[скачать книгу ( формат .chm - 341 Kb)]
Ваш комментарий о книге

Содержание книги

20. СРЕДНЕВЕКОВАЯ МИСТИКА

из книги БЕНГТ ХЕГГЛУНД - ИСТОРИЯ ТЕОЛОГИИ

Средневековая мистика имеет происхождение среди прочего в богословии Августина и в монашеском благочестии. Святой БЕР- НАР КЛЕРВОСКИЙ (ум. 1153 г.) первым в Средние Века оформил мистику как своеобразное богословское направление. Исходная точка его богословия — человек Иисус как Господь и Царь. Размышление о земной жизни Христа, особенно о Его страдании, является цен- 167 тром мистики Бернара. В первую очередь он основывается на мо- тиве «Иисус как жених души», который получает оформление в контексте Песни Песней. Среди ранних схоластиков мистическое направление продолжили прежде всего ГУГО И РИШАР СЕН-ВИКТОР-СКИЕ. Они облекли мистические идеи в форму научного богословского изложения. Мистика и схоластика часто рассматриваются как противоположности, что, однако, не соответствует их соотношению в действительности. Мистика была не чужда богословию схоластики, а последнее — мистике. Некоторые из схоластиков бьши ярко выраженными диалектиками, как, например, Абеляр и Дуне Скот, тогда как другие соединили в своем творчестве схоластическое богословие и мистику. Уже упоминались представители Сен-Викторской школы. Другой пример этого — ФОМА АКВИНСКИЙ. В своем богословском творчестве он выразил опыт и настроения мистики. В схоластическом мышлении есть элементы, родственные мистике. Францисканское богословие говорит о познании Бога как о непосредственном просвещении души; Фома рассматривает созерцание божественного как достижение вершины теологии («visio beatifica») и считает науку подготовительной стадией такого созерцания. В основе схоласти- ческих трудов часто лежало мистическое размышление. Фома Ак- винский однажды сказал, что он больше узнал через созерцание креста Христова, чем через изучение научных трудов. Как упоминалось ранее, францисканским богословом, в значительной степени соединившим в своем творчестве мистику и схоластику, был БОНАВЕНТУРА. В период позднего Средневековья мистическому благочестию способствуют некоторые общие черты культуры того времени. Возрастает интерес к человеку. Возникает потребность личностного, переживаемого христианства. Подчеркивается индивидуальный опыт, что не было обычным в классической средневековой культуре. В связи с расширением образования растет влияние и религиозная активность мирян. В мистике позднего Средневековья преобладает направление, которое из-за сферы своего распространения обычно называют не- мецкой мистикой. В верхней и западной Германии выросло дви- жение, называвшее себя «die Gottesfreunde». К его кругу принадле- жали ведущие авторы немецкой мистики. Обычно они происходили из доминиканской школы и в некоторых отношениях бьши связаны с богословием Фомы Аквинского. Характерной чертой этой мистики было ограничение сферы тео- логии по отношению к схоластическим суммам. Предметом рас- 168 смотрения становятся, прежде всего, следующие пункты: учение о Боге, учение об ангелах и о сущности души человека, а также содержание Таинств и литургических действий. Богословом, прежде всего придавшим своеобразие мистике позднего Средневековья был МЕЙСТЕР ЭКХАРТ ИЗ ХОХХАЙМА (ум. 1327; преподавал в Париже, Страсбурге и Кельне). Среди его учеников выделяется ИОГАНН ТАУЛЕР (ум. 1361; выступал прежде всего как проповедник в Страсбурге, Кельне и Базеле), который пользовался большим уважением также и среди протестантов. К этой группе принадлежат ГЕНРИХ СУЗО (ум. 1366) и фламандец Ян ВАН РЁЙСБРУК (ум. 1381). Произведение неизвестного автора «Theologia deutsch» также появилось в кругу «друзей Божиих». Мейстер Экхарт связан в своем богословии с Фомой Аквинс- ким, но также соединяет содержание христианской традиции с неоплатонической мистикой. Наряду с латынью он пользовался немецким языком. Вскоре после его смерти 28 положений его учения были объявлены еретическими. В связи с этим его имя не было широко известно богословам вплоть до XIX века, когда эпоха романтизма выдвинула Экхарта на передний план среди мистиков. Немецкий идеализм также в измененной форме заимствовал некоторые из его основных идей. Взгляды Экхарта имели некоторое влияние в философии уходящего Средневековья и эпохи Возрождения. Сходные идеи можно встретить прежде всего в трудах известного философа Николая Кузанского (ум. 1464). Для Мейстера Экхарта Бог есть абсолютное Единство за преде- лами многообразия сотворенного мира и даже за пределами Тро- ицы. Возникновение мира описывается то как сотворение, то как эманация. Существует абсолютный разрыв между Богом и творе- нием. Только душа человека занимает промежуточное положение. Она содержит внутреннее божественное ядро сущности, основание души или искра души, «scintilla animae». Это основание души, идентичное Единому, есть то место, где Бог рождается в душе. Мейстер Экхарт отождествляет Бога и бытие — пантеистическая черта, которой, однако, противостоит вышеупомянутое различие между Богом и творением. Христос — прообраз для соединения Бога и человека. Тем са- мым Он является примером для всех верующих. В центр ставится не крест и воскресение, а воплощение, в котором проявилось это соединение. Спасение состоит в том, что человек через умирание для мира и погружение в себя соединяется с божественным. Он проходит три стадии: очищение, просвещение и соединение. 169 Первая стадия, очищение, заключается в раскаянии и отмира- нии греховного эго, в борьбе против чувственности. Вторая стадия, просвещение, состоит в подражании послушанию и смирению Христа, главными средствами для чего являются созерцание страданий Христа, оставление собственной воли и вхождение в волю Божию. Было бы ошибочно воспринимать идеал мистики как чистую пассивность. Соединение Божией и человеческой воли может также иметь место в деятельной жизни. Нужно желать добра и делать добро, чего хочет Бог, и отвращаться от зла, которое исходит от нас самих. Любовь к ближнему есть высшая форма любви к Богу. Мейстер Экхарт пишет: «Если бы кто-то был в том же восхищении, как однажды апостол Павел, и узнал бы о больном человеке, которому нужна от него тарелка супа, я считаю, что было бы намного лучше для тебя оставить любовь восхищения и служить Богу в большей любви». Но прежде всего умиранию эго способствует страдание. Тот же автор говорит: «Самое быстрое животное, которое привезет вас к совершенству — это страдание». Созерцание часто связано с мучительным умерщвлением плоти, многочисленные примеры чего приводит другой из вышеупомянутых мистиков, Генрих Сузо. Третья и высшая стадия, соединение души с Богом, наступает, когда человек освобождается от сотворенного мира и его вле- чений, а также от самого себя. В душе рождается Христос. Чело- век хочет того, чего хочет Бог, и становится с Ним единой сущностью. Иногда это соединение переживается как экстаз или за ним следуют видения, которые становятся вершинами в жизни благочестивого человека. В то время как, по мнению Фомы Ак- винского, созерцание Бога принадлежит вечности, мистика ищет совершенного переживания божественного уже здесь, во времени. Согласно немецкой мистике, Бог является Единой, единственной реальностью. «Бытие есть Бог», — говорит Мейстер Экхарт. Как человек должен представлять себе творение в соответствии с таким монистическим пониманием? Если Бог — это единственная реальность, тогда сотворенные вещи — ничто. Но ведь они все- таки произошли от Бога. Должны ли им также приписывать опре- деленную реальность, наряду с реальностью Бога? Мистика отвечает высказыванием, что вещи в мире не имеют реальности вне Бога. Они подобны лучам света, которые есть ничто без источника света. Они относятся к Богу как свет к огню. Поэтому можно говорить о том, что творение произошло из Бога, но все же оно есть ничто. Цель человека заключается в том, чтобы уйти от мира и даже от самого себя для того, чтобы обрести совершенное, то есть взойти 170 в Единое, соединиться с Самим Богом и тем самым достичь един- ственной истинной реальности. Человек сам принадлежит к тво- рению, которое есть ничто, он находится под властью зла. Его отчуждение по отношению к Богу вызвано прежде всего его соб- ственной волей, которая отделилась от воли Божией. Спасение заключается в воссоединении с божественным и имеет три выше- упомянутые стадии: очищение, просвещение и соединение. Форма мистики, с которой мы встречаемся у Мейстера Экхар- та, имеет иные черты, нежели мистика Бернара: она менее связана с содержанием христианского учения и в ней сильнее влияние идей неоплатонизма. «Мистическое соединение» как цель благо- честивого человека подчеркивается в большей степени, чем в тру- дах Бернара. Мистика Экхарта в большей степени построена на общих философских идеях, тогда как в центре мистики Бернара — молитвенное размышление о жизни Христа. Другие авторы, относящиеся к «немецкой мистике», опреде- ленно испытали влияние Экхарта, но как правило они ближе к традиции церковного учения, нежели он. В особенности это относится к Таулеру и «Theologia deutsch». Наследие Иоганна Таулера состоит из его проповедей, широко распространенных даже в протестантских регионах. Таулер более практически настроен и ближе к народу, чем Экхарт. У него часто встречаются чисто евангельские идеи, и его высоко ценил Лютер. Тем не менее он является типичным мистиком и говорит о боже- ственном основании человеческой души, а также часто противопо- ставляет внутреннее слово внешней проповеди и слову Писания. Другой источник, который имел большое значение для Лютера — это внешне непримечательное произведение «Theologia deutsch». Оно было впервые издано в 1516 году Лютером и было вообще первой книгой, которую Лютер отдал в печать. В предисловии к более позднему изданию он говорит, что «после Библии и святого Августина мне не встречалась никакая другая книга, из которой я узнал и хотел бы узнать больше». Рукопись, напечатанная Лютером, была утрачена, но в прошлом веке была найдена другая версия того же произведения под заглавием «Der Frankforter». По мнению Лютера, автором был Таулер, но новая находка пока- зывает, что это не верно. Автор неизвестен, он принадлежал к кругу «die Gottesfreunde», и произведение, вероятно, появилось в конце XIV века. Книга повествует о совершенном благе, то есть о соединении с Богом и о пути, ведущем к этому. Другое известное и самое распространенное произведение мис- тики позднего Средневековья — «De imitatione Christi» Фомы КЕМ- 171 пийского, относящееся к началу XV века. Его автор был сначала преподавателем в известной монастырской школе в Девентере в Голландии, но большую часть жизни провел как монах и писатель в немецком августинском монастыре. Упомянутое произведение относится к самым широко распространенным во всей мировой литературе. Известно три тысячи изданий. Книга вышла без указания автора, и вопрос об авторстве долго оставался спорным. 172

<<назад Содержание