил человеку вину Адама, и, таким образом, представляет собой лишь суждение Бога о человеке, но не реальную испорченность его при- роды. В связи с традицией, Оккам все же говорит о грехе как «fomes»,144 то есть склонности человека делать зло. Следствием такого учения о грехе было рассмотрение благодати лишь как прощения грехов, освобождения от вины. Если грех не рассматривается как испорченность природы, существует мало оснований для того, чтобы представлять благодать как влитую способность. Однако в этом случае Оккам делает уступку традиции 141 «Читающий Библию (если речь идет о верующем) немедленно соглашается со всем, что в ней изложено, поскольку он верит всему, что открыто Богом». — Прим. перев. 142 «Подразумеваемая (в вере Церкви) вера». — Прим. перев. 143 «Явно выраженная вера». — Прим. перев. 144 Буквально, «трут». — Прим. перев. 165 и говорит о благодати как «gratia infusa»,145 хотя в остальных случаях он критикует представление о способности. Учение Оккама о порядке благодати отмечено влиянием пелаги-анских представлений. Когда человек сделает то, что зависит от него («facit quod in se est»), он вознаграждается даром благодати. Он может собственными силами произвести заслугу низшего рода («meritum de congruo»). Он может уже своими природными силами возлюбить Бога превыше всего. Такие представления связаны с тем, что грех рассматривается не как испорченность природы, но лишь как отдельные волевые акты. Оккамистское учение о благодати было затем в первую очередь подвергнуто критике со стороны реформаторов (ср., напр., Апологию Аугсбургского Вероисповедания). В учении о предопределении Оккам продолжает линию волюн- таризма Скота. Бог есть абсолютная воля. В своей «potentia absoluta» он не связан никакими законами. Таким образом, спасение человека зависит исключительно от Его решения. Также от воли Божи-ей зависит, будет ли действие человека признано достойным заслуг, или нет. Следовательно, прежняя связь между «meritum» и «gratia» разрывается. «Caritas», влитая благодать, более не рассматривается как необходимая предпосылка дел, достойных заслуг. Этика также полностью находится под влиянием этого основ- ного подхода. Благо является благом, поскольку этого желает Бог. Не существует никаких вечных заповедей, кроме тех, которые действительны в силу Божией воли. Ничто не препятствует Богу установить также другие заповеди.

<<назад Содержание