Гиро П. Частная и общественная жизнь римлян

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава IX. Труд и богатство

5. Большое имение в южной Италии

Ф. Ленорман так описывает одно большое имение, расположенное в Италии в области древней Гераклеи. На основании этого описания можно составить себе общее представление о том, что такое были римские латифундии.

«Площадь, занимаемая этим имением, равна приблизительно 140 кв. километров; это и есть latifundium, который еще со времен римской республики делал невозможным развитие италийского земледелия и являлся одной из главных причин того, что страна эта опустела. Владелец никогда не показывается в своем заброшенном имении; в нем живет вилик, который и хозяйничает от его имени. Двадцать пять тысяч голов рогатого скота, преимущественно буйволов, пасутся в болотистой степи, которая тянется по направлению к морю. Что касается той части имения, которая отведена под пахоту, то для работ на ней требуется 4 000 человек в страдную пору, и только 250 в остальное время года. Последняя цифра и представляет собой цифру постоянного населения латифундия, которое обитает в различных фермах (massarie), разбросанных по всему имению. Наемными рабочими являются горцы, которые приходят наниматься целыми артелями.

Во время полевых работ можно видеть 20—30 плугов, двигающихся в ряд, или цепь в несколько сот человек, которые вскапывают землю мотыгами. Управляющий (fattore) и надсмотрщики разъезжают верхом вдоль линии рабочих, понукают их в случае надобности, делают указания, торопят и распекают нерадивых и усталых. Можно принять всю эту группу за военный отряд на маневрах, которым командуют офицеры верхом. Дня не проходит, чтобы в поле не ушел кто-нибудь из рабочих, сраженный болотной лихорадкой или солнечным ударом. Можно представить себе, какие опустошения производит малярия среди этих людей, когда они полуголодные, обливаясь потом, располагаются на ночлег в плохо запирающемся сарае или под навесом из ветвей, куда свободно проникает ночной холод и сырые испарения болота.

Землевладелец живет в большом городе или на роскошной вилле в его окрестностях и вместо того, чтобы самому заботиться об имении, передает все попечение о нем вилику. Единственная его забота — получать с имения определенный доход, причем часто он ему нужен вперед для покрытия расходов той не по средствам роскошной жизни, которую он ведет. Он ни за что не решится сделать хоть сколько-нибудь значительную затрату для повышения доходности своих имений. Вот почему он вынужден держаться такой системы хозяйства, в которой скотоводство преобладает над земледелием, большая часть

296

земли заброшена под пар, деревенское население уменьшается и какой бы то ни было прогресс становится невозможным».

(Fr. Lenormant, La Grande-Grece, I, pp. 172—175, 2-е edit chez A. Levy).