История Государства и права России. Учебник для вузов. Под ред. С.А. Чибиряева

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава 14. Советское государство и право в период тоталитаризма (1930-1941 гг.)

§5. Развитие государственного аппарата

За 30-е гг. в основном сложилась та система государственных органов и учреждений, которая просуществовала до 1989 г. - вплоть до системы должностей и ученых степеней.

Конституция СССР 1936 г. отменила все ограничения избирательного права, установила равные нормы представительства от сельского и городского населения. Выборы Верховного Совета СССР состоялись 12 декабря 1937 г. В них участвовали 96,8% избирателей, из которых почти 99% отдали голоса “за кандидатов блока коммунистов и беспартийных”. Ясно, что это были выборы плебисцитарного типа - избиратели, по сути, должны были сказать “да” или “нет”, одобрить или не одобрить политику государства, а не выбрать из нескольких кандидатов то или иное лицо.

Всего в Верховный Совет СССР было избрано 1143 депутата, в том числе 180 женщин, 870 членов ВКП(б). Рабочих среди депутатов было 460 (42%), крестьян - 337 (29,5%), из служащих и интеллигенции - 326 (28,5%). Было представлено более 50 наций и народностей Советского Союза. Это был представительный орган типично соборного, а не парламентского типа.

На первой сессии ВС СССР был избран Президиум, образовано Правительство СССР, назначен Прокурор СССР. В июне 1938 г. состоялись выборы в ВС союзных и автономных республик. В декабре 1939 г. прошли выборы в местные Советы депутатов трудящихся. В выборах участвовало свыше 99% избирателей, всего в местные Советы депутатов трудящихся было избрано 1,3 млн. человек (из них 402 тыс. коммунистов). Таким образом, к началу 1940 г. была избрана вся система органов государственной власти сверху донизу.

Управление народным хозяйством. С форсированием индустриализации резко возросла роль планирования. План превращался из прогноза в план-директиву. Изменился статус Госплана, в 1931 г. он был наделен правами наркомата. Во втором пятилетнем плане (1933-1937 гг.) были учтены просчеты и ошибки первой пятилетки, и в 1937 г.СССР стал второй экономической державой мира. Темпы роста за две пятилетки не имели прецедента в мировой практике.

В управлении промышленностью шли несколько процессов. Крупная промышленность была выведена из-под контроля республик и перешла под управление союзных органов - формировался единый общесоюзный народнохозяйственный комплекс. Усиливалось отраслевое управление и ослабевало функциональное (финансовое, кадровое и т.д.), система упрощалась: сокращалось число трестов и их функции, укреплялись прямые связи наркоматов с предприятиями. Была перестроена структура главных управлений наркоматов (главков) с усилением производственных отделов. Главки также выполняли сбытовые и снабженческие функции на основе хозрасчета.

Разукрупнялись наркоматы, росло их число. ВСНХ СССР был преобразован в общесоюзный Наркомат тяжелой промышленности (из ВСНХ были выделены Наркоматы легкой и лесной промышленности). В 1936 г. из Наркомата тяжелой промышленности был выделен Наркомат оборонной промышленности, а в августе 1937 г. - и Наркомат машиностроения. В 1931 г. был разукрупнен Наркомат путей сообщения (выделился Наркомат водного транспорта). К августу 1940 г. количество общесоюзных наркоматов увеличилось до 25, а союзно-республиканских-до 16.

Для улучшения руководства наркоматами в апреле 1940 г. при СНК СССР было создано 6 хозяйственных советов, которые имели право давать наркоматам обязательные распоряжения. Состав их утверждался СНК СССР в количестве 3-5 человек. Они возглавлялись заместителями Председателя СНК. На правах постоянной комиссии Совнаркома вместо Совета труда и обороны был создан Экономический совет.

Наркомат труда СССР был слит с ВЦСПС, что повысило роль профсоюзов. Им передавались все средства и кадры органов труда и социального страхования, санатории, дома отдыха научные институты и другие учреждения Наркомата труда. ВЦСПС осуществлял общее руководство социальным страхованием, представлял на утверждение СНК СССР сводный бюджет социального страхования и тарифы страховых взносов. При ЦК профсоюзов и их местных органах создавались отраслевые инспекции труда с правом наложения штрафов за нарушение законодательства о труде. ВЦСПС давал СНК СССР заключения на вносимые Госпланом планы по труду (численность работников, фонды заработной платы, производительность труда).

В 1930-1931 гг. была проведена кредитная реформа, которая повысила роль Госбанка как кредитного, расчетного, кассового и эмиссионного центра страны. Главный смысл был в концентрации собираемых с огромным трудом финансовых средств, в предотвращении их распыления и “проедания”.

Сильно изменились контрольные органы, сократилась их автономия и партийный характер. Были разделены органы ЦКК-РКИ и ликвидирован Наркомат РКИ СССР, упразднены местные органы РКИ. В 1940 г. был создан Наркомат госконтроля СССР. В наркоматах были созданы контрольно-инспекторские группы. Отменялось привлечение трудящихся к контролю, его осуществляли штатные контролеры-ревизоры. Произошло “огосударствление” контроля.

Вооруженные силы. Территориально-милиционная система уже не отвечала новым условиям и была ликвидирована, к 1939 г. вооруженные силы стали кадровыми. К концу 20-х гг. по техническому оснащению армия совершенно не соответствовала требованиям времени*1*. В 30-е гг. создавалась новая, насыщенная техникой и современными кадрами, соответственно организованная армия. Основой для этого стали форсированная индустриализация и развитие образования. К 1939 г. в СССР было 14 военных академий и 6 военных факультетов при гражданских вузах, в которых высшее военное образование получали 20 тыс. слушателей. Число военных училищ достигло 107, в 1936 г. была открыта Академия Генерального штаба.

В 1934 г. был упразднен Реввоенсовет СССР, коллегиальный метод руководства был заменен единоначалием. Военный совет при наркоме обороны был учрежден как орган совещательный. Штаб РККА был преобразован в Генеральный штаб, что усилило его роль.

*1* В 1928 г. в Красной армии было 92 танка и 300 тракторов-тягачей; боевых самолетов почти не было. Для сравнения: ВВС Франции имели 6 тыс. самолетов.

В 1935 г. были введены воинские звания, утверждена новая форма и знаки различия командного состава. С 1937 по 1940 г. в вооруженных силах существовал также институт военных комиссаров. Увеличилось число военных округов. Высшим органом военной власти в округе был военный совет, состоявший из командующего войсками округа и двух членов. Военсовет подчинялся непосредственно наркому обороны СССР. Расширилась система военкоматов, стали улучшаться учет и призыв в армию. В 1939 г. был принят новый закон “О всеобщей воинской обязанности”, по которому защита СССР с оружием в руках стала правом и обязанностью не только трудящихся, а всех мужчин без различия национальности, вероисповедания, образования, социального происхождения и положения. Срок службы был увеличен до 3 лет в сухопутных частях и до 5 лет во флоте. С января 1939 г. был введен новый текст присяги, теперь она принималась не коллективно, а индивидуально, с собственноручной подписью военнослужащего.

Началось создание сильного флота, и в 1937 г. был образован Наркомат Военно-Морского Флота и Главный морской штаб.

Правоохранительные органы. В 1933 г. была создана Прокуратура СССР. Основной задачей ее было укрепление законности и охрана общественной собственности на всей территории Союза ССР. Согласно “Положению о прокуратуре СССР” (утверждено 17 декабря 1933 г. постановлением ЦИК и СНК СССР), Прокуратуру возглавлял Прокурор СССР, назначаемый ЦИК СССР. Он имел совещательный голос в заседаниях Президиума ЦИК СССР, СНК СССР, Совете труда и обороны. Прокурор Союза ССР наделялся правом законодательной инициативы, правом опротестовывать постановления Пленума Верховного Суда СССР в Президиум ЦИК СССР. Надзор за законностью и правильностью действий ОГПУ Прокурор Союза ССР должен был осуществлять непосредственно (реально этот пункт не действовал, органы госбезопасности были фактически выведены из-под надзора прокуратуры).

В июле 1936 г. был создан общесоюзный орган судебного управления - Наркомат юстиции СССР. Он наблюдал за применением судами уголовного, гражданского и процессуального кодексов, обобщал судебную практику, разрабатывал изменения и дополнения к законам, вел работы по кодификации законодательства и судебной статистике, руководил изданием юридической литературы. НКЮ СССР давал судам общие указания, занимался всеми организационно-хозяйственными вопросами, осуществлял общее руководство нотариатом и коллегией адвокатов, организовывал юридическую помощь населению.

В августе 1938 г. был принят закон “О судоустройстве СССР, союзных и автономных республик”. В течение 1938-1939 гг. была перестроена вся судебная система СССР. Она соответствовала административному делению страны: народный суд (в районах), который рассматривал большую часть уголовных и гражданских дел; областной, краевой, окружной суд, суд автономной области и Верховный Суд автономной республики - избирались соответствующими Советами сроком на 5 лет. Они рассматривали уголовные и гражданские дела, отнесенные к их подсудности, а также кассационные жалобы и протесты на приговоры и решения нарсудов.

Верховный Суд союзной республики избирался ВС республики на 5 лет. Он рассматривал особо важные дела, мог принять к производству любое дело любого суда на территории республики, рассматривал кассационные жалобы и протесты на приговоры и решения областных судов, мог пересматривать дела в порядке надзора.

Общесоюзными являлись Верховный Суд СССР и подчиненные ему специальные суды. Верховный Суд избирался ВС СССР на 5 лет. На него возлагался надзор за всеми судебными органами СССР и союзных республик. Он имел право отменить приговор или решение любого суда и давать разъяснения по вопросам судебной практики.

Специальными судами в рассматриваемый период являлись военные трибуналы, линейные суды железнодорожного и водного транспорта. Они строились на тех же принципах, что и все другие суды СССР.

В 1934 г. был образован общесоюзный Наркомат внутренних дел, в него были включены ОГПУ и Главное управление милиции при ОГПУ (финансирование милиции уже в 1932 г. было переведено с местного бюджета на союзный). Позднее ОГПУ преобразуется в Главное управление госбезопасности, которое быстро расширялось (в нем было в 3,5 раз больше сотрудников, чем в милиции). На управление возлагаются функции внешней разведки, контрразведки и госбезопасности, а также руководство особыми отделами в армии. В 1935 г. в системе НКВД был образован новый вид мест заключения для

особо опасных преступников - тюрьмы. В 1936 г. создается Государственная автомобильная инспекция (ГАИ). Функции и структура милиции расширялись.

На НКВД возлагалось обеспечение порядка и госбезопасности, охрана общественной собственности, запись актов гражданского состояния, пограничная охрана. В ведении НКВД были управление шоссейными и грунтовыми дорогами, картография, управление мер и весов, переселенческое и архивное дело. С созданием ГУЛАГа НКВД стал распорядителем огромной трудовой армии из заключенных колоний и лагерей и из “спецпоселенцев” (до 30-х гг. места заключения были в ведении республиканских НКВД). НКВД СССР превратился в крупнейшее хозяйственное и строительное ведомство (в 1937 г. он осваивал 6% всех средств на капитальное строительство). Он также отправлял заключенных на стройки и предприятия других ведомств.

Были реорганизованы структуры НКВД, выполнявшие судебные функции. В первой половине 30-х гг. они свертывались, в 1932 г. “тройкам” ОГПУ было запрещено приговаривать к высшей мере. В 1934 г. судебная коллегия ОГПУ была упразднена, и все дела по окончании следствия должны были направляться в суд. Однако при наркоме внутренних дел СССР создавалось Особое совещание, которому предоставлялось право применять в административном порядке высылку, ссылку, заключение в исправительно-трудовые лагеря на срок до 5 лет и высылку за пределы Союза ССР. Таким образом, этот административный орган наделялся судебными полномочиями, однако более ограниченными, чем ранее судебная коллегия. В состав Особого совещания был введен Прокурор СССР или его заместитель. Примечательно, что Положение об Особом совещании при НКВД СССР почти дословно повторяет Положение об Особом совещании при МВД Российской империи 1881 г. Осенью 1937 г. полномочия Особого совещания были расширены: оно могло приговаривать к расстрелу, а также проводить разбирательство дел списками. Чрезмерное расширение функций и структуры НКВД делало его трудноуправляемым. В феврале 1941 г. он был разделен на два наркомата: НКВД СССР и Наркомат госбезопасности СССР.

Политические репрессии 30-х гг. Репрессии 30-х гг. - важное явление в судьбе страны и советского народа. Его объективного анализа еще не было и не могло быть. Боль утрат еще слишком велика, и любая попытка хладнокровного анализа выглядит аморальной. На политической арене большую роль играют сыновья погибших в 30-е гг. политиков. Сам образ репрессий -настолько важный инструмент политики, что все средства создания или изменения этого образа охраняются жесткой, хотя и не всегда явной цензурой. В результате общественное сознание пока что не готово к восприятию не только логического анализа, но и просто достоверной информации о явлении*1*.

Поскольку в данном учебном курсе избежать освещения этой темы нельзя, приведем сначала фактические данные, а затем сделаем методологические замечания, которые могут помочь каждому упорядочить свои личные представления.

Статистика приговоров точна и не вызывает разночтений. Точная статистика исполнения приговоров пока не опубликована, но число расстрелов заведомо меньше числа смертных приговоров. Причина в том, что работники ОГПУ, сами составлявшие очень уязвимую группу, скрупулезно выполняли предписания и документировали свои действия. Никого не расстреливали “без бумажки”.

По отрывочным данным трудно создать целостную картину, но в некоторые годы расхождения были большими. Так, в первой половине 1933 г. по закону о хищениях было приговорено к расстрелу 2100 человек, в 1 тыс. случаев приговор был приведен в исполнение, остальным - заменен разными сроками лишения свободы.

Созданная в 1930 г. система ГУЛАГа (Главное управление лагерей) включала в себя спецпоселения (ссылка), колонии (для осужденных на срок менее 3 лет) и лагеря. К “сталинским репрессиям” относятся приговоры по ст. 58 УК РСФСР о контрреволюционных и других особо опасных государственных преступлениях (бандитизм, разбой и др.). Это приговоры к высшей мере или к лишению свободы в лагере.

По статье 58 УК РСФСР за 1930-1939 гг. было осуждено 2,8 млн. человек, из них 1,35 млн. - за 1937-1938 гг. К высшей мере за десятилетие приговорено 724,4 тыс. человек, а за указанные два года - 684,2 тыс. Пребывание в лагере в личном плане было страшным испытанием, но как социальный институт ГУЛАГ “лагерем смерти” не был - смертность в нем не слишком превышала смертность тех же возрастных категорий на воле (около 3%; лишь в 1937-1938 гг. она подскочила до 5,5 и 5,7%, когда назначенный наркомом внутренних дел Ежов приказал уменьшить рацион питания). Таким образом, непосредственно от “сталинских репрессий” погибло около 700 тысяч человек. По последним данным, с 1930 по 1953 г. по обвинению в государственных преступлениях были расстреляны 786 098 человек. Это - огромная величина, и грех ее преувеличивать из политического интереса.

*1*После кратковременного раскрытия архивов в специальной литературе были опубликованы точные и несколькими способами детально проверенные количественные сведения. СМИ и те круги интеллигенции, для которых эти сведения стали доступны, их просто замалчивают. Однажды созданный искаженный образ репрессий устойчив и оберегается.

Обратимся к существу проблемы. Следует различать, о чем идет речь: о репрессиях как реальном явлении или об образе репрессий, сформированном в массовом сознании*1*. Это - разные вещи, но обе они существуют в нашем общественном бытии и оказывают на него влияние. С точки зрения исторической реальности, версия А.И. Солженицына о “43 миллионах расстрелянных” - нелепость, а с точки зрения реальности 70-90-х гг., - часть разрушительной силы, с которой не справилось государство.

Все известные в истории крупномасштабные репрессии, кажущиеся потомкам необъяснимыми вспышками массового психоза, на деле есть лишь кульминация более или менее длительного процесса “вызревания”. У этого процесса всегда есть начало, “семя”, незаметное на фоне грандиозного результата. Для понимания результата надо видеть всю систему: ее зарождение и все критические точки - перекрестки, на которых процесс толкался в фатальный коридор. После кульминации система “выгорает”, и в данном обществе повторения массовых репрессий быть не может.

Крупнейший историк нашего века А.Тойнби, говоря о месте репрессий в истории, отметил, что “меч репрессий, отведав крови, не может усидеть в ножнах”. Иными словами, начав однажды кровавые репрессии, трудно пресечь этот процесс, пока он не пройдет кульминацию: на каждом шагу этого процесса порождаются мотивы для следующего, расширенного этапа. В России этот процесс был, видимо, начат “Кровавым воскресеньем” 1905 г. и казнями крестьян в ходе столыпинской реформы. О них писал в непонятом тогда волнении Л.Н.Толстой. Он пророчески видел в тех казнях семя будущих трагедий. Затем были важные вехи: белый и красный террор, гражданская война, жестокое подавление крестьянских волнений в 1921 г., расстрелы священников в начале 20-х гг., раскулачивание и коллективизация, страшный голод 1933 г. Все это накапливало в обществе огромный “потенциал мести”.

*1* Это можно пояснить на примере уже изученного старого явления: репрессий Ивана Грозного. За 35 лет его правления было казнено от 3 до 4 тыс. человек. В те же годы в Париже за одну ночь (“Варфоломеевскую”) было казнено, по разным данным, от 4 до 12 тыс. человек, а и Голландии за короткий срок - около 100 тысяч. Однако по ряду причин в общественном сознании был создан образ Ивана IV как кровожадного зверя, а в действиях французского или испанского королей не видят ничего необычного. Поразительно, что из массового сознания это представление перешло в учебники истории, даже фундаментальные.

Такой потенциал накапливается в ходе всех крупных, циви-лизационного масштаба, общественных преобразованиях, а именно таковыми и были сдвиги, происходившие в СССР. В сравнении с другими аналогичными явлениями репрессии 30-х гг. в количественном измерении невелики. Становление буржуазного общества на Западе (Реформация) породило несообразные репрессии - сожжение около миллиона “ведьм” только протестантскими правительствами. Широкие (относительно более крупные, чем в СССР) репрессии провела Великая французская революция.

Потенциал мести в СССР прорвался, как только гражданская война (в смятой форме) переместилась внутрь самой правящей партии*1*. Произошло избиение “ленинской гвардии”, в котором пострадало и множество невинных людей. Важнейшая сторона “сталинских репрессий” в том, что действия власти получали массовую поддержку, которую невозможно было ни организовать, ни имитировать.

Репрессии позволили одним махом, не соблюдая обычных административных процедур, сменить целое поколение старой номенклатуры на новое, подготовленное уже в современных условиях и воспитанное вне партийной фракционности. В 1939 г. в руководящем составе номенклатуры четверть работников имела возраст 20-29 лет, 45% - 30-39 лет, старше 50 лет было всего 6,5%. В те же годы была проведена “чистка” партии: в 1933-1937 гг. из нее было исключено свыше 1 млн. членов.

Одновременно репрессии разрушили все начавшие складываться через самоорганизацию номенклатурные кланы, ориентированные на групповые цели и ускользающие от контроля. После того, как мы наблюдали действия таких кланов, которые в конце 80-х гг. хладнокровно ликвидировали СССР, опасения И.В. Сталина также нельзя считать абсурдными.

*1*Это было неизбежно, и раскол был принципиальным. Большевизм изначально содержал в себе два проекта: один глобалистский, в наиболее чистом виде представленный Л.Д. Троцким (“мировая революция”), другой - державный российский, представленый И. В. Сталиным (“строительство социализма в одной стране”). В. И. Ленин, балансируя, соединял обе силы, пока они были союзниками в гражданской войне. После окончания войны и смерти В. И. Ленина союз был разорван.

Однако все это - лишь попытки возможного рационального объяснения в целом страшного и жестокого дела, которое, даже если и решило срочные и чрезвычайные проблемы, заложило под советскую государственность мину замедленного действия.

С января 1938 г. маховик репрессий начали тормозить, был принят ряд “охлаждающих” постановлений: сняты, судимы и расстреляны ведущие работники НКВД во главе с наркомами (Ягода, Ежов), прекращена работа “троек” на местах. Нарком юстиции потребовал от судов строго соблюдать процессуальные нормы, и суды стали возвращать НКВД дела на доследование (50% дел по политическим обвинениям), резко увеличилось число оправдательных приговоров, несмотря на протесты нового наркома внутренних дел Л.П. Берии. В 1939 г. была проведена массовая реабилитация (освобождено 837 тыс. человек, в том числе 13 тыс. офицеров, которых восстановили в армии). Многие события (не только приговоры и казни, но и неожиданное освобождение и быстрое продвижение некоторых групп работников) пока не находят убедительного объяснения, многие сделанные под давлением политических факторов выводы требуют проверки.

В целом репрессии остаются малоизученным явлением в истории России и нуждаются в ответственном, свободном от идеологических пристрастий кропотливом исследовании.