Гиро П. Частная и общественная жизнь римлян

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава IX. Труд и богатство

1. Состояние земледелия за два века до Р. X.

Лет за двести до нашей эры римские поместья были весьма небольших размеров; то, которое описывает Катон Старший, заключало в себе всего лишь 240 iugera (60 гектаров). Довольно обыкновенная величина имения была в 200 югеров (50 гектаров). Виноградники, уход за которыми требует большого количества рабочих рук, были, конечно, еще меньше; Катон думает, что они не должны превышать 25 гектаров.

Главными продуктами сельского хозяйства были: хлеб (полба или пшеница, ячмень и просо), затем репа, редька, чеснок, мак; наконец (главным образом для корма скота) бобы, волчий боб, горох, вика и некоторые другие кормовые растения. Сеяли осенью и лишь в виде исключения весной. Орошение и удобрение производились тщательно; с дренажем римляне были знакомы уже очень рано. Лугов было много, и уже при Катоне качество их улучшилось посредством искусственного орошения. Разведение оливок и винограда занимало много рабочих рук. Оливковое дерево сажали среди других растений; лоза покрывала склоны холмов. Не забывали и фруктовые деревья, как, напр., смоковницы, яблони, груши. Вязом, тополем и другими густолиственными деревьями пользовались также для подстилки и для корма скота. Так как из мяса в пищу употребляли

285

лишь свинину и баранину, то мелкого скота разводили немного. Что касается крупного, то и его имели ровно столько, сколько необходимо для земледелия; их не выпускали на луг, на подножный корм, а держали в хлеву все лето и почти всю зиму. На сжатое поле выгоняли баранов в количестве приблизительно 100 голов на 55 гектаров. Очень часто баранов отдавали какому-нибудь владельцу больших стад. В других местах хозяин отдавал их оброчному колону, который должен был ежегодно поставлять господину часть приплода и известное количество сыра и молока. В имении разводили еще кабанов, кур и голубей, которые обыкновенно сами находили себе пищу; иногда же их откармливали в случае надобности. Встречались также кроличьи садки и бассейны для рыбы.

Для полевых работ употреблялись волы, которых впрягали в плуг, а также ослы, которые возили навоз и вертели жернов. Кроме того, в имении была лошадь, на которой ездил хозяин. Все эти животные не были доморощенными; их покупали на стороне. Катон Старший считал, что для обработки 25 гектаров нужна пара волов и две — для 60 гектаров. Сасерна, живший после, думал, что для 25 гектаров нужны две пары волов. По Катону же, требовалось три осла для 25 гект. и четыре для 60.

Обыкновенно землевладелец сам занимался сельским хозяйством. Это не значит, что он собственными руками обрабатывал землю, но время от времени он появлялся в имении, определял севооборот, наблюдал за ходом работ, проверял счета. Сама работа поручалась рабам; во главе их стоял управляющий (villicus), который покупал и продавал, принимал приказания от владельца, руководил всем хозяйством и даже имел право наказывать. Ему подчинена была ключница (villica), которой поручалось домоводство, наблюдение за кухней, кладовыми, курами и голубями. Затем следовали погонщики волов или пахари, рабочие, погонщики ослов, свинопас и пастух, если в имении было стадо. Число работников колебалось, смотря по размерам и характеру хозяйства. Для имения в 50 гектаров, не засаженного деревьями, достаточно было двух пахарей и 6 рабочих; для имения в 60 гект., в котором есть оливковые деревья и стадо, требовалось три пахаря, пять рабочих и три пастуха. Для виноградника в 25 гект. нужны были: 1 пахарь, 11 рабочих и 2 пастуха. Вилик, как и следовало ожидать, пользовался большей свободой, чем другие. Карфагенянин Магон в своей книге, переведенной на латинский язык, считал полезным, чтобы вилик был женат, с детьми и маленьким собственным хозяйством. Катон соединяет его брачными узами с ключницей; ему одному из всех рабов должна быть дана надежда на отпуск на волю, если хозяйство будет хорошо идти и процветать. Все служащие в имении составляют одно целое, совокупность домочадцев, которую римляне называли familia rustica. Как и крупный скот, рабочие не рождаются и не умирают в имении:

286

их покупают на рынке уже взрослыми, а когда старость или болезнь делает рабочего неспособным к труду, его снова продают вместе с прочей рухлядью. Хозяйственные постройки (villa rustica) состояли из конюшни, риги, помещения для вилика и рабочих; кроме того у владельца имения часто был в нем особый дом (villa urbana), Рабы получали все необходимое в положенное время и на определенный срок: они сами потом должны были заботиться о том, чтобы этой месячины хватило до следующей получки. Одежда и обувь также выдавалась на известное время, и рабы должны были держать их в порядке. Каждый месяц они получали зерно, которое потом сами мололи, соль, оливки, соленую рыбу, вино и масло. Количество этих припасов соразмерялось с работой каждого. Вилик, который меньше утомлялся от работы, и порцию получал меньшую. Пекарней и кухней заведовала ключница; ели все вместе, и одни и те же кушанья. Обыкновенно рабы были без цепей, но если кто-нибудь из них совершал проступок или возбуждал подозрение в желании убежать, его заковывали в цепи и на ночь запирали в ergastulum.

Обыкновенно рабочей силы familia rustica оказывалось достаточно для ведения хозяйства, тем более, что соседи-землевладельцы в случае надобности ссужали друг друга рабами за известное вознаграждение. Посторонних рабочих редко нанимали, большей частью только в нездоровых местностях, где оказывалось выгоднее нанимать поденщиков на короткое время жатвы. Для уборки хлеба и сена нанимали косарей, которые получали за свой труд шестой, седьмой, восьмой и даже девятый сноп, или же пятую часть зерна, в том случае, если они не только соберут, но и обмолотят хлеб. Сбор винограда и оливок поручался подрядчику. Этот последний являлся со своей артелью, составленной или из свободных рабочих, которых он нанимал, или из рабов, принадлежащих ему. Сбор и выжимка производилась под наблюдением людей землевладельца, которым подрядчик и передавал полученное таким образом масло или вино. Иногда хозяин продавал урожай на корню или на дереве, и тогда покупатель сам собирал его в свою пользу.

Маленькое хозяйство отличалось от большого лишь размерами. В таком хозяйстве сам владелец имения и его дети работали среди своих рабов, или вместо рабов, если их совсем не было. В окрестностях Рима, а также других больших рынков крестьяне выращивали цветы и овощи, которые они тщательно поливали, так же как и теперь это делают в местностях, прилегающих к Неаполю; садоводство давало хороший доход в те времена.

Имения, в которых разводился скот (saltus), были больших размеров, чем те, в которых велось хлебопашество. Saltus был обыкновенно не меньше 200 гектаров, а иногда и больше; к тому же климатические условия Италии не позволяют пасти скот на одном месте и летом и зимой. С той эпохи, которую мы описываем, весною стада обыкновен-

287

но поднимались из Апулии на Самнитские горы, а осенью спускались обратно в долину. В таких имениях разводились лошади, волы, ослы, мулы, а также свиньи и козы. Что касается овец, то надо думать, они были в изобилии, потому что в те времена одежду делали из шерсти. Устроено было хозяйство здесь так же, как и в имениях, в которых производилось хлебопашество. Место вилика занимал раб, называвшийся начальником стада. Пастухи в течение всего лета ночевали под открытым небом; часто находясь далеко от всякого жилого места, они жили в загоне для скота, в каком-нибудь шалаше из досок и ветвей. Для такого дела требовались отборные, крепкие люди; им давали лошадь и оружие, и они пользовались свободой передвижения, которой были лишены рабы земледельческие.

(Моmmsen, Histoire romaine, IV, p. 112—123, trad. Alexandre chez Bouillon).