[скачать книгу ( формат .chm - 341 Kb)]
Ваш комментарий о книге

Содержание книги

27. ФОРМУЛА СОГЛАСИЯ

из книги БЕНГТ ХЕГГЛУНД - ИСТОРИЯ ТЕОЛОГИИ

Спор о Причастии показал несоединимость филиппистской точ- ки зрения с подлинным лютеранством. Тем самым стало актуаль- ным давнее и мотивированное политическими причинами желание объединить лютеранские церкви вокруг общего вероисповедания. Работа, поддержанная несколькими князьями — приверженцами евангельской веры, привела к созданию так называемой «формулы согласия» («formula concordiae»), которая была принята большин- ством лютеранских церквей. Она ясно отграничила лютеранскую точку зрения от кальвинистской. Также был отвергнут собственно филиппизм, несмотря на то, что Формула Согласия в то же время во многом построена на толковании Меланхтоном взглядов Рефор- мации. Она не принимает взгляды Меланхтона лишь тогда, когда они противоречат теологии Лютера. В основе Формулы Согласия лежит написанная тюбингенским богословом ЯКОБОМ АНДРЕ «Schwabische Konkordie» (1574). Позднее, когда Мартин Хемниц переработал это произведение; появился источник вероучения, общий для Вюртемберга и Саксонии («Schwabisch-Sachsische Konkordie», 1575). В дальнейшем текст был откорректирован группой вюртембергских теологов («Maul- 234 bronner Formel»). На созванном курфюрстом Августом Саксонским съезде теологов в Торгау (1576) на основе обоих вышеупомянутых источников был составлен документ («Torgisches Buch»), разосланный различным земельным церквям для ознакомления с их мнением. На следующем собрании богословов, созванном в монастыре Берген (близ Магдебурга), «Torgisches Buch» подвергли пересмотру, руководствуясь собранными отзывами, полученный окончательный текст был подписан одним из присутствующих теологом и передан курфюрсту как вероисповедание «Bergisches Buch» или «Formula concordiae». Затем полученный документ был подписан князьями, чиновниками и богословами различных земельных церквей и принят почти двумя третями представителей сословий, принявших Аугсбургское Вероисповедание. Формула Согласия состоит из более подробной части («Solida declaratio») и краткого изложения («Epitome»); последнее восходит к написанному Якобом Андре фрагменту из «Torgisches Buch». Целью этой вероисповедальной формулы было разрешение в соответствии с Писанием и евангельским учением возникших среди лютеран споров. Было отвергнуто учение Флация о первородном грехе, наряду с учением Озиандера об оправдании и анти-номистскими взглядами Амсдорфа на добрые дела и третье использование Закона. Был осужден синергизм и подобные тенденции, которые существовали среди филиппистов. В учении о Причастии победила чисто лютеранская точка зрения, разработанная Брен-цем и Хемницем. В учении о предопределении была в конечном счете изменена точка зрения Лютера, поскольку не получили развития его идеи о содействии Бога во всем и о скрытой воле Божи-ей в связи с избранием. Формула Согласия создавала предпосылки общего для помест- ных лютеранских церквей собрания вероисповедных документов. Оно появилось в 1580 году под названием «Книга Согласия». Кроме Формулы Согласия в нее вошли следующие документы: три Симво- ла Веры ранней церкви, Аугсбургское Вероисповедание и его Апо- логия, Шмалькальденские Артикулы, Трактат о власти и первен- стве Папы, а также оба Катехизиса Лютера. Книга Согласия заменила собрания вероисповеданий (так называемые «corpora doctrinae»), которые ранее использовались в различных местных церквях (например, «Corpus philippicum» 1560 года, принятый в Сак- сонии и в Дании). Как собрание лютеранских символических книг она постепенно приобрела большое значение также за пределами немецких земельных церквей. В Швеции ее изучение пасторами предписывалось религиозным законом 1663 года. В Дании- Норве- 235 гии она, однако, не получила официального признания, поскольку там не было желания связывать себя Формулой Согласия. В Книге Согласия особое положение занимает Аугсбургское Вероисповедание как основополагающий лютеранский вероисповедный документ эпохи Реформации наряду с Символами Веры древней церкви. Согласно цели, ясно сформулированной в самой Формуле Согласия, она не стремится привнести ничего нового по сравнению с Аугсбургским Вероисповеданием, но лишь в соответствии с ним и со Словом Божиим представить ясное и основательное изложение некоторых спорных вопросов, возникших в течение промежуточного периода. Богословское содержание Формулы Согласия кратко рассматривается в следующем обзоре основных вопросов, обсуждаемых в ней: В важном введении Формулы Согласия указано на Писание как единственную норму и стандарт во всех вопросах вероучения. Да- лее говорится об Аугсбургском Вероисповедании как о «Символе Веры нашего времени», но подчеркивается, что все Символы Веры и вероисповедания являются лишь свидетельствами веры, которые показывают, как сохранялось библейское учение и как истол- ковывали Священное Писание в различные времена и по различ- ным вопросам. I. О первородном грехе. В противовес приверженцам Флация (имя Флация не упоминается) отстаивается различие между приро дой человека и первородным грехом, на том основании, что первая сотворена, искуплена и однажды будет воскрешена из мертвых. Этого нельзя сказать о первородном грехе, который тем не менее является глубокой испорченностью, неизменно присущей челове ческой природе и отделится от этой природы только в воскресении. II. О свободе воли. В вопросе о возможностях человеческой воли в духовном плане авторы выступают против пелагианства во всех его формах, а также против синергистского представления о содействии воли при обращении. Отвергнуто также мнение «эн тузиастов» о том, что обращение происходит без внешних средств, через непосредственное просвещение. III. О праведности веры перед Богом. По основному вопросу ози- андрического спора определено, что Христос есть наша праведность, то есть что Бог лишь ради Его совершенного послушания прощает наши грехи, невзирая на наши дела или на обновление, совершае мое в нас Святым Духом, однако в то же время, истинная вера всегда соединена с добрыми делами, любовью и надеждой. IV. О добрых делах. Была отвергнута как точка зрения Майо ра — «добрые дела необходимы для спасения», так и утверждение 236 Амсдорфа — «добрые дела вредны для спасения». Добрые дела человека не служат сохранению его в вере, но с другой стороны, он также не может отказаться от совершения добрых дел. Добрые дела являются лишь свидетельством о вере и об обитании Святого Духа. В том же артикуле отвергнут антиномизм — мнение о том, что не следует проповедовать Закон среди христиан. V. О Законе и Евангелии. Пятый артикул также обращается к проблеме антиномизма: является ли Евангелие не только пропо ведью благодати, но и проповедью покаяния, обличающей неве рие (предполагается, что Закон не может разоблачить неверие)? Ответ на этот вопрос состоит в том, что следует определенно раз личать Закон и Евангелие, поскольку все, что обличает грех, есть Закон, тогда как Евангелие возвещает лишь обетования веры и имеет целью только исправление и утешение. VI. О третьем использовании Закона. В шестом артикуле рас сматривается проблема второго антиномистского спора. Три на значения Закона: поддерживать внешний порядок, привести лю дей к знанию о грехе, предоставить правила для поведения христианина. Один и тот же закон действует как в отношении неверующих, так и рожденных свыше. Его также следует усилен но проповедовать среди верующих, поскольку они все еще живут, ведя духовную битву против плоти. Единственное различие состо ит в том, что невозрожденный человек исполняет требования Зако на лишь по принуждению и против своей воли, тогда как верую щий, поскольку он возрожден (то есть «новый человек») добровольно исполняет Закон и делает то, к чему Закон никогда не мог бы его принудить. VII. О Святом Причастии Христовом. В противовес так назы ваемым сакраментариям, которые были двух видов (одни отрица ли реальное присутствие, другие «считали, что это присутствие происходит духовно через веру»), излагается лютеранская точка зрения, разработанная Хемницем и Бренцем. Это телесное при сутствие, не пространственное, но сакраментальное сверхъесте ственное, определяемое силой власти Христа также телесно пре бывать в любом месте, где Он пожелает («присутствие multivoli»). На этом основании, сопричастность телу и крови Христа, имею щая место в Причастии, — это не только общение веры с находя щимся на небесах Христом (ср. кальвинизм), но и принятие уста ми, «однако не по-капернаитски, но сверхъестественным небесным образом» («manducatio oralis»). Далее, тело и кровь Христа прини мается не только верующими и достойными, но также неверую щими и недостойными, «однако не для утешения и жизни, но 237 к осуждению и погибели, если они не обратятся и не покаются («manducatio indignoram et infidelium»). «Эта тайна открывается в Слове Божием и постигается лишь верою». Прежде всего авторы выступают против чисто символического цвинглианского толкова- ния, а также против кальвинизма и криптокальвинизма. VIII. О личности Христа. Христологическая дискуссия была прямым следствием споров о Причастии. В противовес «сакра- ментариям» было разработано учение о реальном «communicatio idiomatum». Божественная и человеческая природы не только на словах, но и реальным образом, сопричастны свойствам друг дру га. Бог не просто называется человеком, но является человеком. Человеческая природа находится одесную Бога и сопричастна бо жественному всемогуществу. В «Solida declaratio» проводится раз личие между тремя видами «communicatio idiomatum»: 1) Свойства, которые сами по себе принадлежат одной из при род, также принадлежат личности, которая одновременно являет ся Богом и человеком (например, Сын Божий страдал и умер, хотя страдания и смерть характерны, собственно говоря, лишь для человеческой природы). 2) Служение Христа (например, в качестве нашего посредни ка, искупителя) совершается не только через одну из природ, но через обе природы. 3) Человеческая природа, кроме присущих ей свойств, приня ла божественное величие, силу и славу. Однако божественная при рода не изменилась (поскольку Бог неизменен) при соединении с человеческой, ее свойства не уменьшились и не увеличились. Именно в силу сопричастности божественному величию Хрис- тос (также по Своей человеческой природе) может пребывать с верующими во все дни или присутствовать в Таинстве Причастия. При рассмотрении христологии к Формуле Согласия прилагается перечень «свидетельств» из Священного Писания и трудов отцов церкви. IX. О сошествии Христа в ад. Этот артикул отвергает споры о том, как происходило это сошествие. Христос сокрушил власть смерти и господство дьявола и спас от них верующих; это и явля ется существенным в этом догмате вероучения. X. О церковных обрядах, называемых адиафора. На вопрос, поставленный в интериме о том, можно ли использовать в церкви обряды, которые сами по себе являются безразличными, дается ответ, что во времена гонений, когда требуется ясное исповеда ние, или когда в опасности евангельская свобода, нельзя уступать противникам даже в безразличных вещах. 238 XI. О вечном Божием предвидении и избрании. В противовес кальвинистскому двойному предопределению заявлено, что вечное избрание относится лишь к тем, кто по вере во Христа обретет вечное блаженство. Обетования Евангелия и проповедь покаяния носят вселенский характер. Осуждение нечестивых зависит от того, что они презирают слово или уклоняются от него. Причина этого—их собственная злая воля, а не божественное избрание. От- вергнута также пелагианская идея о том, что избрание обусловлено отношением человека. «Ибо не только прежде того, чем мы сделали что-то доброе, но даже прежде того, как мы родились, Бог избрал нас во Христе, да, это произошло «прежде создания мира» (Sol. decl. 88). В последнем артикуле Формулы Согласия (XII) приводится краткое описание некоторых сект, не принявших Аугсбургское Ве- роисповедание: анабаптисты, швенкфельдеры и антитринитарии. Их учения отвергнуты, как противоречащие слову Божию и веро- исповеданию.

<<назад Содержание