Гиро П. Частная и общественная жизнь римлян

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава IX. Труд и богатство

8. Торговля в эпоху Августа

Обыкновенно говорят, что в Риме относились с презрением к торговле. Может быть, это верно по отношению к римлянам первых веков, хотя и они заключали торговые договоры с Карфагеном; но этого ни в коем случае нельзя сказать о римлянах времен империи. Как, в самом деле, объяснить иначе, что более чем за полвека до битвы при Акциуме * в Азии оказалось 80 000 италиков, которых нашел там Митридат, а в Утике набралось 300 крупных торговцев, у которых было столько рабов, что их было достаточно для охраны города? Не успел еще Цезарь закончить завоевание Галлии, как туда уже явились римские торговцы. Когда встречаешь римских торговцев у сикамбров, у маркоманнов [1], у ирландцев, в каменистой

__________

* 2 сентября 31 г. до н. э. состоялась морская битва у мыса Акциум (побережье Греции) между флотами Октавиана и Антония. Последний был разбит, и единовластие закрепилось за Октавианом Августом.

[1] Германское племя сикамбров жило около Рейна, маркоманнов в теперешней Богемии. — Ред.

307

Аравии и в Тавриде, когда знаешь, что ежегодно 120 кораблей за счет римских торговцев посещали берега Индии, что Помпей заботился об исследовании пути в эту страну через Каспийское море, Оксус и Бактриану, то не скажешь, что в Риме к торговле относились с презрением. Страбон свидетельствует об очень оживленном состоянии мореходства по всему Средиземному морю, а Светоний [1] говорит, что в эту эпоху народ делился на 3 класса: городскую чернь, земледельцев и торговцев.

Рим в те времена был главным рынком всего света. Здесь скопились большие запасы драгоценных металлов, здесь развивалось громадное потребление, тем большее, что городское население и потребляет относительно больше деревенского. Но Италия производила мало: вино, причем вывозились лишь низшие сорта его, масло, превосходный хлеб, но в небольшом количестве, и шерсть (тарентская и цизальпинская шерсть принадлежали к самым лучшим сортам, какие только тогда знали). Кроме того, в Италии была развита шерстяная мануфактура, существовали эргастрии, на которых выделывалась посуда, сера, шафран, медь; но всего этого было слишком мало в сравнении с тем, что ввозилось в страну, и эту разницу приходилось оплачивать деньгами. Таким образом, .благодаря торговле и ремеслу, провинции получали обратно из Рима то, что они давали ему в виде подати. Один только тот товар, который ввозился из Китая, Индии и Аравии, стоил империи ежегодно 20 миллионов.

В Италии, впрочем, бывали большие ярмарки; самая знаменитая из них та, которая происходила в Феронии [2]. Страбон говорит также о складах италийских товаров в Эфесе (но они, вероятно, были собственно испанского или галльского происхождения), об италийском вине, которое, вместе с вином из Лаодикеи и Сирии, служило предметом меновой торговли в гаванях Красного моря. Свидетельство о римской вывозной торговле мы находим и у Горация, который высказывает опасение, как бы его книга не пошла на обертку товаров, предназначенных для Утики или Лериды. Как и в современном Париже, и по тем же самым причинам, в Риме развились главным образом те отрасли, которые производили предметы роскоши. Здесь было много чеканщиков, литейщиков, красилен, золотошвейных и позументных мастерских, здесь выделывались в большом количестве разные вещи из черного дерева, гипса, бронзы, золота и т. д. Книжная торговля была очень развита; существовали бумажные и стеклянные мастерские.

__________

[1] Страбон, знаменитый географ, умер в 24 г. по Р. X. Светоний Транквилл, автор многочисленных сочинений, из которых наиболее известное «Жизнь двенадцати цезарей», умер около 140 г. по Р. X. — Ред.

[2] Собственно в роще богини Феронии, в Этрурии, у горы Соракте. — Ред.

308

Через Аримунум [1] в Рим шли товары из Цизальпинской Галлии;

через Остию и Путеолы — африканский хлеб, а также разные продукты Испании, Галлии и Востока. Чтобы избежать неудобств Остии, которая в то время представляла собой лишь плохую якорную стоянку, Август велел прокопать параллельно Аппиевой дороге в понтинских болотах канал, который служил в одно и то же время и для осушения, и для проезда судов; канал этот доходил до Террацины. Из Путеол морем ехали до канала, а там купцы со своими не очень громоздкими товарами пересаживались в барки, которые тянули на бечеве мулы, и ехали каналом до места, расположенного в 45 км. от Рима; тут уж было близко до столицы [2].

Из Цизальпинской Галлии вывозилось громадное количество проса, смолы, вина, мягкой моденской и грубой лигурийской и медиоланской шерсти, наконец, многочисленные стада свиней. Падуя была центром значительного производства плащей и ковров.

Из Сицилии шел хлеб, скот, шерсть, гиблский мед, который соперничал с гиметским, прекрасные вещи чеканной работы, ткани с о. Мальты. Сардиния давала лишь хлеб.

Галлия слишком недавно была приобщена к культурному миру, и ее вывоз не мог быть поэтому особенно значительным. Впрочем, Нарбоннская провинция производила все те плоды, которые росли в Италии, а также масло, вино, шерсть; остальные области Галлии — хлеб, который вывозили в Италию, просо, желуди и скот. «Здесь ни одна пядь земли не пропадает даром, — заявляет Страбон, несколько преувеличивая, — а удивительное расположение рек дает возможность перевозить товары, как внутри страны, так и из Океана в Средиземное море и обратно». Марсель и Нарбонна были главными портами, из которых вывозились галльские рубашки — обычное одеяние рабов в Италии, полотно от кадурков, соленую свинину от секванов [3], военную одежду из Арраса и красное сукно, лучшие сорта которого ничем не уступали пурпуру Востока. Эти порты сообщались с внутренними областями при посредстве других городов, ставших уже весьма заметными торговыми центрами, как, например, Тулуза и Бордо на Гаронне; в долине Роны — Арль, Ним, Виенна, Лион, Отен; на Луаре — Генабум [4], на Мозеле — Трир, и наконец

__________

[1] Приморский город в Умбрии. — Ред.

[2] Позднее Клавдий и Траян соорудили в Остии, немного севернее устья Тибра, две большие гавани, которые по размерам своим превосходили все три гавани нынешнего Марселя вместе взятые (старая гавань, Жолиетта и новая гавань). Корабли свободно проходили в эти гавани, сообщавшиеся друг с другом; далее они могли по каналу проехать в Тибр, миновав таким образом песчаные отмели в устье реки. — Ред.

[3] Кадурки — галльское племя, жившее на севере от среднего течения Гаронны; секваны — между р. Соной и горой Юрой. — Ред.

[4] Genabum — теперешний Орлеан. — Ред.


309

Реймс. Страбон говорит, что галльские товары шли по Соне и Сене на о. Британия, которая давала в обмен кожу, железо, олово, овец, рабов и превосходных охотничьих собак.

Испания поставляла хлеб, вино, отличное масло, медь, воск, растительную краску, смолу, солонину, устриц, киноварь и соль. Испанская шерсть славилась, и за тамошних баранов-производителей платили очень дорого; ткани из Сетаба и Эмпорий отличались необыкновенной тонкостью. В огромном количестве вывозился также исполинский дрок, растение, из которого делали канаты. Кантабрская ветчина ценилась очень высоко, а астурийские лошади, маленькие и резвые, пользовались не меньшей славой, че'м парфянские. Но главное богатство страны заключалось в золотых, серебряных, медных и железных рудниках.

На севере Италии ретийское вино соперничало с лучшими сортами вин полуострова; кроме того, жители Альп вывозили медь, воск, древесную смолу и сыр. Через гору Окру товары доставлялись из Аквилеи в Навпорт на одном из притоков Савы, а оттуда водным путем на Дунай. Аквилея, в которой добывалось золото, была центральным рынком этой торговли: она доставляла варварам вино, солонину и масло, получая в обмен рабов, скот, меха, железо из Норика [1], которое очень ценилось для выделки мечей, и янтарь с берегов Балтийского моря.

Из Греции и греческих островов Рим получал лошадей, медь из Гимета и Спорадских островов, хиосское и лесбосское вино, медь и сушеные смоквы с Кипра, афинские и коринфские благовония, и разные лакомства для пиров римских богачей, как, например, павлинов с Самоса, журавлей с Мелоса, разную птицу с Делоса, рыбу с Родоса, Хиоса и берегов Черного моря; кроме того, пентеликонский и паросский мрамор, коринфскую бронзу, эвбейскую медь и драгоценные ткани.

Города Азии, богатые, густо населенные, с развитыми ремеслами, много потребляли, но еще больше производили. Главные их продукты были: выбойка, разные материи из Милета, множество художественных изделий, статуи, бронза, золотые и серебряные вещи, вифинские кольца, железные изделия из Кибиры, лаодикейские ковры, синнадский мрамор с красными жилками, глиняная посуда из Тралл, ткани из Гиерополя, вина со склонов Тмола. Через эту страну проходила также большая часть товаров востока. Произведения Китая, Индии и Аравии, шерсть, меха, драгоценные камни, рабы и шелковые ткани направлялись по Оксусу (ныне Аму-Дарья), Каспийскому морю и через Кавказский перешеек в Диоскурий, где, по словам Плиния Младшего, «сходятся торговцы семидесяти народов».

__________

[1] Область на севере от Адриатического моря вплоть до Дуная. — Ред


310

Вавилонские ковры и ткани, а также товары, прибывавшие через Персидский залив и из северной Аравии и Сирии, направлялись в Пальмиру и Тапсак, а оттуда на Мазаку (на р. Галисе) и Эфес, бывший центром азиатской торговли. Такое же значение имели для прилегающих областей Танаис, Пантикапея и Фанагория на Меотийском Болоте (Азовском море). Скифы доставляли сюда меха, рабов, золото с Урала и Алтайских гор; кроме того, было очень развито рыболовство в богатых илом водах Танаиса (Дона) и Азовского моря.

Финикия по-прежнему производила тирский пурпур, кедровое дерево и масло, которые, как думали, никогда не портились; финикийские купцы снабжали также Египет и берега Красного моря сидонскими стеклянными изделиями и вином из Сирии и Италии.

Из Египта вывозились: хлеб в огромном количестве, ткани, цветное стекло, папирус, квасцы. Предметами ввоза в эту страну служили: асфальт из Мертвого моря, который употребляли при бальзамировании покойников, из Палестины — иерихонский бальзам; из Африки — рабы-негры, страусовые перья и слоновая кость; из Аравии благовония, ладан и золотой песок; из Индии — пряности, корица, перец, инбирь, кассия, смирна, нард, киноварь, красильные вещества, черепаха, мурринские вазы и кубки (быть может, из китайского фарфора), жемчуг, драгоценные камни, шелковые и бумажные материи. На одной карте времен империи между двумя малабарскими городами отмечен храм Августа, из чего можно предположить, что в этой местности существовала римская торговая контора. Любопытно отметить, что римляне, пользуясь неумением индусов отличать фальшивую монету от настоящей, охотно платили за покупаемый товар фальшивыми деньгами.

Карфаген был одной из житниц Рима; этот город, начинавший возрождаться из развалин, мало-помалу возобновлял свои прежние торговые сношения с внутренними областями. В Италию он доставлял диких зверей для игр в амфитеатре, нумидийских лошадей, дорогие породы дерева, золотой песок, слоновую кость, негров, мрамор. Караваны из Судана и из Сахары привозили в Карфаген и в Лептис произведения центральной Африки.

Большинство всех этих товаров направлялось по морю, по которому постоянно сновали в разных направлениях тысячи транспортных судов. Без компаса и морских часов они нередко сбивались с пути, в особенности когда туман или туча закроют звезды: так, напр., корабль, на котором плыл ап. Павел, очутился вместо Адриатического моря у о-ва Мальты. Поэтому-то навигация и прекращалась на зиму, не только вследствие частых бурь, но и потому, что в это время года небо редко бывало ясным. Чтобы моряки знали, где можно пристать к берегу, во многих местах устраивались башни с огнями и маяки; это изобретение греков весьма распространилось


311

в эпоху империи. Самый знаменитый маяк был в Александрии: есть основание предполагать, что он имел 160 метров в высоту и был виден на расстоянии 60-ти километров.

(Duruy, Histoire des Romaine, IV, pp. 71 et suiv., chez Hachette).