Ильин И.П. Постструктурализм, деконструктивизм, постмодернизм

ОГЛАВЛЕНИЕ

МИШЕЛЬ ФУКО -- ИСТОРИК БЕЗУМИЯ, СЕКСУАЛЬНОСТИ И ВЛАСТИ

"Архив"

Как подчеркивает Фуко, "архив" не представляет со-
бой униформного и недифференцированного корпуса дис-
курсов, напротив, это сильно
дифференцированная "общая система формации и трансформа-
ции высказываний" (181, с. 130). При этом для современников
"открыть", сделать явственным свой собственный "архив" не-
возможно, "поскольку мы говорим, находясь внутри этих пра-
вил, постольку он придает тому, что мы можем сказать -- как
и самому себе, как объекту нашего дискурса, -- свои модусы
правдоподобия, свои формы существования и сосуществования,
свою систему накопления научных фактов, их историчности и
исчезновения" (там же).

Если и можно успешно исследовать "архив" другой эпохи,
то только потому, что он предстает перед людьми иного времени
как "Другой", как носитель признаков "отличия", и в этом акте
изучения "другого", по мнению Фуко, мы якобы тем самым
косвенно признаем нашу дистанцию и отличие и имплицитно
отвергаем идею непрерывного "телеологического" прогресса или
просто преемственность "монологической" линии развития.
Именно дискурсивные практики каждой эпохи устанавливают те
исторически изменяющиеся системы "предписаний", которые и
предопределяют свойственный для нее код "запретов и выбо-
ров". Фуко постулирует четыре "порога в процессе возникно-
вения дискурсивной практики: пороги позитивности, эпистемо-
логизации, научности и формализации (там же, с. 186-187).
Последний "порог", когда очередная специфическая дискурсив-
ная практика превращается в замкнутую, самодовлеющую сис-
тему, не допускающую каких-либо "инноваций", означает насту-
пление времени "нового эпистемологического разрыва", веду-
щего к появлению новой дискурсивной практики, и, соответст-
венно, нового "архива". Фактически мы видим, что в
"Археологии знания" понятие "архива" пришло на смену эписте-
ме; недаром Лейч заявляет, что эпистема -- это своего рода
"позитивное бессознательное культуры -- ее архив" (294, с.
149). Однако содержательный аспект нового понятия и цель его
введения в качестве аналитического принципа остаются теми же
доказать факт разрыва линии исторической преемственности.
Иными словами, каждая историческая эпоха обладает ей прису-
щим "архивом", утверждающим свою оригинальность и неповто-
римость и "аннулирующим" свое происхождение и дальнейшую
судьбу: ему на смену придет другой "архив", который так же
"забудет" о своем предшественнике.