[скачать книгу ( формат .chm - 341 Kb)]
Ваш комментарий о книге

Содержание книги

33. НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ В XIX ВЕКЕ

из книги БЕНГТ ХЕГГЛУНД - ИСТОРИЯ ТЕОЛОГИИ

ШЛЕЙЕРМАХЕР ФРИДРИХ ШЛЕЙЕРМАХЕР (ум. 1834; профессор в Берлине с 1810 г.) был воспитан в традиции братских общин, но в возрасте 19 лет порвал с верой гернгутеров. В своих ранних произведениях, прежде всего в известном сочинении «Речи о религии к образованным людям, находящимся среди ее недоброжелателей» (1799 г.) он на- 300 ходится под влиянием романтизма и выражает его вновь пробудив- шееся религиозное чувство. Один из основных вкладов Шлейермахера в историю теологии состоит в его попытке выразить своеобразие религии как функции духовной жизни человека. В противовес рационализму, он ут- верждает в «Речах», что религия не сводится к интеллектуальному или нравственному, но составляет самостоятельную сферу духов- ной жизни. Она является не знанием или действием, но «непо- средственным сознанием того, что все конечное существует лишь в бесконечном и через него, все временное — в вечном и через него». В этом раннем сочинении он определяет религию как «со- зерцание универсума». В непосредственном сознании единства со всем мирозданием человек ощущает божественное. Таким об- разом, идея Бога совпадает с чувством вселенского единства и тождественности бесконечному. Считается, что это чувство непосредственно дано в человеческой душе. В сочинении «О христианской вере» (1820-1822), главном дог- матическом произведении Шлейермахера, религия определяется как «чувство зависимости от бесконечного». В этом выражении термин «чувство» используется не в обычном смысле, но как не- что относящееся к непосредственному самосознанию. Человек воспринимает самого себя абсолютно зависимым от бесконечного. В этом и состоит религиозность, и она является единственным чувством зависимости, которое характеризует человека как Дух. Бьшо бы ошибочным рассматривать такое понятие религии как чисто субъективистское. Скорее, Шлейермахер стремится в связи с этим снять противоречие между субъективным и объективным: высшее человеческое совпадает с божественным или бесконечным. В глубине своего непосредственного самосознания человек воспринимает себя идентичным всему мирозданию. Объективное и субъективное сливаются воедино. Тем не менее, понятие религии у Шлейермахера отрицает любой дуализм: в конечном счете Бог и мир воспринимаются идентичными. Его понимание отмечено чертами пантеизма, прежде всего в «Речах». Зло невозможно представить как нечто враждебное Богу. Мысль о дьяволе или о злых духовных силах исключается. Дух является высшим в человеке и не может быть представлен как некое зло. Таким образом, Шлейермахер придерживается монизма. Христианство для Шлейермахера является высшим, если не единственным выражением религиозного сознания. Согласно оп- ределению в труде «О христианской вере», оно есть «монотеисти- ческое направление благочестия телеологического рода, в кото- 301 ром все сводится к спасению, совершенному через Иисуса из На- зарета» (11). Спасение в этом контексте означает осуществление благочестивого самосознания (чувства абсолютной зависимости). Таким образом, существует непосредственная связь между общим понятием религии у Шлейермахера и его восприятием сущности христианства. Однако было бы неправильным утверждать (как делают некоторые), что все религиозное вероучение можно вывести из чувства абсолютной зависимости. Вероучение строится не только на общих принципах. По мнению Шлейермахера, христианская догматика содержит как исторический, так и спекулятивный элемент. Богословие предполагает эмпирическое наличие сообщества веры, которое называется христианской церковью, а цель догматики — описание вероучения, господствующего в церкви в определенный момент времени. Поэтому догматика также причисляется к исторической теологии. Цель догматического сочинения самого Шлейермахера «О христианской вере» — изложить веру, существующую в евангелической церкви. Спекулятивный элемент догматической теологии заключается в том, что положения вероучения всегда возвращаются к чувству абсолютной зависимости, то есть к понятию религии, заимствованному из всеобщего знания разума («этики», если использовать терминологию Шлейермахера. Положения вероучения не представляют объективного знания, но являются высказываниями благочестивого самосознания. Они описывают не предмет веры, но личную функцию веры. Христи- анское вероучение подтверждается благодаря способности соответствовать благочестивому христианскому сознанию веры или внутреннему опыту христиан (61,1). Задача догматики не в том, чтобы обосновать положения вероучения, но лишь в том, чтобы исторически изложить фактически существующее понимание веры в церкви в целом или в определенной церковной группировке. Исходя из этих основных положений, Шлейермахер разраба- тывает единую систему, охватывающую различные сферы рели- гиоведения и богословия. Этика — это параллельное естествоз- нанию спекулятивное изложение знания разума. В рамках этики дается общее определение понятия религии. Конкретное описание религий приводится в философии религии. Теология — наука, необходимая для руководства церкви, делится на философскую, практическую и историческую. Первая (которая, в свою очередь, подразделяется на апологетику и полемику) имеет целью описание сущности и своеобразия христианства. Наконец, догматика, которая относится к исторической теологии, описывает хри- 302 стианскую веру в том виде, как она выражена в определенной конфессии в определенный момент времени. В работе «О христианской вере» (1820-1822, 2-е изд. 1830 г.) Шлейермахер сам излагает вероучение евангелической церкви. Рассмотрим характерные идеи этого сочинения, составившего це- лую эпоху в богословии своего времени: 1. В учении о Боге Шлейермахер приближается к отправным точкам философии. Идея о Боге заключена в благочестивом само сознании. Воспринимать самого себя абсолютно зависимым — то же самое, что сознавать свои отношения с Богом (4). В этом непосредственном самосознании бытие Бога и бытие самого чело века совпадают. Вопрос о существовании Бога отпадает. Догма тика может рассматривать лишь идею о Боге, совпадающую с бла гочестивым самосознанием. Подобным образом, учение о сотворении и сохранении рассматривается как выражение единения Бога и мироздания. Мир абсолютно зависим от Бога. Это заложено в идее сотворения, которая таким образом не обозначает события во времени. Учение о провидении выражает сознание того, что зависимость человека от мироздания совпадает с его зависимостью от Бога. Представления о божественном вмешательстве, о чудесах или откровении в собственном смысле слова отвергнуты. Как уже было сказано в другом контексте, это учение о сотворении также нельзя соединить с мыслью о злой духовной силе. Следовательно, дьяволу нельзя приписывать реальность или влияние. 2. Христианское учение о грехе также представляет некоторые проблемы для системы Шлейермахера. Грех сводится к чувству нежелания, которое всегда присутствует в благочестивом восприя тии Бога, поскольку оно получено через чувства. Таким образом, грех можно обозначить как борьбу плоти с Духом, с тем, что пре пятствует сознаванию Бога. Однако представление о грехе как о преступлении закона Божия отвергнуто. Грех относится к сфере чувств благочестивого человека, а не к сфере воли. Нельзя также говорить о грехопадении или о том, что грех произошел от добро вольного действия. Грех рассматривается как изначально прису щий человеку. Он является данностью, поскольку чувство зави симости еще не совершенно. Первородный грех (само понятие списывается со счета как неудовлетворительное) рассматривается как общая и изначальная греховность человечества или неспособ ность к добру. Понятие греха у Шлейермахера утрачивает этический характер. Грех рассматривается не просто как некое зло, но входит в созна- 303 ние о Боге как необходимая предпосылка потребности в спасении, и тем самым также роста высшего сознания о Боге. Сознание греха становится низшей стадией в развитии добра. Противо- положность между Богом и грехом устраняется. Предполагается, что сам Бог установил такой порядок, при котором спасению долж- но предшествовать сознание греха. Грех — это неразвитая приро- да человека. Он не противопоставляется творению, но входит в него. Учение Шлейермахера о грехе является попыткой согласования христианских понятий с монистической картиной мира, из которой он исходит. 3. Спасение означает переход к высшему, не ограниченному чувствами сознанию Бога, что осуществляется в христианской церк ви и реализуется через веру в Иисуса Христа. В нем было совер шенное знание о Боге, силу и блаженство которого Он передает человеческой природе. Христос — это второй Адам, прообраз но вого человечества. Его неповрежденное знание Бога означает за вершение творения. В человеческой природе изначально была за ложена склонность к этому единству с Богом, хотя она не могла осуществиться, поскольку грех препятствовал человеку. Действие, которое оказывает на человека личность Христа, того же рода, что и прочее духовное влияние. Таким образом, речь не идет о каком- либо примирении в собственном смысле слова. (Шлейермахер ис пользует понятие «примирение», но в совершенно ином смысле. Оно означает передачу Христова спасения). Для спасения имеют значение не деяния Христа или Его страдание, смерть и воскресе ние, но лишь Его личность, которая представляет совершенное знание о Боге. Как содержание спасения также рассматривает ся не прощение грехов, но преобразование человека для более це лостного чувства благочестия. В таком контексте крестным стра даниям Христа нельзя приписать никакого значения. История стра стей Господних служит лишь образцовым примером стойкости в страдании. Шлейермахер рассматривает воскресение как про буждение мнимого мертвого; истинной смертью Христа названо вознесение. Спасение сводится лишь к «das Sein Gottes in Christo» и к тому впечатлению, которое оставила Его личность, но не к смерти и воскресению Христа. 4. Общее понимание Шлейермахером отношений между Богом и человеком отражается также в его христологии. Единство между божественным и человеческим обретает совершенное выражение в личности Христа, Который поистине обозначает нечто новое по отношению к предшествующему человечеству, но в то же время представляет лишь высшее развитие человеческого. Сотворение 304 и спасение являются лишь различными стадиями одного и того же естественного процесса. Шлейермахер не признает какой-либо ис- тории спасения. Преобразование христологии в религиозно-фи- лософскую идею сближает богословие Шлейермахера с гностициз- мом. Так, например, отрицание смерти и воскресения — черта, объединяющая его с этим направлением. То же единство между божественным и человеческим, которое присутствует во Христе личностно, существует в сообществе церкви. Церковь является непосредственным продолжением присутствия Христа, представляет новое человечество, прообраз которого есть Христос. Однако Шлейермахер отвергает представление о всемирном владычестве Христа. Отношения со Христом существуют лишь в глубине души человека и в сообществе церкви. 5. Учение о Троице у Шлейермахера не занимает столь видного места, как у Гегеля (ср. ниже). Его положения не оказывают не посредственного влияния на благочестивое христианское осозна ние Бога. Шлейермахер предпринимает радикальное преобразова ние церковного учения о Троице. Сам он ближе всего подходит к савелианским взглядам (см. ниже). Бог есть единая, неделимая сущность. Сын и Дух — лишь формы откровения этой сущности. Святой Дух отождествляется со всеобщим духом, одухотворяющим сообщество верующих. 6. Эсхатологические высказывания, так же как и учение о Тро ице, имеют мало отношения к благочестивому самосознанию, поскольку относятся к событиям в будущем. Однако они рас сматриваются в конце сочинения «О христианской вере» как «про роческое учение». Идея вечного осуждения отвергается как несо единимая с христианским чувством. Напротив, Шлейермахер выступает как приверженец учения о восстановлении всех чело веческих душ. Этот взгляд также лучше всего соответствует его натуралистическому истолкованию истории спасения и его мо нистическому мировоззрению. В сочинении «О христианской вере» приводится поразительно мало ссылок на Писание. Это имеет принципиальные основания: поставлена задача описать веру такой, как она существует в опыте благочестивого человека, при этом речь о Писании идет лишь как о выражении этого же сознания веры. В качестве нормы рассматривается лишь Новый Завет. Ветхий Завет присутствует в каноне только на основании исторической связи с Новым Заветом, но не может быть выражением христиан- ского духа, поэтому также считается, что он не имеет собственно- го авторитета в учении. 305 Разумеется, Новый Завет считается нормой учения, но в пер- вую очередь, внимание обращено к тому, что соответствует бла- гочестивому христианскому сознанию. Истинным является то уче- ние, которому удалось отстоять свою позицию в развитии. Говорят, что Шлейермахер заменил принцип Писания «эволюционистским принципом традиции». Высшей инстанцией является существую- щее в церкви сознание веры. Библия ставится на один уровень с христианской традицией, она лишь имеет приоритет во времени и содержит важнейшее существенное изложение опыта благочестивых людей. Авторитет Писания не может быть основанием веры, но предпо- лагает, что вера уже присутствует. Мысль о внутреннем свидетельстве Писания или о способности Слова создавать веру отвергнута. В этом контексте откровение равнозначно благочестивому са- мосознанию, которое означает присутствие Бога в человеке. Таким образом, Писание и Слово подчинено общему понятию религии. Доказательство на основании Писания оправдано в дог- матике только если оно указывает на то, что определенное поло- жение вероучения является обоснованным выражением сущности христианского благочестия. Теологическая система Шлейермахера означает преобразование основ традиционной догматики. Она является попыткой заложить новое основание богословской науки. Начиная со Шлейермахера теологию рассматривают как науку наравне с мирским знанием. Догматика становится историческим описательным изложением благочестивого христианского самосознания. В отличие от подхода рационализма и супранатурализма, религия описывается как самостоятельная сфера, наряду с интеллектуальной и нравственной. Богословские высказывания как выражение благочестивого чувства имеют своеобразие. Если Шлейермахер и довел богословие до вершин науки своего времени и нашел новые формулы для решения научных задач, его система вероучения, с точки зрения содержания, остается по су- ществу чуждой евангельской. Догматика, построенная на фунда- менте теории о непосредственном самосознании как основе рели- гии, ведет в действительности к гностической, монистической системе, связь которой с историческим христианством не может воспрепятствовать тому, что содержание центральных аспектов христианской веры ложно истолковывается или искажается. Хотя у Шлейермахера бьшо мало непосредственных учеников, влияние его теологии бьшо особенно распространенным не только зоб в XIX веке, когда под его большим или меньшим воздействием находилось несколько школ, но также и в нашем столетии. Всесторонняя, хотя иногда и несправедливая критика позиции Шлейермахера высказывалась в рамках диалектической теологии (Браннер, Барт), где была предпринята попытка порвать со всей традицией, основоположником и виднейшим представителем ко- торой является Шлейермахер.

 Содержание